Сергей Крившенко
Писатели Приморья
Владивосток
1999


Содержание

ЛИТЕРАТУРА ПРИМОРЬЯ

ПИСАТЕЛИ ПРИМОРЬЯ
АРТЕМОВ Александр Александрович 
АФАНАСЬЕВ Вячеслав Николаевич 
БАЛАБИН Станислав Прокопьевич 
БАСАРГИН Иван Ульянович 
БОЛОТОВ Валерий Павлович 
БОРИСОВ Трофим Михайлович 
ВЕЩУНОВ Владимир Николаевич 
ГУК Геннадий Григорьевич 
ДЕМЕНОК Михаил Степанович 
ДУНКАЙ Николай Семенович 
ИВАНОВ Всеволод Никанорович 
ИЛЬИН Анатолий Александрович 
КНЯЗЕВ Лев Николаевич 
КОРЕШОВ Георгий Михайлович 
КОСТАРЕВ Николай Константинович 
КРИВШЕНКО Сергей Филиппович 
КУЧЕРЯВЕНКО Василий Трофимович  

ЛАПУЗИН Борис Васильевич
ЛЫСЕНКО Геннадий Михайлович 
ЛУПАЧ Владимир Иванович 
ЛЯСОТА Юрий Людвигович 
МАКСИМОВ Александр Яковлевич 
МАТЮШИН Михаил Ильич 
ОТРЕПЬЕВ Георгий Яковлевич 
ПАРФЕНОВ Петр Семенович 
РОСЛЫЙ Константин Леонтьевич 
САМУНИН Михаил Николаевич 
СПИВАК Иван Трофимович 
ТЫЦКИХ Владимир Михайлович 
ТРЕТЬЯКОВ Сергей Михайлович 
ТРОЙНИН Владимир Ильич 
ХАЛИЛЕЦКИЙ Георгий Георгиевич 
ШУМКОВ Олег Александрович 
ЩЕРБАК Владимир Александрович
 

ЖУРНАЛЫ ПРИМОРЬЯ
«Дальний Восток»


ЛИТЕРАТУРА  ПРИМОРЬЯ

В середине ХIХ века дальневосточная тема в русской литературе дополняется колоритным «приморским» мотивом. Художественное «открытие» Приморья началось с очерковых материалов самих первопроходцев, мореплавателей и почти одновременно с путевых заметок писателей-путешественников. В сентябре 1860 года Владивосток (будущему городу шел всего третий месяц) посетил писатель-этнограф Сергей Васильевич Максимов, широко известный читателю того времени. В своей книге «На востоке» (1864 г.) Максимов описал первые шаги первостроителей, поставивших белые палатки и приступивших к созданию нового порта. «Порт этот, — писал Максимов, — можно считать лучшим изо всех», необходимо только провести сюда «хорошую тележную и наметить будущую, смело мечтательную, железную дорогу».

Зиму 1861-1862 года в только что основанном порту, на берегах Золотого Рога, провел гардемарин Константин Михайлович Станюкович, будущий классик русской морской литературы. Три года Станюкович плавал на кораблях русской Тихоокеанской военной эскадры. Его путевые очерки публиковались тогда же в «Морском сборнике», а несколько позже дальневосточные впечатления отразились в повести «Вокруг света на «Коршуне» (1895 г.), в рассказах «Тигр идет» и др. В 1865 году в журнале «Морской сборник» были опубликованы очерки командира поста Владивосток морского лейтенанта Евгения Степановича Бурачка: они вышли под названием «Жизнь во Владивостоке. Воспоминания заамурского моряка: 1861-1862 гг.».

Можно отметить, что открытие в литературе «берегов» Приморья, их первое упоминание в художественных очерках, произошло в книге И.А. Гончарова «Фрегат «Паллада» (1855-1857 гг.). В мае 1854 года Гончаров проходил мимо корейских, а далее мимо приморских берегов будущего Южно-Уссурийского края России. «По временам мы видим берег, вдоль которого идем к Северу, потом опять туман скрывает его». Гончаров упоминает пограничную реку Тайманьга, которую промеряют и описывают гидрографы с «Паллады». Глядя на крутые, обрывистые скалы, которые громадами теснятся одна над другой, писатель восклицает: «Горе плавателям, которые разобьются тут: спасения нет. Если и достигнешь берега, влезть на него все равно, что на гладкую, отвесную стену. Нигде не видать ни жилья, ни леса».

Литература путешествий, в которой будут отражены не только страницы пребывания во Владивостоке, но и поездки в глубинку Уссурийского края, все время пополнялась новыми произведениями. Так, в 1870 году в Петербурге выходит первая книга знаменитого русского путешественника Николая Михайловича Пржевальского «Путешествие в Уссурийском крае. 1867-1869 гг.». С тех пор она не раз переиздавалась, в том числе и в нашем крае. Обаяние этой книги в первичности впечатлений от неизведанного, в подлинной научности наблюдений, в живости описаний природы, поэтичности языка.

Российский читатель продолжал знакомиться с далеким Приморьем и по книгам других авторов-путешественников: в частности, назовем книги В. Вышеславцева «Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания в 1857-1860 гг.» (1862 г.), А. Максимова «Вокруг света». Плавание на корвете «Аскольд» (1876 г.), В. Крестовского «В дальних водах и странах» (1880 г.). Подчеркивая значение открытий русских землепроходцев и мореплавателей, освоивших морские воды и земли Тихоокеанских побережий, Крестовский писал: «Если вспомнить, что по Парижскому трактату 1856 года Россия была лишена военного флота и политического значения на Черном море, то понятно, какою счастливою находкой показались все эти гавани человеку такого государственного ума, как Н.Н. Муравьев-Амурский; понятно станет и то, почему в новых названиях этих мест и вод появились такие многозначительные, если не для настоящего, то для будущего, имена, как залив Петра Великого, пролив Босфор Восточный, бухта Золотой Рог и порт Владивосток...» Вот где наши прямые океанские выходы, вот где место для развития нашей морской и коммерческой силы.

«Нет другой местности, — писал В. Крестовский, — которая может иметь столь великую историческую будущность, как восточная ее окраина, от устья Тюлень-Улы. Здесь русская земля владеет тою открытою дверью в океан, который не дается ей в Европе». Так ставил проблему писатель, призывая все сделать для «пользы и процветания Уссурийского края», а значит и всей России.

В начале 90-х годов XIX века публикуются морские очерки С.П. Южанова «Доброволец «Петербург» — о переселении из центральной России «на край света», в Приморье, морским путем на пароходах Добровольческого флота «Россия», «Петербург» и др. Весной 1889 года на пароходе «Кантон» прибыл в наш край известный беллетрист-путешественник доктор А.В. Елисеев. Он сопровождал в качестве врача большую партию переселенцев, отправлявшихся морем из Одессы во Владивосток. Елисеев посетил самую глубинку Приморского края. Кроме Владивостока, побывал в Никольск-Уссурийске, Михайловке, Григорьевке, на озере Ханка, в Сучане, Находке и других местах, о чем и поведал в главах увлекательной книги «По белу свету».

В октябре 1890 года, в пору золотой приморской осени, посетил наш город А.П. Чехов, добирающийся морским путем с Сахалина в Одессу. Штрихи приморских впечатлений вошли в его очерк «Остров Сахалин» (1895 г.), в ряд рассказов.

В 70-90-е годы в популярном столичном журнале «Нива», а также во «Всемирном путешественнике», в «Петербургских ведомостях», «Новом времени» часто публиковались рассказы и очерки на сюжеты дальневосточной жизни, принадлежащие перу Александра Яковлевича Максимова. Уроженец Петербурга, морской офицер, А.Я. Максимов совершил кругосветное плавание, длительное время жил во Владивостоке. Газета «Владивосток», сообщая о кончине «местного писателя» А.Я. Максимова, капитана II ранга, помощника командира владивостокского порта, писала: «Наша окраина должна не забыть его добром». Дальнему Востоку, событиям жизни в Приморье, на берегах Тихого океана посвящены многие произведения Максимова: книга «Вокруг света». Плавание на корвете «Аскольд» (1876 г.), сборник рассказов и повестей «На далеком востоке» (1883 г.). Неоднократно переиздавались его рассказы и повести «Китобои», «Поп Симеон», «Тюлений остров» и др. В публицистических статьях Максимов отстаивал интересы России на Тихом океане. Его нередко называют — и не без оснований — первым местным, приморским писателем.

Собственно литературное развитие в Приморье начинается с появления в крае первых газет, в частности, с начала издания в 1883 году газеты «Владивосток»: в подзаголовке ее были слова: «Морская и общественно-литературная газета». А вслед за нею появилась газета «Дальний Восток» (1892 г.), на страницах которой также публиковались литературные материалы разных жанров: стихи, очерки, рассказы. Открылись первые издательства, в частности, издательство Н.П. Матвеева, журналиста, литератора, с именем которого связаны первые страницы литературного движения в крае.

Николай Петрович Матвеев (1865-1941 гг.), более известный местным читателям по псевдониму Николай Амурский, родился в 1865 году в японском городе Хокодате, в семье фельдшера, служившего одно время в православной миссии в Японии (по другим данным, приведенным в журнале «Сибирский архив» № 10 за 1912 год родился во Владивостоке). Рано потеряв отца, испытал немало жизненных невзгод. Мать поселилась в Николаевске-на-Амуре. Отчим невзлюбил мальчика, и двенадцатилетний Николай убегает из дому, идет «в люди». Во Владивостоке закончил двухгодичную портовую школу, освоил специальность модельщика литейного производства, ряд других, что впоследствии очень сгодилось в типографической работе. В конце 90-х годов приобрел типографию, в которой работал сначала сам, а потом вместе со своими сыновьями, которые «пошли в отца», рано пристрастились к литературному делу.

Н.П. Матвеев печатал на страницах газет «Владивосток», «Дальняя окраина» свои стихи, репортажи, рассказы, краеведческие исследования. Так, в газете «Владивосток» были напечатаны очерки «Из прошлого Уссурийской тайги» (1896 г., № 9), «Золотоискательство и золотопромышленность в Южно-Уссурийском крае» (1897 г., № 19, № 22, № 30). Известность как приморский литератор приобрел после выхода в свет в центре, в издательстве И.Д. Сытина книги «Уссурийские рассказы» (1904 г.). В собственной типографии издал два своих поэтических сборника: «Стихотворения, пародии и подражания» (1901 г.) и «Стихотворения» (1913 г.). В 1910 году, когда отмечалось 50-летие нашего города, вышла широко известная с тех пор книга «Краткий исторический очерк города Владивостока», переизданная в 1990 году. Матвеева по праву считают первым приморским историком и краеведом. В 1906 году издавал журнал «Природа и люди Дальнего Востока». После публикации острых материалов подвергался арестам, преследованиям: его журнал был закрыт царскими властями, сам писатель был заключен в тюрьму на несколько месяцев. Двухэтажный кирпичный дом на Абрекской улице № 9 слышал голоса многих литераторов, живших и приезжавших в наш город. До наших дней дом не сохранился. Во время правления колчаковского ставленника Хорвата Н.П. Матвеев попал под наблюдение тайной полиции. Боясь расправы, Н.П. Матвеев выехал в Японию, думалось ненадолго, оказалось — навсегда. Его сыновья остались на родине, активно включились в литературно-общественную деятельность, трое из них пали жертвами сталинских репрессий. В роду Матвеевых стали известны поэт Венедикт Март, его сын поэт Иван Елагин, журналист Николай Матвеев-Бодрый, его дочь поэтесса Новелла Матвеева. Обстоятельные очерки о жизни и творчестве Н.П. Матвеева написаны Л.Я. Иващенко (см. сборник «Культура Дальнего Востока XIX-XX вв.» — Владивосток 1992 г.) и А.А. Хисамутдиновым в его книге «Мир библиотеки» 1990 год.

Первым поэтом Приморья называют Павла Гомзякова. И не случайно: в 1895 году во Владивостоке, в типографии командира портов Восточного океана, издана небольшая книжка стихов «На память друзьям» — это была, по свидетельству Николая Амурского, первая поэтическая книга, напечатанная во Владивостоке «коренным обитателем Приморья». Родился Павел Иванович Гомзяков в 1867 году в Благовещенске, в семье священника, выходца из Русской Америки. Детские и школьные годы его прошли во Владивостоке. Закончив Юрьевский университет в Дерпте и получив специальность лекаря, был призван на военную службу, вернулся во Владивосток и служил до 1912 года, после был переведен на Балтику, в Кронштадт. В 1911 году во Владивостоке вышла в свет книга «Ad astra» («К звездам»), отразившая основные мотивы творчества: море, любовь, природа края, раздумья о судьбе поколения. С особенной полнотой отразилась в стихах Гомзякова наша суровая, прекрасная природа, облик морского города. Критика тех лет назвала его «истинным поэтом Владивостока». Владивостоку посвящен его стихотворный рассказ «Юбилейные наброски». «Я не историк. Не полны И не сочны мои стихи. В них только прошлого штрихи», — скромно оценивал свои поэтические возможности поэт-моряк. Живые штрихи действительно встречаются по всему стихотворению, которое заканчивается призывом крепить трудом дальневосточную окраину России.

Владивостоку все дано:
Сибирь ведь — золотое дно.
Мы многих знаем честный труд...
Пусть все, как братья, подадут
Друг другу руки и тогда —
Все для работы, для труда!
И клич: «В честь Родины святой!»
Не будет только звук пустой.

Павел Гомзяков открыл в поэзии образ Владивостока, первым услышал и воспел рокот тихоокеанской волны. Его стихи после долгого забвения опубликованы в книге «Старый Владивосток» (1992 г.), «Антология поэзии Приморья» (1998 г.). «Записки Общества изучения Амурского края» (1998 г.).

В первые два десятилетия ХХ века заметного развития русская литература на приморской окраине России не получила: этому явно не способствовали общественно-политические обстоятельства этого периода, на который выпали русско-японская война 1904-1905 годов, первая русская революция, первая мировая война, потребовавшая ратников и с далекого Приморья, нарастание новых революционных событий — февральской, а затем Великой Октябрьской социалистической революции. Трагическая тема войны донеслась до Приморья в песнях «Варяг», «Плещут холодные волны», «На сопках Маньчжурии», в ряде документальных очерков и рассказов, в стихотворении В. Брюсова «К Тихому океану». Мимолетный отклик о Владивостоке оставит вошедший тогда в моду поэт К. Бальмонт, посетивший наш город в 1916 году по пути в Японию. Дальневосточная тема отзовется в «Дневниках во время войны» Н.Г. Гарина-Михайловского, еще ранее создавшего очерки провинциальной жизни под названием «Карандашом с натуры» (Из путешествия вокруг света через Корею и Маньчжурию, 1899 г.). Выходили отдельные сборники, печатались стихи и рассказы на страницах газет, журналов. Но, можно сказать, что сколь-нибудь заметных имен литературная жизнь края этого периода не представила.

Противоречивой и разноголосой складывалась литературная жизнь Приморья в годы революции и гражданской войны. После Октября здесь оказались многие писатели и журналисты, представители различных социальных и общественных групп, слоев, партий.

В 1918 году во Владивостоке возникает литературно-художественное общество (ЛХО), объединившее творческую интеллигенцию города: литераторов, художников, артистов. В пестрый состав ЛХО входили и пролетарские поэты (А. Богданов, А. Ярославский), и футуристы (Н. Асеев, С. Третьяков,    Д. Бурлюк, Н. Насимович-Чужак), и литераторы, непримиримо относившиеся к революционным изменениям (В. Иванов и др.). Проходили горячие дискуссии в нижнем помещении театра на Светланской, получившего название «Балаганчик». Издавался журнал «Творчество»: с июня по август 1920 года во Владивостоке вышло шесть номеров, седьмой вышел в Чите в 1921 году. Журнал выступал против оккупации Дальнего Востока интервентами, за советизацию края, знакомил с событиями в Советской России. Много было сделано для пропаганды творчества В. Маяковского. Эстетические позиции журнала определялись тенденциозными статьями Н. Чужака и Д. Бурлюка, рьяными пропагандистами футуризма, противниками классической литературы. Положительной была тенденция единения Приморья с советской Россией. «Вот принципиальный русский журнал, — писал один из критиков, — весь от начала до конца наполненный Россией и Россией. Владивосток истосковался по России. Как не радоваться этому: Россия есть Россия». После японского переворота 4-5 апреля 1920 года многие писатели вынуждены были покинуть край: одни уехали в Читу, другие в Харбин, третьи в Японию, а затем в США. Во Владивостоке Николай Асеев издал новую книгу стихов «Бомба» (1921 г.), пронизанную чувством неприятия иностранной оккупации. Здесь же вышел первый поэтический сборник Сергея Третьякова «Железная пауза» (1919 г.). В Чите под редакцией Н. Чужака в 1921 году выйдет сборник «Неравнодушные строчки», посвященный годовщине трагических событий 4-5 апреля 1920 года — в связи с японским переворотом, гибелью Сергея Лазо и его соратников А.Н. Луцкого и В.М. Сибирцева. В дальнейшем, возвратясь в Москву, и Николай Асеев, и Сергей Третьяков, и Николай Насимович-Чужак войдут в литературную группировку ЛЕФ.            А руководителем во Владивостоке был избран поэт А.А. Богданов, и ЛХО просуществовало до 1926 года, вплоть до возникновения дальневосточного отделения Сибирских писателей.

В обстановке партизанской борьбы против интервентов и белогвардейцев, массового крестьянского повстанческого движения за освобождение русской земли Приморья ярко проявилась «поэзия лесов и сопок». Стали популярными стихи «партизанских поэтов»: Костантина Рослого, Виталия Кручины, Георгия Отрепьева, Николая Костарева. В их поэзии звучали фольклорные мотивы, вариации из песен русских поэтов, героическое переплеталось с трагическим. Символом времени стал партизанский гимн Петра Парфенова «По долинам и по взгорьям», написанный в 1920 года на мотив популярной «Песни сибирских стрелков» первой мировой войны.

Поэзия 20-х годов в Приморье представлена также стихами и целого ряда других поэтов. Три сборника стихов издаст здесь Арсений Несмелов: «Стихи», «Уступы», «Тихвин». В 1924 года поэт-офицер, служивший до прибытия во Владивосток в колчаковских войсках, уйдет за рубеж, в Харбин, и за многие годы станет там одним из лучших поэтов русского дальневосточного литературного Зарубежья. Судьба его трагически оборвется при возвращении на родину в 1945 года, в пересыльной тюрьме в Гродеково.

В 1926 году во владивостокской молодежной газете «Красный молодняк» впервые появились стихотворения Павла Васильева, шестнадцатилетнего юноши, приехавшего в наш город из Павлодара для поступления в университет. Его университетами стали путешествия по краю, по Сибири и Дальнему Востоку. Ощутив в себе необыкновенную поэтическую силу, уедет завоевывать литературную Москву, вскоре станет известен в литературном мире. Но репрессии 30-х годов оборвали жизнь замечательного поэта, обещавшего великую будущность.

В прозаических жанрах литературная жизнь края в 20-е годы определялась творчеством людей, давно и прочно связанных с Приморьем. Произведения непреходящей художественной ценности создает В.К. Арсеньев, опубликовавший серию очерков «Из путевого дневника» в газете «Приамурье» еще в 1908-1911 годах. По сути это была первая книга будущего известного писателя-путешественника.

Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930 гг.) по рождению петербуржец, получил военное образование и прибыл на Дальний Восток в 1900 году. Тридцать лет своей жизни великий путешественник посвятил изучению Дальнего Востока. Известность Арсеньеву принесли его научные изыскания, труды по этнографии, географии, истории Дальнего Востока. Но подлинно мировая его слава как путешественника неотделима от его произведений научно-художественного жанра, его книг «По Уссурийскому краю» (1921 г.), «Дерсу Узала» (1923 г.), «В горах Сихотэ-Алиня» (вышла посмертно в 1937 г.). Его первые книги, объединенные одним героем, образом удэгейца Дерсу Узала, вышли во Владивостоке в 1926 году отдельным изданием под общим заголовком «В дебрях Уссурийского края». В те же годы Арсеньев сообщал А.М. Горькому: «В настоящее время я пишу еще одну книгу «В горах Сихотэ-Алиня», которая является продолжением «В дебрях Уссурийского края». Так что, следуя замыслу Арсеньева, мы можем назвать произведения трилогией, посвященной трем большим экспедициям автора. В ней — творческий подвиг Арсеньева как писателя. А.М. Горький сразу же направил письмо Арсеньеву с таким признанием: «Книгу Вашу читал с великим наслаждением. Не говоря о ее научной ценности, конечно, несомненной и крупной, я увлечен и очарован был ее изобразительной силой. Вам удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера...» Эта оценка великого русского писателя была дорога Арсеньеву. Книга Арсеньева нашла признание и великого путешественника Фритьофа Нансена, написавшего предисловие к ее немецкому изданию (1924 г.). Произведения В.К. Арсеньева переведены на многие иностранные языки, издавались за рубежом более 50 раз. На арсеньевские сюжеты поставлен ряд фильмов, в том числе советско-японский фильм режиссера Акира Куросава «Дерсу Узала» (1975 г.).

Из нашего Приморья пришел в большую русскую советскую литературу Александр Александрович Фадеев (1901-1956 гг.). «Дальний Восток у меня в крови с детства», — писал Фадеев о себе, о своих дальневосточных корнях. Детство и юность писателя прошли в нашем крае. Здесь прошел он суровую школу борьбы за социальную справедливость. Дальневосточные события периода гражданской войны вошли уже в первые его произведения — рассказ «Против течения» (1923 г.) и повесть «Разлив» (1924 г.). Но подлинную известность ему принес роман «Разгром» (1927 г.), посвященный истории одного приморского партизанского отряда. В романе отряд представлен в живых колоритных характерах. Фадеев, продолжая традиции русской классики, психологически-углубленного реализма, сочетал в романе героическое с трагическим. Гражданской войне в Приморье посвящен и роман «Последний из удэге» (1929-1940 гг.), оставшийся незаконченным. Дальневосточные мотивы отразились и в лирических отступлениях романа «Молодая гвардия» (1945 г., второй вариант — 1951 г.), в основу которого легли события патриотической борьбы Краснодонской молодежной организации в годы Великой Отечественной войны. Исповедальную книгу составили письма Фадеева своим друзьям и соратникам, публикующуюся под названием «Повесть нашей юности». Выехав в 1921 году в Москву, Фадеев был одним из организаторов Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП). А затем многие годы возглавлял Союз советских писателей. Естественно, на его долю выпадают не только успехи в развитии литературы тех лет, но и многочисленные неудачи,  ошибки, связанные с ортодоксальными, догматическими требованиями к творчеству писателей; не мог не чувствовать он и ответственности за репрессии в период его руководства Союзом писателей. В произведениях Фадеева ярко обозначились реалистические и романтические стилевые тенденции, сказались в них и нормативные требования теории соцреализма, сковывающие творческие возможности автора. В своем последнем письме Фадеев выступил против порочного партийного руководства литературой. В состоянии душевной депрессии писатель покончил с собой 13 мая 1956 года.

Замечательной фигурой в мире литературного Приморья в 20-30-е годы был Трофим Михайлович Борисов (1882-1941 гг.). Участник русско-японской войны 1904-1905 гг., путешественник, краевед, ученый, к тому же он обладал художественным даром, и в своих произведениях был певцом дальневосточных рек и морей. Его книгу «Тайна маленькой речки» (1927 г.) заметил А.М. Горький и в письме М. Пришвину, приславшему ему эту книгу, писал: «Вот еще один упрямец подобно Арсеньеву и Вам сидит где-то в глуши и работает, работает». При личной встрече с Т. Борисовым в 1929 году Горький сказал писателю: «Ваш край подтягивайте к центру хорошими художественными произведениями». Борисов издал ряд очерковых книг, в частности «По широким плесам Амура» (1938 г.), «На берегах Камчатки» (1939 г.), книгу для детей «Морской старик» (1940 г.). Открытием нивхской темы в русской литературе стала его поэтическая повесть «Сын орла» (1939 г.). В историческом повествовании «Портартурцы» достоверно не только по историческим материалам, но и по личным наблюдениям, писатель воссоздал панораму обороны Порт-Артура. Квартира «морского старика», как прозвали Борисова друзья, была центром притяжения литературной молодежи тех лет.

В Приморье сформировался как писатель Павел Леонидович Далецкий (1889-1963 гг.), приехавший сюда в раннем возрасте. В 1924 году он окончил филологический факультет Дальневосточного университета. Рано, чуть ли не с гимназических лет включился в литературную жизнь. С 1926 года руководил Приморским отделением Сибирских писателей. Остро полемизировал с футуристами, позже спорил с рапповцами, за что подвергался нападкам с их стороны, и вынужден был в 1929 году уехать в Ленинград. Творческая связь с Дальним Востоком осталась на всю жизнь. Еще в повести «Зеленый клин» (1924 г.) изобразил события гражданской войны в Приморье. Интересен сборник стихов «Иду на Север», вышедший во Владивостоке в 1929 году. На дальневосточные темы написаны романы: «Нергуль», «Концессия», «Тахома»  и др. Наибольшую популярность у читателей приобрел роман «На сопках Маньчжурии» (1951 г.), вставший в ряд заметных произведений о русско-японской войне (В. Новиков-Прибой «Цусима», А. Степанов «Порт-Артур» и др.).

В 30-е годы Приморье посетили многие писатели, так или иначе связанные с нашим краем: А. Фадеев, Н. Костарев, П. Далецкий. Впервые приехал сюда М. Пришвин, наслышанный о красоте приморской природы, знакомый с нею по книгам Пржевальского и Арсеньева. Именно Пришвин создает одну из лучших книг о красоте природы края — повесть «Жень-шень», которая в 1933 году вышла отдельным изданием. Верный своим творческим принципам, высоко взыскательный художник, Пришвин создает классическую повесть о поисках счастья в жизни, о любви. Итогом поездки писателя явилась также очерковая книга «Золотой Рог», через год изданная в Ленинграде (в нее вошла тогда и повесть «Жень-шень»). Плодотворной оказалась и поездка на Дальний Восток В. Лидина, написавшего роман «Великий, или Тихий» (1933 г.), посвященный проблемам освоения дальневосточных побережий. В центральной печати получила одобрение и книга путевых очерков Н. Емельяновой «В Уссурийской тайге» (1939 г.). Тема «человек и природа» становится неотъемлемой частью литературы о нашем крае: ведь это рассказ о живом мире, о красоте жизни.

Возрастало значение оборонной, или военно-патриотической темы: она находит свое отражение в очерках Н. Костарева «Граница на замке» (1930 г.), С. Диковского «Приключение катера «Смелый» (1938 г.), стихах А. Артемова и других авторов. В Хабаровске с 1934 года начинает издаваться региональный журнал «На рубеже», в котором активно печатаются приморцы.

В 30-е годы литературная жизнь Дальневосточного края будет, как и по всей стране, омрачена репрессиями. Среди тех, кто был творчески связан с Дальним Востоком, погибли в лагерях: С. Третьяков, В. Матвеев (Март), Г. Матвеев, З. Матвеев, П. Парфенов, Н. Костарев, П. Кулагин. На целый год был закрыт журнал «На рубеже». Писатели подверглись травле, необоснованным обвинениям. Все это не могло способствовать развитию литературных групп, литобъединений, хотя они постоянно возникали при редакциях. В 1938 году Дальневосточный край был упразднен, и организовано два края — Хабаровский и Приморский. В 1939 году во Владивостоке была создана приморская группа, которая выделилась из Дальневосточного отделения Союза писателей. Был избран оргкомитет, начата работа над подготовкой литературного альманаха «Советское Приморье», первый номер которого вышел в военном 1941 году. Но Дальнейшему развитию литературы края помешала война.

С началом Великой Отечественной войны многие литераторы ушли на фронт. В своем творчестве они жили ощущением надвигающейся грозы  и призывали своего читателя быть готовым встать на защиту родины. В январе 1941 года, за несколько месяцев до начала войны, владивостокский поэт Георгий Корешов писал:

Когда по боевой тревоге
Придется взять винтовку мне,
Я знаю: вспомню на дороге,
Что в жизни был как на войне.

По-своему эту мобилизующую готовность встать на защиту русской земли выразил Вячеслав Афанасьев:

Застигнутый последней метой
И не успев всего допеть,
Благословлю я землю эту,
Когда придется умереть.

Смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны пали поэты Георгий Корешов, Вячеслав Афанасьев, Александр Артемов, прозаики Александр Никулин, Александр Фетисов. В это время литературная жизнь концентрируется вокруг газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта», на страницах которой публикуются литераторы. В 1944 году вышел второй номер альманаха «Советское Приморье» (редактор Н. Колбин). Центральной в нем стала тема: Приморье в дни войны. В 1945 году выходит поэтический сборник «Мой край родной». Патриотическая тема звучит в стихах, очерках, рассказах, публикуемых на страницах газет.

Литературная жизнь края заметно оживилась после войны. Выходит книга поэта-фронтовика Георгия Корешова, «Океанский ветер» (1946 г.), которую поэт готовил еще до войны, вошли туда и военные стихи. Характерное название имела книга стихов Сергея Холодного «Человек пришел с войны». Публикуется повесть М. Самунина «Простые люди» — о жизни тыла в годы войны, сборник стихов Г. Халилецкого, повесть «Перекоп» ушел на юг» В. Кучерявенко и др. Значительным событием культурной жизни стал выход в местном издательстве  6-томного собрания сочинений В.К. Арсеньева.

12 августа 1949 года создано Приморское отделение Союза советских писателей. В этом же году в Хабаровске состоялась первая творческая конференция писателей Дальнего Востока, а через год во Владивостоке проводится первая творческая конференция писателей и литактива Приморья. Регулярно издается альманах «Советское Приморье», с 1941 по 1958 года вышло 25 номеров, затем он выходил под названием «Тихий океан». Художественный уровень многих произведений был на «среднем уровне», но и это не давало оснований для разгромной статьи некоего М. Пенкина «Неразборчивая редакция и безответственный редактор», которая появилась на страницах столичной газеты «Культура и жизнь» (30 сентября 1948 г.), была перепечатана в краевой партийной газете «Красное знамя» (9 октября 1948 г.) и стала поводом проработочной кампании местных авторов, длившейся в течение нескольких лет.

Своеобразие творчества местных писателей предопределялось зачастую географическим, так сказать, фактором — близостью к океану, морской судьбой героев книг. Морская проблематика находит яркое отображение в произведениях разного жанра, в частности назовем такие книги, как роман О. Щербановского «Ловцы трепангов», романы Л. Князева «Морской протест»  и «Капитанский час», повести Г. Халилецкого «Большое плавание», В. Кучерявенко «Перекоп» ушел на юг». Особое место занимают книги бывалых людей, создавших произведения на основе своих жизненных путей-дорог: это книга капитана Анны Щетининой «На морях и за морями», книга воспоминаний педагога Е.Я. Терешенкова «Встречи на дорогах» и др.

На протяжении 50-80 годов писатели с повышенным вниманием обращаются к жанру исторического романа. Несомненно крупнейшим из дальневосточных исторических романистов является Николай Павлович Задорнов (1909-1992 гг.). Писатель долгие годы жил на Дальнем Востоке, в Комсомольске-на-Амуре, неоднократно посещал Владивосток. Впервые это произошло в годы его юности. «С тех пор, — говорил Н. Задорнов, — моя голова на всю жизнь оказалась повернутой в сторону Тихого океана». Дальневосточная страда освоения Дальнего Востока, тихоокеанских плаваний отражена в исторических романах «Амур-батюшка», «Капитан Невельской», «Война за океан», «Цунами», «Симода», «Хэда» и другие. «Плавать по морю необходимо» — вот девиз его героев-патриотов России.

Заметный вклад в русскую историческую прозу внесли и писатели-приморцы. Освоение таежного края, подлинное подвижничество первопроходцев раскрыто в самобытных романах Ивана Ульяновича Басаргина (1930 г.) «В горах Тигровых» (1975 г.), «Дикие пчелы» (1989 г.). Мир взаимоотношений человека и природы, социально-нравственных противоречий воссоздан в его увлекательной приключенческой повести «Сказ о Черном Дьяволе» (1971 г.).

Станислав Балабин в своем романе «Золотая империя» (1993 г.) обратился к далекой истории Приморья — к расцвету и гибели чжурчженского государства. Роман, посвященный героической борьбе чжурчженских племен с чужеземными завоевателями, внутренним распрям правителей «золотой империи», способствовавшим ее распаду и гибели, глубоко современен по своему звучанию. Несколько неожиданным оказалось обращение писателя деревенской темы к далекой истории — до этого С. Балабин был известен читателям своими колоритными «деревенскими» повестями «Иду на вы», «Под колесами наледь», «Дочь тайги», «Иванов дом», «Ходоки», «Ягода голубика».

Историко-революционная проза включает в себя целый ряд «приморских» произведений: Н. Колбина «Партизаны» (1948 г.), К. Майбогова «Черный камень» (1949 г.), В. Павчинского «Орлиное гнездо» (1959 г.), А. Вахова «Адьютант» (1962 г.), Ю. Лясоты «Красная осень» (1965 г.), Б. Жиденкова «Петля тайги» (1982 г.), П. Сычева «Великий тайфун» (1960 г.), Л. Князева «Даль не чужая» (1982 г.), М. Матюшина «Повесть о Константине Пшеницыне» (1982 г.), В. Дудко «Тень двуглавого орла» (1977 г.), Ю. Кашука «Железная береза» (1990 г.) и другие. Создана панорама истории гражданской войны на Дальнем Востоке, однако заметен иллюстративный подход к истории, недостаточно глубокое раскрытие противоречий эпохи.

Далекое прошлое Приморья возникает и в историко-приключенческих повестях М. Матюшина «Загадка амулета» и «Страна Ангуонов». Следует напомнить, что одно из первых приключенческих произведений советской литературы — роман-трилогия «Желтый Дьявол» был создан писателями-приморцами Н. Костаревым и В. Мартом (Матвеевым) еще в 1924-1926 годах.

Одной из привлекательных тем приморских писателей остается тема сохранения богатств тайги, рек, морей: здесь не обойти книги Ю. Вознюка, «Тепло отгоревших костров».  Своеобразные по колориту повести и рассказы из жизни удэгейских охотников создал писатель из села Красный Яр Николай Дункай, автор книг «Легенда о любви», «Скала сокровищ», «Повесть о Джанси Кимонко». «Таежные встречи»,   «Тропинка в тайге» и другие книги написал Михаил Деменок. В его таежных рассказах и повестях — острая наблюдательность, проблемность, чувство восхищения красотой природы, делами землепроходцев. Не случайно они входят в хрестоматии для детского чтения. По-своему разрабатывает тему человека и природы Владимир Тройнин, автор книг о китах, тиграх и бабочках. Колоритные страницы истории края воспроизвел в книге очерков «Три истории из жизни окраины» Борис Дьяченко. Свой мир находим мы в повестях и рассказах Владимира Вещунова, Анатолия Ильина, Владимира Щербака.

Читателю можно напомнить, что в Приморье начинали свою писательскую судьбу Борис Можаев, автор известный в русской литературе 60-70-х годов произведений — повести «Живой»  и романа «Мужики и бабы». А начинал он с повестей и стихов, опубликованных во Владивостоке. Первую свою книгу — военную повесть «Колокол заговорил вновь» написал и издал в Приморье ныне широко известный прозаик Владимир Успенский, автор романов «Неизвестные солдаты», «Тайный советник вождя», повести «Можайское шоссе», отразившей героические действия Хасанской 32 дивизии полковник В.И. Полосухин на Бородинском поле в 1941 году.

Приморье — край поэтический. В 60-70-е годы здесь выступают со своими стихами поэты Б. Глушаков, В. Коржиков, Ю. Кашук, В. Пушкин, И. Фаликов, Б. Лапузин. Драматически насыщенные стихи создал поэт Геннадий Лысенко (1942-1978 гг.), автор поэтических сборников «Проталина» (1976 г.), «Листок подорожника» (1976 г.), «Крыша над головой». Для его стихов характерна глубокая лиричность, личная судьба автора сливается с судьбой поколения, России. Поэт по праву заявлял: «Я поэт от России...» И это не декларация, а глубокая сущность его поэзии.

История. Она не только книга.
Она и кровь, мне данная отцом.
Я помню Родину и с древнерусским ликом,
И с молодым гагаринским лицом.
Ведь там, где смысла строчек не осилю
И не дойду до истины умом,
Я чувствую историю России —
Она жива, она во мне самом.

В 1998 году во Владивостоке вышла «Антология поэзии Приморья», представившая развитие поэзии края за 100 лет, от появления первой поэтической книги до создания сборников современных молодых поэтов. В антологии представлены стихи и сегодняшних поэтов, не будем их перечислять всех, тем более, что о многих из них сказано в нашей статье.

В 90-е годы в литературу России возвращены и писатели русского дальневосточного литературного Зарубежья: А. Несмелов, Н. Байков, В. Перелешин, А. Хейдок, И. Елагин, В. Янковская и другие. Неподдельный интерес вызывают документальные повести В. Янковского «Потомки Нэнуни», «Полуостров», рассказывающие о судьбе известного в нашем крае рода Янковских. Судьба русских эмигрантов в этих произведениях встает во всем драматизме и трагизме.

В 90-е годы жизнь писателей усложнилась. Основная работа концентрируется вокруг Приморского отделения Союза писателей России. Продолжают работу литобъединения. Организуются обсуждения книг, конференции, встречи с писателями, издания различных серий книг, хотя и очень небольшим тиражом. Приморское отделение писателей России работает в тесном содружестве с краевой библиотекой им. А.М. Горького, с городскими библиотеками им. А.А. Фадеева и А.П. Чехова, с краевым обществом книголюбов, с музеем им. В.К. Арсеньева.  Писатели края стремятся быть художественными летописцами эпохи, запечатлеть героев и антигероев своего времени. Они стремятся внести достойный вклад в развитие духовных богатств нашей дальневосточной окраины. Русская литература, создаваемая в Приморье — неотъемлемая часть русской литературы России.

10 марта 1998 г.


ПИСАТЕЛИ  ПРИМОРЬЯ
 

АРТЕМОВ Александр Александрович родился 14.06.1912 г., с. Фрол Коробовского р-на, Московской обл. — 1942 г. погиб на фронте — поэт.

Родители — крестьяне. В 1918 году отец умер и Александр с матерью переехали в г. Рязань, где мать работала на Мурминской суконной фабрике. В 1924 году умерла мать и Александр был взят дядей, жившем в селе Фрол. Потом жил в семье двоюродного брата Николая Рогова в селе Спас-Клепики. Здесь учился в той же школе, где ранее учился С. Есенин, закончил семь классов, а потом переехал в Шатуру. Учиться долго не пришлось. Райком комсомола постоянно срывает с учебы, посылая на проведение хозяйственно-политических мероприятий. В 1931 году по мобилизации райкома комсомола послан на торфразработки, работает грузчиком. Был на культработе, на комсомольской работе. В 1934 году с работы секретаря Общеболотного коллектива ВЛКСМ призван в ряды РККА. По 1936  служил в рядах ОКДВА, в 24-м железнодорожном полку, краснофлотцем, затем младшим командиром, исполняющим обязанности начальника полковой библиотеки. После службы остался во Владивостоке: работает в газете Тихоокеанского флота «На боевой вахте» (заведующим литературным отделом), а затем в газете «За большевистские темпы».

С 1936 году начинает широко печататься в газетах края, в журнале «На рубеже». В 1939 выходит сборник стихов «Тихий океан», который открывался разделом «Дорога отцов». Герои Артемова — первые землепроходцы окраин России, защитники Порт-Артура, герои гражданской войны, пограничники-хасанцы, строители-комсомольцы новых магистралей. Другие сборники стихов: «Победители» (1940 г.), «Атакующее слово» (1941 г.). В последние стихи входит мотив будущей войны, тревоги и готовности к защите Отечества. Основные жанры: баллады, легенды, лирические стихотворения, поэмы (поэмы «Магистраль», «Одиннадцать», фрагменты поэмы «Сергей Лазо», наброски к поэме «Витус Беринг»). Писал для детей: «Приключения трех щенков» (1939 г.).

В 1939 году поступил в Литературный институт им. А.М. Горького, в 1941 добровольцем ушел на фронт и в 1942 году погиб в боях за Родину. Наряду со стихами Г. Корешова, В. Афанасьева, поэзия Артемова отражает духовную силу, патриотизм, душевную отзывчивость военного поколения.

Сочинения:

1. Избранные стихи. — Владивосток, 1964.
2. Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне. — М., 1965.
3. Антология поэзии Дальнего Востока: 1917-1967. — Хабаровск, 1967.
4. Сто лет поэзии Приморья: Антология. — Владивосток, 1998.
 

Литература:

1. Вахов А. Слово в строю: Сб. стихов приморских поэтов, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. — Владивосток, 1950.
2. Плешков А. Александр Артемов: Избранные стихи. — Владивосток, 1964.
3. Крившенко С. Путь в легенду. // Тихоокеанская звезда. — 1972. — 25 июня.
4. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
5. Русская литература Сибири 1917-1970 гг: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.
6. Мельник В. Звучало пафосом не ложным. // Дальний Восток. — 1985. — № 5.
7. Кубиков А. Имя — в строю. // Тихоокеанский комсомолец. — 1986. — 8 мая.
8. Кубиков А. Жизнь и творчество Александра Артемова: Диплом. раб. Науч. рук. С.Ф. Крившенко. / Филфак, ДВГУ. — Владивосток, 1986.
9. Писатели Дальнего Востока. Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.



 

АФАНАСЬЕВ Вячеслав Николаевич родился 28.09.1903 г., г. Тамбов — 1943 г. погиб на фронте — поэт.

Родители служащие. Рано остался без отца. Мать воспитывала пятерых детей. Продавала на базаре урожай яблок из сада, вязала чулки, «тем и жили» (из автобиографии). «Каждое лето, мы, старшие братья, — вспоминал Афанасьев, — уходили из города верст за семь на реку, ловили рыбу, собирали ягоды, грибы, шишки для самовара. Отсюда, вероятно, моя неистовая любовь к природе. Лет семи я бродил уже один по лесу, на всю зиму обеспечивая семью грибами». Воспоминания детских леи войдут в стихотворения «Цна», «Под Тамбовом» и др. Учился в двуклассной школе при учительском институте, позже в педагогическом училище. В пятнадцатилетнем возрасте вступил в комсомол. В 1924 году по комсомольскому призыву поехал на Дальний Восток, в Приморье. Сначала работал на Сучанском руднике, затем во Владивостоке, где переменил ряд рабочих профессий: в железнодорожных мастерских, в порту, на фабрике... Тогда же, в 1926 году, поступил в Дальневосточный университет, совмещал работу с учебой. Учился на факультете восточных языков. Под напором впечатлений, связанных с природой морского края, встреч с его людьми начал писать уже в университете стихи. В 1927 году первое стихотворение было опубликовано в газете «Красное знамя». Более ста стихотворений помещено от 1927 по 1929 год в периодической печати Дальнего Востока. «Однако считаю, — писал Афанасьев, — что настоящие стихи удались мне значительно позже — это годы 1933-1934-й». Завершить университет не пришлось: в 1929 году призвали в Красную Армию. Служил в Приамурье, в г. Благовещенске; после демобилизации остался работать в газете «Амурская правда». В последующем работал в Хабаровске, в краевом отделении ТАСС, в редакции газеты «Тихоокеанская звезда», а в 1932 году в качестве корреспондента этой газеты вернулся во Владивосток. При газете «Красное знамя» вел литературное объединение, был литературным консультантом, уполномоченным дальневосточного отделения писателей с центром в Хабаровске — тогдашним административным (до 1938 г.) центром края. В 1934 году был принят в Союз писателей СССР. Будучи во Владивостоке, встречался с В.К. Арсеньевым, Т.М. Борисовым, с приезжавшим сюда А.А. Фадеевым, что также отразилось в стихах. Писал экзотику края. Не случайно Афанасьева называли «Арсеньевым в поэзии». «Хижину» Афанасьева в Школьном переулке, где не раз бывал А. Фадеев, постоянно навещали молодые литераторы, коллеги по творческому труду.

Перед войной вернулся в родной Тамбов, а затем поселился в Москве, став референтом при Союзе писателей. С началом Великой Отечественной войны, когда враг подошел к столице, вступил в один из полков Краснопресненской добровольческой дивизии. Участвовал в обороне Москвы, в разгроме немецко-фашистских войск на ее подступах. В декабре 1941 года полк, в котором служил Афанасьев, попал в окружение и Афанасьев будучи раненым, попадает в плен. К счастью из плена довелось бежать и уйти в леса, а партизанский отряд. «...Мщу фашистам за свои унижения и страдания, которые я перенес... не раз и не два, а десятки раз побывал я под пулями, не раз и не два придется побывать под ними и впредь...» (из фронтового письма жене). Партизанский отряд «За Родину» весной 1943 года воссоединился с частями действующей Красной Армии. Шло наступление на Смоленск: на смоленском направлении оборонялось свыше 44 немецких дивизий (см. БСЭ). Перед боями за Смоленск, в письме от 22 июня 1943 года, Вячеслав Афанасьев писал: «Если не погибну в бою, я напишу книгу о человеческих страданиях и о справедливости...» А вот строки из письма от 3 сентября 1943 года: «Скоро будем в Смоленске». 25 сентября наши войска вошли в Смоленск, город был освобожден от фашистских захватчиков. При боях за Смоленск Афанасьев был тяжело ранен и умер во фронтовом госпитале. Накануне войны, в 1940 году, в преощущении смертельной схватки с фашизмом, поэт писал:

Застигнутый последней метой
И не успев всего допеть,
Благословлю я землю эту,
Когда придется умереть.
Благословил и пал за
Родину, за русскую землю...

В творческом потенциале Афанасьева было все, чтобы стать заметным поэтом. «Сколько слов еще не сказано, сколько песен впереди», — это строчки из его последних стихов. При жизни вышли три книги его стихотворений: «Восток» (Хабаровск, 1995 г.), «Стихи» (М., 1938 г.), «Приморье» (М., 1939 г.). Широко печатался в коллективных сборниках «В дозоре», «На страже», в журнале «На рубеже» и др. В послевоенные годы сборники Афанасьева выходили в Москве, в Хабаровске, в Тамбове. Наиболее полно творчество Афанасьева представлено в книге «Избранное», вышедшей во Владивостоке, на его поэтической родине. Красота природы Дальнего Востока, морские пейзажи, драматизм освоения края, борьбы с интервентами, тонкие лирические стихи, лирико-философские размышления — при разнообразии всех этих мотивов поэт владел широкой жанровой палитрой, чувствовал красоту русского традиционного стиха.

Литература:

1. Гай А. Поэт-воин: Послесловие к сборнику В. Афанасьева «Стихи». — Хабаровск, 1949.
2. Плешков А. Вячеслав Афанасьев: Предисловие к книге стихов В. Афанасьева «Избранное». — Хабаровск, 1970.
3. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
4. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.
5. Афанасьев В. Очерки русской литературы Сибири. — Том 2. — Новосибирск, 1982.
6. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1989.
7. Заветный край. — 1989. — № 1.



 
 
БАЛАБИН Станислав Прокопьевич родился 25.09.1935 г., прииск Пролетарский Верхне-Буреинского р-на Хабаровского края — прозаик. 

Отец и мать из крестьян. Отец был политработником на прииске, где и прошли детские годы писателя. После окончания восьмилетки работал автослесарем, художником, а затем корреспондентом газеты «Горняк Севера». Три года служил в Советской Армии. В 1967 году, уйдя в запас, стал работать корреспондентом Приморского радио, а затем в газете «Красное знамя». В течение трех лет был ответственным секретарем альманаха «Тихий океан». 
 

Окончил высшие литературные курсы в Москве (1966 г.), принят в Союз писателей в 1964 году. В 90-е, будучи уже автором многих художественных произведений, вернулся в журналистику, работает корреспондентом газеты «Красное знамя», где публикуются его заметки, очерки, репортажи, посвященные обустройству приморского села.

В 1961 году вышел роман «Приискатели», в основу которого положены события на одном из приисков Приамурья в 20-е годы. Проблемам современности посвящены романы «Бурелом» (1962 г.), «Золото — металл благородный» (1975 г.), «Ягода голубика» (1983 г.). В романе «Бурелом» события происходят в леспромхозе: пласты времени перемежаются — прошлое, связанное с гражданской войной, врывается в день сегодняшний. Приискатели, золотодобытчики и в центре романа «Золото — металл благородный» (первоначальное название «Золотая жила»), в котором автор стремится осмыслить социально-нравственные конфликты 60-70-х годов. Наиболее успешно разрабатывает жанр повести. В разные годы написаны повести «Иду на Вы» (1964 г.), «Под колесами наледь» (1968 г.), «Дочь тайги» (1973 г.), «Жил-был дядька Исай» (1970 г.), «Егерь» (1978 г.), «Тринадцатый пикет» (1980 г.), «Иванов дом» (1984 г.), «Ходоки» (1985 г.) и др. Их лейтмотив — противопоставление двух жизненных философий, двух способов существования человека: цинизму, равнодушию противостоит честное отношение к жизни, к людям. Мера благородства и человечности героев измеряется и отношением к миру природы («Егерь» и др.). Бытописание приморского таежного села привлекает серьезностью нравственных и социальных проблем, живым, колоритным языком, судьбами героев. Автор сочетает интерес к раскрытию психологии с интересом к острому сюжету, к приключенческой интриге («Тайна в твоих руках», «Загадка гнилого озера», «Тайные тропы Джугдыра»). В 1993 году во Владивостоке издательство «Уссури» выпустило исторический роман «Золотая империя», первая книга которого «Пестрые стрелы Сульдэ» вышла в 1991 году. Роман-дилогия — первое в русской литературе художественное произведение о «Золотой империи» чжурчженей, павшей под натисков монгольских орд. Мужественная борьба чжурчженей на восемь лет отсрочила нашествие орды на Русь. Автор выходит к проблеме судеб народных в эпохи величайших исторических испытаний, показывая, что Золотая империя не устояла не только под ударами «пестрых стрел» завоевателей, но и в силу междуусобиц, распрей, вероломства и предательства, подточивших империю изнутри. В своем романе автор выходит на уровень значительных социальных, философских, художественных обобщений, преодолевает бытовизм и публицистическую одномерность. Несомненным достоинством лучших повестей и романов Балабина является наличие в них живых народных характеров, яркого «образа» дальневосточного, таежного Приморья, с его своеобразной природою, с его людьми, их укладом жизни, с прошлым и настоящим. Критика отмечала, что одна из особенностей дарования Балабина — умение придать своим героям «дополнительность характеров»: суровость сочетается с нежностью, верность долгу, принципиальность с сердечной мягкостью, отзывчивостью.

В 1998 г. написал повесть «Дурдом» — о проблемах 90-ых годов. В творчестве переключился на живопись, в основном пейзажную.

Сочинения:

1. Тайна в своих руках. — Владивосток, 1971.
2. Дочь тайги: Предисловие С. Антонова. — М., 1973.
3. Ягода голубика. — Владивосток, 1983.
4. Деревенские повести. — Владивосток, 1985.
5. Тайные тропы Джугдыра. — Владивосток, 1990.
6. Пестрые стрелы Сульдэ. — Владивосток, 1991.
7. Золотая империя. — Владивосток, 1993.

Литература:

1. Сергеев К., Крившенко С. Книга о приискателях. // Тихоокеанский комсомолец. — 1961. — 5 апреля.
2. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
3. Крившенко С. Берег Отечества. — Владивосток, 1978.
4. Сурганов В. Пульс современности. // Дальний Восток. — 1978. — № 11.
5. КЛЭ. — Том 9. — М., 1978.
6. Коняев Н. Та земля, на которой живешь. // Звезда. — 1986. — № 3.
7. Литвиненко И. Утренний берег России: Литературно-критические очерки. — Хабаровск, 1986.
8. Хвалин А. Горожанин в деревне. // Тихоокеанский комсомолец. — 1985. — 22 сентября.
9. Писатели дальнего Востока. Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
10.  Бондарь В. Верность заветному. // Красное знамя. — 1985. — 24 октября.



 
 
БАСАРГИН Иван Ульянович родился 1.01.1930 г., дер. Нижние Лужки, Чугуевский р-на, Приморского края. —  14.11.1976 г., Томск — прозаик. 

Семья —  крестьянина-охотника, выходца из русских переселенцев-пермяков, старообрядцев. Отец Ульян Степанович промышлял зверя, но не забывал и землю. В 1932 году отца арестовали и 27 лет семья не будет знать, где он. В 1938 семью выслали с Дальнего Востока в Сибирь, оттуда перебрались на Урал, затем в Казахстан. В 1942 году семья поселилась в Читинской области, Зейском районе. Трудовой стаж начался с двенадцати лет. В зейских краях Басаргин был разнорабочим, погонщиком баркасов, косарем, золотоискателем. В 1946 году поселились в Хабаровском крае, Облученском районе, станция Биракан. Работал фрезеровщиком, охотником, молотобойцем, слесарем. Затем, в 1949

году уехал на учебу в Биробиджан в культпросветшколу, которую закончил в 1952 году. Был завклубом на станции Известковая. В 1957 выехал в родные края, в поселок Кавалерово Приморского края, жили на Подгорной улице, дом 7, квартира 14. Работал в местной школе учителем по труду (I957-1968 гг.), шофером в геологической партии треста Приморцветмет (1966-1967 гг.), литсотрудником газеты «Авангард» (1968-1969 гг.). Уже в газетных материалах обнаружил в себе художественные задатки, стал писать очерки, рассказы.

В 1969 году по повести «Черный дьявол» и ряда рассказов, напечатанных в местных и центральных изданиях («Литературная Россия», «Молодая гвардия», «Дальний Восток», «Уральский следопыт») принят в Союз писателей СССР. После Высших литературных курсов при литинституте им. М. Горького в Москве (1969-1971 гг.) приезжает во Владивосток. Выходят книги «Волчья ночь» (1971 г.), «Черный дьявол» (1971 г.), «Акимыч — таежный человек» (1972 г.). Центральной стала тема: земля и человек, люди и звери, право личности назваться человеком, тема дружбы, милосердия, хозяйского отношения к природе. В начале 70-х годов во Владивостоке, в Дальневосточном издательстве был издан роман «Дикие пчелы», но по требованию цензуры тех лет все 15 тысяч экземпляров книги были «порезаны». Больно отозвалось это на душе писателя. В 1995 году на вечере памяти писателя работница типографии показала спасенный экземпляр книги... И только в 1989 году книга под таким названием была издана.

Старый охотник Акимыч — живой колоритный образ, как и образ «черного дьявола», собаки-полуволка. Продолжена традиция «очеловечивания» животных, связанная в мировой литературе с именами Л. Толстого, А. Куприна, Р. Киплинга, Д. Лондона. Социальное звучание повести усиливает мотив гибели хищника в образе человеческом — богатея Безродного.

Созревал замысел большого исторического полотна о русских землепроходцах, о судьбах старообрядчества, одна из ветвей которого укоренилась в таежных дебрях Сихотэ-Алиня. В 1975 году в столичном издательстве «Советский писатель» вышел роман «В горах Тигровых». Своеобразная дилогия «В горах Тигровых» и «Дикие пчелы» (1989 г.) объединена общностью идеи землепроходчества, общностью судеб героев. Колоритный густой язык, своеобразие речи персонажей, увлекательная сюжетность, яркие картины народной истории от раскола (XVII век) до середины первой мировой войны, проникновенные описания пейзажей русской земли, особенно дальневосточной, делает эту дилогию незаурядным явлением русской исторической прозы 70-80-х годов. Из Владивостока Басаргин уехал в ноябре 1975 г. в Томск: это было вызвано семейной драмой, неудачей с публикацией книги, другими обстоятельствами. В последний год писатель работал в фондах дальневосточного архива в Томске, собирая материал для исторического романа. Была намечена повесть «Тревожные люди», влекла к себе история мятежа старообрядцев в 1932 году. Официальная трактовка события, которой и он отдал дань в документальном рассказе, уже не казалась верной. Автор шел к своеобразной трилогии о судьбах русского дальневосточного старообрядчества, о драме народа. Замыслу не суждено было сбыться. В драматическом завихрении жизни не выдержало сердце: Басаргин умер в ноябре 1976 году, в Томске. В поселке Кавалерово есть музей, в котором отображена жизнь русского саомбытного писателя Ивана Басаргина.

Сочинения:

1. Сказ про черного дьявола. // Молодая гвардия. — 1970. — № 7.
2. Волчья ночь: Повести и рассказы. — Владивосток, 1971.
3. Сказ о черном дьяволе. — М., 1971.
4. Черный дьявол. — Новосибирск, 1971.
5. Акимыч — таежный человек. — М., 1972.
6. Акимыч — таежный человек. — Новосибирск, 1978.
7. В горах Тигровых. — М., 1975.
8. Черный дьявол. — Новосибирск, 1981.
9. Дикие пчелы. — Владивосток, 1989.

Литература:

1. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
2. Заплавный С. Жизнь без повторов. — Новосибирск, 1981.
3. И.У. Басаргин (к 65-летию со дня рождения): Литературные юбилеи. — Прим. гос. публ. библ. им. А.М. Горького. — Владивосток, 1985.
4. Писатели Дальнего Востока. Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.



 
 
БОЛОТОВ Валерий Павлович родился 8.04.46 г., г. Петсамо, Мурманская область, Печенегенский район — прозаик, доктор технических наук, профессор Дальневосточного высшего инженерного морского училища (с 1993 г. — ДВГМА). 

Когда ему было три года, в 1949 году, в автомобильной катастрофе погибла мать, Болотова Екатерина Андреевна. Воспитывался у бабушки в Саянах, пос. Курагино, Красноярского края. «Курагино стало для меня родиной, здесь прошло мое детство, здесь бываю частым гостем и после. Дорого оно мне... Курагино стоит на берегу прекрасной реки Туба, и, как себя помню, мое детство было связано с этой рекой. Уже в школьные годы начались мои сплавы- 

путешествия по этой реке и ее притокам: Казыр, Кизирр и Амыд» (Из «Предисловия от автора» к книге «Земля курагинская»). Кроме бабушки и дедушки, воспитателями были дядя и его два друга — художники-профессионалы, которые привили любовь к изобразительному искусству... Там же в Курагино закончил среднюю школу, и отправилсся в «сторону моря», во Владивосток. Четыре года в «бурсе» и в 1969 году окончил «мореходку», Дальневосточное высшее инженерное морское училище, по специальности инженер-судомеханик.

С 1969 по 1971 год работал на судах Дальневосточного морского пароходства в должностях 4-го и 3-го механиков. За время плавания побывал в Японии, Канаде, США. В 1995 году (сентябрь-декабрь) посетил США, в городах Сиэтл, Нью-Йорк, Бостон читал лекции по компьтерно-изобразительному искусству, проводил выставки станковой и компьютерной графики.

С 1972 года работает преподавателем в ДВВИМУ (с 1993 Дальневосточной государственной морской академии им. адм. Г.И. Невельского) в должностях ассистент, начальник кафедры, профессор. Два года учился в целевой аспирантуре (1975-1977 гг.) Ленинградского высшего инженерного морского училища по специальности «Геометрия, САПР». В 1979 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1993 году — докторскую. Тема докторской диссертации: «Начертательная геометрия многомерного пространства и ее приложения в технике и в искусстве». В технике — это проектирование судовых поверхностей, в искусстве — создание эстетических форм в многомерном пространстве с последующими их конформными и топологическими преобразованиями в наше трехмерное пространство.

В 1984 г. окончил курсы с правом руководить группами спортсменов водного слалома. В 1984-98 гг. участвовал в качестве руководителя в походах 4-й и вышей категорий сложности по рекам Камчатки, Саян, Приморья, и Чукотки, Хабаровского края.

Творческая деятельность начиналась с рисования. Закончил художественную студию клуба железнодорожников во Владивостоке (1969-1973 гг.), участвовал в работе союза молодых художников Ленинграда (1974-1980 гг.), участник городских, краевых, зональных, республиканских и всесоюзных выставок. Техника исполнения работ — рисунок, офорт, литография, монотипия, компьютерная графика. С 1994 года — компьютерно-полиграфическая верстка, дизайн и издание книг, брошюр, рекламных буклетов, создание электронной библиотеки в Интернет (Авторские работы, книги путешественников Конюховых, приморских писателей).

Выход к литературной работе начался с публикаций в газете «Меридиан», где были опубликованы очерки и статьи «Поход» (1989 г.), «От мнимой реальности к проектированию и изготовлению туристического снаряжения в, к походу» (1991 г.), «Курсант Неделькин открывает тайну магического гиперкуба» (1992 г.), «Виртуальная реальность», «Мир и антимир» (1995 г.) и др. Своеобразие описаний Валерия Болотова в сочетании художественного и научного, автор стремится дать представление о реальной действительности и вместе с тем сопоставить описываемое с описанным ранее, другим автором, столкнуть как бы две реальности. В 1997 году небольшим тиражом вышла книга «Повествование о походах в Саяны», в которой дано описание путешествия сопоставительно с путешествием Федосеева. Курсантские годы стали основой для литературного сборника «Бурса», в четвертый выпуск которой вошла и повесть В. Болотова «Записки двоешника, или на грани фола» (1998 г.). Особенность этой прозы — ироническая интонация автора. Жанр автобиографической прозы представлен в книге «Земля курагинская» (1998 г.), в повести «Особенности похода на Маю» (1998 г.). Событием литературной жизни не только морской академии, но и Владивостока стал выход организованного Болотовым альманах «Мореходы» — об этом писала газета «Владивосток» в заметке М. Сергеевой «Литературный альманах сошел со стапелей». В альманахе дана история академии, портреты моряков-дальневосточников, преподавателей академии, рассказы, повести, «курсантские приколы». Второй номер альманаха «Мореходы» оказался не менее интересным, но, к сожалению, тираж его остался крайне малым: нужна поддержка хорошей инициативы и в Союзе писателей, и в морской академии. Стремление найти свои корни, не только родовые, но и национально-народные побудило Валерия Болотова обратиться к творчеству знаменитого русского бытоописателя и ученого Андрея Тимофеевича Болотова. Так возникла оригинальная по жанру книга-диалог современника с писателем прошлого «Зов веков» или «Найти свои корни», которая обогатит читателя обращением к русской истории, урокам былого. Книга вышла в 1999 году и требует своего тиража.

В 1999 году Валерий Болотов принят Приморским отделением Союза писателей России в писательскую организацию. Активно участвует в жизни писательской организации Приморья, много работает с молодыми авторами. Семья — жена Болотова Валентина Павловна — программист, работает в Морской академии. Дочь Наталья Валерьевна (1971 г. рожд.) — врач. Многие произведения В. Болотова даны в Интернете.

Литература:

1. Крившенко С. Ироничная проза Валерия Болотова. // Альманах «Мореходы». — Владивосток, 1998.
2. Крившенко С. Ироничная проза Валерия Болотова. // Океан. — Владивосток. — 1999. — № 1.
3. Крившенко С. Найти свои корни: Библиографическая проза В. Болотова. — Владивосток, 1999.
4. Крившенко С. Послесловие к роману-диалогу «Зов веков». — Владивосток, 1999.



 

БОРИСОВ Трофим Михайлович Даты жизни: 15.09.1882 г., г. Гурьев — 1941 г., Ташкент.

Т.М. Борисов родился в 1882 году. Его родители — крестьяне, ушедшие от безземелья на рыбные промыслы Каспия. В 1896 вместе с семьей переезжает в Енисейск, затем в Иркутск.

Участник русско-японской войны 1904-1905 года. В 1905 году на страницах «Бугульминской газеты» появилось его первое стихотворение «В плену». С 1910 года, живя на Амуре, знакомится с жизнью нивхского народа, принимает участие в этнографических экспедициях. После Октября становится одним из организаторов рыбного хозяйства на Амуре, а затем и на всем Дальнем Востоке. Научно-исследовательскую деятельность сочетал с литературной работой, пронизанной пафосом страстной защиты природных богатств. Теме хозяйского честного отношения к природе посвящена повесть «Тайна маленькой речки» (1927 г.), о которой одобрительно отзывался А.М. Горький. Своеобразие дарования, соединившего дар ученого и художника, отразилось в его очерках «По широким плесам Амура» (1936 г.), «На берегах Камчатки» (1939 г.), раскрывавших тайны природы, чарующую красоту Дальнего Востока. В центре повести — сын рыбака Петька Обручев, которому суждено стать ученым-рыбоводом. Самым значительным произведением Т. Борисова стала его повесть «Сын орла» (1939 г.), главный герой которой Плеун по праву стоит рядом с арсеньевским Дерсу Узала. В русской литературе Т. Борисов открыл тему жизни невхов. Плеун — «тип романтичного героя, ведущий свое начало от наливайки Рылеева, от горьковского Данко, — пишет Н.И. Великая в статье, посвященной анализу художественного мастерства писателя. — Плеун действительно сын орла, не по рождению, а по духу своему». Традиции русского писателя Т. Борисова продолжил первц нивхский писатель В. Санги. Интерес читателя вызвали «Сказки» (1939 г.) и повесть «Морской старик» (1940 г.).

Последние годы жизни были отданы работе над историческим романом «Портартурцы» (1941 г.). Роман автобиографичен: повествование ведется от имени солдата Тихона Подковина, позиция которого во много выражает взглады автора. Но это не роман-биография, а историческое произведение, стоящее в ряду изветсных романов (Новиков — «Прибой», Степанов и др.).

В литературной жизни Приморья Борисов играл значительную роль. Его дом — маленькая квартирка на Тигровой, 10 — была своеобразным литературным клубом, где собирались и обсуждали творческие проблемы А. Никулин, А. Афанасьев, Г. Корешов, В. Кучерявенко, А. Артемов и другие. Перед войной Т. Борисов уехал в Ташкент. Умер 15 сентября 1941 года после тяжелой болезни. Особую роль сыграл в жизни писателя М. Горький. Его слова: «Ваш край подтягивайте к центру хорошими художественными произведениями» — он передал в своей статье всем писателям Дальнего Востока.

Сочинения:

1. В гостях у Горького. // На рубеже. — 1940. — № 3.
2. Избранные произведения. — Хабаровск, 1940.
3. Избранное. — Том 1,2. — Владивосток, 1948.
3. Портартурцы. — Владивосток, 1959.

Литература:

1. Кучерявенко В., Солнцева В. Трофим Михайлович Борисов: Предисловие к книге Борисов Т. Избранное. — Владивосток, 1948.
2. Великая Н. Мастерство Трофима Борисова: Вопросы советской литературы. — Хабаровск, 1965.
3. Писатели Дальнего Востока. Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
4. Пузырев В. Т.М. Борисов: Вопросы стиля и метода в русской литературе XX века. — Рязань, 1974.
5. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.



 
ВЕЩУНОВ Владимир Николаевич родился 02.03. 1945 г. в п. Восемь Молотовобатского района Сталинобадской области (Таджикистан). 

Окончил на Урале художественное училище и педагогический институт. С 19?? года живет во Владивостоке. Вот видение жизни его глазами: 

автобиографический очерк. 
 «Приполярье. Устьобские урманы. Раскулаченная Сибирь. Ссылка. Здесь гибнет на лесоповале мой дедушка Финадей Николаев. Отсюда с двумя малолетними детками бежит моя мать Пелагея Анфиногеновна. Раскидало времечко с помощью лихих правителей крепь сибирскую, крестьянскую — Николаевых — на все четыре стороны.

1946 год. Средняя Азия. Ссылка. Не Азия — Европа. Расказаченные Дон-Кубань, раскулаченные Урал-Сибирь, «враги народа» отовсюду: болгары, поляки... Таджикский соловей Мирзо Турсун-заде вручает ударнице хлопковых полей Пелагее Вещуновой обрез мануфактуры. В это время ее годовалыйсынишка Вовка от расказаченного донца, привязанный к коечной ножке, путается в постромках.

1948 год. Сибирь. Прародина. Деревня Селезневе. Бабушка Лампея, истая староверка-двоеданка, денно и нощно молится за бесталанную дочь свою, за внуков.

Бродячий дух забрасывает папаню моего на Урал, в Нижний Тагил. Дробит время и километры «пятьсот веселый» — лихой послевоенный поезд-хлев. Рвется к муженьку матушка моя — но его и след простыл. Мы с мамой в чужом городе, где все в дыму от заводских труб. Замотанная ссылкой, погоней за мужем, неграмотная, мать устраивается в общежитие-барак «техничкой-кубовщицей». Жилье — угол в бараке, отгороженный толем. Бывшие зэки, полицаи, военнопленные, прошедшие ад фашистских концлагерей, вятская вербота. поволжские немцы... Безотцовщина, сын барака, я в пять лет колол деревянные гвоздочки, сучил дратву и подшивал валеночки. Сейчас поди и не сумею так-то.

Тяжкое, полуголодное время. В бараках было все: и блатная грязь, и ежевечерняя поножовщина... Но барачной доброты мне хватило на всю жизнь. Немцы братья Мауль водили меня в баню, учили играть в шахматы. Я «шоферил» с вором Мишей Курочкиным, сторожил огороды с полицаем Збинским, мастерил салазки с Володей Терещенко, едва выжившим в Маутхаузене. И песни той непростой, но доброй поры звучат в памяти: «Ах, Самара-городок...». «Хороша страна Болгария, но Россия лучше всех...» И мне непонятно презрительное высокомерие В.П. Астафьева, который называет подобных мне «барачными пащенками».

Сестра Катя учительствовала в Сибири. Муж-лиходей в самогонном угаре сбросил ее с саней в лютую пургу. Подобрали Катю добрые люди, выходили, но от туберкулеза избавить не смогли. Брат Толя вернулся из армии. Из окраинного барака общежитие переселили в город. Семья теснилась вчетвером в кухоньке, с соседями. Нет худа без добра. Мама отвезла меня в мое Селезневе, к родной сестре Лизуньке, которая звала ее нянькой.

Самые светлые годочки... Кувшинки-балаболки на тихой Алабуге, луговые зайцы-пострелята, ночное, рыбалки на Гусином озере с дядей Семой; его фронтовое «Бородино» после баньки, с квасом и редькой. Молчалив был дядька: в жизни его было что-то давнее, смутное, но ко мне был добр. И я, не испытавший толком отцовской и материнской ласки (когда ж было бедной матери моей голубить меня: мыла полы, топила титан, за гроши обстирывала общежитников), стал звать тетю Лизу мамой, а дядю Сему — тятей.

Новый 1953 год. На утреннике с выражением читаю я, первышок, стихотворение-поэму «Юноша прямо стоит на допросе...» Мой первый учитель, фронтовик, Сергей Константинович роняет слезы на мою головенку, берет гармонь — и грянуло «Вставай, страна огромная!..»

С трудом запустил тракторист движок «натика» — и в клубе замелькали кадры фильма «Таня». И сейчас, когда выморочные историки называют Зою Космодемьянскую поджигательницей, мне кажется, что поджигают доброе, светлое детство мое, веру мою в чистоту России. «Повесть о Зое и Шуре», «Четвертая высота», «Дальние страны»... Любовь к Родине... Мы любили ее — светлую, сильную, честную.

Дружно двинулись в поле артели,
Труд кипит от села до села,
Топоры по лесам зазвенели,
Тишина за курганы ушла...

От этой песни слезы выступают на сердце: Селезневе мое, Россия моя...

Едва сыскали меня в лесу, где хоронился я, чтобы не покидать родное Селезнево. Забрала меня мама. А новые соседи выжили нас, четверых, из кухоньки. Спустились мы в подвал, с Катей — ей уже недолго и жить оставалось, сердешной...

«Я, юный пионер Советского Союза, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь!..» Праздники приема в пионеры, в комсомол... Воспитанный на «Молодой гвардии», я всегда был неравнодушным комсомольцем. И в художественном училище, и в пединституте. Одной из моих первых публикаций стал рассказ «Воскресник» (ТОК, 1 декабря 1981 г.) на комсомольскую тему.

После окончания института я, жена и ее подруга отправились в отпуск в Приморье — да так и остались в этой благодатной стороне. Учительствовали в Южно-Морском.

Со стихами пришел в лито «Мастерская». Не показался, хотя некоторые стихи хвалил М. Асламов. Первая публикация, рассказ «Концерт» — в «Литературном Владивостоке» (1981 г.). Городской чудаковатый парень становится сельским завклубом и пробуждает добрые чувства сельчан к фронтовикам, друг к другу.

На Камчатский семинар молодых писателей попасть не смог, но моя повесть «Дикий селезень» получила одобрение главного редактора «Современника» Леонида Фролова. Однако в редакции потребовали поправок. Началось постыдное перетягивание — я отошел от дрязг, книга не вышла.

Трудился на теплоцентрали маляром-оформителем. Заседал в суде. В 1983 г. “ЛВ” опубликовал “Записки народного заседателя Николая Волкова”.

Восемь лет проработал в Дальиздате редактором, затем четыре года — в «Рубеже». За эти годы вышли книги «Дикий селезень» (1987 г.), «Прошедший сквозь стену» (1990 г.), «Снежный брат наш» (1992 г.). Наибольшее читательское внимание выпало на долю первой книги. Память детства, единение его с природой, взрослая доброта... Вторая повесть книги «Сиротская зима» неожиданно для меня вызвала ручеек писем читателей. Неизбежно наступает непростое время испытаний, когда отцы-матери становятся детьми. Каждому ли по силам стать заботливым родителем, допокоить их?

Комсомольский максимализм старой закалки заставил написать меня «производственную» повесть. Вырожденцы-номенклатуры, по-хамски начальствующие над кочегаркой-теплоцентралью; хапающие со склада спирт, краски, бензин; пресмыкающиеся перед всякой чиновной сошкой... В ту свою наивную пору я никак не мог взять в толк, что начальник-коммунист может воровать. И мой герой, плотник Куликов, проходит сквозь стену этой номенклатурщины и избавляет рабочих от самодурства директора Папы и его «фронтовой» подруги Мамы.

Опыт воспитательской работы в детдоме вылился в повесть «Снежный брат наш». Шкет-восьмилеток, а жизнь — за десятерых мужиков... Тогда я писал, что в СССР бродяжит бездомной ребятни около миллиона. Теперь в России таких пасынков судьбы свыше двух миллионов.

Мой стиль, манеру письма, когда я дрожу над каждым русским словом, дорожу и любуюсь им, не приемлют многие. Отсюда у меня весьма неприметное место в нашем литературном доме. Хотя принят я был в Союз писателей России (1997 г.), по словам секретаря приемной комиссии, «на ура».

Несмотря на усложненность моей прозы, я пришелся ко двору якутского журнала «Полярная звезда». Он напечатал три аномальных повести о проявлениях потустороннего мира, о жизни и смерти: «Меж вдохом и выдохом света» (1992 г.), «Время говорить «прощай» своему «я» (1993 г.), «Акулы выходят на сушу» (1994 г.).

Высокое звание писателя обязывает писать достойно, и нынешний Вещунов стремится избегать усложненности стиля, словаря, метафоризма.

Не имея возможности нормально издаваться, я выпустил по 100 экз. небольшие книги повестей и рассказов о любви, музыке, о семье: «Разговор с часами» (1997 г.), «Грошик луны в крестном поле» (1998 г.), «Дневник Монстрдамуса» (1998 г.), «Змеи небесные» (1998 г.).

В 1996-97 учебном году руководил литобъединением «Строка». Помогаю молодым и начинающим авторам. Редактирую книги стихов, прозы и публицистики.

Последние три года — главный редактор журнала «Записки Общества изучения Амурского края». Издал первый номер литературно-краеведческой газеты «Лад» (июнь 1999 г.), девиз которой — «Русский лад — возрождение России».

Сочинения:

1. Концерт: рассказ // Литературный Владивосток. — 1981.
2. Записки народного заседателя Николая Волкова // Литературный Владивосток. — 1983.
3. Дом деда Финадея: рассказ // Литературный Владивосток. — 1986.
4. Дикий селезень. Сиротская зима: повести. — В серии «Молодая проза Дальнего Востока». — Владивосток, 1987.
5. Прошедший сквозь стену: повести и рассказы. — Владивосток, 1990.
6. Снежный брат наш: повесть. — Владивосток, 1992.
7. Меж вдохом и выдохом света: повесть // Полярная звезда. — 1992. — № 4.
8. Время говорить «прощай» своему «я»: повесть // Полярная звезда. — 1993. — № 5,6.
9. Акулы выходят на сушу: повесть // Полярная звезда. — 1994. — № 5.
10. Я — НЛО: повести. — Владивосток, 1995.
11. Президент: повесть // Тихий океан. — 1995. — № 7-10.
12. Разговор с часами: новеллы. — Владивосток, 1997.
13. Родимое пятно. Грошик луны в крестном поле: повести. — Владивосток, 1998.
14. Дневник Монстрдамуса: новеллы. — Владивосток, 1998.
15. Змеи небесные: рассказы. — Владивосток, 1998.
16. Часы: рассказ // Океан. — 1998. — № 1.
17. Змеи небесные: рассказ. — Владивосток, 1998.

Литература:

1. Таровский А. Нескончаемый свет доброты. // Красное знамя. — 1987. — 14 июня.
2. Бондарева Э. Насыпь и ее рать // Дальневосточный ученый. — 1990. — № 25.
3. Крившенко С. Совесть рождает отвагу… (о книге В.Н. Вещунова «Разговор с часами») // Лад. — 1992. — № 2.
4. Куцый В. Власть над злом // Утро России. — 1992. — 14 апреля.
5. Соловьенке М. Браслет, усмиряющий зло // Утро России. — 1993. — 1 июня.
6. Михайлов А. НЛО среди нас // Владивосток.—1996.—16 марта.
7. Вестник Приморского отделения Союза писателей России. — Владивосток, 1998.
8. Прасолова Ю. И пусть шумит Великий океан... // Лад. — 1999. — № 1.




ГУК Геннадий Григорьевич родился 16.03.14 г., г. Владивосток — 29.12.60 г., г. Владивосток) — прозаик-маринист.

Семья — железнодорожники. Отец — из крестьян Седлецкой губернии с. Гминн-Заканале, работал у помещика, а затем поступил на железную дорогу и проработал всю жизнь в должности стрелочника, сцепщика вагонов, последняя его должность — смотритель товарного двора станции Владивосток; умер в 1931 году, когда Гене шел семнадцатый год. Не намного пережила его и мать: она умерла в 1934 году. Мать тоже сибирячка, из крестьян Тобольской губернии, с. Шатрова. В семье, кроме Геннадия, остались брат его, он стал капитаном дальнего плавания, умер в 1949 году; сестра, она стала учительницей и работала в 34 школе г. Владивостока.

В 1930 году Геннадий окончил школу-девятилетку и поступил на моторный катер Дальневосточного краевого Союза рыболовецких и охотничьих колхозов, работал мотористом. В 1932 году потупил в Дальневосточный политехнический институт, на механический факультет. Студенческие годы были омрачены не только репрессиями в стране, но и драматическими событиями в жизни самого Геннадия. В разгар событий 37-го, в августе этого мрачного года Геннадия исключают из института за якобы «троцкистские высказывания». «Исключен по клевете», — напишет Г. Гук в автобиографии от 25 октября 1952 года. «В ожидании восстановления в правах студента» прошло восемь месяцев — пропуск в рабочей биографии! — и только в марте 1938 он был восстановлен на пятый курс ДВПИ, который и закончил в 1939 году, получив специальность инженера-теплотехника. Сразу же идет работать инженером в Дальневосточное морское пароходство, с которым будут связаны не только годы работы, но и главные темы литературного творчества.

Все военные годы был на Тихоокеанском флоте — с марта 1941 по 1946 год. Служить довелось в береговой обороне, был командиром взвода, пом. командира батареи, начальником топографической службы. Принимал участие в войне против империалистической Японии: награжден медалями «За победу над Японией», «За боевые заслуги». В годы войны вступил в партию: в ноябре 1942 года ? в кандидаты, в ноябре 1943 года — в члены партии. Это личное уточнение в автобиографии Г. Гука немаловажно: вступал в партию в дни Сталинградского сражения, когда решалась судьба страны и когда и он был готов отправиться на запад, на фронт, в сражающуюся армию.

В 1945 году решились «личные вопросы»: женился на сибирячке, Марии Васильевне Стриженко, 1922 года рождения, из с. Костяниковские хутора, Назаровского района, Красноярского края. В семье вскоре родились два сына: Ярослав (1946 г.), Юрий (I948 г.), которые впоследствии станут капитанами Дальневосточного пароходства.

После ухода в запас (I946 г.), Гук работает опять в Дальневосточном морском пароходстве — групповым инженером механо-судовой службы. В мае 1947 года из-за квартирных обстоятельств переводится на должность ст. инженера нефтебазы пароходства в г. Находке. Через год возвращается во Владивосток — в главное управление флота и портов дальневосточных морей (Глав-дальфлот) — на должность инженера механико-судовой службы. В I949 году был вновь призван на ТОФ, на этот раз служил в Политуправлении флота, уволился в запас в ранге капитана в 1955 году.

Был редактором Приморского книжного издательства (1952-55 гг.) помощником капитана на судах Дальневосточного пароходства (1965-71 гг.), журналистом газеты «Красное знамя». Побывал во многих портах мира: Сингапура, Алжира, Польши, Голландии, Кубы, Японии — в составе экипажа «Тикси», «Иван Крамской».

Принят в Союз писателей РСФСР 25 марта 1958 года. Заниматься литературным трудом, по его признанию, начал в 1936 году, написав и напечатав в местных газетах стихи. А потом надолго пришлось оставить творчество. Правда, во время войны написал несколько очерков. С I949 года начал писать рассказы, а в 1951 в альманахе «Советское Приморье» была опубликована повесть «Полный вперед». С той поры жанр повести станет основным в его творчестве, а главной темой — море и люди, наши дальневосточники на морях в послевоенные годы. Об этом говорят уже сами названия его повестей: «Море и люди» (1957 г.), «Бьется сердце корабля» (1961 г.), «Получено штормовое предупреждение» (1968 г.), «Ледоколы ведут караваны» (I962 г.).

Писатель-маринист выходит к проблемам жизни современного флота, и вместе с тем стремится эмоционально запечатлеть «вечные проблемы» морской судьбы: любовь, семья, верность, измена, поиск счастья. Книги Г. Гука, при всех замечаниях о их художественной суховатости, всегда вызывали отклик и у читателя, и у критики дальневосточного региона. В них привлекало знание морской жизни и непридуманность личной жизни моряков.

Литература:

1. Леваковская Е. В первой книге. — Советское Приморье, 1953.
2. Рабичев В. Поучительные противоречия одного романа («Море и люди»). // Советское Приморье. — 1958.
3. Крившенко С. О дорогах морских, о людях беспокойных. // Тихоокеанский комсомолец. — 1961. — 22 октября.
4. Крившенко С. И любовь... // Дальний Восток. — 1962. — № 4.
5. Крившенко С. Найти свое призвание. // Тихий океан. — 1962.— № 5.
6. Князев Л. Девятый вал Мити Светлова. // Тихоок. комсомолец. — 1968. — 8 декабря.
7. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — 1973.
8. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — 1989.


ДЕМЕНОК Михаил Степанович родился 18.07.37 г., с. Майхе (Штыково), Шкотовский район, Приморский край — прозаик.

В многодетной семье лесообъездчика. Родословная уходит в историю России. Прадед Аким Ефимович, Георгиевский кавалер, участник сражения с турками под Шипкой, где командовал войсками генерал Скобелев, приплыл 13 апреля 1983 года на пароходе «Россия» из Одессы во Владивосток и вместе с сорока семьями российских переселенцев, выходцев из полесских сел, основал в отрогах хребта Пржевальского, у залива Виктория село Майхинское (затем Штыково). В списке прибывших на пароходе «Россия», открывшим морское переселение в Приморье, значится семья Деменков из 15 человек: Деменок Ефим во главе, а всего 7 душ мужских и 8 женских (Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью, том 2, выпуск 3: О кругосветном переселении в Южно-Уссурийский край и устройстве там 1-й партии переселенцев, отправленной из Одессы в 1883 году, Иркутск, 1884 г.). Пароход «Россия» вышел из Одессы 4 марта 1883 года, на нем отбыло 794 переселенца, вслед за ним, 10 марта вышел пароход «Петербург», а груз увезли на пароходе «Кострома» 8 марта. На «России» прибыло во Владивосток 13 апреля 1883 года 737 человек. «Среди новоселов был и дедушка Ефим Акимович, отец большого семейства — пятерых сыновей и четырех дочерей», — пишет М. Деменок в автобиографии. Переселенцы «оседлали» зеленый клин тайги, а потом активно строили «чугунку», предприятия Артема и Сучана (Партизанска).

Детство Михаила прошло в таежных местах. Унаследовав от своих родителей (отец Степан Ефимович, мать Мария Лазаревна) трудолюбие, страсть к охоте, рыбалке, лет с десяти он окунулся в особую жизнь леса, узнавал каждую его пядь. Школьные годы провел в Майхе и на Артем-ГРЭссе. С 1956 по 1956 год учился в Вяземском лесном техникуме. Преддипломную практику проходил в «столице удэгейцев», в селе Гвасюги, воспетом удэгейским писателем Джанси Кимонко; на реках Катэт и Кафэн — истоках знаменитой реки Хор, написал первый очерк об лесоустроителях «У голубых сопок» — очерк был опубликован в Хабаровской комсомольской газете «Молодой Дальневосточник». Многие заметки, зарисовки затем печатались в газетах «Тихоокеанский комсомолец», «Красное знамя».

С 1959 по 1962 год — в журналистике: по направлению сектора печати крайкома партии работал заведующим сельхозотделами в редакциях газет Ивановского и Анучинского районов. С I962 по I989 год — производственная работа в лесничестве. Сначала в качестве инженера, главного лесничего, затем и директора Анучинского лесхоза. Без отрыва от работы, заочно окончил в 1973 году Приморский сельхозинститут (ПСХИ), получив диплом инженера лесного хозяйства.

За годы, отданные Анучинскому лесхозу, пришлось исходить тайгу вдоль и поперек, распутывая по строчкам следов потаённую жизнь ее обитателей, улавливая в шорохах понятную только таежнику музыку леса. А потом все наблюдения и впечатления ложились на бумагу... Первая книга Михаила Деменка «Таежные встречи» вышла в дальневосточном издательстве в 1974 году. Молодой автор продолжил традиции, связанные с жанрами литературы, которую создавали о нашем крае В.К. Арсеньев,           М.М. Пришвин. Не сюжетное повествование, не повесть, а именно жанр «лесных встреч», рассказов о природе — этим всегда интересен автор, хотя есть в его творчестве и колоритные сюжетные произведения (повесть «Главная должность», о которой хорошо отзывался известный писатель Николай Задорнов). В Дальневосточном издательстве выходят новые его книги: «Тропинка в лес» (1982 г.), «Олень-цветок» (1986 г.), «Птичий секрет» (1987 г.), «Окно в распахнутый мир» (1990 г.), «Желудевый дождь» (1991 г.). В 1989 году Михаила Деменка принимают в Союз писателей, по рекомендации Приморской писательской организации он направляется на учебу в Москву, на Высшие литературные курсы, которые и оканчивает в 1993 году. Своеобразным итогом «московского периода» стал выход в Москве, в издательствах «Малыш» и «Россия» стотысячным тиражом книги «Здравствуй, «Белопалый» (1989 г.) и книги «Тропой Уссурийского тигра» (1992 г.).

Попыткой соединить экзотическое и историческое, связанное с историей освоения «зеленого клина», стала документально-историческая повесть «У залива Виктория» (1993 г., Приморский полиграф комбинат). Взглядом сына своей земли смотрит автор на свое родовое гнездо, на свою «малую родину» и для него центр мира, именно здесь, в Приморье, на земле дедов и отцов. Кстати, известный японский режиссер Акира Куросава местом для съемок фильма «Дерсу Узала» выбрал именно щедрую Анучинскую тайгу с ее живописными красками, перенесенными в русскую литературу В.К. Арсеньевым. А Михаил Деменок, тогдашний главный лесничий, принял (пусть косвенное) участие в создании этой замечательной киноленты, показав главному художнику Юрию Ракше самые что ни на есть красочные местные пейзажи для съемок фильма. В 1997 году в Японии вышел со вкусом оформленный сборник рассказов М. Деменка «Желудевый дождь», он стал одним из фактов развития добрососедских отношений между нашими народами.

В 1988 году в издательстве ДВГУ вышла десятая книга М. Деменка «Тайфун над Арсеньевкой», в которую вошли наиболее яркие произведения. В самом названии проявлено то, что связано и с красотой природы, и с проблемами экологии, и с нравственным долгом человека перед будущими поколениями. Рассказы Михаила Деменка печатаются во многих газетах, в журналах «Дальний Восток», «Уральский следопыт», «Лес и человек», альманахе «Заветный край» и др. Михаил Деменок — член Союза писателей России, действительный член Русского географического Общества (изучения Амурского края), старожил приморского села Анучино.


ДУНКАЙ Николай Семенович (р. 31.12.30 г., с. Мартынова Поляна Калининского района Приморского края), прозаик.

Дункай Николай Семенович — удэгейский писатель, работник культуры, фольклорист, сказочник, создатель краеведческого удэгейского музея, хранитель народной удэгейской истории и культуры.

Родословная его связана с нанайским родом, как, очевидно, родословная многих русских, живущих на Дальнем Востоке, связана с украинским происхождением. Когда будущему писателю шел пятый год, семья переехала в удэгейское село Сяин, где, по мысли отца, было более щедрое охотничье угодье. Рано лишился матери... В семье потомственного охотника жизнь шла во многом по своему обычному кругу: не только новое — школа, мальчишьи заботы, но и раннее приобщение к охотничьему промыслу, выход на тропу охотника. Детали раннего взросления можно прочитать в его повести «Скала сокровищ», посвященной отцу: «Отец — вот кто в первую очередь виновен, что я взялся за перо... Сразу после экзаменов за 9 класс отец впервые взял меня на пантовку, доверил право первого выстрела... Горжусь, что он оказался метким...» И сразу же походы по сопкам в поисках корня жизни. «Искать женьшень ничуть не легче, чем идти за зверем». Мало найти — надо умело добыть костяной палочкой, чтобы не повредить или не оторвать хоть один волосок. «Первый корень, выкопанный мной, отнял почти час». О чем мечталось сыну охотника? «Через год, когда получу аттестат зрелости, зимой стану охотником, обучусь ловить соболей. Потом поступлю в Иркутский сельскохозяйственный институт на факультет, где готовят охотоведов. И вся моя жизнь будет связана с охотой и тайгой». Это сказано о герое «Скалы сокровищ», но это и о себе, автобиографическое. Так мечталось, но вышло далеко не все так.

Школьные годы выпали на тяжелые военные... Удэгейцы уходили в тайгу, добывали пушнину, женьшень, помогали фронту. Об этом тоже рассыпаны сведения в повестях и рассказах Николая Дункая. В 1954 году он окончил Хабаровскую школу культработы. Одна из его повестей «Здравствуй, жизнь», фрагменты которой были напечатаны в местной газете, поведала об этом периоде. Необычном для таежного жителя периоде жизни — в большом городе, который еще недавно представлялся «громадным стойбищем», «где живет столько людей, сколько в лесу деревьев». После учебы вернулся к своим землякам, чтобы нести им  и их детям «разумное, доброе, вечное». Работал заведующим клубом, организовывал краеведческий музей, как тогда водилось, на общественных началах, всегда был в деле — и люди это видели. Сыну потомственного охотника никогда не была в тягость и охотничья страсть, уходил не раз «охотничьей тропой» зимой и летом, в таежные дебри. Познавал тайгу отнюдь не по книгам, а по своей судьбе. Но и книги были всегда рядом, особенно Арсеньев с его таким близким следопытом, как Дерсу Узала. «Мне чудится, — писал Н. Дункай, — что не я , а сам прославленный Дерсу Узала в современном облике сошел на страницу книги Владимира Клавдиевича Арсеньева и идет по лыжне...» («Песня старого кедра»). С детства и юности — рядом был отец, следопыт и сказочник. «Отец — ходячий сборник сказок и легенд. Он дарит мне свои повествования, а я их записываю». Не отсюда ли интерес не только к природе, но и к психологии охотника? Так песня зрела в душе. Накапливалось в ней то, что не может придумать один человек — художник вбирает в себя народное.

Писать начал в 1955 году. Появились заметки, очерки, статьи в газетах, а потом в журнале «Дальний Восток». В 1963 году Приморское книжное издательство выпустило его книгу «Легенда о любви». Бывают книги просто грамотные, внешне занимательные, но появилась книга глубоко поэтичная, пронизанная национальным колоритом.

Но после первой книги Николай Дункай на многие годы замолчал. «Затем в моей жизни, имеется в виду литературной, наступил период летаргического сна», — обронил как-то писатель. Шла жизнь «не литературная». Уходил в тайгу, воспитывал детей... Отстаивал интересы своих сородичей. Да и молчание, очевидно, требует своих более сложных объяснений. Издательство забыло о своем талантливом авторе, не встревожились братья-писатели. У самого Дункая есть в «Скале сокровищ» интересное наблюдение. «Женьшень — капризное растение: при малейших неблагоприятных условиях приостанавливает рост, впадает в спячку и может проспать многие годы, а потом, подобно фениксу, вновь возродится из пепла». Не так ли у человека? На новом этапе мне довелось прочитать и рекомендовать его книгу к изданию... Довелось и отсечь попытку одного ретивого литератора представить текст удэгейского писателя как свою литературную обработку...

В 1989 году во Владивостоке Приморское книжное издательство выпустило книгу Н. Дункая «Скала сокровищ». А через год здесь же была издана для детей книга сказок «Хитрая Сайнака». «Скалу сокровищ» украсили рисунки брата писателя, талантливого удэгейского художника Ивана Дункая. А после Всесоюзного семинара в Пицунде, где довелось побывать и Николаю Дункаю, у него появилась надежда на издание книги в Москве. Но, увы, столичные издательства так и не открылись перед писателем дальневосточной окраины, с ее самой глубинки. Появились публикации в сборниках, даже за рубежом, в Америке. Большинство же публикаций выходило в дальневосточных газетах, прежде всего привечали и привечают в своей, районной... В 1990 году Николая Дункая приняли в Союз писателей России.

Николай Дункай пишет «тайгой» жизнь своих сородичей. Каждая фраза построена по-своему. Это как листик с каждого дерева...

В произведениях Н. Дункая есть своя музыка, свой лад, свой строй речи. Жизнь современных удэге, их быт, охота, мытарства, особенно связанные с наступлением цивилизации, не всегда лучшего свойства, с так называемым «покорением природы», — все это дано колоритно, с массой деталей, тонких наблюдений. И с живой болью! Писатель обращается к жанрам сказки, рассказа, легенды, повести.

Через все повествование книги «Скала сокровищ» проходит образ отца, следопыта и сказочника, балагура и мудреца. А рядом с ним и образ рассказчика, мальчишки, становящегося юношей, и тех, кто их окружает, кто хранит тепло родного очага... Среди самых заметных образов — образ русской девушки-учительницы Саши. Ведь историю появления письменности, распространения грамотности не вычеркнешь из памяти, как то делают сейчас новоявленные крикливые нувориши и клеветники, вбивающие клин в то чувство, которое объединяло всех нас — в чувство семьи единой.
«Легенда о любви» — это красивая легенда о человеческой любви, способной на подвиг. Удэгейская девушка Илга силой своей любви спасает любимого. Мотив любви проходит через все его творчество. Колоритна повесть о Джанси Кимонко — первом удэгейском писателе.

Колоритны сказки Николая Дункая. В них житейская мудрость, неприятие зависти, подлости, лени. То, что идет от народной мудрости. Сказки вошли в книгу «Скала сокровищ», вышли отдельным изданием. У Н. Дункая написано значительно больше, чем сейчас напечатано. Уникальное его творчество, пусть и не очень масштабное по количеству произведений, ждет во многом своего издателя. Рассказы и легенды — это главная его художественная книга. А параллельно он занят научной задачей — создает «Удэгейский словарь». Тут у него есть свои помощники — Александр Канчуга, специалисты из Академии наук. Но в центре этой большой работы именно он — писатель Николай Дункай. Он защищает землю отцов, он думает о будущем, он вселяет любовь и надежду.

Сочинения:

1. Легенда о любви: Рассказы. — Владивосток, 1963.
2. Скала сокровищ: Рассказы и сказки для детей. / Художник И. Дункай. — Владивосток, 1989.
3. Хитрая Сайнака: Удэгейские сказки. — Владивосток, 1990.

Литература:

1. Писатели малых народов Дальнего Востока: Библиогр. сб. — Хабаровск, 1966.
2. Дулин Б.М. Становление и развитие малых народов Приамурья и Приморья: Автореф. дис. — М, 1974.
3. Шестакова Ю. Образ времени в людях. // Дальний Воток. — 1986. — № 2.
4. Крившенко С. Легенда о любви. // Победа. — 1987. — 22 августа.
5. Ющенко С. Творческий вечер... // Победа. — 1992. — 29 февраля.
6. Н.С. Дункай (к 65-летию со дня рождения): Библиогр. указ. / Состав. Н.С. Иванцова. — Владивосток, 1995.


ИВАНОВ Всеволод Никанорович родился 07.11.1888 г., г. Кострома — 07.12.1971 г., г. Хабаровск) — прозаик, поэт.

Родился в семье преподавателя графических искусств. Закончил в 1911 году историко-философский факультет Санкт-Петербурского университета. И тогда же призван на военную службу, демобилизовался в начале 1917 года. Работал ассистентом Пермского ун-та на кафедре философского права, но революция разрушила планы научной карьеры. Октябрьского переворота не принял. С июня 1919 года — в Омске, в ставке «омского правителя», директор Русского бюро печати. Потом жил в Харбине, оттуда перебрался в 1921 во Владивосток, надеясь работать в университете. Здесь редактировал «Вечернюю газету», писал острые публицистические статьи, выступал и в газете «Русский край», в приложениях к ней печатал стихи, литературные фельетоны. Осенью 1922 года на японском пароходе «Фузан-Мару» покидает родину, поселяется в Китае. До середины 30-х годов жил в Харбине, являвшемся центром русской эмиграции, а затем переехал в Шанхай. Здесь выходит ряд его публицистических книг: «В гражданской войне» (1927 г.), «Крах белого Приморья» (1927 г.), «Огни в тумане: дума о русском опыте» (1932 г.); очерково-философских: «День человека: опыт философской культуры» (1929 г.), «Рерих — художник-мыслитель» (1940 г.); поэтических: «Беженская поэма» (1926 г.), «Поэма еды» (1928 г.), которая несколько ранее, в 1922 году, выходила отдельным изданием во Владивостоке. Уже на этом этапе проявил глубокий интерес к истории России, соединяя воедино звенья исторического прошлого и современности, рисуя литературные портреты деятелей разных эпох (Аввакум, Л. Толстой, Столыпин, Колчак и др.). Чувство Родины, России торило дорогу к ней, к ее народу, и определило судьбу художника. В 1931 году Иванов принимает советское гражданство, работает сотрудником ТАСС в Китае, а в феврале 1945 года возвращается на Родину. Новый этап жизни связан с освоением жанра исторического романа. Тема духовных поисков и русского предпринимательства станет центральной в романе «На Нижней Дебре» (1958 г.). Своеобразие русской истории, давшей такие яркие характеры, как протопоп Аввакум, землепроходец Ерофей Хабаров, раскрывается в историческом повествовании «Черные люди» (1963 г.), занявшем в творчестве писателя центральное место. Галерея исторических лиц. Яркая картина народной жизни XVII века, поэтизация «роевого начала», русской державности. В 1995 году роман опубликован в «Роман-газете».

Писателя привлекают страницы истории Китая, социальных потрясений, борьбы за независимость в прошлом и в настоящем: «Тайфун над Янцзы» (1951 г.), «Путь к Алмазной горе» (1956 г.), «Дочь маршала» (1969 г.). Лейтмотив цикла произведений китайской истории — каждый народ имеет историческое право распоряжаться судьбой своей страны, каждый человек должен быть свободен.

Критика отмечала, что главной творческой победой писателя стали его книги о русской истории, создание национальных, глубоко народных характеров. Вслед за историческим повествованием «Черные люди» (1963 г.) публикуются исторические повести «Иван Третий», «Ночь царя Петра», «Императрица Фике» (1968 г.). Особое место в творчестве занимает историко-биографическое повествование «Александр Пушкин и его время» (1970 г.), синтез научного и художественного анализа. К читателю дошел, наконец, также и мемуарный цикл «Воспоминания» (1971 г.). Русский исторический цикл воссоздает рождение на Руси общенациональных, общегосударственных интересов, без чего не может реализоваться духовное творчество ни личности, ни народа. «Воспоминания» или мемуарные романы, включающие пять томов, начались печататься в журнале «Дальний Восток», посмертно. Это новый цикл, раскрывающий трагизм русской истории первой половины XX века. Опубликованы: «Юность и Свобода» («Дальний Восток», № 7, 1987), «Из записных книжек» («Дальний Восток», № 11, 1988). В городе Хабаровске, на доме, где после возвращения из-за рубежа, жил В.Н. Иванов, установлен мемориальный памятник самобытному русскому писателю.

Сочинения:

1. Тайфун над Янцзы. — Хабаровск, 1952.
2. Путь к Алмазной горе. — Хабаровск, 1056.
3. На Нижней Дебре: Роман-хроника. — Хабаровск, 1958.
4. Черные люди: Историческое повествование. — М., 1963.
5. Императрица Фике: Исторические повести. — М., 1968.
6. Александр Пушкин и его время. — Хабаровск, 1970.
7. Тайфун: Повесть. Далеко у Тихого. — Владивосток, 1972.
8. Юность и свобода: Повествование о времени и о себе. // Дальний Восток. — 1987. — № 7.
9. Из записных книжек. // Дальний Восток. — 1988. — № 11.
10. Огни в тумане: Рерих — художник-мыслитель. — М., 1991.
11. Александр Пушкин и его время. — М., 1998.

Литература:

1. Сурганов В. Из глубины истории. // Литературная газета. — 1968. — 7 августа.
2. Чалмаев В. История при свете совести. // Молодая гвардия. — 1968. — № 9.
3. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
4. Гюбиева Г.Е. Древнерусские художественные источники романа В.Н. Иванова «Черные люди» («Житие протопопа Аввакума»): Вопросы русской, советской и зарубежной литературы. — Том 2. — Хабаровск, 1973.
5. Николаев П.А. Книга о Пушкине и ее автор — Иванов В.Н. Александр Пушкин и его время: историческая повесть. — Издание 2. — М., 1977.
6. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.
7. Гвоздева А. Чувство Родины. // Наш современник. — 1988. — № 10.
8. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
9. Якимова С.И. Историческая проза В.Н. Иванова: Автореф. дис. канд. фил. наук. — М., 1992.



 

ИЛЬИН Анатолий Александрович родился 12.07.1945 г., п. Угловое Приморского края — прозаик.

Детство Ильина прошло в основном на островах Попове и Рейнике. Потом с матерью уезжали на «запад» страны, снова вернулись сюда. С третьего класса постоянно живет в Приморье: в Уссурийске, Владивостоке. После завершения Борисовской средней школы, поступил в 1963 году, а в 1968 закончил отделение русского языка и литературы филологического факультетов ДВГУ. Заканчивал заочно, так как в 1967 году перевелся на заочное отделение — необходимо было идти работать. Осваивал газетное «дело» — работал корреспондентом «районки» — газеты Пограничного района «Знамя Октября». Затем поманила морская романтика — был матросом ВСГ теплохода «Уссури» — тоже очень короткий период (01.02.1968г. — 01.06.1968 г.). Затем снова — корреспондентом газеты «Строитель» по Дальнегорскому и Кавалеровскому районам.

В жизненный опыт вошла и служба в Советской Армии — юношей с высшим образованием тогда брали в на год: служил с 1 ноября 1968 года по 1 ноября 1969. И снова поиски «своего места» в жизни: был экономистом Крайстатуправления во Владивостоке (1970 г.). Небольшой период учительствовал в Приморской спецшколе для малолетних правонарушителей в поселке Ново-Покровка.

Публиковаться начал на страницах литературных сборников края. В 1974 году в «Тихоокеанских румбах» опубликована повесть «Камчатское дело». В 1976 году в  «Тихоокеанских румбах» публикуется рассказ «Там, где ботчи» — сюжет его подсказан эпизодом из жизни русских географов, первооткрывателей Приморья. Документальность в рассказе соединилась с психологизмом. Свой жизненный опыт стал основой повести «Соленый берег» — сначала в журнале «Дальний Восток», а затем в книге под таким же названием, — повестей «Свадебное путешествие», «Вольные люди».
Особое звучание получила историческая повесть «Владивостокский отряд» (1989 г.). В ней описан подвиг русских крейсеров, их экипажей в русско-японской войне 1904-1905 года. Повесть вписалась в ряд книг, повествующих о мужестве и героизме русских солдат и матросов (В. Пикуль «Крейсера» и др.).

В 1989 году принят в Союз Писателей РСФСР.

Заметное место в творчестве заняла тема русской истории Дальнего Востока, Русской Америки. В 1999 году в альманахе «Заветный край» опубликована повесть «Штормовая полоса» («Ситка»). Работая в издательстве «Утро России», подготовил альбомы исторических материалов: «Встречь солнцу», «Хабаровский край». Критика отмечала, что: «Это новый этап нашего краеведения, нашего народознания» («Вестник» ДВО РАН, № 6, 1996 г.).

Член Союза писателей России.

Литература:

1. Крившенко С. Обретение характера: о серии «Молодая проза Дальнего Востока». // Молодой коммунист. — 1983. — № 11.
2. Крившенко С. Спорить достойно: о повести «Соленый берег». // Тихоокеанский комсомолец. —1988. — 1 октября.
3. Крившенко С. Радением и подвигом своим... // Вестник. — 1996. — № 6.



 
КНЯЗЕВ Лев Николаевич родился 12.04.26 г., г. Вятка (после 1934 г. переименован в г. Киров) — прозаик. 

Родители — выходцы из крестьян. Мать, Порываева Прасковья Павловна — из села Шершеда Сарапульской области, закончила рабфак и педагогический институт в г. Кирове (тогда, в 20-х г. Вятка). С 1917 года член РСДРП(б). В пединституте получила специальность преподавателя биологии и химии, основная доля воспитания многодетной семьи выпадала на ее плечи. Оставила книгу воспоминаний «Теперь я прабабушка» (1999 г.). Отец, Николай Васильевич Князев, из удмуртских крестьян-бедняков (с. Тукташ под Ижевском), член партии с 1917 года, учился вместе с матерью на

на рабфаке, а затем в институте, где они и поженились. Преподавал физику, математику и немецкий язык. В 1938 году арестовывался как «немецкий шпион», но был через год освобожден, восстановлен в партии: все это не прошло для семьи, в том числе детей, бесследно, оставило душевную травму. Семья была многодетной, в тридцатые годы в поисках, где живется лучше, изъездили немало мест (Кемерово, Борзя, Улан-Удэ, Чита, Баргузин). В 1932 году Лев поступил в школу, а в 1941 в Читинской области, на прииске Соловьевский, заканчивает десятилетку, и в том же году отправляется поступать в высшее учебное заведение во Владивостоке. Исполнилось ему тогда едва пятнадцать лет — школу окончил с «опережением»: семья учительская, учили детей старательно. Так в сентябре 1941 года в ДВПИ появился пятнадцатилетний студент. На западе страны гремела война. Уходили на фронт старшие сверстники. И пришло решение: пока идет война — учебу оставить, идти на трудовой фронт. В октябре 1942 года пошел плавать на суда Дальневосточного пароходства. Испытание морем военных лет сурово. Был в Америке, Китае, участвовал в перевозке грузов по ленд-лизу, а в 1945 году — в высадке десанта на Курилы, работал в каботаже; вот откуда в творчество навсегда придет тема моря.

В 1947 году поступил, а в 1953 закончил судомеханический факультет Владивостокского Высшего мореходного училища (ныне Государственная морская академия им. Г.И. Невельского), получив диплом инженера-механика. Работал инженером на судоремонтзаводе в г. Находка, главным инженером Евгеньевской МТС в г. Спасске, затем во Владивостоке, в краевом управлении сельского хозяйства. Эти годы производственной деятельности в качестве инженера также определили ряд особенностей творчества (выбор темы, героя, знание проблематики).

С мая 1956 года — в журналистике. Сначала заведующим отделом сельского хозяйства в краевой молодежной газете «Тихоокеанский комсомолец», затем главным редактором Владивостокской студии телевидения (1962-1964 гг.), главным редактором политического вещания на радио (1964-1966 гг.). В 1966 году краевой комитет КПСС назначает Л.Н. Князева редактором газеты «Тихоокеанский комсомолец», где он успешно работал до 1968 года, после чего становится собкорром газеты «Водный транспорт» по Дальнему Востоку. С 1959 года — член КПСС, вышел из партии в 1990. В феврале 1973 года принят в Союз писателей СССР, а в августе этого же года избирается ответственным секретарем Приморской писательской организации, где и проработает многие годы с перерывами (1973-1986 гг., I989-1990 гг., с I996 по настоящее время). Как редактор молодежной газеты был членом крайкома ВЛКСМ, а затем как ответственный секретарь писательской организации, многие годы был членом крайкома КПСС.

Первые литературные опыты появились на страницах газет, в альманахе и журнале «Дальний Восток». Так, документальная повесть «Сквозь огонь и воду» была опубликована в «Дальневосточном моряке» (1957 г.), ряд рассказов и очерков — в «Тихоокеанском комсомольце». В 1961 году в Примиздате выходит документальная повесть «Украденные годы», на тему сектантства.

Творчество Л. Князева развивается по трем основным тематическим линиям: тема моря, испытания человека морем, тема гражданской войны в Приморье, автобиографическая тема, тема становления личности. Разумеется, все это не отделено друг от друга непроницаемыми перегородками, переплетено воедино, хотя видится и в отдельности. Жанровые формы у писателя разнообразны: очерк, рассказ, повесть, роман, путевые заметки.

В 1963 году в альманахе «Тихий океан» публикуется повесть «Зачем ты здесь?» Она определила главную идейно-нравственную линию творчества: человек делает выбор судьбы сам, он в ответе перед людьми, но и люди в ответе перед ним. Социально-нравственные проблемы человека морской судьбы отражены в повестях «Поворот на 16 румбов» (1969 г.), «Последняя капля», в романах «Время любить» (1977 г.), «Морской протест» (1982 г.), «Капитанский час» (1966 г.). Морские произведения автора, и прежде всего два названных последними здесь романа, стали заметным явлением не только региональной, но и всей отечественной литературы: не случайно роман «Морской протест» был опубликован в «Роман-газете». К этому ряду морских произведений примыкает и написанная позже остросоциальная повесть «Лицо бездны» (1991 г.), с ее публицистически-лобовым антисоциалистическим эпиграфом и финалом (о «махровом расцвете развитого социализма»), и документальные очерки «Зов океана» (1999 г.). В 1998 году в журнале «Дальний Восток» (№ 7) опубликована повесть «У врат блаженства», в которой использованы документальные свидетельства трагической гибели 12 декабря 1939 года у берегов Японии, в проливе Лаперуза парохода «Индигирка». Морская тема — самое значительное в творчестве писателя-мариниста. Критика всегда достаточно высоко оценивала морские произведения Л. Князева, при всех критических замечаниях. Случались и споры. Так о первой повести на страницах «Литературной России» прозвучало резко отрицательное неприятие основного героя: «В повести молодого прозаика Л. Князева «Зачем ты здесь?» герой — традиционный хлыщ, сердцеед» (ЛР, 1963 г., 24 мая). Это обвинение было отвергнуто в полемической статье о выборе героя: герой повести, Генка Лаврухин, противостоит нытикам, аксеновским «звездным мальчикам» так называемой «исповедальной литературы» («Дальний Восток», 1963 г., № 4). Наиболее обстоятельно морская проза автора рассмотрена в статье нижнегородского критика В. Харчева «Морской характер».

Тема гражданской войны и событий 30-х годов в таежной приморской деревне посвящены повести «Волчий перевал» (1969 г.), «Крайняя мера» (1972 г.), «Рейд обреченных» (1972 г.), роман «Даль не чужая» (1982 г.). Автор тяготеет к остросюжетному конфликту, живому показу лиц, вместе с тем романтизации «красных героев», чекистов; в повестях, основанным на реальных событиях, проявляется недостаточно глубокое, схематичное решение трагических коллизий классовой борьбы в деревне — отсюда оценка в критике повести «Залпы в тайге» (о подавлении мятежа староверов в бикинской тайге в 1932 г.) как исторически несостоятельной (Родные просторы. Историко-культурная газета, 1992 г., № 1(14)). В ряду произведений этой тематической линии выделяется роман «Даль не чужая» («Наш современник», 1982 г., № 8), в отдельном издании, получившем название «Последнее отступление»: в нем психологично даны черты характера героя гражданской войны, «приморского Чапаева» Гариилы Шевченко, репрессированного в 30-е годы. К некоторым эпизодам гражданской войны автор обратится в позднейших произведениях: «Убит на месте» — о последних днях жизни и гибели атамана Калмыкова и «Дочь атамана» — о дочери атамана Семенова, ее драматичной судьбе.

К автобиографической теме относятся повести «Начальное образование» (1982 г.), «Шеренга», «Из мест не столь отдаленных», рассказ «Сынок». В главном герое повестей, Алексее Красноперове, в разных обстоятельствах его жизни , в том числе и несправедливого осуждения в годы юности (стрелял из подаренного десантником пистолета на пароходе, а потом выбросил оружие в море, вот тебе и «сокрытие»), во многих деталях биографии узнаются штрихи жизненной биографии автора. В центре этих произведений — проблема формирования личности, испытания характера, преодоления конформизма.

В 80-90-е годы пишет ряд остросюжетных повестей: в них раскрывается бесчеловечность революционных репрессий, жестокость подавления личности, народных масс в сталинскую эпоху, в них обличение преступности системы тоталиризма, обесценивающей как жизнь отдельного человека, так и народа. Лейтмотивом становится идея преступности «коммуняк», вины власти перед народом. Это повести «Бездна», «Век свободы не видать», «Сатаниниский рейс», «У врат блаженства» и другие. По своим художественным достоинствам выделяется рассказы «Синдром бронтозавра», «Расскажи мне про дьювола папа», «Рубеж невозвращения» (1994 г.). Критика в этих повестях в основном направлена на социалистическое прошлое, особенно, связанное с культом личности, репрессиями, бюрократизмом; вместе с тем в этот период творчества в публицистике автора все явственнее звучит и неприятие разорительной антинародной политики новых «хозяев жизни», называющих себя демократами, а по существу являющимися лжедемократами, преступно ввергшими страну в состояние небывалого разорения, обнищания.

Л. Князев — очеркист, автор путевых заметок: «Корабли идут на Сан-Франциско» (1974 г.), «Иду по Феско» (1975 г.)  и других. Никогда Америка в его очерках не писалась красками «ненависти», как это было у В. Коротича, автора книги «Лицо ненависти»: она представала противоречивой: и доброй, и агрессивной в своих устремлениях, тенденциях, автор всегда желал ее людям добра, а нашим странам — дружбы. Л. Князев перевел на русский язык повесть американского писателя Д. Хиггинботама «Скорый поезд Москва». Переписывается с потомком знаменитых журналистов Полевых, их внучатым племянником Л.С. Полевым, живущим в США. Л. Князев — автор ряда стихотворных, патриотических и лирических текстов, на которые написаны песни («Я убит на Хасане», композитор Н. Губин, и др.).

Многие годы избирался ответственным секретарем Приморской писательской организации СП СССР, ныне Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РСФСР (1985 г.), награжден орденами «Отечественной войны» 2-ой степени (1995 г.) и «Знак Почета», Ленинской медалью (1970 г.), Лауреат премии писателей России за книгу рассказов «Век свободы не видать» (1990 г.), Почетный гражданин Владивостока (1996 г.). Семья: жена, Надежда Пантелеймоновна Князева — кандидат экономических наук, препреподаватель вуза, доцент; старшая дочь Тамара — инженер; младшая, Надежда — кандидат наук английской филологии; сын Евгений — инженер, автор ряда рассказов и повестей.

Сочинения:

1. Зачем ты здесь? – Владивосток, 1963.
2. Поворот на 16 румбов. – Владивосток, 1969.
3. Крайняя мера: повесть о чекистах. – Владивосток, 1972.
4. Время любить. – Владивосток, 1979.
5. Морской протест. – М., 1982.
6. Капитанский час. – Владивосток, 1986.
7. Век свободы не видать. – Владивосток, 1989.
8. Убит на месте. – Владивосток, 1991.
9. Рубеж невозвращения. – М., 1994.
10. Печаль навсегда: Рассказы. — Владивосток, 1999.

Литература:

1. Халилецкий Г. Большою мерою века. // Литературная Россия. — 1963. — 24 мая.
2. Крившенко С. О выборе героя. // Дальний Восток. —1963.— № 4.
3. Попов В. Проза Л. Князева: Дип. раб. — Краевой архив.
4. Чарапов М. Повесть о чекистах. // Дальний Восток. — 1973.— № 7.
5. Успенский В. Рейд обреченных. // Литературное обозрение. 1977. — № 6.
6. Харчев В. Морской характер: Предисловие к книге «Капитанский час». — Владивосток, 1986.
7. Лапузин Б. Морской протест. // Красное Знамя. — 1978. — 21 октября.
8. Куклис Г. Надежность. // Литературная Россия. — 1979. — 16 ноября.
9. Боборыкин В. Проза. — М., 1979.
10. Крившенко С. Мир и дом капитана Анисимова. // Красное Знамя. — 1985. — 29 марта.
11. Писатели Дальнего Востока. — Хабаровск, 1989.
12. Варов В. Улунгинская трагедия. // Родные просторы: Историко-культурная газета. — 1992. — № 1(14).
13.Л.Н. Князев. (К 70-летию со дня рождения): Библиогр. указ. — Владивосток, 1996.



 

КОРЕШОВ Георгий Михайлович родился 14.11.1913 г., г. Владивосток — 26.05.1943 г. погиб на фронте) — поэт.

Родился в семье военного. Отец — офицер русской царской армии, служил на Русском острове. В звании капитана в 1915 году ушел на германскую войну, был командиром пулеметной роты, участвовал в боях, тяжело ранен, скончался в госпитале. Сына Георгия, оставшегося почти сразу после рождения без отца, воспитывала мать, Нина Николаевна Корешова, которая работала многие годы библиотекарем в ДВПИ.

Семья жила во Владивостоке, на Абрекской, а затем на 7-ой Матросской. Закончил 7 классов в школе № 9 на Пушкинской. Рано пошел работать. Был разносчиков газет, учеником корректора в «Красном знамени», а затем корреспондентом газеты и краевого радио. Ходил моряком на пароходах «Вьюга», «Томск». Будучи корреспондентом, писал заметки, очерки, репортажи. «Я бредил бригами и южными морями. И льдами Арктики, стихами и тобой. И с каждым днем я становился все упрямей, решив идти веселой романтической тропой».

На страницах «Красного знамени», «Тихоокеанского комсомольца» печатаются его рассказы, стихи. В журнально-литературную жизнь Корешов входит как рассказчик. В 1933 году в третьей книге журнала «Будущее Сибири» (Иркутск) публикуется первый его рассказ «Чайво-мару». Действие рассказа происходит на японской шхуне «Чайво-мару», занимающейся незаконным промыслом в чужих водах.

Затем печатаются рассказы «Непредусмотренные обстоятельства» («Будущая Россия», № 7, 1934 г.), «Последняя пуля» («На рубеже», № 4, 1936 г.), построенные на эпизодах гражданской войны. В 1939 году в журнале «Молодая гвардия» был опубликован цикл его «Песен моряка», привлекших внимание читателя своей лиричностью, экзотикой, романтикой. «Море стало его главной темой, — напишет позже Петр Комаров, — Среди его современников найдется немного поэтов, которые бы так чувствовали море, так знали и любили его».

Но все чаще «романтическая тропа» перебивается тревожными мотивами надвигающейся военной грозы. В январе 1941 года, за пять месяцев до нападения фашистской Германии на Советский Союз, Г. Корешов напишет стихотворение «Тревога»:

Пыля по тропам и дорогам,
Я в сердце чувствовал одну
Мне непонятную тревогу,
Как будто шел я на войну.

Добровольцем ушел на фронт. В феврале 1942 года воевал в Подмосковье, а затем на Сталинградском фронте. Был тяжело ранен в боях за Ростов и умер, не дожив до тридцати полных лет от ран, 26 мая 1943 года во фронтовом госпитале.

В 1946 году во Владивостоке выпущен сборник стихов Корешова «Океанский ветер». В него было включено 49 стихотворений, далеко не все, что было написано поэтом и достойно издания. В 1961 году Примиздат под тем же названием выпустил книжку, в которую вошло только 33 стихотворения, это было неоправданно сокращенное, обедненное издание. Сборник «Океанский ветер» отразил основные мотивы творчества дальневосточного поэта: море, любовь, фронтовое мужество, верность. Романтический афоризм Корешова: «Мы должны в любые бури парусом владеть» стал поэтическим выражением мужества людей его поколения.

В 1999 году в Морской академии вышла книга «Океанский ветер штормовой».

Сочинения:

1. Океанский ветер: Избранные стихи. — Владивосток, 1946.
2. Слово в строю: Сб. стихов приморских поэтов, погибших на фронтах Великой Отечественной войны. — Владивосток, 1950.
3. Океанский ветер: Избранные стихи. — Владивосток, 1961.
4. Смело и ясно смотрю будущему в глаза: Фронтовые письма поэта Г. Корешова матери и жене. // Дальний Восток. — 1971. — №6.
5. Сто лет поэзии Приморья: Антология. — Владивосток, 1998.
6. Океанский ветер штормовой. — Владивосток, 1999.

Литература:

1. Машуков И. Стихи дальневосточных поэтов. // Дальний Восток. — 1947. — № 1.
2. Вахов А. Их слово осталось в строю: Сб. стихов. — Владивосток, 1950.
3. Крившенко С. В любые бури парусом владеть. // Дальний Восток. — 1965. — № 3.
4. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
5. Крившенко С. Ушел в последнюю в атаку: Тихоокеанский прибой. — Владивосток, 1985.
6. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Выпуск 1. — Новосибирск, 1987.
7. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
8. Георгий Михайлович Корешов (к 85-летию со дня рождения). // Заветный край. — Владивосток, — 1998. — № 1.



 
КОСТАРЕВ Николай Константинович родился 10.01.1893 г., г.Пермь — 1941 г. — поэт, прозаик. 

Сын казачки и разночинца. Учился в реальном училище в этапном городе Тюмени в окружении политической ссылки. Участвовал в первой мировой войне. Член Коммунистической партии с 1917 года. С 1918 — участник гражданской войны: в Приуралье (в отряде В.К. Блюхера), в Забайкалье (при штабе командующего Забайкальским фронтом С. Лазо), в Приморье (командир штаба партизанских отрядов в районе Спасска?Яковлевки под именем Туманов). Член областкома и Военного совета партизанских отрядов Приморья. Первые стихи написал в тюрьме (1915 г.). В 1918 году после 

 разгрома партизанского движения в Забайкалье добрался в Приморье, во Владивосток. Работая в порту, «поэт Никола» вступает в ЛХО (литературно-художественное общество) (1919 г.), знакомится с поэтами группы «Творчество» (Н. Асеев, С. Третьяков и др.), но в их журнале не печатается.

Первые произведения — поэмы «Идея-фикс» (1919 г.), «Белый флаг» (1920 г.), «Аэропоэма» (1924 г.) изданы во Владивостоке. «Идея-фикс» — трагедия в стихах, воспевающая стремление человека к «золотому веку», «всеобщему братству», написана в абстрактно-романтическом духе с элементами пролеткульта и одновременно футуризма. Поэма «Белый флаг» — «лирическая экспрессия», выразившая «душевные потрясения» поэта, ставшего свидетелем расправы с восставшим народом. Космическая тема в «Аэропоэме» в противовес абстрактному пафосу биокосмистов (А. Ярославский и др.) получала более реальное, земное наполнение. В 1924-1926 годах вместе с В. Матвеевым (под псевдонимом Никэд Мат) в Ленининграде издает приключенческий роман-трилогию «Желтый дьявол»: книга 1. Гроза разразилась. 1918 год; книга 2. Повстанчество. 1919 год; книга 3. Зубы желтого обломаны.

В основу положены реальные события гражданской войны на Дальнем Востоке, героями стали реальные исторические лица (С. Лазо, И. Сибирцев, К. Суханов и др.). Беллетризованная историческая хроника сопрягается с приключенческой интригой: в центре поединок советского разведчика Снегуровского с японской разведкой. Наряду с повестью П. Бляхина «Красные дьяволята» роман К. стоит у истоков советской приключенческой литературы. В конце 20-х и в 30-е годы главным в творчестве К. становится документально-художественный жанр: созданы очерковые книги «Мои китайские дневники» (1928 г.), «Граница на замке» (1930 г.), «Сахалинские сказки» (1937 г.). Первая из них выдержала пять изданий, выходила за рубежом. Герои гражданской войны запечатлены в рассказе «Поход», «Прощание с конем», «Конец Ивана Шевченко» и др. К. один из первых, а в жанре романа первым, воссоздал образ Сергея Лазо, художественно иллюстрировав версию гибели командира приморских партизан в паровозной топке, (роман «Желтый дьявол», книга 3 (1926 г.), очерк «Встречи с Сергеем Лазо» (1937 г.). В 30-х годах К., живя в Ленинграде, затем в Москве, приезжал на Дальний Восток, что отразилось в цикле его рассказов и очерков. Переписывался с А. Фадеевым, М.Шкапской и др. писателями дальневосточной темы. Своими книгами о Дальнем Востоке К. оказал некоторое влияние на творческие поиски А. Фадеева — в выборе героев (Метелица), названия («Разгром» — так называлась одна из глав в романе Костарева «Повстанчество»), определении трагической идеи разгрома, в ориентировке на конкретный материал. Сказалось во многом пребывание в одних и тех же местах партизанских боев и Костарева и Фадеева. Проза К. носит репортажный характер, в изображении героев недостает психологизма (в отличие от А. Фадеева с его глубинным психологизмом). Творчество К. в числе лучших журналистских книг тех лет подвергалось в 20-30 годы неоднократному шельмованию рапповской или неорапповской критики, в том числе и на страницах печатавшего его очерки журнала «На рубеже». Печатался в журналах Москвы и Ленинграда. Сохранились в Государственном литературном архиве письма, отразившие тревожное состояние Костарева в середине 30 годов. Были арестованы многие друзья-писатели, среди героев его книг оказались мнимые «враги народа» (В.К. Блюхер и др.), что не сулило писателю ничего хорошего. После ареста в 1939 году имя Костарева было предано забвению. Погиб в сталинских застенках в 1941. Семья (жена и дочь) исчезли также бесследно.

Сочинения:

1. Идея Фикс. — Владивосток, 1919.
2. Белый флаг: Лирическая экспрессия. — Владивосток, 1920.
3. Аэропоэма. — Владивосток, 1924.
4. Желтый дьявол. — Том 1: Гроза разразилась (1918). — Л., 1924.
5. Желтый дьявол. — Том 2: Повстанчество (1819). — Л., 1924.
6. Желтый дьявол. — Том 3: Зубы желтого. — Л., 1926.
7. Мои китайские впечатления. Граница на замке: Очерки. — М.-Л., 1930.
8. Сахалинские записи. — М., 1936.
9. Три рассказа. — М., 1937.

Литература:

1. Владиславлев Н. Литература великого десятилетия. — М.-Л., 1928.
2. Якимова Л. Многонациональная Сибирь в русской советской литературе. — Новосибирск, 1962.
3. Рачков Д. Николай Костарев и его книга «Сахалинские сказки». / Межвузовская науч. конф. по проблемам советской литературы, фольклора и говоров Дальнего Востока. — Хабаровск, 1968.
4. Пузырев В.Г. Костарев К.К. (1893-1941): Вопросы стиля и метода в советской литературе. — Рязань, 1976.
5. Крившенко С. Возвращение Николая Костарева. // Красное знамя. — 1989. — 18 июня.
6. Крившенко С. Возвращение Николая Костарева. // Дальний Восток. — 1991. — № 1.



 
 
КРИВШЕНКО Сергей Филиппович 
Автобиография 

Родился я 6 октября 1930 года в селе Григорьевка Михайловского района Приморского края. Могу считать себя коренным дальневосточником. Мой прадед по материнской линии переселился в Приморье морским путем в 1883 году — он прибыл на первом переселенческом пароходе Добровольного флота «Россия» 13 апреля 1883 года. Из Одессы пароход вышел   4 марта 1883, больше месяца находился в пути: шли Черным и Средиземным морями, 

через Суэцкий канал, вокруг Индии, и на русский Дальний Восток, «на Амур», как тогда говорили, на Амурский залив,  «на зэлэный клын», в Приморье. Здесь, в количестве 23 ревизских семей, в числе 57 мужских и 53 женских, всего 110 душ, обосновали село Григорьевку, в 45 километров от села Никольское, Никольск-Уссурийска. Об этом первом плавании «России», открывшей морское переселение «на край света», рассказано в сборнике главнейших документов по управлению Восточной Сибири (том 2, вып. 3) «О кругосветном переселении в Южно-Уссурийский край и устройстве там первой партии переселенцев, отправленной из Одессы в 1883 года», Иркутск, 1884. В этой книге среди 794 человек переселенцев назван и мой прадед Семен Усенок, от которого в Приморье идет и род Усенков.

В семье деда по фамильной линии, т.е. деда по отцу, Крившенко Мартына Ивановича в наши детские годы передавались предания, как плыли на Дальний Восток через моря-океаны, видали и горы и пустыни, познали, что такое шторм и штиль, и неизменно упоминалась такая подробность: плыли на «французе», т.е. на французском пароходе. Действительно, как довелось узнать позже, в 1889 году был зафрахтован французский пароход «Кантон», который и доставил в том же году большую партию переселенцев (в тысячу слишком человек) Полтавской и Черниговской губерний во Владивосток (места, откуда уезжали, описаны в прекрасном рассказе И. Бунина «На край света»), а отсюда, из Владивостока, они на возах, нагруженных незатейливым скарбом и крошечными грязными детишками (Елисеев), шествовали за своей кладью пешком, в глубь Южно-Уссурийского края, мужики и бабы, наши предшественники. «Грустно становилось за этих бедных людей, которые жертвуют всем, чаще всего жизнью целой трети своих детей для того, чтобы найти себе возможность работать и трудиться до упада сил, что легко могли бы найти и у себя на  родине, — писал А.В. Елисеев. — Водворяясь ценою великих жертв и лишений в этом диком еще недавно ставшем русским крае, принося с собой русский дух и культуру, эти грязные оборванные переселенцы составляют собою тот краеугольный камень, на котором твердо будет покоиться русское владычество в этой далекой нашей окраине». Этим пароходом и прибыл в край семья деда, которому в то время было 12 лет: значит, здесь и по отцовской линии первым оказался мой прадед, Иван Алексеевич Крившенко. Это кругосветное плавание, к счастью, оказалось запечатленным в книге знаменитого русского путешественника доктора А.В. Елисеева «По белу  свету», изданной в Санкт-Петербурге в 1898 году. Вот только один штрих  из путешествия, к  которому мы уже обращались: «Пароход бросало как щепку, и мы должны были привязать рожениц... Я просто впадал в отчаяние при виде ужасающих условий, в каких находились переселенцы». При  этом Елисеев отмечает «замечательную приспособляемость русского человека к самым непривычным условиям жизни»: «капитан парохода, опытный моряк, часто возивший итальянских эмигрантов, не раз говорил, что никогда еще не видел людей, настолько выносливых...» (Елисеев «По белу свету»). Так что моим дедам пришлось хлебнуть трудностей и горестей вволю. Дед — по родословной, из Запорожской Сечи, в роду была и сербская, и польская ветвь... В Приморье крестьянская семья обосновалась, разрослась. Все делали своим руками: дед хотя и безграмотный, но был пахарем, пчеловодом, портным... 15 августа 1937 году деда по клеветническому обвинению арестовали, «судила» крутая на расправу «тройка» и «постановление» тройки УН НКВД по ДВК от 27.10.37 года «приведено в исполнение в 24 час. 10.11.37 (выписка из дела № 25718). Арестовали в пору самых жарких крестьянских работ... На письмо старшего сына Алексея о реабилитации от 5 ноября 1940 года из краевой прокуратуры ответили: «считать расстрел правильным». Реабилитирован в 1989 году. Имеет ли это отношение к биографии? В семье об этом знали, называли клеветников, но говорили только внутри, за порог не выносили: домоклов меч судимости деда как классового «врага народа» всегда маячил перед глазами, — такая «вещь» была знакома многим крестьянским семьям...

Мой отец, Крившенко Филипп Мартынович, отслужил в Красной Армии (1928-1929 гг.), а в тридцатые годы по направлению сельчан закончил медицинское училище в Уссурийске (тогда город Ворошилов) и стал на всю жизнь сельским фельдшером, который работал по призванию и заслужил уважение земляков, жителей Григорьевки, Павловки, Абрамовки. Когда я ехал в селе Михайловку проводить его в последний путь, неожиданная попутчица, узнав, что я еду к отцу, сказала: «Передай ему привет: он принял у меня двоих сыновей». Я сказал, что привет передам и не стал говорить, что фельдшер-акушер Ф.М. Крившенко ушел из жизни: этого было не надо. Так что детство мое прошло в семье сельского интеллигента первого колена, сельского фельдшера. Отцу всегда надо было к кому-то идти, ехать в соседнее село, лечить, спасать, выручать... И тут уж никогда нельзя было сказать, что его нет дома, если приезжали в ночь-полночь... Мать, Крившенко Анна Антоновна, до замужества Скачкова, отец ее, мой дед Антон Скачков погиб на первой мировой, германской войне, в 1916 году. Погиб: «за веру, царя и отечество», что потом, за отменой царя и веры, не имело вроде бы никакого значения. Об этом с горечью говорила моя мать. Но всех поставила на ноги Матрена Семеновна, их мать, все выросли, получили образование в советские годы. На долю матери, как старшей в семье, выпали заботы возиться с младшими, помогать матери взращивать семью. Характер у матери мягкий, душевный, жалостливый, кстати, нередко он выражался в песенности: любила и прекрасно пела украинские и русские песни: «Йхав козак на вийноньку», «Уж ты сад, ты мой сад» и др. — и не просто пела, выводила песню — это особое дело. Вспоминала, как в юности пели в церковном хоре: «Ой, як же там хорошо спивалы...» Больше всех среди детей любила Тамару, дочь свою, и наказывала нам, братьям, всегда помнить о сестре...

Детство прошло в селе Григорьевка. Бегали на Утесную — так называлась речка, даже с усеченным окончанием Утесна. Ходили рыбачить на Чихезу, потом ставшую Абрамовкой. Григорьевка — село почти степное, «вольная степь», как говорили в старину, открытая взору от сопки Третьячки до самых синих сопок в западной стороне, где заходило солнце. В центре села была старая церковь, которую превратили одно время в школу и рядом другое здание школы... Кирпичный прекрасный клуб, в котором в военные годы всегда шли фильмы и в который всегда стремились пробраться дети. Наши места напоминали, так мне казалось, в чем-то Украину, и всегда хотелось посетить те села, откуда уехали на «край света» деды... Всегда, кстати, говорили: «У нас там, в России!» Это значило — на Полтавщине, в селе Грабарево, где мне ни разу не удалось побывать. В Киеве был, а поездку на Полтавщину, в родовое гнездо Грабарево, все оставлял на потом... А «потом» — вот она наша реальность — порушили общую страну... В семье было трое детей. Старший брат, Михаил, рождения 1927 года, в 1943, пятнадцатилетним мальчишкой пошел добровольцем на флот: был моряком, плавал, в том числе в Америку, участвовал в войне с империалистической Японией, служил в Порт-Артуре, писал письма. Впоследствии, прослужив 8 лет на Флоте, стал кадровым рабочим арсеньевского завода «Аскольд». Сестра Тамара — младшая по возрасту, закончит Уссурийский пединститут, будет работать в школе, станет женой военного инженера летных частей Владимира Прыгунова... У них двое детей — дочь Татьяна и сын Игорь. В селе Григорьевке с семьей живет мой двоюродный брат Дмитрий Петров, тоже из рода первых жителей края (дед Мартын — наш общий дед).

Семилетку я закончил в селе Григорьевке, а десятилетку в районном с. Михайловке, куда и переехала семья из-зa школы. Были в там, в Михайловке тогда прекрасные учителя — литератор Иван Иванович Жуков, человек ленинградский, оставшийся после военной службы на недолгое время в нашем краю (вот повезло: о литературе он говорил ярче всех встреченных мною потом академиков и профессоров!), был историк Андрей Иванович Крушанов, впоследствии академик... Были и другие учителя... В 1949 году  поступил и в 1953  закончил Владивостокский педагогический институт, факультет русского языка и литературы — и здесь встретился прекрасный педагог, любящий русскую литературу — Иван Трофимович Спивак. Еще будучи в институте напечатал свои первые литературные рецензии, в частности, на книги Ф. Гладкова о детстве и повесть О. Щербановского «В море», на страницах «Тихоокеанского комсомольца». Литературные склонности привели в отдел культуры военной газеты «Боевая вахта» — там работал под началом чуткого к слову журналиста А.И. Демьянчука и рука об руку с флотским поэтом Виктором Карповым. Газета давала широкий «выход» литературным материалам и тут-то появилось много моих рецензий, статей о литературе и театре, и даже стихотворений на сатирические темы (они печатались в разделах «Под киль» и «Тихоокеанский крокодил»).

В 1959 году по приглашению редактора «Тихоокеанского комсомольца» Г.П. Сорокина перешел работать в молодежную газету. Был зав. отделом культуры, ответственным секретарем, пять лет был редактором газеты этого самого «Тока» (Г.П. Сорокин ушел на повышение в «Красное знамя»). На страницах газеты в это время печатается много стихов, рассказов, даже появляются повести наших журналистов — все это не слова, подшивку газеты и сегодня можно поднять и убедиться в этом. Живая газета, жаль, в пору «перестройки» она утонула в ее мутных водах, команда — новая — не смогла отстоять наш «Ток».

В 1959-1966 годах довелось поработать главным редактором политического вещания Владивостокской студии телевидения. А через год поступил по конкурсу в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС на кафедру теории литературы и литературной критики (1966-1969 гг.), защитил кандидатскую диссертацию по проблеме эпоса и лирики в русской советской поэзии, отображения в творчестве Маяковского, Есенина, Пастернака, Твардовского и др. (нет  им числа!) ленинской темы. После пятилетнего периода работы преподавателем истории русской журналистики в Хабаровской ВПШ, по конкурсу был избран зав. кафедрой журналистики Дальневосточного государственного университета (ДВГУ). Пять лет был заведующим кафедрой, затем переведен на должность старшего научного сотрудника (докторант 1978-1981), в течении пяти лет был заведующим кафедрой русской, советской и зарубежной литературы (1981-1986 гг.). В 1992 году в институте Мировой литературы им. А.М. Горького (РАН) защитил докторскую диссертацию на тему: «Типология народного характера и жанровые искания в русской советской прозе, посвященной истории Дальнего Востока». Все эти годы стремился сочетать научную работу с литературно-критической.

В Союз писателей СССР принят 21 декабря 1978 года. Рекомендовали московский критик Михаил Шкерин, хабаровский критик и прозаик Василий Ефименко, приморский прозаик Лев Князев. Ранее (1974 г.) рекомендации давали известный критик, редактор журнала «Вопросы литературы» Евгений Осетров и редактор журнала «Дальний Восток» Николай Рогаль. Ко дню приема было издано три критических книги, немного, но издать книгу критики тогда было почти невозможно: первый сборник «Область личного счастья», возвращенный из приморского издательства, так и остался в рукописи. Главное, давно нашлась своя тема: этой темой стала литература Дальнего Востока, как стали говорить позже, дальневосточного региона, тема землепроходчества и отражения ее в литературе, проблема русского народного и вообще национального характера в его дальневосточном варианте. Разумеется, в поле обозрения попадала литература от Ломоносова и Пушкина, отозвавшихся о Дальнем Востоке, о землепроходцах и мореходах, до Пржевальского и Арсеньева и писателей наших дней. Писать немало приходилось о книгах так называемого среднего уровня, что невыгодно для критика и литературоведа, но все же среди этих произведений были произведения достаточно высокого художественного достоинства. В 1974 году Хабаровское книжное издательство, где работал директором «дальневосточный Сытин» наших дней Н.К. Кирюхин, издает мою дальневосточную книгу «Утверждение мужества». Затем выходят «Берег Отечества» (1978 г.), «Дорогами землепроходцев» (1984 г.), «Героика освоения и социалистического преобразования Дальнего Востока в русской и советской литературе» (1985 г., ДВГУ). В 1988 году в Московском издательстве «Современник» вышла монография «Берег Отечества. Романтика героизма в литературе о Дальнем Востоке». Эта книга и цикл статей о современной литературе отмечены премией Союза писателей России (Литературная Россия, 1992 г., 27 марта). Это были годы борьбы за сохранение Союза писателей России: в ночь 30 августа 1991 года вместе с писателями, собравшимися со всех краев и областей на свой пленум, защищали свое писательское помещение в Москве, на Комсомольской против евтушенковско-апрелевских захватчиков, пытавшихся ликвидировать Союз писателей России.

Написано более 400 работ разного жанра — от газетных заметок до монографий, вроде бы и немало, но при строгом отношении к написанному: и мало, и надо бы лучше! Есть целый ряд авторов, которые, возможно, были бы почти забыты, если бы не пробудил интерес к их жизни и творчеству. Это писатели-фронтовики, и прежде всего Георгий Корешов. Это первый поэт Владивостока Павел Гомзяков, первый морской писатель Александр Максимов... Довелось вписать в контекст истории русской литературы творчество многих писателей, от мореходов и землепроходцев до современников (план-проспект «Русская литература Дальнего Востока», «Русское дальневосточное литературное зарубежье», 1995-1998 гг.). К этой части работы примыкают такие книги как «Хрестоматия по истории Дальнего Востока» (вып. 1 и 2, 1982-1983 гг.), антология «Сто лет поэзии Приморья» (1998 г.), в составлении которых принимал участие (в соавторстве). В 70-80 годах в дальневосточном издании выпускали «Молодую прозу Дальнего Востока», литературные сборники «Литературный Владивосток», «Тихоокеанские меридианы» и др., в 90-е альманах «Заветный край», многие сборники молодых авторов.

На протяжении многих лет преподавательской работы сотни студентов писали дипломные и курсовые — мне  довелось быть их научным руководителем. Аспиранты также разрабатывают темы по русской литературе XX века, в том числе дальневосточного региона. В нынешнее смутное время, время разлома великого государства, надо писать, зная, что русская великая литература и в ХХ веке представлена именами великих писателей, от Шолохова до Шукшина... И каждый из литераторов в наши дни проходит испытание на подлинную русскость, верность коренным ценностям народа, его великой культуры. Отсюда полемичность многих моих работ.

Моя семья. Жена Вера Григорьевна Крившенко (Кузнецова) — из среднерусской полосы, с Тамбовщины,из с. Ламки. Война застала в селе и в Москве, пережила первые бомбардировки. В 1942 году приехала с отцом в Зарубино, мать с детьми приехала перед войной. Закончила ДВГУ, работала в школе, в университете, преподавала литературу. Сейчас воспитывает внучек, читает рукописи, в том числе мои, скучные. Дети, Ирина Баранник и Марина Ивлева, закончили ДВГУ, журналистки, имеют хорошие семьи; у нас с Верой — три внучки, Ирины — Марийка и Наташа, и внучка Оля, внук Денис — Маринины. Баранники и Ивлевы, продолжение нашей родословной.

Автобиография — это, конечно, и друзья, и товарищи по работе, и вся жизнь вокруг. Мы живем в своем времени, время живет в нас, значит, в чем-то оно зависит и от наших дел, наших слов.

Литература:

1. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Хабаровск, 1989.
2. Крившенко С. Ф. (К 65-летию со дня рождения): Библиогр. указ. — Владивосток, 1995.



 
КУЧЕРЯВЕНКО Василий Трофимович родился 21.04.1910 г., г. Днепропетровск — 03.12.1982 г., г. Владивосток — прозаик. 

Начал свою трудовую деятельность в Новороссийске, где в 1924 году вступил в комсомол. С 1926 работал лаборантом Государственной инспекции качеств в Ростове. В 1930 году вступил в члены Коммунистической партии. В 1931 по призыву комсомола приехал на Дальний Восток. Был председателем городского бюро пионеров в г. Хабаровске, там же работал редактором газеты «Знамя пионера», принимал участие в строительстве рудника Тавричанка, был комсоргом, а затем парторгом. В 1941 году окончил Владивост. мореходное училище. В годы Великой Отечественной войны работал первым помощником капитана на судах Дальневосточного пароходства.

Еще в юности попробовал свои силы в творчестве. В 1928 году послал М. Горькому в Сорренто рассказ. Горький посоветовал учиться, овладевать культурой, обратить внимание на изучение устного народного творчества. В 1939 году вышла книга К. «Сказки Дальнего Востока», отмеченная критикой как «явление весьма замечательное». На фольклорной основе построена книга морских легенд «Золотые насечки» (1946 г.) — о мужестве, человеческом благородстве, верности, дружбе и любви. Известный сказочник П. Бажов, одобрив легенды, посоветовал «взять крен в сторону народной интонация больше, чем в сторону романтики». Итогом знакомства с народной культурой Кореи, где К. побывал корреспондентом газеты «Красное знамя», стала книжка «Сказки страны Утренней свежести» (1952 г.). В ней продолжена традиция Н.Г. Гарина-Михайловского, впервые, еще в конце XIX века введшего русского читателя в мир корейской сказки. От документального рассказа («В Америке» (1950 г.)), «На американском берегу» (1951 г.) писатель идет к художественно-документальной повести, стремясь сочетать документальную достоверность с эмоциональной убедительностью. Главные герои повестей «Перекоп» ушел на юг» (1955 г.), «Люди идут по льду» (1963 г.), «Пламя над океаном» (1967 г.) — моряки, показанные в героических и трагических ситуациях. Очерки «А.П. Чехов во Владивостоке», «Его жизнь — море» (о капитане дальнего плавания и художнике П.П. Куянцеве), «Трофим Борисов», «Фадеев во Владивостоке» и др. — еще одна страница творчества Кучерявенко.

Составитель книги писем Фадеева дальневосточникам, воспоминаний о нем. Произведения Кучерявенко издавались за рубежом, во Франции, Болгарии.

Сочинения:

1. Золотые насечки. — Владивосток, 1946.
2. Корейские сказки. — Владивосток, 1951.
3. Сказки страны утренней свежести. — Владивосток, 1952.
4. А. Фадеев. Письма дальневосточникам. — Владивосток, 1960.
5. Золотые насечки: Избранное. — Владивосток, 1982.

Литература:

1. Скорино Л. Морские легенды. // Литературная газета. — 1946. — 11 августа.
2. Демьянчук А. Быль о мужестве. // Советское Приморье. — 1955. — № 18.
3. Занин Н. По следам подвига. // Дальний Восток. — 1964. — № 2.
4. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
5. Крившенко С. Писатель?моряк: Предисловие — Кучерявенко В. Золотые насечки. — Владивосток, 1982.
6. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Выпуск 2. — Новосибирск, 1977.
7. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
8. В.Т. Кучерявенко В. (К 85-летию со дня рождения): Литературные юбилеи. — Владивосток, 1995.



 
ЛАПУЗИН Борис Васильевич родился 25.11.1936 г., г. Уссурийск — поэт. 

Родители разошлись, когда ему не было еще года, и потому отца не запомнил. У матери сложилась новая семья. В 1942 году пришло извещение о смерти отца на войне. Воспитывался в семье деда Василия Петровича Лапузина, промыслового охотника, потомка переселенцев из астраханских мест, «человека доброго, справедливого, отзывчивого». После семилетки начал работать в сборочном цехе Уссурийского паровозоремонтного завода, а затем, ушел на стройку: был каменщиком, плотником, столяром. Закончил в Уссурийске вечернюю среднюю школу рабочей молодежи. Работал в редакции городской газеты «Коммунар», затем на краевом радио и телевидении. В 90-е годы работает во флотской 

 газете «Боевая вахта». С 1998 года по его инициативе выходит литературно-художественное приложение к газете Тихоокеанского флота России — журнал «Океан».
 
Первые стихи опубликованы в газете в 1957 года. В 1962 в Дальиздате вышла поэтическая книжка «День сегодня солнцеликий». Критика отметила простоту, искренность, наполненность стихов «ясным дневным светом», «хорошим пафосом». Во Владивостоке вышли сборники «Радиация сердца» (1969 г.), «На взлете дня» (1972 г.), «Грань» (1979 г.), «Родная сторона» (1985 г.). Стихи публиковались в журналах «Молодая гвардия», «Наш современник», «Москва», «Октябрь», «Смена», «Дальний Восток», альманах «Поэзия» и др. Тема «малой Родины», океанского края перерастает в поэзии Лапузина в тему сыновней любви к России, причастности к народной истории и к современности: «пишу историю души как летопись народа». Драматизм лирических стихов сливается с мотивами гражданственности, патриотизма, выраженными с публицистической заостренностью, стремлением философски осмыслить время с его тревогами и утратами. Критика отмечала: наибольшие удачи Л. обретает там, где глаза его обращены не к своему лишь лирическому «я», а где он с жадностью вбирает в себя поэзию окружающей среды с ее, присущей эпохе, особенностями и чертами. Здесь же таились и слабости: подчас «ровная гладкопись», риторичность Много сделал для воспитания творческой молодежи края: руководил литобъединением «Полустанок» при клубе железнодорожников во Владивостоке, литературным объединением «Творчество» (ЛОТ) им. А.А. Фадеева при «Тихоокеанском комсомольце», литобъединением при Приморской писательской организации. Принят в Союз писателей СССР в 1980 году. С 1992 — член Союза писателей России. Лауреат премии Приморского комсомола (1983 г.), лауреат премии г. Владивостока (1996 г.), Почетный гражданин Владивостока (1998 г.). Как поэт и журналист в 90-е годы выступает в «Боевой вахте» и др. изданиях со стихами и публицистическими статьями о России, об Армии и флоте, о русской культуре и литературе. На стихи Б. Лапузина написаны песни о Владивостоке и Приморье, ставшие популярными.

Сочинения:

1. Родная сторона: Стихотворения. — Владивосток, 1985.
2. Постижение Божества: Избранное. — Владивосток, 1995.

Литература:

1. Королев Л. Стихи Бориса Лапузина. // Красное знамя. — 1962. — 15 сентября.
2. Копалыгин Б. У сердца излучение активное. // Дальний Восток. — 1972. — № 8.
3. Крившенко С. Страна и время. // Дальний Восток. — 1973. — № 6.
4. Мельник В. Грани поиска. // Дальн. Восток. — 1981. — № 1.
5. Таранин Г. Издает дальневосточное книжное. — Владивосток, 1981.
6. Пономаренко В. Родная российская даль. // Дальний Восток. — 1987. — № 4.
7. Панкеев И. К истоку жизни припадая: Поэзия Дальнего Востока. // Литературная Россия. — 1987. — 4 сентября.
8. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
9. Лапузин Б. К 60-летию со дня рождения: Библиогр. указ. — Владивосток, 1996.
10.Крившенко С. Приморский мотив в российской поэзии: Сто лет поэзии Приморья: Антология. — Владивосток, 1999.



 

ЛЫСЕНКО Геннадий Михайлович родился  17.09.1942 г., с. Барано-Оренбургское Пограничного р-на, Приморского края — 31.08.1978 г., г. Владивосток — поэт.

В крестьянской семье. Рано лишился родителей. Жил в семье деда и бабушки. Учился в Пограничном, в школе-интернате; десятилетку закончил в вечерней школе рабочей молодежи (1965 г.). Испробовал массу профессий — был горнорабочим, газорезчиком, котельщиком-корпусником, кочегаром, обрубщиком литейного цеха, матросом катера. Довелось побывать и в заключении, откуда пришло в редакцию «Тихоокеанского комсомольца» письмо со стихами; они были опубликованы в газете.

Первые стихи — фрагменты из поэмы «Владивосток» опубликованы в газете «Тихоокеанский комсомолец» в 1968 году. Поэтический сборник «Проталина» (1975 г.) открывал читателю незаурядный лирический дар поэта. Книга не сводилась к «рабочей теме», включая в себя мотивы полусиротского детства, «бесприютной юности», правдоискательства, «приобщения к Руси». Центральной в стихах стала тема любви. В лирике оживал своеобразный мир природы морского и таежного края, дальневосточного берега Отечества. Синтез личного и общего усиливался, захватывая все больше не только «кольца воспоминаний» о лично пережитом, но и народную историю. В 1976 году в Москве вышел сборник стихов «Листок подорожника». В этом же году был принят в Союз писателей СССР. О Лысенко писали как о поэте интересном, ярком, очень чутком к жизни, лирике, со своим видением мира, со своей биографией и судьбой, со своим голосом — интонацией естественной и свободной. Стихи отмечены премией журнал «Смена». О большом диапазоне творческих возможностей Лысенко свидетельствуют и его прозаические опыты: повесть «Барабанщики» (1977 г.), рассказы.

Третья книга лирики «Крыша над головой» (1979 г.) готовилась к изданию самим поэтом, но вышла ужо после трагического ухода поэта из жизни. Наиболее полно основные этапы творчества Лысенко как поэта отражены в книге «Меж этим и тем сентябрем» (1984 г.). Лирическая исповедальность, душевная открытость стихов Лысенко созвучны стихам С. Есенина и Н. Рубцова. Стихи Г. Лысенко выделяются «лица необщим выраженьем» — он самый яркий лирический поэт на поэтическом небосклоне всего Дальнего Востока 60-70-х годов.

Сочинения:

1. Проталина. — Владивосток, 1975.
2. Листок подорожника. — М., 1976.
3. Барабанщики: Повесть. // Литературный Владивосток. — 1977.
4. Крыша над головой: Лирика. — Владивосток, 1979.
5. Меж этим и тем сентябрем. — Владивосток, 1984.
6. Зовется любовью: Лирика. — М., 1985.

Литература:

1. Крившенко С. Поэтическое обещание. // Тихоокеанский комсомолец. — 1976. — 17 января.
2. Лесневский С. Сверх того, что я сделать смогу... // Литературная газета. — 1976. — 10 марта.
3. Спивак И. Есть мир и я. // Дальний Восток. — 1977. — № 12.
4. Котенко Н. Обернулась дорога песней. // Наш современник. — 1980. — № 3.
5. Гуревич М. «...не ищет брода». // Литературное обозрение. — 1981. — № 5.
6. Крившенко С. Обернулась дорога песней...: Тихоокеанский прибой. — Владивосток, 1984.
7. Золотцев С. Ради жизни на земле. // Красное знамя.— 1984. — № 5.
8. Еращенко В. Не выделить нам время в чистом виде... — Владивосток, 1989.



 
ЛУПАЧ Владимир Иванович родился 02.10.1930 г. в г. Спасск-Дальний Приморского края. 

Небольшая семья крестьян-переселенцев из Полтавской губернии прибыла в Приморье в конце XIX века морским путем, поселились в Хвалынке близ Спасска, вскоре покинули хатку-мазанку в Спасске и перебралась в город у моря, во Владивосток. Жили в небольшой комнатушке, на углу 6-ой Морской и Светланской… После сельского простора не все здесь приглянулось: стали искать домик в пригороде. И нашли – неподалеку от Владивостока, на Лянчихе, ныне это Сад-город. Купили дом. Сюда отселили стариков, не воспринявших городской суеты и вместе с ними подающего способности «гавроша». Так что детство прошло «под крылом» дедушки Василия Артемовича и бабушки Улиты 

Маркеловны, слушал бабушкины сказки и истории... На детские годы выпадает война — она началась когда Володе не исполнилось еще 11 лет… Где-то там, на западе гремела война, но смерчь ее захватил всю страну: приходили «похоронки», возвращались раненые, недоставало хлеба даже на хлебные карточки… В школе, наряду с историей, литературой, были уроки военного дела… «Долгожданный день Победы, — пишет Владимир, — ознаменовался поголовным вступлением в ряды ВЛКСМ». Дорога и эта жизненная деталь, тем более что в наше время так модно стало отмежевываться от своей жизни, от ее советских страниц: комсомола, красного галстука и т.д. Детские годы, проведенные на лоне природы, определили во многом близость к ней, а затем и выбор профессии. После окончания средней школы Владимир поступает в Дальневосточный политехнический институт им. В.В. Куйбышева, на горный факультет, по специальности «Геологическая съемка, поиски и техника разведки месторождений полезных ископаемых».

Во время первой производственной практики побывал на Камчатке: она покорила его своей первозданной природой, тишиной, могуществом недр и таинственностью вулканов, красотой гейзеров… Как же тут не найти и не прочитать знаменитой книги Степана Крашеннинникова «Описание земли Камчатки»? Хотелось вернуться сюда после учебы. Но после института был приглашен работать в г. Иркутск, и «клюнул» на это лестное приглашение: Сибирь есть Сибирь, она не менее экзотична и не менее сурова, чем Крайний Север. Разведку вели на берегах Витима, знакомой очень многим по превосходному роману В. Шишкова «Угрюм-река». Повезло не только с экзотикой, но и с руководителем: самостоятельная трудовая деятельность началась под руководством истинного сибиряка, замечательного геолога, строгого и заботливого начальника и наставника Михаила Карповича Грозина, — его деятельность была оценена Золотой Звездой Героя Социалистического Труда. Сам сибирский уклад жизни способствовал формированию характера: ведь когда говорят «сибирский характер», то имеют в виду русский характер сибирской закалки… Этот характер войдет потом в произведения нашего героя.

После девяти лет работы в Сибири, дальнейшая производственная деятельность проходила на Украине, на Сахалине, в Приморье и, надо же такому случиться, закончилась на Камчатке. Так что и там есть доля труда геолога Владимира Лупача, вложенная в открытие уникальных месторождений — московита, угля, вольфрама (для геолога в этих словах своя музыка!). Довелось поработать и в Лисичанском горном техникуме, передавая опыт молодым геологам, которые, увы! оказались невостребованными новыми «хозяевами», разрушителями могучего государства…

В юности начались и увлечения литературой. Запомнил учителей-литераторов: Е.В. Щеглову, Е.М. Чекоданову, А.Я. Михалк, М.И. Каляцкую. Не обойтись и без имени капельместера духового оркестра железнодорожной школы № 24 ст. Угольная М.П. Майкова… Ничто не прошло бесследно: и уроки литературы, и уроки музыки… Вначале – робкие шаги внештатного корреспондента районной газеты «Мамский горняк», п. Мама Иркутской области, затем «Ленинец» в г. Невельск на Сахалине, газета «На боевом посту» Московского противовоздушного округа.

В 1989 году публикуется повесть «Состав преступления». История группы туристов, преступившей в своем путешествии на Камчатке законы осторожности, внимания, ответственности… Документальная повесть-предупреждение. Наиболее полно тема жизни геологов воссоздана в книге рассказов и повестей «Мир без милосердия» (1966 г.). Опасность подстерегает человека повсюду, от нее никто не может быть застрахован — она же проверяет характер человека. Не всегда мир милосерден к тем, кто несет людям добро. И надо обладать внутренней силой, уметь противостоять и разрушительным силам природы, и социальному злу… Это внутренняя тема творчества Владимира Лупача. Писателя тревожит тема памяти — в самом широком смысле этого слова. «Самое страшное для человека — утрата памяти о тех людях, которые оставили яркий свет своими деяниями. Двадцатый век нагроможден такой массой событий, что в них порой исчезает многое являющееся сокровищницей всего человеческого». Отсюда в творчестве В. Лупача ряд повестей и рассказов, в которых воскрешаются судьбы забытых героев: это повесть о композиторе М.А. Кроссе, авторе вальса «Амурские волны», это и очерки об авторе замечательной «Березки», Е.М. Дрейзине. Словом, писатель завязывает «узелки памяти», которые нужны нам всем. Владимир Лупач принят 1 октября 1997 года в Союз писателей России. Активно участвует в мероприятиях Союза писателей, работает с молодыми авторами. Живет он там же, где прошло его детство, в пригороде Владивостока, в Сад-городе, и приморские писатели не раз убеждались, какие там растут огурцы, помидоры, капуста, грибы, — благо, писатель умеет их готовить наславу.

Сочинения:

1. Состав преступления: повесть. — В сб. «В исключительных обстоятельствах». — Владивосток, 1980.
2. Искушение: рассказ. — В кн. для внеклассного чтения «Светлячок» 1-2 классы. — Владивосток, 1995.
3. Залива Амурского волны: рассказ. — Записки Общества изучения Амурского края. — Том 30. — Владивосток, 1996.
4. Прерванный вальс. — Владивосток, 1996.
5. Мир без милосердия. — Владивосток, 1996.
6. Извини, сержант: рассказ. — Альманах «Живое облако». Выпуск 2. — Владивосток, 1997.
7. Капельмейстер 26-го Восточно-Сибирского. — Владивосток, 1998.
8. Узелки памяти: очерк. — Альманах «Живое облако». — Выпуск 4,5. — Арсеньев, 1998.
9. Крапинки счастья: рассказы. — Владивосток, 1999.

Литература:

1. Чередникова И. Жизнь — цена риска (о книге повестей и рассказов В.И. Лупача «Мир без милосердия») // Утро России. — 1996. — 29 августа.



 
ЛЯСОТА Юрий Людвигович родился 28.02.1924 г., г. Владивосток — 01.09.1984 г., г. Владивосток — прозаик. 

Отец работал заведующим учебной частью фармацевтического техникума. Отец по образованию инженер-химик, выпускник Томского технологического института; на Дальнем Востоке занимался изучением лимонника, морских водорослей. В июне 1929 года отец скоропостижно скончался, пятью годами позже, в 1934 году, умерла мать, аптечный работник. Остались с младшим братом сиротами, оба были воспитаны родственницей матери А.Д. Горбуновой. За отца с братом до совершенолетия получали персональную пенсию. В 1932 году Лясота поступил  

в 9 среднюю школу Владивостока, где работали учителя-литераторы Б.Л. Беляев, впоследствии известный фадеевед, и В.Ф. Щеголев, благодаря которым возникла «осознанная потребность попробовать свои силы в творчестве». После окончания школы в военный 1942 год пошел в распоряжение гороно, начал работать учителем английского языка в ср. шк. № 9. В армию не призван по состоянию здоровья. В мае 1943 года девятнадцатилетний юноша необоснованно обвинен в антисоветской пропаганде, арестован и до февраля 1944 года находился в заключении. Хотя и был освобожден без суда, но несправедливое обвинение не прошло бесследно, оказалось глубоким потрясением. Продолжил работу в школе, а с 1946 года стал преподавателем английского языка в пединституте. Одновременно в 1945-1947 гг. закончил педагогический институт, затем три года учебы в аспирантуре и одновременно работа преподавателем английского языка в пединституте им. А.И. Герцена в Ленинграде. В 1956 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Роль метафорических слов и выраженией в развитии словарного состава языка»; вернувшись во Владивосток, стал работать на кафедре английской филологии ассистентом, а затем доцентом в ДВГУ. Первые литературные опыты напечатал в детские годы, в газете «Знамя пионера» в 1939 году (г. Хабаровск). В альманахе «Советское Приморье» напечатана повесть об ученых «Корень жизни» (1957 г.). В 1966 году вышел роман «Красная осень», который сам писатель считал своей первой «настоящей книгой». Роман посвящен событиям гражданской войны на Дальнем Востоке, в нем изображены многие реальные герои тех лет: Лазо, Луцкий, Цейтлин, Уткин и др. Историко-революционная тема продолжена в повестях «Юность Лазо» (1968 г.), «Братья Сибирцевы» (1975 г.), «Знамя над океаном» (1982 г.). Выход к широким общечеловеческим проблемам социально-нравственного характера — добра и зла, чести и бесчестия, жестокости и милосердия — в сборниках «Океанская» (1978 г.), «В одной далекой стране» (1984 г.) и особенно в повести «Признание» (1976 г.). Морально-этические вопросы человеческих взаимоотношений — в работе, в любви, в личной и общественной жизни — поднимаются в незавершенном романе «Дом под синей крышей», ждущем своей публикации. И как писатель, и как педагог много сделал для воспитания молодежи. Член КПСС с 1948 года. Член Союза писателей СССР с 1964. Был членом бюро Приморской писательской организации, делегатом III съезда писателей РСФСР. Автор ряда научных статей и монографий. Жена Л.К. Бобылева, преподаватель английского языка, кандидат филологических наук ДВГУ. Сын А.Ю. Лясота в 80-е годы совершил поездки в Австрию, Англию, собирал материал для документально-художественной книги.

Сочинения:

1. Корень жизни: Повесть. // Советское Приморье. — 1967. — № 22.
2. Красная осень: Роман. — Владивосток, 1965.
3. Юность Лазо: Повесть. — Владивосток, 1975.
4. Братья Сибирцевы: Повесть. — Владивосток, 1975.
5. Признание: Повесть. — М., 1978.
6. Знамя над океаном: Историческая повесть. — М., 1982.
7. В одной далекой стране. — Владивосток, 1984.

Литература:

1. Рогаль Н. Роман о крахе белогвардейщины и интервенции. // Дальний Восток. — 1966. — № 2.
2. Чукарев А. Доброго пути, писатель. // Красное знамя. — 1967. — 25 мая.
3. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
3. Семенова В. Братья Сибирцевы. // Книжное обозрение. — 1976. — 12 марта.
4. Ячменев А. Доброта души. // Литературная Россия. — 1979. — 23 марта.
5. Крившенко М. Знамя над океаном. // Тихоокеанский комсомолец. — 1983. — 19 апреля.
6. Ефимова А. Тогда и сегодня. // Красное знамя. — 1984. — 28 июля.
7. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.



 
МАКСИМОВ Александр Яковлевич родился 16.09.1851 г., Царское село — 04.09.1896 г., г. Владивосток — беллетрист, морской писатель. 

В газетах выступал под псевдонимом А.Я. Горемыкин. Окончил в 1872 году морской кадетский корпус в Петербурге. Совершил кругосветное плавание на корвете «Аскольд» — из Кронштадта во Владивосток. В 1874 году перевелся в Сибирскую флотилию, во Владивосток, где прослужил пять лет, побывав во многих уголках Уссурийского края. Переведен в Кронштадт, где прослужил пятнадцать лет, а затем снова вернулся во Владивосток, где жил с семьей (к тому времени в семье были сын и две дочери). Помощник командира порта, капитан 2 ранга. Скончался  

скоропостижно на 45 году жизни «от малокровия». В некрологе от 27.08.1896 года газета «Владивосток» писала: «Наша окраина должна не забыть помянуть его добром».

Литературная деятельность Максимова началась публикацией в журнале «Всемирный путешественник» очерков о кругосветном путешествии, изданных затем отдельной книгой «Вокруг света». Плавание корвета «Аскольд» (1875 г.). Дальневосточными впечатлениями были продиктованы рассказы «Скиталец», «Тюлений остров», «Китобой», «Пионеры и опнопрививатели», «Поп Симеон» (А.П. Чехов вспомнит попа Симеона в «Острове Сахалине» явно не без влияния этого рассказа), «Два миссионера», очерки «Среди инородцев», «Орочоны» и др. Три издания выдержала книга «На далеком Востоке». В рассказах и очерках даны живые описания быта, нравов жителей Уссурийского края, картины его природы. Ряд беллетристических произведений (романы «Без руля, без компаса, без ветрил», «В погоне за свободным трудом» и др.) критикой оценен как художественно-схематичные. В публицистике Максимов отстаивал интересы России на Дальнем Востоке, ратовал за всемерное развитие Уссурийского края, примыкающего к незамкнутому морю, к океану.

В книге Н.П. Матвеева «Краткий исторический очерк города Владивостока» (1910 г.) Максимов назван «известным местным писателем, беллетристом и публицистом». Публиковался в «Ниве», «Санкт-Петербургских новостях», «Новом времени», постоянным корреспондентом которых был.

Сочинения:

1. На далеком Востоке: Полн. иллюстр. соб. соч. в 10 томах. — Изд. М.К. Максимовой, 1898-1902.

Литература:

1. Старцев А., Подмаскин В. История изучения культуры удэгейцев: Вопросы изучения народов Дальнего Востока СССР в отечественной и зарубежной литературе. — Хабаровск, 1985.
2. Крившенко С. Берег отечества. — М., 1988.
3. Крившенко С. Дальневосточная тема в русской литературе XIX века. Творчество А Максимова: История культуры Дальнего Востока СССР. ХVII?ХX века. — Владивосток, 1989.
4. Крившенко С. На далеком Востоке. А.Я. Максимов, его путешествия и книги. — Владивосток, 1990.
5. Хисамутдинов А. Мир библиотеки. — Владивосток, 1990.



 

МАТЮШИН Михаил Ильич родился 01.01.1924 г., дер. Коха, Канского р-на, Красноярского края — 24.10.1994 г., г. Владивосток — прозаик.

С семи лет рос без матери — в связи с семейным разладом. До 1939 года с отцом колесил по Сибири и Дальнему Востоку. Затем приезжает во Владивосток, к семье матери. Отец погиб на фронте в 1944 году. В 1942 окончил 9 класс Тернейской средней школы и был призван в Военно-морской флот, демобилизовался после войны, в 1948 году. Был корреспондентом газеты «Тихоокеанский моряк» (1948-1952 гг.), редактором Приморского книжного издательства (1952-1962 гг.), собкором «Учительской газеты» по Дальнему Востоку (1962-1963 гг.), ответственным секретарем Приморской писательской организации (1967-1972 гг.). Принят в Союз писателей СССР в 1959 году. В 1960 закончил заочное отделение литературного института им. А.М. Горького. Член КПСС с мая 1950 года.

Первый рассказ «Рождение художника» напечатан в «Боевой вахте» 24 августа 1948 года. В 1952 в альманахе «Советское Приморье» опубликовал повесть «В порту» (отдельное издание в 1958 году под названием «Светлые будни»). Главный герой повести старшина 2 статьи Илья Лапин утверждал себя в послевоенной жизни «на трудовом фронте». В повести «В большой семье» М. обратился к теме трудного детства, эта тема пройдет через все творчество. Хорошо чувствуя психологию детей, автор часто избирает форму повествования от первого лица — ребенка, подростка, юноши. Дети наряду со взрослыми стали главными героями приключенческих книг — повести «Сокровища ангуонов» (1964 г.), романа «Загадка амулета» (1969 г.). Приключенческий жанр позволил писателю далекое прошлое Приморья (фантастическая Ангуония возникла потому, что в московском издательстве не решились назвать Бохайское царство) соединить с тайнами драматических событий гражданской войны на Дальнем Востоке. Приключенческий жанр продолжил линию литературы о Дальнем Востоке, начатую приключенческим романом Н. Костарева и В. Матвеева «Желтый дьявол» (1924-1926 гг.).

В романе «Рожденный в рубашке» (1962 г.), написанном в форме лирико-философской исповеди главного герои, провинциального художника писателя Александра Ермакова, полемически заострены вопросы отношения художника к правде жизни, лакировки действительности, ответственности за талант. Документально-художественный характер носят повести «Преданность» (1976 г.) и «Повесть о Константине Пшеницыне» (1983 г.). Нравственно-этические проблемы поставлены в лирической повести о любви «Медовый год» (1986 г.), главах повести «Личное дело» (1977 г.), рассказах «Степанида» (1982 гг.), «Из детства пожилого человека» и др. Жанр рассказов в творчестве представлен также рассказами для детей «Мальчик у речки» (1958 г.), «Володькин орден» (1968 г.) и др. Контрастно противопоставляя добро и зло, Матюшин выводит на первый план в своих произведениях героя с чертами «рыцаря справедливости», противостоящего антигерою, нарисованному также вполне живо, психологически рельефно, хотя ни тот, ни другой не избавлены в изображении и от изрядной доли схематизма. На Владивостокском телевидении были поставлены пьесы-инсцинировки М. «Знаки на пергаменте» и «Агония», созданные на основе приключенческих произведений. Своего опубликования ждет роман «Жил-был зверь», в котором ярко проявилось автобиографическое начало. Этот роман о людях своего поколения, о их больших духовных и интеллектуальных поисках.

Литература:

1.  Никитин А. Рожденный в рубашке. // Приокская правда. — 1962. — 28 августа.
2.  Крившенко С. Сила утверждения. // Дальний Восток. — 1963. — № 4.
3.  Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1983.
4.  Мельник В. Стремление к подвигу: Литературный Владивосток. — 1984.
5.  Крившенко С. Об авторе и его героях — Матюшин (Медовый год). — Владивосток, 1986.
6.  Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
7.  Крившенко С. В мире поисков и приключений. // Боевая вахта. — 1993. — 22 сентября.



 

ОТРЕПЬЕВ Георгий Яковлевич родился 1879 г., Старорусский уезд, Новгородская губерния — 1925 г., г. Хабаровск — поэт.

Георгий Яковлевич один из зачинателей поэзии дальневосточных партизан. Родился в крестьянской семье. На Дальнем Востоке первый раз побывал в 1903 году — в Благовещенске, Маньчжурии. Активный участник революционного движения, арестовывался, был заключен в Петропавловскую крепость. В 1917 году вступил в РКП(б). В октябре 1918 года из г. Мелекесса Самарск. губернии отправлен на Дальний Восток в «эшелоне смерти», но по пути, возле Харбина, бежал. Пробрался в Приморье, ушел к партизанам. Редактировал армейскую газету «Вперед» (1920-1921 гг.). В 1920 году издал сборник стихов «Лучи красных дум». А первый поэтический сборник «Под блиндажом» издал в 1917 году в Екатеринославле. Стихи Отрепьева — поэтическое отображение гражданской войны на Дальнем Востоке. Критика тех лет давала разноречивые оценки творчества: «дальневосточный Демьян Бедный», «легкость писательства» (Н. Чужак), «удивительно по свежести, приемам, экспрессии языка» (Н. Асеев). Использовал традиции устно-поэтической речи, писал в жанре песни, сказки, стихотворного фельетона.

Популярной была песня «Наш Трансваль». Книжная традиция в творчестве Отрепьева связана с поэзией Некрасова, Никитина. Писал агитационные пьесы: «Пламя жизни», «В волнах революции» и др. Поняв НЭП как поражение революции и «невозможность одним прыжком очутиться в социалистическом обществе», испытал духовно-художественный кризис. Исключен из партии. В 1925 году покончил с собой. Стихи Отрепьева перепечатывались в тематических сборниках, журналах.

Сочинения:

1. Антология поэзии Дальнего Востока. — Хабаровск, 1967.
2. Героическая поэзия гражданской войны в Сибири.— Новосибирск, 1982.
3. Сто лет поэзии Приморья: Антология. — Владивосток, 1998.

Литература:

1. Пузырев В.Г. Стихотворения Георгия Отрепьева: Ученые записки. — Том 3. — Мелекесс, 1963.
2. Красноштанов С. Партизанские песни Г.Я. Отрепьева. // Дальний Восток. — 1968. — № 1.
3. Ревоненко А. Трубачи на заре. — Хабаровск, 1972.
4. Трушкин В. Из пламени и света. — Иркутск, 1976.
5. Русская литература Сибири. Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.



 

ПАРФЕНОВ Петр Семенович (12.06.1894, с. Никольское Уфимской губернии — 1937), автор знаменитой песни «По долинам и по взгорьям», историк, беллетрист.

Из крестьянской семьи. В молодости в поисках работы скитался по Сибири, в Забайкалье, на Алтае, в Приморье. В годы первой мировой войны учился в московской школе прапорщиков. В начале 1917 года на румынском фронте вступил в партию большевиков. В годы гражданской войны занимал ряд ответственных должностей в Сибири и на Дальнем Востоке: был командиром полка, начальником политуправления НРА ДВР. После гражданской войны работал в торгпредстве СССР, в партийных и просветительских учреждениях в Москве. Репрессирован и погиб в 1937 году. Реабилитирован посмертно.

Первое стихотворение опубликовал во владивостокской газете «Текущий день» (1915 г.). Называлось оно «Старый год», имело антивоенную направленность: год начала войны, 1914-й, поэт называл «страшным годом страны моей». В разгар борьбы с колчаковщиной пишет песню «Наше знамя». В 1920 году создает «Партизанский гимн». В последний раз стихи П. Парфенова печатались в 1934 году в журналах «Будущая Сибирь», «Таежные думы» и др.  В 20-х годах в Москве работает редактором журнала «Советский путь». Член редколлегии «Крестьянской газеты». Автор ряда работ по истории гражданской войны: «Уроки прошлого. Гражданская война в Сибири» (1923 г.), «В огне революции» (1927 г.), «Борьба за Дальний Восток» (1928 г.), повести «Поход на Гатчину» (1932 г.), романа «Личное и общественное» (1933 г.) и др. Творчество Парфенова оказалось бы забытым, если бы не приобретшая необыкновенную популярность песня «По долинам и по взгорьям». У этой песни своя история. В начале 1920 года Парфенову, как пишущему стихи, поручили написать героическую песню. Тогда и был написан первый вариант текста, который начинался строкой «По долинам, по загорьям». Несколько позже, в 1922 году, Парфенов вносит в текст ряд изменений («Волочаевские дни вместо «николаевские дни» и т.д.) и песня начинает свое бытование. Ей было предпослано посвящение: «Светлой памяти Сергея Лазо, сожженного японо-белогвардейцами в паровозной топке».

В 1929 году на Дальнем Востоке выступал ансамбль красноармейской песни ЦДКА, руководил которым А.В. Александров. Вместе с поэтом Сергеем Алымовым, который в 1920 году был во Владивостоке, печатался в журнале «Творчество», Александров вводит в монтаж программы песню «По долинам и по взгорьям», но с той поры печататься она стала под именем Алымова. Автором мелодии был назван ротный командир одной из частей Украинского военного округа, из уст которого А.В. Александров услышал мелодию песни. Так она и печаталась в старых песенниках: слова С. Алымова, мелодия Атурова, обработка А. Александрова. Даже имя Ильи Сергеевича Атурова в песенниках не было названо полностью. Но еще в 1934 году в центральной печати («Известия») появилась коллективная статья, в которой указывалось имя подлинного автора, Парфенова. Были опубликованы и две статьи самого П.С. Парфенова, в которых рассказывалось, как создавалась песня. В 1937 году жизнь самого поэта трагически оборвалась. Только в 1962 году Верховный суд РСФСР окончательно подтвердил авторство П.С. Парфенова.

В 90-е годы раскрылась дополнительная творческая история песни. Многие песни тогда создавались на основе использования готовых, традиционных поэтических форм и мотивов, вошедших в сознание современников. Были написаны песни на мотив «Варяга», «Чайки» и др. Исследователь отечественной песенной истории Юрий Бирюков выявил первоисточники и «Партизанской песни». В 1915 году издательством «Улей» был выпущен сборник стихов В.А. Гиляровского «Год войны. Думы и песни». Да, того самого знаменитого репортера «дяди Гиляя». В 1916 году сборник Гиляровского был переиздан под новым названием «Грозный год». Одно из этих стихотворений «Из тайги, тайги далекой» стало песней, которую запели в русской армии. Песня получила подзаголовок «Сибирские стрелки в 1914 году», то есть в год начала первой мировой войны. Приведем песню Гиляровского полностью:

Из тайги, тайги дремучей,
От Амура, от реки,
Молчаливо, грозной тучей
Шли на бой сибиряки.
Их сурово воспитала
Молчаливая тайга,
Бури грозные Байкала
И сибирские снега.
Ни усталости, ни страха;
Бьются ночь и бьются день,
Только серая папаха
Лихо сбита набекрень.
Эх, Сибирь, страна родная,
За тебя ль мы постоим,
Волнам Рейна и Дуная
Твой привет передадим!
(снова вполголоса 1-я строфа).

Нам, дальневосточникам, сибирякам, эта песня служит и сегодня прекрасным напоминанием о мужестве русских воинов, ушедших на войну с германцем в первую мировую. Неизвестным остается автор, который сочинил яркую мелодию. Не случайно, что песня породила подражания. Кроме «Партизанского гимна», написанного на мелодию песни «Из тайги, тайги дремучей...» существует и обнародован в последние годы «Марш Дроздовского полка», который считают первым по времени появления двойником «Песни сибирских стрелков». Сложена песня была в память о 1200-верстном переходе 1-й отдельной бригады русских добровольцев под командованием полковника Дроздовского из Румынии, где их застала революция, на Дон.

Из Румынии походом
Шел Дроздовский славный полк,
Для спасения народа
Нес геройский тяжкий долг.

Художественные достоинства «По долинам и по взгорьям» в ее завершенности, после редакции С. Алымова, несомненно выше, чем песня дроздовцев на слова П. Баторина. Так на один мотив родилось две разные песни: красная и белая, что нередко бывало в те дни трагического разлома нации.

Пафос песни дроздовцев тоже народный, но народ здесь требует спасения во имя Руси Святой, старого режима. А это не одно и то же, что в «Партизанском гимне». В «Марше» — ритм другого похода:

Шли дроздовцы твердым шагом,
Враг под натиском бежал:
Под Трехцветным Русским Флагом
Славу полк себе стяжал!

Романтизация геройского похода дроздовцев явная, как и в песне «По долинам» романтизация партизанской дивизии, ее отрядов.

Белые, позвавшие на помощь иностранных оккупантов, потерпели поражение в годы гражданской войны. Гражданская война в Приморье со стороны красных обернулась войной против интервентов и потому не случайно в первом варианте песни «По долинам...» во втором куплете были слова: «Чтобы выгнать интервентов за рубеж родной страны...» Потому и стала песня народной.

Словом, обе песни остались в истории, в песенниках, хотя первоисточник был надолго забыт у нас. Мировую известность приобрела песня П. Парфенова, ставшая своеобразным символом эпохи гражданской войны. Слова из этой песни вычеканены на памятнике борцам революции во Владивостоке, на главной площади города:

Этих дней не смолкнет слава,
Не померкнет никогда.
Партизанские отряды
Занимали города.

И мелодия, и слова вошли в русскую песенную классику ХХ века.

Литература:

1. Бахрах М.Л. Парфенов Петр Семенович: КЛЭ. — Том 5. — 1968.
2. Красноштанов С.И. Он жил для народа // Дальний Восток. — 1969. — № 7.
3. Ревоненко А. Трубачи на заре. — Хабаровск, 1972.
4. Трушкин В. Из пламени и света. — Иркутск, 1976.
5. Русская литература Сибири: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.
6. Красноштанов С.И. Парфенов П. История песни «По долинам и по взгорьям» // Дальний Восток. — 1979. — № 7.
7. Бирюков Ю. Из тайги, тайги дремучей... // Родина. — 1996. — С. 120-122.


РОСЛЫЙ Константин Леонтьевич родился 1898 г., с. Перетино Сучанского района, Приморского края — 04.09.26 г., Камчатка — поэт.

В крестьянской семье. Учился во Владивостокской гимназии. Работал учителем в с. Перетино. Участник гражданской войны, военком 4-го партизанского отряда. Член РКП(б) с сентября 1929 года. Печатался в партизанских газетах «Эхо», «Вестник партизан», «Крестьянин и рабочий», в журнале «Великий океан» и др. Главная тема — жизнь приморских крестьян, партизанская борьба. Широко использовал жанр военно-исторической песни, народной лирической, обрядово-календарной поэзии, а также мотивы поэзии Некрасова, Кольцова, Никитина. Были известны его песни, написанные на мотив «Варяга», «Плещут холодные волны», «Дуют холодные ветра», «В стране под Ольгою гонимой» и др. Героическое начало соединялось с подлинным трагизмом. Характерна песня о гибели крестьянской семьи:

В стране под Ольгою гонимой
Жила родная там семья,
Отец был пахарь, мной любимый,
Работал вместе с ним и я.

«Японцев злое ополченье напало ночью не село...» Крестьяне, не щадя своей жизни, отстаивают свою землю, свой дом.

Отец погиб в кровавой схватке,
И мать сгорела на костре
В той нешей старой милой хатке,
Где пела пести мать сестре.

Костя Рослый были близок семье Матвеевых, о нем, как о талантлевом поэте, писал профессор ДВГУ Георгиевский.

Константин Георгиевич рослый трагически погиб в морской катастрофе 4 сентября 1926 года. В поселке Олюторка на берегу моря был поставлен обелиск поэту.

Сочинения:

1. Антология поэзии Дальнего Востока. — Хабаровск, 1967.
2. Героическая поэзия гражданской войны Сибири. — Новосибирск, 1982.
3. Сто лет поэзии Приморья: Антология. — Владивосток, 1998.

Литература:

1. Георгиевский А. Искорки таланта: Заметки о поэтическом творчестве местного поэта К.Л. Рослого. // На культурном фронте. — 1928. — № 8.
2. Матвеев-Бодрый Н.Н. Стихи поэта-партизана. // Дальний Восток. — 1958. — № 5.
3. Матвеев-Бодрый Н.Н. Поэт-партизан Костя Рослый. // Тихий океан. — 1959. — № 1.
4. Пузырев В.Г. Партизанские поэты Дальнего Востока: Ученые записки. — Том 3. — Мелекесс, 1963.
5. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.



 
САМУНИН Михаил Николаевич Даты жизни: 5.06.1907 г. дер. Патино, Череповецкая губерния, Череповецкого уезда (Ленинградская обл., Череповецкий район — 6.12.1974 г., г. Владивосток) — прозаик. 

Родился в семье крестьянина Николая Алексеевича Самунина. Отец, ввиду малоземелья, работал на отхожих промыслах. Мать Прасковья Ивановна постоянно жила в деревне и занималась сельским хозяйством. Закончил экономический техникум в г. Череповце (1927 г.). Работал руководителем драмкружка на картонной фабрике им. ВЦСПС на станции Суза Северной железной дороги, куда переехали и родители. Отец стал работать на фабрике (председателем заводского комитета профсоюза, затем заведующим лесозаготовками). С 1929 по 1931 год — 

в Тихвинском леспромхозе — счетный работник, затем директор дома культуры. После службы в армии (1932-1934 гг.) поступил на Ижорский завод в г. Колпино, счетным работником. Закончил заочно вечерний литературный университет им. Горького в Ленинграде (1934-1937 гг.). После университета два года работал корреспондентом в газете «Ижорец». В 1939 году по решению горкома ВКП(б) был переведен на должность заместителя главного бухгалтера завода. Член КПСС с мая 1939 года.

В 1941 М. Самунин уезжает по оргнабору на Дальний Восток: был в городе Находке счетным работником Дальстроя. В 1943 году был переведен в Приморский радиокомитет. В 1945,  в связи с организацией книжного издательства Примиздата, назначен его главным редактором, где и проработал до 1949 года. В это время осуществлено 6-томное издание сочинений В.К. Арсеньева (1947-1949 гг.), ответственным редактором которого являлся М. Самунин. Работал референтом общества «3нание», собственным корреспондентом «Известий» по Приморскому краю (1950-1956 гг.), в течение одиннадцати лет был секретарем Приморского отделения СП СССР (1956-1967 гг.). Член Союза писателей с 1947 года.

Начало литературной работы — публикация рассказа «Настоящий друг» в альманахе «Советское Приморье» (1944 г.). Рассказ о фронтовой дружбе стал ядром повести «Простые люди» (1946 г.), посвященной жизни людей приморского села в годы Великой Отечественной войны. Дальневосточная критика оценила как «весомый вклад в нашу приморскую литературу», отметив при этом и неопытность «молодого писателя», и недостаток мастерства. В 1947 в четвертой книге альманаха «Советское Приморье» опубликованы главы второй части повести, приобретающей качества романа «Простые люди». Разносная догматически-спекулятивная статья М. Пенкина «Неразборчивая редакция и безответственный редактор» в газете «Культура и жизнь» (30 сентября 1948 г.), исполненная в духе постановления о журналах «3везда» и «Ленинград», шельмующего советских писателей, послужила началом длительной общественно-партийной проработки писателя. М. Самунин снят крайкомом КПСС (октябрь 1948 г.) с должности редактора альманаха «Советское Приморье» (оставлен членом редколлегии). Повесть «Простые люди» выходит во втором переработанном и дополненном издании (1950 г.), вызвавшей разноречивые оценки. Нормативная критика продолжает обличать писателя в несоответствии требованиям партийности и т.д. Новый вариант романа выходит под названием «Ханкайская долина» (1958 г.). Труд и быт людей приморского села в дни войны, послевоенные проблемы, прежде всего, связанные с развитием сельского хозяйства, проблемы семьи, науки — роман приобретал черты панорамности. В ряде моментов писатель пошел навстречу нормативно-директивной критике (борьба с генетикой, показ партийного руководства, выпрямление отрицательных героев и т.д.). В местной печати роман в основном оценен положительно (Г. Гук, Л. Бутова), хотя встречаются рецедивы разносных оценок в некоторых работах по истории литературы Д.В. Характеры, конфликты современной приморской деревни отражены в романах «Ясные зори» (1962 г.), «Ливень» (1971 г.), во многом иллюстративно-очерковых.

В повести «Здравствуйте, Курилы!» (1954 г.) главный герой мальчик, сын капитана китобойца, совершающий путешествие на русские тихоокеанские острова. В периодической печати были опубликованы рассказы «Мой старый приятель» (1961 г.), «Последний маскарад» (1956 г.), а также главы незавершенной повести «Она нашла друга» (1961 г.), ряд статей о литературе Приморья. В рукописи осталась пьеса «На разных берегах» (1952 г.) о жизни на краболовах. Будучи ответственным секретарем Приморской писательской организации, редактором, а затем членом редколлегии альманахов «Советское Приморье», «Тихий океан», журнала «Дальний Восток», М. Самунин много сделал для развития местных творческих сил Приморья. Выступил с речью на I съезде писателей РСФСР    (8 декабря 1958 г.), в которой говорил о своеобразии литературы дальневосточного региона, о необходимости издания во Владивостоке журнала, о внимании «центра» к литературе на местах.

Литература:

1. Викторов В. На важную тему. // Дальний Восток. — 1946. — № 3.
2. Волков Ф. Простые люди. // Красное знамя. — 1946. — 31 марта.
3. Пенкин М. Неразборчивая редакция и безответственный редактор. // Культура и жизнь. — 1948. — 30 сентября.
4. Пенкин М. Неразборчивая редакция и безответственный редактор. // Красное знамя. — 1948. — 9 октября.
5. Карцев А. «Ханкайская долина» М. Самунина. // Дальний Восток. — 1950. — № 1.
6. Чижов А., Бондарев П. Об ошибках в одной книге и нетребовательных редакторах. // Красное знамя. — 1951. — 1 апреля.
7. Спивак И., Терешенков Е. Плоды нетребовательности (о повести «На Курилах»). // Красное знамя.— 1954. — 18 апреля.
8. Горяинов П. О море и писателях-маринистах. // Советское Приморье. — № 20, 1956.
9. Бутова Л. Роман о приморском селе. // Красное знамя. — 1958. — 27 июля.
10. Гук Г. Книга о приморских колхозниках. // Тихоокеанский комсомолец. — 1958. — 22 октября.
11. Громов П. Побеждают люди долга. // Красное знамя. — 1962. — 19 октября.
12. Крившенко С. Люди колхозных полей. // Боевая вахта. — 1964. — 18 августа.
13. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Хабаровск, 1973.
14. Крившенко С. Утверждение мужества. — Хабаровск, 1974.
15. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. — Часть 2. — Новосибирск, 1977.



 
СПИВАК Иван Трофимович (22.02.1914 г, с. Вассияновка Черниговского района Приморского края — 27.08.1999 г., Владивосток) — литературовед, преподаватель русской литературы, педагог-методист, литературный критик. 

Родился в крестьянской семье, переселившейся в 1901 году с Украины в Приморье. Отец Спивак Трофим Федорович участвовал в первой мировой войне, в составе русского экспедиционного корпуса был во Франции, имя его встречается в книгах Игнатьева «50 лет в строю» и маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского «Воспоминания». Вернулся домой в Приморье в конце 1920 года. Мать Мария Михайловна тоже с Украины.

 
Детские годы прошли в Вассияновке — с их конфликтной ситуацией эпохи коллективизации, со всеми проблемами, что входили в души детей. Отец несколько лет работал во Владивостоке на «Дальзаводе», затем — в леспромхозах. Вернулся в село в годы войны. В 1931-1935 годах И.Т. Спивак учится на литературном факультете Благовещенского пединститута, получает специальность учителя русского языка и литературы. Работал учителем в г. Александровске на Сахалине. Там же, в 1936 году был призван в морпогранотряд, откуда переведен в погранотряд с. Казакевичи близ Хабаровска (1936-1938). По окончании службы стал работать учителем средней школы № 6 в г. Уссурийске (тогда г. Ворошилов). В годы Великой Отечественной войны (1942-1945) курсант, а затем командир курсантских взводов Шкотовского военно-пехотного училища. В партию вступил в годы войны (1944). Старший лейтенант запаса — после войны. Награжден медалями за победу над Германией и Японией. С 1946 г. работает в школе, сначала директором школы № 28 во Владивостоке, а затем учителем литературы в средней школе № 75. С 1946 года по 1954 — преподаватель кафедры литературы пединститута и учитель в той же базовой школе № 75. С 1946 года работает штатным преподавателем Владивостокского государственного педагогического института, а затем, со дня восстановления ДВГУ (1956 г.) и до 1974 года работает в ДВГУ. Вел курсы «Русская литература XVIII века», «Русская литература XIX века», «Русская советская литература», «Методика преподавания литературы». В начале 1960-х годов был заведующим кафедрой русской литературы ДВГУ. В служебных характеристиках о И.Т. Спиваке говорилось как вдумчивом и серьезном преподавателе, обладающем незаурядными лекторскими данными, глубоким знанием литературы, склонностью к научно-исследовательской работе. Неоднократно отмечались его самобытные доклады перед учителями города в институте усовершенствования учителей, на научно-методических конференциях, его выступления с критическими статьями и рецензиями по вопросам литературы в прессе. Прекрасный лектор, человек артистического склада, он обладал личным обаянием; русская литература в его интерпретации оживала в лицах, в характерах, со всем богатством языка, насущных и вечных проблем. И Пушкин, и Гоголь, и Чехов были воплощены им, как режиссером, на студенческой сцене.

В своей монографии «Анализ художественного произведения в школе: на основе изучения рассказа И.С. Тургенева «Бежий луг» И.Т. Спивак, отстаивая творческое толкование русской классики, разработал систему уроков по знаменитому рассказу И.С. Тургенева, убедительно доказав несостоятельность утверждений столичных мэтров методической науки о якобы устарелости произведения. «Предлагаемые уроки — не стенограмма и не партитура, а скорее только «ноты» партии учителя» — замечал автор. Другие работы И.Т. Спивака посвящены творческому прочтению на уроках литературы в школе поэмы Н.А. Некрасова «Железная дорога», повести В.Г. Короленко «Дети подземелья», а также пьесы А.П. Чехова «Чайка», скомпрометированной в глазах читателя-современника шаблонами вульгарного социологизаторства. Большая оригинальная статья «Чайка» должна летать», была откликом на постановку чеховской пьесы в местном краевом театре, она опубликована только в небольшом фрагменте, но и поныне представляет пример самобытного прочтения произведения русского классика, стремления постичь замысел писателя. Стиль изложения в монографии, в статьях Спивака живой, остро полемический, чуждый коньюктурному подлаживаю под признанные авторитеты. Чего стоила полемика — довольно острая и доказательная — с «титанами» методики В.В. Голубковым и Г.К. Бочаровым, с главным некрасоведом К.И. Чуковским! Монографию Спивака тогда приняли ряд известных ученых, местных учителей, особенно в школах Приморья, преподавателей владивостокского пединститута и др. К печати книга была рекомендована кафедрой методики ленинградского пединститута имени А.И. Герцена (отзыв подписан зав. кафедрой профессором А.М. Докусовым). Против новаторской книги провинциального автора началась компания, от Владивостока до столицы. И дело не в разных оценках книги, а в том, что против автора были использованы приемы шельмования, охаивания, клеветы, перевирания смысла работы, а затем и скрытого присвоения чужих мыслей. В столичных изданиях монографию Спивака беззастенчиво очернили: таков разухабистый, спесивый и невежественный с точки зрения элементарных законов методики преподавания литературы фельетон С. Шевелева «Бежий луг» и эстетические задатки» в журнале «Крокодил» (1962, № 10); такова и безапелляционная по тону, раболепная к столичным авторитетам статейка И. Уринова «Мнимое новаторство» в журнале «Литература в школе», зам. редактора Я. Нестурх написал, что книгу Спивака нельзя ни в коем случае рекомендовать читателю, о чем свидетельствует то, что она подверглась резкой критике на страницах журнала «Крокодил», органе издательства «Правда» (1962, № 10). Цинизм этого «довода» зам. редактора Я. Нестурха, прикрывшегося партийной «биркой», налицо! Но столичные надзиратели били в этот раз в точку. Последним таким «точечным ударом» была цинично-оскорбительная, художественно-примитивная «эпиграмма» Самуила Маршака, затем вошедшая в седьмой том его бессмертных сочинений: руку автора «Деток в клетках» и «Мистера-Твистера» умело навели на владивостокского автора методического сочинения, что «врага опасней» и сатирик угодливо выполнил свою постыдную задачу, действуя по правилам, обозначенным другим поэтом: «Знаком нам этот почерк Критической руки: подправить брови хочет, А выколет зрачки» (Кочетков). О новаторском и подлинно творческом характере монографии о Тургеневе, работы о Некрасове, статьи о Чехове оставили свои положительные отзывы известные литературоведы-ученые профессора: А.М. Докусов, В.А. Никольский, С. Машинский, П.Г. Воробьев, Б.Л. Беляев, Г.А. Бялый и др. Монография Спивака «Анализ художественного произведения в школе» неоднократно рекомендовалась в научной литературе как ценное, яркое исследование. Но клеветники остались удовлетворенными: научную защиту талантливой работы они сорвали…

Как критик А.Т. Спивак выступал в газетах и журналах Дальнего Востока, прежде всего, с позиций высокой требовательности к художественному, эстетическому качеству произведения. Он сказал свое слово, в числе первых, о наших приморских авторах, открыв их «лица не общее выраженье»: о Е.Я. Терешенкове, Александре Плетневе, Геннадии Лысенко, Анне Щетининой, Борисе Можаеве… Был членом редколлегии альманаха «Тихий океан» — в ту пору здесь опубликовали известную повесть Л. Князева «Зачем ты здесь?» и другие известные произведения местных авторов. Рекомендовал произведения многих молодых авторов к печати, принимал активное участие в редактировании, в частности, был редактором талантливой книги Е. Терешенкова «Встречи на дорогах». И как педагог и как критик, Спивак много сделал для пропаганды русской литературы: просветительская работа велась им на высоком профессиональном уровне: статьи его наполнены чувством гражданственности, патриотизма, любви к русской словесности, любви к Родине.

Семья И.Т. Спивака. Многие годы в школах Владивостока проработала его жена Раиса Евгеньевна Спивак (Бородина), создавшая прочный домашний очаг для всей семьи. Сын Павел Иванович Спивак закончил истфак ДВГУ, основал Восточную школу. Дочь Ольга Ивановна работала в школе, общественных учреждениях культуры, ныне в фирме «Ольга». От ранних браков — сыновья Владимир Иванович Слицан (по матери), полковник в отставке, живет с семьей в Иркутске и Олег Иванович Спивак (Киев). Есть внуки и правнуки, которые принадлежат к роду Спиваков, и которым пожелаем достойно нести фамилию своего деда, педагога, литератора, обаятельного человека.

Сочинения:

1. Встреча с дарованием (о книге Е.Я. Терешенкова «Встречи на дорогах»). — Владивосток, 1951.
2. Замысел и исполнение (о повести О. Щербановского «В море»). — Владивосток, 1951.
3. Старые ошибки в новом издании // Красное знямя. — 1951. — 24 июня.
4. Без знания жизни (о сб. рассказов А. Вахова) // Красное знамя. — 1951. — 15 августа.
5. Плоды нетребовательности (об альманахе «Советское Приморье» № 16) // Красное знамя. — 1954. — 18 апреля.
6. Неудачная повесть (о повести Н. Заслоновского «У Японского моря») // Красное знамя. — 1956. — 23 сентября.
7. Писатель, гражданин, патриот (к 150-летию Н.В. Гоголя) // Боевая вахта. — 1959. — 6 июня.
8. Гений русской поэзии (к 160-летию А.С. Пушкина) // Боевая вахта. — 1959. — 6 июня.
9. Всегда будешь живым примером (к 55-летию Н. Островского) // Тихоокеанский комсомолец. — 1959. — 30 сентября.
10. М.Ю. Лермонтов (к 145-летию со дня рождения) // Боевая вахта. — 1959. — 16 октября.
11. Наша гордость (к 100-летию А.П. Чехова) // Боевая вахта. — 1960. — 29 января.
12. Найденное и скрытое (к постановке «Чайки» в краевом театре им. Горького) // Красное знамя. — 1960. — 11 февраля.
13. «Иркутская история» Арбузова на сцене Владивостока // Тихоокеанский комсомолец. — 1960. — 21 февраля.
14. Гениальный художник и патриот (к 150-летию со дня рождения Л.Н. Толстого) // Боевая вахта. — 1960. — 10 ноября.
15. Гордость русской литературы (к 150-летию В.Г. Белинского) // Боевая вахта. — 1961. — 13 июня.
16. Писатель-маринист (Б. Лавренев) // Боевая вахта. — 1961. — 16 июля.
17. Великий сын великого народа (М.В. Ломоносов) // Боевая вахта. — 1961. — 18 ноября.
18. Великая гордость наша (А.С. Пушкин) // Тихоокеанский комсомолец. — 1962. — 11 февраля.
19. Чего не находит читатель (о книге К. Чуковского «Мастерство Некрасова») // Тихоокеанский комсомолец. — 1962. — 25 марта.
20. У начала конфликта (о повести Е. Терешенкова «Директор школы») // Красное знамя. — 1963. — 6 февраля.
21. Слава педагога-художника (А.С. Макаренко) // Тихоокеанский комсомолец. — 1963. — 13 марта.
22. Калата в Каменушке: комедия. — Владивосток, 1963.
23. Об идейно-композиционной роли вступления в стихотворение Некрасова «Железная дорога»: Вопросы журналистики и литературы. — Владивосток, 1972.
24. Изучение повести В.Г. Короленко «Дети подземелья»: Вопросы русской советской и зарубежной литературы. — Хабаровск, 1973.
25. Поэма подвига (о книге А.И. Щетининой «На морях и за морями») // Дальний Восток. — 1975.
26. Истоки таланта — школа жизни. // Красное знамя. — 1975. — 28 сентября.
27. На литературной карте — Довленика (о повести А. Плетнева «Дивное диво») // Дальний Восток. — 1976. — № 10.
28. «Есть мир и я…» (о лирике Г. Лысенко, его первой книге / Дальний Восток. — 1977. — № 12.

Литература:

1. Крившенко С. Увлекательно, творчески // Тихоокеанский комсомолец. — 1961. — 23 августа.
2. Крившенко С. Учитель в моей жизни // Тихоокеанский комсомолец. — 1962. — 2 октября.
3. Иващенко Л. Издает Дальневосточное книжное. — Владивосток, 1970.
4. Крившенко С. Проверено временем // Тихоокеанский комсомолец. — 1970. — 31 марта.
5. Воробьев П. Рассказы И.С. Тургенева в школе. — М., 1970.
6. Машинский С. «Помогать по-новому осмыслить…»: Вопросы журналистики и литературы. — Владивосток, 1972.
7. Иващенко Л. Корни мужества. — Владивосток, 1980.
8. Крившенко С. Учитель учителей // Красное знамя. — 1994. — 19 февраля.
9. Крившенко С. Учитель учителей: В книге «Перед именем твоим». Страницы истории Владивостокского государственного педагогического института 1943-1956 гг. / Сост. Н.И. Березкина, Н.А. Хрулькова. — Владивосток, 1994.
10. Крившенко С. О соблазнах политических ярлыков (об эпиграмме Самуила Маршака на книгу Ивана Спивака) // Дальний Восток. — 1995. — № 2.
11. Лещинская А. «Поле чудес» сотворило чудо. // Утро России. — 1998. — 27 марта.
12. Леньшина И. Чудесная встреча через полвека. // Большой СМ (Иркутск). — 1998. — 8 мая.
13. Дальневосточный государственный университет: История и современность 1899-1999 гг. — Владивосток, 1999.



 

ТЫЦКИХ Владимир Михайлович родился 29.06.49 г., г. Лениногорск, Восточно-Казанской область — поэт.

В семье служащих. В 1967 году окончил Усть-Каменогорское медицинское училище, работал заведующим медицинским пунктом в с. Кок-Терек в Казахстане. В 1968 году призван на действительную службу, служил матросом на Тихоокеанском флоте. В 1969 поступил, а в 1973 закончил Киевское высшее военно-морское политическое училище, а в 1980 году курсы военных журналистов при Львовском высшем военно-морском политическом училище. Служил политработником на надводных кораблях Балтийского флота (1973-1977 гг.), подводных лодках Тихоокеанского флота (1977-1980 гг.), корреспондентом-организатором и зав. отделами писем и пропаганды газеты «Боевая вахта» (1980-1990 гг.). Ушел в запас в звании капитана 2 ранга в связи с избранием ответ секретарем Приморской писательской организации (1990 г.).

Первые стихи напечатал в газете «Молодежь Украины», во флотских газетах. В 1983 году во Владивостоке в кассете стихов военных поэтов Приморья вышла книжечка стихов «Тревога». Затем в Москве выходят книги стихов «Честь флага» (1984г.), «Пишу тебе, любимая» (1986 г.), во Владивостоке — «Встретимся утром» (1987 г.): определяющими в них стали мотивы морской судьбы, верности долгу. В стихи входили детали, которые не придумаешь умозрительно: «облезлой, обмороженной скулой подлодка прижимается к причалу» и т.д. Тематически это были «стихи о штормах», о походах в океан, о «поющем море», о городах русской морской славы — Севастополе. Владивостоке, о расставаниях и встречах, о верности, дружбе, о своей гордости и ответственности за великую морскую державу — СССР, усилиями которой обеспечивался мир на земле. И свое место в мире осознавалось поэтически конкретно и весомо:

Железной гарью пахнет ветер века.
Гудит над нами темная волна.
И в тишине центрального отсека
Всемирная хранится тишина.

Поэт не замыкается в тематических координатах одной, пусть яркой темы, стремится к поэтическому осмыслению драматической судьбы поколения, на чьих глазах происходит «смена флага». Нарастает чувство тревоги за судьбу большой Родины, разламываемой на части, на осколки — малая Родина становится ближним зарубежьем, обозначилось это предощущение «трещины мира» еще в ранних стихах:

Родимый край! Скажи на милость,
Каким необратимым днем
Так странно все переменилось
В заветном облике твоем?
(«Встретимся утром», 1987 г.).

Ощущение драматизма жизни лирического героя прикрыто горьковатой иронией:

Но, видевший в лицо вселенной мрак,
Теперь, ввиду открывшихся сомнений,
Я офицерский китель на пиджак
Сменил без всяких сожалений.

Лирический герой осуждает современных «вождей», по вине которых разрушена многонациональная держава. Подчас в стихах реальный драматизм и трагизм жизни оказался ослабленным, чувство подменяется риторикой, рассудочностью, констатированием бытовых фактов. Особенно недостает этого сурового драматизма в стихах о флоте...

В лучших лирических стихах, не только раннего, но и более позднего периода, привлекает органичность чувств, душевная открытость, песенность. В некоторых стихах лирической направленности доминирует рационализм, подчас явная вычурность или рифмованная «простота», вторичность формы. И современность, и былое поэт стремится, запечатлеть в нерасторжимых, но то и дело подвергающихся испытанию, связях. Опираясь на корневые человеческие ценности, лирический герой всматривается в «древо родовое», надеясь в истоках его обрести нравственную «точку опоры» для себя и для своего поколения. И находит ее, рассказывая о дедах, об отце, о матери, о друзьях, о любимой женщине...

В 1999 году вышли две книги стихов, в которые вошли и ранее опубликованные и новые произведения: «Предпоследние строки» и «Ветер в лицо». В этом же году стихи были опубликованы в коллективном сборнике «5 х 50». Занимается книгоиздательской деятельностью, организовав так называемую «Народную библиотеку» «Новая книга».

С 1990 по1996 год он избирался ответственным секретарем Приморской писательской организации. С 1996 года работает в газете «Пограничник на Тихом океане» — ведет студию баталистов и маринистов, издает приложение к газете «Парус». Заслуженный работник культуры России (1998 г.).

Сочинения:

1. У русского Босфора: Приморское общество книголюбов. — Владивосток, 1996.
2. Центральный отсек. — Владивосток, 1996.
3. Предпоследние строки. — Владивосток, 1996.
4. Ветер в лицо. — Норильск, 1998.

Литература:

1. Князев Л. В стихах, как в жизни. // Красное Знамя. — 1984. — 29 июня.
2. Хвалин А. Приморский мотив. // Тихоокеанский комсомолец. — 1987. — № 8.
3. Панкеев И. К истоку жизни припадая. // Литературная Россия. — 1987. — 4 сентября.
4. Панкеев И. Пишем то, что наблюдаем. // Морской сборник. — 1988. — № 4.
5. Гуд В. Живет ощущение фронта. // Флаг Родины (Севастополь). — 1988. — 11 марта.
6. Мельник В. Свет и тени. // Дальний Восток. — 1988. — № 8.
7. Ткаченко П. При звуках бранного певца. // Сын Отечества. — 1990. — 11 мая.
8. Кудрявцев Д. На рубеже: Предисловие к книге стихов В. Тыцких «У русского Босфора». — Владивосток, 1996.



 

ТРЕТЬЯКОВ Сергей Михайлович Даты жизни: 21.06.1892 г., г.Кулдига, Латвия — 09.08.1939 г. — русский советский поэт.

Закончил в 1916 году юридический факультет Московского университета. В 1913 году в городе Москве примкнул к футуристам, к Маяковскому. В 1919 году приехал во Владивосток, стал одним из организаторов литературно-художественного объединения (ЛХО), куда входили футуристы Д. Бурлюк, Н. Асеев, Н. Насимович-Чужак и др. Участвует в выпуске журнала «Творчество». Во Владивостоке выходит первый его сборник стихов «Железная пауза» (1919 г.). После 4-5 апреля 1920 года, когда японцы оккупировали город, выступает со стихами, обличающими интервентов.

Избегая ареста, на пароходе уезжает в Китай, а оттуда весной 1921 года через Харбин в Читу. Избран товарищем министра просвещения Дальневосточной республики (ДРВ). В 1922 году в Чите выходят его поэтические сборники «Ясныш» и «Путевка». По образцу окон РОСТА организует с художником Пальмовым выпуск окон ДАЛЬТА (Дальневосточное телеграфное агенство). Публикует стихотворные фельетоны. Критика отмечала: гражданская направленность стихов затемняется увлечением футуристическим речетворчеством. В 1922 году уезжает в Москву, где включается в работу театра Пролеткульта, а затем ЛЕФа. Дальневосточная тема — в пьесе «Рычи, Китай!», поставленной на сцене, в очерковой книге «Джунго» (1927 г.), романе о китайском студенте «Дэн Ши-хуа» (1930 г.) и др. Теоретик ЛЕФа, отстаивал «литературу факта», утверждая, что газета — «это коллективный Толстой наших дней» («Литература факта» — М., 1929 г.). Участник I съезда советских писателей. Арестован 26 июля 1937 года. Реабилитирован посмертно.

Сочинения:

1. Железная пауза. — Владивосток, 1919.
2. Ясныш. — Чита, 1922.
3. Путевка. — Чита, 1922.
4. Антология поэзии Дальнего Востока. — Хабаровск, 1967.
5. Страна-перекресток. — М., 1991.

Литература:

1. Трушкин В. Из пламени и света. — Иркутск, 1976.
2. Гомолицкая-Третьякова Т.С. О моем отце: Страна-перекресток. — М., 1991.
3. Русские советские писатели-прозаики: Библиогр. указ. — Том 7. — М., 1972.
4. Дворниченко Н. Вчера и сегодня забайкальской литературы. — Иркутск, 1982.



 

ТРОЙНИН Владимир Ильич родился 30.04.37 г., Хабаровский край — прозаик.

Мать-сибирячка, из крестьянской охотничьей семьи. Отец — из рабочей семьи, из Пятигорска... Детство Владимира прошло в основном в Сибири... Но был небольшой момент, перед самой войной и в год ее начала, в 1941 году, когда семья переехала поближе к теплым краям, к солнечному Крыму... Жили в г. Миллерово. По сводкам тех лет известно, что на него обрушились немецкие бомбардировки, а Володя это знает не по сводкам... Память детства... Глубинная, больная.
Семья работала на оборонных работах, даже старшие дети, а он, пятилетний, ютился у окна, а когда раздавался вой сирены, прятался в подполье... И казалось оно таким надежным... Но однажды, когда задержался из-за любопытства у окна больше положенного, испытал страшный удар: отбросило в сторону: где-то не совсем далеко взорвалась немецкая бомба. Повезло.

А потом теплушки, долгий утомительный путь обратно в Сибирь! Страна вывозила своих детей в тыл. В Иркутске, в спецприемнике, откармливали с месяц. И тыловая жизнь складывалась под девизом « Все для фронта, все для победы !» Да, так было, таким был партийный призыв к народу. А дети уходили на подножный корм: летом ловили рыбешку, собирали орехи, ягоды... Дивная природа была и щедрой на свои дары.

«Вот в те дни, — рассказывает В. Тройнин, — и вошли навсегда в душу красота сибирских лесов, изумление перед мощью Байкала и трепетное отношение к прохладе сибирских рек». Судьба и военное лихолетье подарили Владимиру не теплый, ухоженный Крым, а Сибирь бескрайнюю, суровую.

Здесь в Иркутске пошел в начальную школу, — правда, из-за болезни начал учиться на год позже положенного. С 5 по 10 класс учился в школе № 9 им. А.С. Пушкина. Запомнились учителя — чуткие, знающие. Даже в годы Великой Отечественной войны школы наши не разваливались, работали трудно, но исправно — страна думала о завтрашнем дне, о будущем своего народа...

В 1955-1960 гг. закончил факультет охотоведения Иркутского сельскохозяйственного института (ИСХИ). После учебы приехал на Дальний Восток, сначала на Камчатку, а затем во Владивосток. Еще в годы учебы поманило к себе море. В то время так много писали о китовом промысле... Перед устройством на моря, небольшой период — всего-то полтора месяца побродил по тайге, что-то там планировал, искал для будущих экспедиций... И здесь наклюнулась другая «тема» — тема тигриных следов, тигриной жизни, жизни тайги. Впервые услышал его рычание... Но манили моря-океаны...

14 февраля 1961 года ушел на СРТ в залив Аляска, на поиски китов... Увидев первого кита, восхитился на всю жизнь... Стал изучать, писать, предостерегать против безоглядного вылова его. Благо, довелось поработать на единственном в мире научно-промысловом китобойце «Внушительный». Однажды попали в центр циклона! Вышли, что называется «сухими из воды»... А потом будет написан рассказ «Чертов глаз». Вот так добывался сюжет! Да и другие сюжеты. И создавалась «легенда» своей биографии — своим трудом. А без биографии — о чем писать да и как писать?! Невзгоды ли детских лет, превратности ли судьбы на море, но прихватила болезнь... Стал уходить в природу на суше — в тайгу. И тут возвратился интерес к теме тигра, да и не только тигра. Тигр — это особая статья, неповторимая экзотика, но изучал тайгу взглядом естествоиспытателя и художника, взглядом очарованного природой.

В 70-е годы появились первые заметные публикации в сборниках, журналах. Писательская организация заметила молодого автора. Но пройдет еще немало времени, когда, после выхода в свет его колоритной книжки «Год Тигра» Владимира Тройнина принимают в Союз писателей России (1992 г.).

Главной темой его творчества стала тема, добытая в морских и таежных скитаниях, — природа и человек, нравственное и безнравственное отношение к миру природы. Отсюда книжки рассказов и очерков «Рассказы о китах», «Приключения Шустрика» и названная уже «Год Тигра». Обыденное сочетается с экзотичным, привлекает необыкновенное чувство любования природой. Высекались фразы отнюдь не книжного, не умозрительного происхождения: «Тайга без тигров — пустая «тайга», «Природа была щедра, создавая этих зверей», «Тигры не любят собак»...

А рядом — штрихи жизни охотоведов-биологов, любование их бескорыстием, выдержкой, мужеством... Детский рассказ о лисичке взывал к чувству милосердия, любви, отрицая романтику любования зверьем в зоосадах, «детками в клетке»... Тут игра жизненных сил самой природы и ее созданий...

Вместе с женой своей, Ольгой, — а это тоже достойно поэтического воспроизведения в рассказе! — автор идет «по следу тигра». «В этот день мы с Ольгой, выжимая из шапок пот, шли к известному только нам месту, где неделю назад отдыхал этот тигр... Тропа вывела нас на высоту... Ольга сказала: «Посмотри, как красиво и плавно шел тигр, и как мы уродуем его след. Грешим! Разрушаем гармонию. Давай пойдем рядом с его следом».

Лейтмотив в творчестве: не навреди природе. Отсюда и еще одно увлечение писателя — фотоохота за бабочками: у него немало уникальных снимков нашей приморской природы. Книги достойны хороших изданий!

Литература:

1. В.И. Тройнин (к 60-летию со дня рождения): Бибилогр. указ. — Владивосток, 1997.



 
ХАЛИЛЕЦКИЙ Георгий Георгиевич родился 08.03.1920 г., г. Курск — 04.12.1977 г., г. Владивосток) — поэт, прозаик. 

Родился в семье служащего. Отец — служащий Курской железнодорожной управы, а с начала первой мировой войны — вольноопределяющийся, с 1918 — в Красной Армии, умер в 1920 году.

Халилецкий был корреспондентом курского областдного отдела ТАСС, литсотрудником газеты «Свободный труд», комсомольским работником. Десять лет служил на Тихоокеанском флоте (1940-1950 гг.), первый год краснофлотцем- 

артиллеристом, а затем журналистом флотской газеты «Боевая вахта». Был секретарем Приморского краевого отделения СП РСФСР (1950-1957 гг.). Член КПСС с 1943 года. Первые стихи опубликованы в 1937 в курских газетах.
 
В 1945 году вышел небольшой сборник стихов «На Тихом океане» — оперативный отклик на события войны с Японией. Поэтические сборники «Стихи» (1946 г.), «Утро» (1947 г.), «Сергей Лазо» (1949 г.), «В моем краю» (1951 г.). Главные мотивы — красота океанского края, созидательный труд его людей, героика гражданской и Великой Отечественной войн, верность дружбе, любви. Принят в СП СССР в 1947 году. Критика, положительно оценивая гражданственную направленность поэзии, связь с современностью, актуальность, жанровые поиски, отмечала недостаточную образность стиха, риторичность, манерность. Xалилецкий пишет очерки, рассказы, повести, романы. Первая повесть «Большое плавание» (1954 г.) посвящена морякам-артиллеристам. Историческое прошлое, связанное с участием крейсера «Аврора» в Цусимском бою воскрешала документальная повесть «Аврора» уходит в бой» (1955 г.). Проблемы флотской жизни поставлены в повестях «Шторм восемь баллов» (1961 г.), «Командир корабля» (1975 г.). С 1957 года — собкор «Литературной газеты», а с 1964 — еженедельника «Экономическая газета». Поездки по Дальнему Востоку дают материал для очерково-публицистических книг: «Ула, на северной земле» (1958 г.), «Берег твоей юности» (1960 г.), «Второе рождение города» (1960 г.), «Служба солнца» (1961 г.), «Звезды над бухтой» (1968 г.), «Суровые острова» (1972 г.). Их лейтмотив — разумное, бережное, хозяйственное использование богатств дальневосточного края. Повесть «Веселый месяц май» (1970 г.) отличается острой конфликтностью, психологической разработкой характеров. Панорама жизни большого приморского города с его людьми, проблемами нарисована в романах «Этой бесснежной зимой» (1971 г.), «Океанский проспект» (1978 г.), «К солнцу обращенная земля» (1984 г.), задуманных как трилогия о тревогах и заботах времени. Последний роман остался незавершенным. Герои трилогии — моряки, строители, ученые, партработники, геологи, журналисты, учителя; их жизнь берется в многообразии нравственных, экономических, бытовых проблем. Писатель тяготеет к светлым романтическим краскам, лирической тональности и, как отмечала критика, чаще всего идет не от поразивших его характеров, а от публицистических проблем. Xалилец-кий — автор пьес «Шторм восемь баллов», «Бабье счастье», «Девятнадцатый барак», шедших на сцене. Выступал с литературно-критическими материалами (рецензии, статьи), оценивая творчество приморских писателей, во многом исходя из нормативных требований. В 1970 году Xалилецкому присвоено звание Заслуженного работника культуры РСФСР. Лауреат премии им. А.А. Фадеева, серебряная медаль (1976 г.).

Сочинения:

1. В моем краю. — Владивосток, 1951.
2. «Аврора» уходит в бой. — Владивосток, 1955.
3. Бухта Громада: Рассказы. — М., 1960.
4. Шторм восемь баллов: Повести, рассказы. — М., 1961.
5. Морские повести. — М., 1963.
6. Август — лету конец: Рассказы. — Владивосток, 1964.
7. Этой бесснежной зимой: Роман. — Владивосток, 1971.
8. Суровые острова: Повести, рассказы. — М., 1972.
9. Осенние дожди: Повести. — М., 1974.
10. Океанский проспект: Роман. — Владивосток, 1978.
11. К солнцу обращенная земля. // Дальний Восток. —1984.— № 2.

Литература:

1. Александров Ю. Стихи о нашем крае. // Советское Приморье. — 1952. — № 13.
2. Спивак И. Старые ошибки в новом издании. // Красное зна-
мя. — 1951. — 24 июня.
3. Крившенко С. Свет твоего дела. // Тихий океан. — 1962. — № 5.
4. Овчаренко Ф. Семь тетрадей Сергея Долина. // Урал.—1961.—№ 8.
5. Глинкин П. В мире добрых чувств. // Нева. — 1962. — № 11.
6. Татуйко А. Заметки о творчестве Г. Халилецкого. // Дальний Восток. — 1970. — № 2.
7. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 1. — Хабаровск, 1973.
8. Яновский Н.Н. Халилецкий Г.Г. КЛЭ. — Том 8. — М., 1975.
9. Русская литература Сибири 1917-1970 гг.: Библиогр. указ. Часть 2. — Новосибирск, 1977.
10. Писатели Дальнего Востока: Библиогр. сп. — Выпуск 2. — Хабаровск, 1989.
11. Яковлева А., Каракуян Л. Г.Г. Халилецкий (к 75-летию со дня рождения): Литературные юбилеи. — Владивосток, 1995.



 
 
ШУМКОВ Олег Александрович [17.05.19, п. Билимбай Билимбаевского района Екатеринбургской губернии (с 1924 г. — Свердловская обл.), — 1985, Владивосток], поэт, прозаик. 

Родился в семье горного техника. В 1918 году из поселка Билимбай семья переехала в г. Екатеринбург (с 1924 г. — Свердловск, ныне Екатеринбург), где отец работал в системе горной промышленности Урала. В Свердловске закончил девятилетку и полтора года работал электриком, вначале в Магнитогорске, а затем в Свердловске. Закончил в 1937 году Институт цветных металлов, позднее преобразованный в Уральский политехнический институт им. С.М. Кирова, получив звание инженера-металлурга по специальности обогащения цветных металлов.

 Был направлен в комбинат «Сихали» в Приморье, где и проработал 20 лет, до 1957 года, пройдя путь от сменного мастера до главного специалиста по обогащению руд и металлургии. С 1957 по 1970 год работал в Приморском (позднее Дальневосточном) Совнархозе в г. Владивостоке в должности главного специалиста по обогащению руд и металлургии.

С 1965 по 1970 год в этой же должности — в тресте Приморцветмет. С 1970 — персональный пенсионер. Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1953 г.) и пятью медалями в том числе Малой Золотой медалью ВДНХ за изобретательство (скоростная флотационная машина «Сихали»). Член КПСС с 1947 года. В 70-е годы был исключен из партии на основе клеветнических обвинений: боролся против бюрократизма, карьеризма, беспринципности. Был восстановлен в партии, но справедливость давалась дорогой ценой затраты душевных и физических сил... Человек душевный, деликатный, духовно обаятельный, он был подлинным русским интеллигентом с кремневым честным характером.

Литературной работой начал заниматься еще в студенческие годы. Первые стихи были напечатаны в газетах «Уральский рабочий», «Смена», журнале «Штурм». В годы войны — целиком поглощен работой, после войны возвращается к литературному творчеству. С особым пристрастием пишет сказки, легенды: очевидно, сказалось влияние уральского сказочника П. Бажова с его «хозяйкой медной горы», с русскими мастерами. В 1965 году Дальиздат выпускает книгу сказок и легенд «Сопка тяжелого камня». В 1968 году здесь же выходит автобиографическая «Повесть о живой и мертвой воде»; эта же книга, обновленная и дополненная, будет издана под названием «Живая вода» в издательстве «Молодая гвардия» (1974 г.). О камнях и о людях, чья жизнь связана с камнями, писатель продолжит разговор в книгах новелл «Горный Хрусталь» (1972 г.), «Земля моей любви» (1981 г.). Наиболее полно как сказочник Олег Шумков предстает в книге «Волшебное перо» (1975 г.).

Проникнуты лиризмом его книги рассказов для детей: «Утренняя дорога» (1983 г.) и др.

В газете «Красное знамя» публиковалась документальная повесть из времен гражданский войны на Севере Приморья «Шел мальчишке в ту пору...» (1976 г.). В замысле была повесть «Скорость» — о творческом труде рабочих и инженеров, о морально-этических проблемах. В 1976 году писатель Олег Шумков рекомендован Приморским отделением Союза писателей в СП СССР. С 1973 года являлся полномочным Литфонда СССР по Приморскому краю. Член Союза журналистов, член Русского географического общества.

Литература:

1. Подзорова Н. Человеку нельзя без сказки // Литературная Россия. — 1966. — 8 июля.
2. Кнапп В. Повесть о живой и мертвой воде // Красное знамя. — 1968. — 28 сентября.
3. Лазаревич Э. О флотации, о времени, о себе // Цветные металлы. — 1968. — № 11.
4. Кнапп В. Своя тема // Красное знамя. — 1972. — 12 ноября.
5. Алексеев П. Поэма о родном крае // Боевая вахта. — 1972. — 22 ноября
6. Кнапп В. Живая вода призвания // Красное знамя. — 1974. — 13 июня.



 

ЩЕРБАК Владимир Александрович родился 20.08.1941 г., г. Хабаровск — прозаик.

В семье военнослужащего. Родители — переселенцы с Украины. После войны семья из Хабаровска переехала во Владивосток, где отец, Александр Щербак, продолжал службу в милиции, пробуя свои силы и на литературной ниве (писал рассказы, повести; некоторые из них были опубликованы в газетах, в альманахе «Советское Приморье», в частности, повесть «Дело чести» и др.). После окончания средней школы В. Щербак сначала ученик, а затем слесарь-монтажник на судоремонтном заводе (1958 г.). Затем поступает в типографию № 1, овладевает ремеслом печатника (1958-1959 гг.). Пять лет учебы в ДВГУ (1960-1965 гг.) и он получает специальность учителя русского языка и литературы. Призван на 1 год служить на флот матросом, службу проходил в газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта» (1965-1966 гг.). Один год учительствовал, работая в школе рыбаков, плавал на судах. Затем кратковременная газетная работа в многотиражке «Строитель» и длительная работа в краевой газете «Водный транспорт» (1974-1977 гг.). Несколько лет работал редактором и зав. отделом художественной литературы Дальиздата.

Первый рассказ опубликовал в 1962 году в газете «Тихоокеанский комсомолец». В 1969 году в сборнике «Далеко у Тихого» напечатаны рассказы «Сережа плюс Саша» и «Волшебная ручка», с чего и начинает В. Щербак свой литературный «стаж». В Дальневосточном издательстве выходят его книжки для детей «Андрейкин цирк» (1975 г.), «Димка — островитянин» (1978 г.). Пишет для детей. В юмористической манере написана повесть «Улыбка — флаг корабля» (1985 г.). Щербака привлекают герои активного действия, будь то пионеры-тимуровцы, революционеры-народники, революционеры-большевики, юнги военных лет, подвижники-землепроходцы, «рыцари тайги». Помимо рассказов и повестей для детей, опубликовал историко-революционный роман «Буревестники» (1980 г.), повествующий о событиях 1905-1907 годов на Дальнем Востоке. Автор изображает в романе «буревестников» революции, революционеров-народников (Л. Волкенштейн), большевиков (Александр Назаренко, Ефим Ковальчук, Григорий Шамизон); в романтическом ореоле даны в романе образы эсеров-максималистов («товарищ Надя»). Автор исходит из ленинской концепции революции 1905 года как репетиции Октябрьской революции, используя знаменитые слова В.И. Ленина «Барометр показывает бурю» в качестве эпиграфа, подкрепляя во второй части романа не менее знаменитыми словами М. Горького «Пусть сильнее грянет буря!». В романе это предощущение и желание героев приблизить бурю дано с дальневосточным колоритом. Символ бури здесь — тайфун, а красные стяги — розовые чайки. «Скоро, очень скоро он обрушится на берега России!». Имя Ленина для героев — символ борьбы за счастливую жизнь. В романе действуют реальные и вымышленные герои. Построен он по принципу романа-коллажа. Беллетристические зарисовки стыкуются с документами (иногда прием «под документ»), с очерковыми фрагментами, обнаруживая особенность романного мышления автора: в целом роман носит хроникально-иллюстративный характер. Щербак участник краевых семинаров молодых писателей во Владивостоке, семинара детских писателей в Иркутске. В 1990 году принят в Союз писателей России. В том же году вышел из Союза писателей России и вступил в Российскую писательскую организацию («Апрель»). В 1992 году активно сотрудничал в газете «Утро России»: публиковал зарисовки, статьи об интересных людях и событиях (путешественниках, ученых, революционерах). В книге «Легенды о рыцаре тайги» (1989 г.) две повести. В одной из них, давшей название книге, в основе лежат факты биографии М.И. Янковского и Ф.К. Гека, другая повесть «Юнгу звали Спартак» посвящена юнгам военных лет. В конце 90-х годов в творчество Щербака приходят герои-авантюристы Ванька Каин (историко-приключенческая повесть «Вор и сыщик»), «Диссидент Котошихин» (1999 г.). Повести написаны на основе и по мотивам русской, простонародной литературы XVIII века.

Сочинения:

1. Андрейкин цирк. — Владивосток, 1975.
2. Димка — островитянин. — Владивосток, 1978.
3. Жизнь, отданная людям: Очерк о Л. Волкенштейн. — Владивосток, 1978.
4. Буревестники: Роман. — Владивосток, 1980.
5. Улыбка — флаг корабля. — Владивосток, 1985.
6. Легенда о рыцаре тайги. — Владивосток, 1989.
7. Юнгу звали Спартак. — Владивосток, 1989.
8. Вор и сыщик. — Владивосток, 1998.
9. Диссидент Котошихин. — Владивосток, 1999.

Литература:

1. Мамонтов В. Чем в детях книга отзовется. // Красное знамя. — 1978. — 22 ноября.
2. Мельник В. Обращение к истории. // Красное знамя. — 1981. — 7 мая.
3. Казарин В. Далеко от Москвы живут герои произведений молодых дальневосточных писателей. // Комсомольская правда. — 1981. — 18 сентября.
4. Князев Л. Юнгу звали Спартак. // Тихоокеанский комсомолец. — 1986. — 30 августа.



 
ЖУРНАЛЫ  ПРИМОРЬЯ

«Дальний Восток» — ежемесячный Российский литературный журнал. Основан в октябре 1933 года в Хабаровске. С начала 1934 года по 1968 выходил шесть раз в год. С 1969 года стал ежемесячным изданием. Неоценима роль журнала в развитии культуры региона. На его страницах впервые публиковались произведения многих известных дальневосточных прозаиков и поэтов, в том числе приморцев. Появившись на свет в трудном 1933 году, журнал неоднократно переживал нелегкие времена: в 1937-1938 годах часть редколлегии была репрессирована; а издание его приостановлено более чем на полтора года; в 1941-1945 годах выходил раз в год в виде альманаха. В 1992 году, с начала так называемых экономических реформ, из-за обвала цен в стране редакции пришлось выпустить всего лишь шесть номеров журнала и на этом прекратить его существование. Только благодаря срочной финансовой помощи администраций Хабаровского и Приморского краев, органов представительной власти Амурской и Сахалинской областей, читателей в 1993 году журнал снова стал выходить. В разные годы журнал (с 1933 г. — «На рубеже», с 1946 — «Дальний Восток») редактировали журналист Иосиф Шацкий (1934-1935 гг.), писатели Александр Фадеев (1935-1937 гг.), Михаил Алексеев (1937 г.), Николай Еселев (1940-1941 гг.), Анатолий Гай (1946-1947 гг.), Андрей Пришвин (1948-1955 гг.), Николай Рогаль (1947-1948 гг., 1955-1977 гг.), Николай Наволочкин (1977-1987 гг.). С мая 1987 года главный редактор журнала — прозаик и публицист Валентин Федоров.