БОРИС КОНСТАНТИНОВ /преподаватель ДВГМА/

 
 
Стихи - не таинство природы,
Стихи - потребность, как вода.
Поэт на строчку тратит годы,
Поэта строчка ждет года.
Б.К.
 
 

ЧИСТЫЙ ЛИСТ ПЕРЕДО МНОЙ...

© Стихи. Владивосток:

© Изд-во ДВГМА им. адм. Г.И. Невельского. 1999. 78 с.
 
 
 


 

Чистый лист предо мной

Чистый лист предо мной,
Белая бумага:
Без диагноза больной,
Волшебство без мага.
Но задвигалась рука,
Запестрели строки,
И помчалась дум река
В этот мир широкий.
Если ты избит судьбой –
Кочки да овраги…
Положи перед собой
Чистый лист бумаги.
                          



 
 
* * *
Что Время суть? В клубок свернувшись,
И распрямляясь исподволь,
Распоряжается всем сущим,
Даря нам радость или боль.

И нет загадочнее тайны,
Чем тайна времени, а мы,
Питаясь знанием случайным,
Живем еще во власти тьмы.

Все в мире времени подвластно:
От муравья до Пирамид.
Ежеминутно, ежечасно
Оно то рушит, то творит

В чем сила времени? В пространстве,
С которым связано оно?
Или в завидном постоянстве?
Пока еще не решено.

Влиять на время бесполезно,
Неумолимое, как рок,
Оно походкою железной
Определяет  жизни срок.

Но и на время есть управа –
Эйнштейн научно доказал
(За это честь ему и слава),
Что свет – начало всех начал.

А время скорости боится,
Которой обладает свет.
И, словно раненная  птица,
Уже не может торопиться,

Теряя сразу сотни лет.
Бесспорно, время субъективно,
День в детстве тянется, как год,
За счет того, что мы активны,

Наш организм летит вперед.
А в старости – другое дело…
Как время ухватить за хвост,
Когда дряхлеющее тело

Само стремится на погост?
Вот уж куда спешить не надо…
Ведь все равно наступит час,
И за кладбищенской оградой
Радушно вечность встретит нас.


* * *
Забрасываем мертвого камнями,
Создав вокруг него ажиотаж.
Вчера еще кричали: “Ленин с нами!”
Сегодня восклицаем: “Он не наш!”

Сражаться с мертвым – гнусная затея,
Судить его – и глупо и грешно.
Пустая суета у Мавзолея
Не обернется полною мошной.

Петр Первый загубил немало люду,
Но для России он великим стал.
Когда-то и Христос простил Иуду,
Поднявшись на небесный пьедестал.

А мы, живые, словно вурдалаки,
По склепам шарим в поисках врага,
Грыземся меж собою, как собаки,
А коль прижмет – пускаемся в бега.

Кто из великих не свершал ошибок,
Из гениев кто в жизни не грешил?
Пусть интеллект его могуч и гибок,
Но в остальном он, как и все мы, жил.

Болезнь России – расправляться  с ближним,
Навешивать на ближних ярлыки.
Брюнета обзовут, к примеру, рыжим,
Записывая сразу в дураки.

Ведь каждому правителю известно:
Предшественников крой – и ты в седле.
На этом месте совесть не уместна,
Как, скажем, карбюратор на метле.

Примеров тьма…, но не спешите, люди,
Судить того, кто вам хотел помочь.
Не тот хорош, кто прошлое осудит,
А тот, кто различает день и ночь.

Пройдут века - и Истина воскреснет…
История не терпит суеты…
И, может быть, тогда на Красной Пресне
В честь всех великих вырастут цветы.



 
* * *
По сравнению с теми, кто был на войне,
Кто прошел через боль медсанбата,
Не случайно им год зачислялся втройне, -
Мы, живущие ныне, - щенята.

Их осталось, которые жизнью своей
Защитили родную Россию…
Сколько тысяч? Спроси у кровавых полей
Только с ними у них позывные.

Почему же теперь, даже стыдно сказать,
Забываем все больше и больше,
Если б не было их, нам пришлось бы стонать
Или горе расхлебывать молча.

Кто сегодня к покою и миру привык,
Кто не знал сорок первого года…
Слов немало святых, но одно “фронтовик”
Пусть останется в сердце народа.



 
* * *
Нынче каждый партийный работник
К обеспеченной жизни привык...
Он не пахарь, не столяр, не плотник,
И какой из него большевик?

За какие такие заслуги
Он живет, словно ангел в раю?
От каких перегрузок на Юге
Исцеляет подагру свою?

Вместо дела - одни протоколы
Со словами: “Ребята, вперед!”
Где партийцы той, ленинской, школы,
Что вели за собою народ?

Что ни день - повышаются цены,
В магазинах - шаром покати...
А партийцы с кремлевской арены
В коммунизм призывают идти.

Даже Сталин, война и разруха
Надломить не сумели народ.
Бюрократ же... Туды его в ухо
Все отнял - и еще отберет.

Он включил тормозную систему,
За столом притаился, - и ждет,
Что наступит счастливое время,
Новый Брежнев к нему снизойдет.

И представьте, я верю, дождется,
Чуть в народе уляжется пыл,
Бюрократ от дерьма отряхнется,
Только станет сильнее, чем был.

Но пока не доверят народу
Быть хозяином жизни своей,
Все угробим: и землю, и воду,
И любовь, и семью, и детей.

Сколько ж можно еще издеваться,
В нашу русскую душу плевать?
Не пора ли задуматься, братцы,
И самим за себя постоять?



 
* * *
Тропики… Прохладная каюта…
За бортом – дыханье тишины.
Спит корабль от бака и до юта
Бродят неразгаданные сны.

Дремлет мир, природа отдыхает,
Не тревожась, не страшась ничуть.
Все застыло, лишь созвездий стаи
Продолжают свой извечный путь.

Южный крест, торжественный и строгий,
Примеряет нимб из облаков.
А вокруг лазурные дороги,
Да огни далеких маяков.

Спит луна на темном небосклоне,
Млечный путь струится в вышине…
Звезды, любопытные, ладони
Радостно протягивают мне.

Орион, как часовой бессменный,
Караулит свой алмазный клад…
Как же заглянуть в глаза Вселенной?
Как поймать ее ответный взгляд?



 
* * *
У чужого огонька
Не согреешься.
Что же ты, полынь-трава
В ноги стелешься?

Загадаешь на себя -
Перепутаешь...
Не родившихся ребят
Не закутаешь.

Жизнь - не поле перейти
Ровной тропкою.
То сухое впереди,
А то и топкое.

Только где ж его искать
Место верное?
И приходится гадать
Не наверное.

Зарастает все быльем,
Вое туманится.
И кому-то бобылем
Жить достанется.

Но пройдет печаль-тоска
Размочалится,
И поднимется рука,
Изначалится.



 
* * *
Судьба справедлива, но часто горька,
А, в целом, зависит от Знака.
Недаром же создана божья рука
Магический круг Зодиака.

И жизнь нам порой преподносит урок,
Бросая то вправо, то влево…
Связали судьбу пожилой Козерог
И нежная, хрупкая Дева.

Их первое время, поддерживал Бог,
Спасал от скандалов и гнева.
И жили, как в песне, седой Козерог
И темноволосая Дева.

Но вскоре их начал преследовать рок,
Лишив эту песню припева,
С позором был изгнан седой Козерог,
И стала свободною Дева.

Он сам виноват, ты его не жалей,
Ведь видел, что это не Ева.
Связали судьбу пожилой Водолей
И нежная, хрупкая Дева.

Звенели бокалы, и крики: “Налей”!
Под звуки родного напева.
И счастливы были седой Водолей
И темноволосая Дева.

Друзья говорили ему: “Дуралей!
Очнись, что ж ты делаешь, Сева?”
Очнуться сумел лишь тогда Водолей,
Когда его выперла Дева.

А дальше то Рыба, то Овен, то Рак
Ходили за нею налево.
И каждый из них понимал, что дупак,
Когда предавала их Дева.

Машину и дачу, коттедж и гараж,
И очень доходное дело,
Умело меняя мужской антураж,
Скопила смышленная Дева.

Друзья, разрешите прервать монолог,
Пусть это не вызовет гнева.
Связали судьбу пожилой Козерог
И нежная, хрупкая Дева.



 
* * *
Черных дыр немало во Вселенной,
И у них особенная роль...
Звезды так же, как и люди, тленны,
Как и мы, испытывает боль.

Как и мы, они теряют силы,
Все слабее излучая свет,
Только кто им выроет могилы
После жизни в миллиарды лет?

И звезда, предчувствуя кончину,
Усыхает, как сосна а в бору,
Чтоб достойно небосвод покинуть,
Превратившись в Черную Дыру.

И уже, невидимая глазу,
Продолжает Космосу служить.
Для других светил готовит базу,
Позволяя им спокойно жить.

Звезды ослабевшие, планеты,
Попадаясь на ее пути,
Как и отлетавшие кометы,
Не сумеют от дыры уйти.

Все проглотит черная обжора,
Не вернет в пространство даже свет,
Хоть сама сожмется до упора
Через сотни миллионов лет.

Говорят, меняются местами
Время и Пространство в той дыре.
Это трудно объяснить словами
И осмыслить в головной коре.

Звезды так же, как и люди тленны,
Не берусь их душу предсказать.
Только санитарами Вселенной
Можно смело Дыры называть.



 
* * *
Майская черешня,
Кем ты рождена?
Может в жизни прежней
Ты была одна?

Почему же радость
Ты должна дарить?
Есть в тебе и сладость,
И горчинки нить.


* * *
                                         Сыну моему, Сереженьке

Просторы океанские
Людей всегда влекли...
И корабли гигантские, -
Посланники земли,

Плывут путями синими
По прихоти людской,
За призрачную линию,
За горизонт морской.

Не все дорогу лучшую
Найти себе смогли,
Еще бывают случаи,
Что гибнут корабли.

Но только тот, как правило,
Стал жертвою судьбы,
Кто выбрал путь неправильный,
Кто сдался без борьбы.

Когда тебя призвание
В дорогу позовет,
Не забывай: старание
Поможет и спасет.

А если будут трудности,
Встречай лицом к лицу,
И не стесняйся с юности
Равняться по отцу.



 
* * *
Черта береговая позади,
Трудяга - винт наматывает мили,
А наше судно по морской груди
Скользит на Север в предрассветном штиле.

Еще в душе не улеглась тоска,
Еще в душе звенят слова прощанья...
Что ж?! Такова работа моряка:
Разлуки - встречи... Встречи - расставанья.

Из года в год в портах любой страны
Суда томятся, ожидая рейса,
А выйдут в море, и хлебнут волны,
И в порт спешат душою обогреться.



 
 
* * *
Сколько замечательных людей
Насчитать история сумеет?..
Сколько удивительных идей
Вызрели уже, и снова зреют?

Сколько изумительных широт
Подарили людям корифеи,
Если нужно - шли на эшафот,
Но не отрекались от идеи.

Где обычный человек робел,
Зная наперед, что будет трудно,
Смелый перешагивал предел,
Как шагнул в костер Джордано Бруно.

А великий канцлер Томас Мор,
За свою “Утопию” казненный,
Пять столетий, всем наперекор,
Нес в коммуну алые знамена.

И покамест вертится земля,
И покамест на планете люди,
Нужно жить не только для себя!
Вот тогда - и коммунизм будет.



                      * * *
Александру Сергеевичу
Кондратюку посвящается
Вселенная всегда была Вселенной
И правит ею лишь один закон:
Из пустоты рождаясь в пляске пенной,
Частицы собираются в нуклон.

А дальше по проторенной дороге,
Объединяясь в звездные миры,
Материя, в ладу с законом строгим,
Проходит путь от Солнца до Дыры.

Дыру такую называют Черной,
Она глотает жадно вещество,
Которое сжимается упорно,
Меняя постепенно естество.

Под гнетом гравитации коварной
Любой такой космический “нарыв”
Дойдя до точки, в точке сингулярной,
В конце концов рождает новый взрыв.

И снова, раздуваясь бесконечно,
Материя просторы бороздит...
Работа эта происходит вечно
И в Космосе галактики творит.

Под действием космической погоды -
Никто не станет это отрицать -
Материя становится Природой,
Которую мы любим созерцать.

За базу взяв закон воспроизводства,
Природа сомневается сперва,
Но, в разных формах обретая сходство,
Рождает Человека и... слова.

А этот человек - дитя Природы -
Встает с постели рано поутру,
И, отобрав слова, как пахарь всходы,
Готовит ближним Черную Дыру.

Природа, создавая Человека,
Ждала не благодарности его.
Надеялась, что до скончанья века
Он мудрым будет - только и всего.

Но время шло... вовсю плодились люди,
И развивались, и катились вспять,
И думали: “Природы не убудет!
Ее необходимо покорять!”

Она крепилась, затаив обиду,
Вулканами пыталась напугать,
Порой преподносила “Атлантиду”,
А человек никак не мог понять,

Что несмотря на синхрофазотроны,
На целый рад классических наук,
Она, Природа, заглушая стоны,
Терпела от него немало мук.

Леса без дичи, высохшие реки,
Отравленные рыба и зверье -
Вот что вернули люди-человеки
Природе за усердие ее.

Пройдут века, а может только годы, -
Научно невозможно предсказать, -
Когда за милость Матушки-Природы
Придется все, что отнято отдать.

Но, распрямив натруженные плечи,
Поняв неосмотрительность свою,
Природа скажет: “Люди, добрый вечер!
Я родила вас, я вас и убью!”



 
* * *
Природа! Как же ты богата!
В тебе и зло, и благодарность.
Твоя задача - тайны прятать,
А наша - их распознавать.

Сегодня мы еще не в силах
Свои болезни врачевать,
Ты ставишь подпись на могилах,
Ты заставляешь нас страдать.

Но помни: разум Человека
Тебя со временем поймет,
Пройдется по Твоим сусекам
И все богатства соберет.



 
* * *
Огромный раскаленный шар
Над Хиросимой.
Все сокрушающий удар
Волны незримой.

Со стоном рушатся дома,
Пылают люди.
Явилась в город смерть сама -
Безвинных судит.

Вмиг испаряется металл
Мостов ажурных,
И небосвод кровавым стал,
Пурпурным.

Нет это не кошмарный сон,
Галлюцинация,
На волю выпущен нейтрон
И радиация.

Тела купаются в лучах
Атомных ядер,
Погашен не один очаг
Престижа ради.

Бушует огненный заряд
Протуберанцем.
- О’кей, - с восторгом говорят
Американцы.

- Убиты тысячи людей
Пилотом храбрым?
Но это им за Мидуэй,
За Пирл-Харбор.

Плевать нам на судьбу страны
Дальневосточной,
Мы им вернули, что должны
Ударом точным. -

А бомбу сбросивший пилот
Смеется звонко,
Его обед прекрасный ждет,
Жена с ребенком.

- Эй, кто там совесть помянул
Гони монету -
Я бомбу в ангела швырну,
И... ваших нету.



 
* * *
Черная вода, черная вода,
Бездна.
Падает звезда, падает звезда
Тесно.
Тучи надо мной, тучи надо мной
Низко.
Мчится шар земной, мчится шар земной
Диском.

Все слабее стук, все слабее стук
Сердца.
Где ты, где ты, друг? Где ты, где ты, друг
Детства?
В небо рвется крик, в небо рвется крик
Птицей.
И Господень лик, и Господень лик
Снится.

Вдруг пробился свет, вдруг пробился свет
Лунный,
А ему в ответ, а ему в ответ -
Струны.
Слезы полились, слезы полились
Речкой...
И шагнула жизнь, и шагнула жизнь
В Вечность.



 
* * *
Ты соткана из музыки,
Из солнца и цветов.
Я - добровольным узником -
Бежать к тебе готов.

И с напускной небрежностью
Дежурю за углом,
Наполнив сердце нежностью
Любовью и теплом.

Стою, и мне не терпится,
Хоть на короткий миг,
С тобою взглядом встретиться,
Чтоб осветился мир.

Но ты походкой легкою
Проходишь, не взглянув,
Глазами с поволокою
На узника в плену.

Уже звезда качается,
Поднявшись в высоту,
Терпение кончается,
А я все на посту.

Стою, живу надеждою,
Что, может, вот сейчас
С улыбкой светлой, нежною
Ты думаешь о нас.



 
* * *
Бьется пламя октябрьских кленов,
Кроет землю кровавым ковром.
Журавлиных отрядов знамена
Роют в небе еще голубом.

Листья лижет волна паутины,
Загорелся фазан - и потух.
Мелодичная песня осины
Потихоньку баюкает слух.

Из-за солнца зажмурились травы,
Где-то прячется корень женьшень,
Только дуб - пожилой, величавый
Все ворчит на погожий день.

А березы - ровесницы века, -
Озирают тревожно лесок.
Все боятся, что нож человека
Беспощадно войдет под сосок.


* * *
За далями сосновыми туман вечерний стелется,
Тайга лучи последние у солнца забрала,
А я стою счастливая, мне и самой не верится,
Что на любовь хорошую нежданно набрела.

Мы с ним давно встречаемся в бору за старой мельницей,
Где речка говорливая чиста и весела.
Я прихожу счастливая, а мать не слит и сердится:
- Какие там у дочери, за речкою дела?

Не беспокойся, милая, что дочь с тобой не делится,
А лучше вспомни: в юности и ты такой была.
Придет пора осенняя - все в свадьбу перемелется,
Пройдемся с милым под руку по улицам села.

Уже звезда вечерняя над облаками светится,
Луна по небу плавает:- Пусть будет ночь светла!
Мы снова с ним условились в бору сегодня встретиться...
Что ж делать, коль хорошая любовь ко мне пришла?



 
* * *
Лег листок под карандаш -
Запестрели строчки,
Появился персонаж
В клетчатой сорочке.

Положительный, прямой,
Позови - поможет!
За друзей всегда горой,
И за правду тоже.

Он не курит и не пьет,
Избегает женщин,
И за смену выдает
Нормы три - не меньше!

После смены - кто куда,
Он же - парень прочный,
Не какой-нибудь балда,
А студент-заочник.

Можно перечень “заслуг”
Продолжать и дальше,
Но в таком “герое” вдруг
Видишь много фальши.

И пестрят наперебой
Персонажи эти
В периодике любой -
И в “Роман-газете”.

Технология проста,
Как варенье браги,
Лишь меняются места
От копны до драги.

Где ж героев наберет
Современный гений?
Всех их взяли на учет
Пушкин и Тургенев.

Современника ваять -
Видно, мало толку:
Могут критики намять
За героя холку.

За основу лучше взять
Им другую эру.
Можно повесть написать
О войне, к примеру.

Там, попробуй, докажи
Был герой иль не был.
Так что знай себе, пиши
Тыча пальцем в небо...

А читатель что ж молчит?
Выбирает позу?
Нет, готовит динамит
Под такую прозу.



 
 
 

ТАК В РОССИИ-МАТУШКЕ ЖИВУТ

Что в стране у нас творится?
Даже черт не разберет!
Как подстреленная птица
Русский мается народ.

Президент на ладан дышит:
Ни здоровья, ни ума,
А чиновники, как мыши,
Растащили закрома.

Генерала Рохлина
Оппоненты грохнули,
Депутатов по подъездам бьют,
Загубили Листьева,

Киллеры да выстрелы:
Так в России-матушке живут.
Экономика - в загоне,
Перестройка – просто блеф,

Нами правят: вор в законе,
Коммерсант и МВФ.
Расплодились как грибы,
А в Россию вместо дружбы

Возвращаются гробы.
Миллионы долларов
Из любого города
За границу реками текут.

Цены повышаются,
Трутни размножаются:
Так в России-матушке живут.

Государственная дума –
Неудавшийся гибрид –
Кроме споров, драк и шума
Ничего нам не родит.

Что ж в стране у нас творится?
Снова Ленин виноват?
А продажная столица
Гриммирует свой фасад!

“Мудрые” правители,
Что народ обидели,

Нас к войне гражданской приведут…
А война развяжется,
Мало не покажется:
Так в России-матушке живут!



 

Г И М Н   Р О С С И И

Россия, великая наша держава,
Свободы, Единства и Братства залог,
Всегда жили рядом Россия и слава,
Всегда были вместе Россия т Бог.

Припев:

Славься, могучая сила народная,
Славься, Россия, во все времена!
Вечно прекрасная и благородная,
Непобедимая наша страна.

С Отечеством в сердце в лихую годину
Весь русский народ поднимался на бой,
Единой семьей и в порыве едином,
С надеждой единой, с единой судьбой.

Припев:

Родные просторы, равнины и реки,
И в городе шумном и в сельской тиши
Нас к русской земле приковали навеки,
Раскрыли величие русской души.

Припев:

Славься, могучая сила народная,
Славься, Россия, во все времена!
Вечно прекрасная и благородная,
Непобедимая наша страна.