ВЕЛИКАЯ СЕВЕРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Витус Беринг


Восстановленный портрет Беринга
Спустя четверть тысячелетия со дня смерти Беринга, летом 1991 г., на «его» острове высадились энтузиасты, решившие разыскать могилы похороненных здесь моряков (за несколько лет до этого археологи уже откопали в прибрежном песке пушки со «Святого Петра»). Среди участников экспедиции были и специалисты в области судебно-медицинской экспертизы — им предстояло попытаться восстановить внешний облик Беринга, в полном смысле слова нарисовать портрет капитан-командора. Ведь на портрете, который помешался во всех школьных учебниках по географии, изображен не великий путешественник, а другой Беринг, которого тоже звали Витус, — известный датский историк, поэт и одновременно дядя «нашего» Витуса Беринга! Вот почему работы поисковой 
экспедиции на Командорах приобрели особый смысл и значимость. Усилиями исследователей были обнаружены могилы и останки первопроходцев. А затем специалисты-антропологи сумели по останкам воссоздать наконец достоверный портрет капитан-командора.

Историческое плавание Федота Попова и Семена Дежнёва в 1648 г. завершило открытие русскими побережья Северного Ледовитого океана от Белого моря до Чукотки. После этой экспедиции на картах должен был появиться пролив, соединяющий два океана — Ледовитый и Тихий. Однако в его существование поверили далеко не все, включая и первых лиц Российского государства.

Слишком много явных и скрытых противоречий содержалось в челобитных и донесениях, составленных не очень грамотными и недостаточно искушенными в географических премудростях российскими первопроходцами XVI—XVII вв. Их «байки» считались вымыслами, легендами. Даже сам император Петр Великий не до конца представлял себе истинные размеры и границы собственных владений на севере и востоке гигантской державы. Вот почему за несколько месяцев до своей кончины он повелел снарядить специальную экспедицию, которая была призвана ответить на «вечный» вопрос: «Где оная земля сошлась с Америкой?». И в январе 1725 г. передовой отряд экспедиции, которую стали называть Первой Камчатской, отправился в дорогу, «самую дальнюю и трудную и прежде никогда не бывалую». Экспедицией руководил капитан первого ранга российского флота Витус Беринг (1681 — 1741).

Уроженец датского городка Хорсенс, Витус Ионассен Беринг окончил офицерскую морскую школу в Амстердаме, а в самом начале XVIII в. навсегда переехал в Россию, где его величали Иваном Ивановичем. На своей второй родине Беринг участвовал в морских сражениях с турками и шведами, командовал многопушечными кораблями, получал царские награды. 1725 г. дал новое направление жизни капитан-командора. В течение долгих месяцев добирались его люди на Дальний Восток. Только три с половиной года спустя парусный бот Беринга «Святой Гавриил» взял курс на север вдоль берегов Камчатки и Чукотки.

Миновав по-прежнему безымянный пролив между Азией и Америкой, корабль вошел наконец в Ледовитый океан. «Из-за тумана с мокротью» русские моряки в 1728 г. берегов Нового Света не увидели, однако у Беринга не осталось ни малейшего сомнения: два огромных материка не смыкаются друг с другом. Таким образом была окончательно решена задача, выдвинутая Петром I. Уже кончался август; чтобы избежать гибельной зимовки в высоких широтах, нужно было спешить на юг.
 
Первая Камчатская экспедиция провела обширные географические наблюдения и чрезвычайно точные для той эпохи картографические работы. Знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук, побывавший в тех же водах в конце XVIII в., отозвался о них так: «Я должен воздать справедливую похвалу памяти почтенного капитана Беринга; наблюдения так точны и положение берегов означено столь правильно; с теми математическими пособиями, какие он имел, нельзя было сделать ничего лучше. Широты и долготы его определены так верно, что надобно сему удивляться». Тогда-то Кук и предложил назвать легендарный пролив именем Витуса Беринга.

Сразу же по окончании первой экспедиции моряк-исследователь начал вынашивать планы второй, гораздо более масштабной. В намерения Беринга входило нанести на карту все арктические и дальневосточные берега России, изучить их природу, а также омывающие их моря. Вторая Камчатская, проходившая в 1733— 1743 гг., вошла в отечественную и мировую историю как Великая Северная экспедиция. В течение многих лет в ней участвовали тысячи людей на громадных просторах: от Северной Двины до Камчатки.

На небольших морских судах и обыкновенных гребных шлюпках участники экспедиции с риском для жизни плыли в забитых льдами прибрежных водах, на оленьих и собачьих упряжках передвигались по пустынным тундровым берегам. Они измеряли морские глубины и расстояния на местности, искали надежные фарватеры для кораблей, определяли астрономические координаты опорных пунктов, изучали быт и нравы обитателей Крайнего Севера. В рапорте на имя Беринга командир одного из отрядов написал следующее: «По крайней силе и возможности поступал я с ними всякою ласкою и обнадеживал добротами».

В течение всех десяти лет Великая Северная оставалась под непроницаемым покровом секретности. Предприятие было сугубо военным, общественность понятия не имела о том, что на краю света, в гибельном ледяном Заполярье, где до того удалось побывать лишь отдельным безрассудно храбрым путешественникам, идет напряжннная изыскательская работа. Когда же экспедиция, испытав величайшие лишения, понеся многочисленные потери, закончилась, словно какие-то злые силы вторглись в ее судьбу. Бесследно исчезли, например, важнейшие результаты наблюдений — уцелели только дубликаты морских карт.

В 1743 г. деятельность Великой Северной была прекращена. Остались безвестными имена большинства участников той экспедиции. Никто из них, даже офицеры, не получил за труды и старания никакой награды. Только столетие спустя историки сумели в общих чертах восстановить то, что было сделано участниками экспедиции.

Безмолвная географическая карта запечатлела для потомков очень немногие имена: двоюродные братья-офицеры Дмитрий и Харитон Лаптевы, штурманы Семен Челюскин, Дмитрий Стерлегов, Степан Малыгин, Алексей Скуратов, лейтенанты Дмитрий Овцын и Василий Прончищев (его жена Татьяна Кондырева-Прончищева стала первой русской полярницей, причем лишь в 1983 г. было точно установлено ее имя — до этого замечательную женщину, погибшую вместе с мужем в Арктике, ошибочно называли Марией).

Сам капитан-командор не дожил до завершения работы экспедиции. Летом 1741 г. на пакетботе «Святой Петр», отплывшем из Авачинской бухты на Камчатке, он отправился в свой последний рейс на север. Другим кораблем, «Святым Павлом», командовал многолетний помощник Беринга «капитан полковничьего ранга» Алексей Чириков. Через две недели суда потеряли друг друга в тумане. Проплутав в океане до октября, пережив гибель половины экипажа от острейшей нехватки пресной воды и всевозможных бедствий, Чириков сумел все-таки вернуться на Камчатку. А вот «Святой Петр» в тот год в Авачинскую бухту так и не пришел.

Корабль побывал в водах, омывающих берега Северной Америки; русские моряки открыли здесь скопления небольших островков, обследовали их, нанесли на карту, установили дружеские отношения с местными жителями — алеутами. Но потом «Святой Петр» попал в жесточайший шторм, продолжавшийся несколько недель; на борту началась повальная цинга. В ноябре корабль подошел к неизвестному берегу, получив при этом серьезные повреждения. Многим казалось, что они уже достигли желанной Камчатки. Однако вскоре выяснилось, что моряки ступили на берег одного из островов пустынного безымянного архипелага.
 
Корабль побывал в водах, омывающих берега Северной Америки; русские моряки открыли здесь скопления небольших островков, обследовали их, нанесли на карту, установили дружеские отношения с местными жителями — алеутами. Но потом «Святой Петр» попал в жесточайший шторм, продолжавшийся несколько недель; на борту началась повальная цинга. В ноябре корабль подошел к неизвестному берегу, получив при этом серьезные повреждения. Многим казалось, что они уже достигли желанной Камчатки. Однако вскоре выяснилось, что моряки ступили на берег одного из островов пустынного безымянного архипелага.

Здесь и окончил свой путь капитан-командор Витус Беринг. После того как в декабре 1741 г., прожив 60 лет, он умер «от голода, жажды, неудобств, печали и скорби», остров стали именовать островом Беринга, а весь архипелаг (тоже в его честь) — Командорскими островами. Проведя тяжелую зиму в вырытых на берегу землянках, потеряв многих товарищей, построив из остатков корабля маленькое суденышко, в августе следующего года осиротевшая экспедиция добралась до Петропавловска-Камчатского. На родину, в Россию, возвратились 46 человек из 77, начинавших плавание на «Святом Петре».