Болотов В.П.
В поисках десятого откровения  

Произведение написано в виде иронического диалога и иронической фантастики приключений. В диалоге с Редфилдом через вымышленного героя автор, иронизируя и фантазируя, по-своему выстраивает сюжет. В таком же ключе им написаны  “Повествование о походах в Саяны и на Маю”, “Зов веков” - виртуальный роман-диалог со своим пращуром Андреем Тимофеевичем  Болотовым. С  произведениями автора можно познакомиться в Интернете по адресу: www.vld.ru/ppx. 

- Динозавры не видят нас! Они не видят нас!
Мы вибрируем, у нас высокий энергетический уровень,
мы достигли десятого откровения, мы спасены!
Из ненаписанной еще главы “В стране снежного человека”

Предисловие от автора

Перед поездкой в Саяны в Курагино* в 2000 году мне встретилась книжка Редфилда “Тайна древнего манускрипта, или Девять откровений”, в которой высказывалась мысль, что постичь откровения человек может только через опыт. Многое из того, что в ней написано, меня давно волновало. О чем-то я писал в “Земле курагинской”, “Зове предков” - как я гулял  во времени и пространстве, в “Земле курагинской I-II”, в которой  уже не виртуально, а действительно я чуть не встретился с предками.  И вот новый опус “В поисках десятого откровения, или Постижение девяти откровений древнего манускрипта”.  На самом деле я ставлю задачу - в компьютерно-изобразительном искусстве найти свое. С этой целью делаем мощную векторно-графическую систему “Вектор” с разными художественными приемами и преобразованиями, а главное, идет интесивный поиск философских воззрений, которые бы определяли духовное начало в изобразительных откровениях. Вот и в художественно-литературной форме поискать эти откровения делается попытка.
25 мая 2001 добавил главу "Нашествие".
23 июля 2001 добавил Послесловие.

События, которые кажутся случайными, происходят в самый нужный момент

- в книге Редфилда ключевая фраза. Это точно. Вот и эти записи я сел писать, когда в сумасшедшей гонке создаем с Ю.Роньшиным систему “Вектор”: выдался день, я и решил первую канву накидать.

“Встречаются люди на нашем пути, происходят события именно те, что нам нужны, и это придает жизни значимость и загадочность, за которыми большой смысл, - дальше вчитываюсь. - Об этом люди не догадываются и, если это не поддается разуму и объяснению, считают, что этого  нет. Как это лучше понять, как овладеть этим - вот краеугольный камень в постижении духовного. А если человек этим овладел, он может овладеть и прошлым, что заложено в его генах за многовековую историю”.

Это интересно, и только из-за этого имеет смысл овладеть девятью откровениями. Прочитать их, заглянуть в конец книги - еще ничего не даст. “Только опыт и опыт, и последовательность с опытом откроют тайны”.

- Интересно, интересно, - слышу, мой друг Виктор Жибинов из Курагино иронизирует, - что тебе твой писатель еще наговорит?

- Виктор, ты цигарку изо рта выкини, - отвечаю другу тем же, - а потом вопросы задавай. А Редфилд дело пишет, послушай.  “Первое, это должна критическая масса созреть”.

- Как по Марксу-Ленину: если верхи не могут жить по-новому, то низы не хотят жить по-старому.

-  Витя, не мешай! Дальше слушай!

“Первое, что вам подсказывает, что вы созрели для этого, это то, что вас начинает что-то одолевать, вы что-то хотите: взяли одну книгу, другую - не идет чтение, и вот эврика, неожиданная встреча с человеком, с неожиданной книгой, событием – командировкой, например, многое чего может произойти как раз в момент, когда вас что-то одолевает. Поэтому важно не отбрасывать это, а идти за этим событием”.

- Валерче-сан, знаю, знаю, ты свое не упустишь, - опять Виктор вмешивается. - Только и следи за тобой.

- Что напраслину возводишь?  Вон мой брательник - Вовка-лупастый, как ты его называешь, тот действительно маху не даст. Ладно, об этом потом, ближе к делу. Откуда сведения о манускрипте появились, давай у священника из Перу - пусть он Перу-сан будет - спросим.

- Манускрипт 600-м годом до Рождества Христова датируется, - вступает в диалог Перу-сан.

- Стоп, батенька, стоп! - вмешивается Виктор. - Это подкоп под устои Православной Церкви. По их доктрине, все в этом мире верно со дня Христова, а что раньше было - язычество. А то получится с нами, как с Виссарионом, - отлучат нас от Православной Церкви за почитание дьявола.

- Виктор, не волнуйся, все Перу-сан на себя берет,  пусть он и отдувается за свой манускрипт. Давай лучше пытать его начнем.

 - Итак, милейший  Перу-сан, - я за священника взялся, - рассказывай, что в манускрипте древнем о роде человеческом пишется, когда следующий всемирный потоп случится и когда спасение придет и откуда? Виссарионовцы заявляют, что спасение на земле саянской произойдет. Нам с Виктором обещали место в Ноевом ковчеге, если послушны будем.

- Манускрипт имеет тайну великую, - свое гнет Перу-сан, - и человечество в начале тысячелетия узнает нечто новое, что совершенно изменит цивилизацию.

- Человечество за это столетие вон сколько натворило, что в голове не укладывается! - Виктор пошел в атаку. - И где мы сейчас? В эгоизме погрязли!

- Виктор, ты это зря. За сто лет человечество сделало столько открытий, что на протяжении прежних десятков тысячелетий не удавалось. И главное, надеюсь, что человечество вот-вот тайну разгадает, как выйти в другое измерение. Я над этим бьюсь и чувствую, решение  есть. Перу-сан, может, об этом в  манускрипте говорится?

- Для ацтеков это не было тайной, они свободно перемещались из одного пространства в другое, да многие и сейчас живут в параллельном мире и перемещаются. Как достичь этого? Девять откровений, которые три тысячи лет назад составлены, дают ответ.

- Во-во, - Виктор иронизирует, - уже с двух тысяч на три тысячи перешли. Скоро пять тонн будет.

- Виктор, не перечь, - защищаю священника из Перу, - знаешь, сколько лет назад арии на земле саянской жили? Давно. После этого не один катаклизм на земле произошел, а их дух жив - этим духом паства Виссариона питается, и я сам пару раз ее энергией подпитывался. Мечтаю в этом году  подпитку сделать. В прошлом году в преисподней побывал, и черти силенок у меня поубавили.

- Это мы организуем, - Виктор подбадривает, - к своему дружку Виссариону поход совершить. Колька (ударение на втором слоге) в сопровождающие возьми, ему омовение тоже пригодится.

- Однако, Виктор, давай Перу-сан послушаем.

- Человек, владеющий девятью откровениями свободно общается с другими мирами, - продолжает Перу-сан, - может выходить в другое измерение, возвращаться, и часто это происходит в промежутке большого времени, что обычный человек таких перемещений и не замечает. Манускрипт состоит из нескольких частей, и каждая несет отдельное жизненное откровение. Постепенное познание этих откровений дает возможность продвигаться к высшему уровню духовной жизни.

- Ну, батенька, ты хватил насчет  высшего уровня, - к разговору Колек из Курагино подключился. - Тут кодексом коммунизма запахло - не к этому ли ты ведешь? Мы это уже прошли.

- Николай, ты как всегда коммунизм критикуешь,  а сам в те времена все блага жизни имел, директором вагона-ресторана работал. В Адлер на Черное море девчонок возил. А настали новые времена, дела с шашлычной не пошли. Почто так?

- Почто, почто, знамо почто, - не любит Колек разговор на эту тему.

- Откровения начинаются на каждом шагу, - Перу-сан продолжает, - оглянитесь вокруг. “Нет! - часто слышишь истерические крики в перебранках между мужем и женой. - Я так жить больше не могу! Выбирай: я или друзья!”

- Это, Перу-сан, ты правильно подметил. Таких бы откровений  Кольку (ударение на втором слоге). Он после такой перебранки жене напрочь ногу отстрелил. Вот тебе и откровения, особенно его жене Надьке досталось - как без ноги по жизни идти?

- Валерче, - Виктор меня останавливает, - Колек сейчас покаяться хочет. Перу-сан, скажи, как Кольку помочь?

- Об этом в первом откровении говорится. Человек свое нетерпение выявляет. Ему кажется, что нет больше сил терпеть нашу жизнь. Он стремится к более полной жизни и не хочет мириться с тем, что приводит его в уныние, и злость, несостоятельность на своих близких вымещает. И это будет до тех пор, пока он не осознает к чему он стремится.

- Вот, Колек, и ответ тебе на твои проблемы. Хотя уж чего ты хочешь, мы знаем: опять директором  вагона-ресторана мечтаешь стать.

- Однако, Перу-сан, давай по порядку, - Виктор наседает. - Я понял, в манускрипте говорится об опыте, которого мы жаждем. Но вначале надо понять, какого опыта? Сексуального - так этого добра хватает, только следи за дружками Боцом и Селиком, к ним еще Сурэн, почтенный и уважаемый человек, тянется. Я им говорю: мерзавцы, это же не путь к Богу. Они в ответ посмеиваются в кафтан и на новые подвиги готовы. Может, разъяснишь с чего надо начинать?

- Первое, надо поверить, что существуют эти откровения и вы с чистым сердцем их понять желаете, - Перу-сан рассердился на Виктора. - И дальше главное: осознать и поверить надо в случайные стечения обстоятельств. Если поверите и будете им подчиняться - успех в овладении тайнами манускрипта обеспечен.

- Уж чего-чего, а мы все случайностями живем, - замечаю. - Встретил Пашу Пойловского - юродивого, - значит, удача будет; перебежала кошка дорогу, все - дела бросай. А если еще и другие случайности разуму подчинить, например, приснилось, что тебе сегодня не надо на работу идти - и не пойдешь. Хотя могу привести десятки примеров, когда чисто по интуиции многие проблемы решаю. Пытаешься разумом понять - не получается, а настало время, решения сами приходят. Встретил человека, который билет на самолет достал, деньги на командировку появились, и прочее, главное, все время ты стремишься к этому, и успех обеспечен. Интуитивное предвидение, Перу-сан, откуда берется?

- Оно, сын мой, происходит очень часто, и  последствия гораздо значительнее, чем можно ожидать от чистой случайности. Когда осознаем это, нам начинает казаться, что по жизни нас неведомая сила ведет.

- Перу-сан, в этом случае мой брат Вовка Щербина говорит, что человек к энергии Космоса подключился, который ведет и питает нас. Федору Конюхову удается к силам Космоса подключиться, он такие фантастические проекты осуществляет, которые невозможны для обычного человека. Контакт с Космосом, я думаю, Леонардо да Винчи, Сальвадор Дали, Пикассо имели.

- Да-да! - Перу-сан кивает головой. - Вместе с опытом, его связью с Космосом происходит ощущение таинственности, и мы начинаем испытывать жизненный подъем. Чувствуем, что нас ведет кто-то. Это удается уловить на мгновение, и он кажется загадочным. Однако немногим удается понять, что это явление существует, и еще меньше сделать это явление постоянным в жизни.

-  Перу-сан, мне это по душе. Я давно для этого созрел: в случайности верю и приметы. По ненадобности ни за что не пойду туда, куда мне сердце-вещун не велит ходить.

- Вот и хорошо, - вижу Перу-сан наш тон разговора начинает перенимать, но тут же опять на серьезное перешел: - Первое откровение - это взгляд со стороны на окружающую нас тайну. Мы испытываем на себе эти загадочные стечения обстоятельств и чаще не понимаем, что это такое. Более к этому человек готов в детстве - когда ощущается присутствие еще чего-то другого, что, к сожалению, с возрастом проходит. Поэтому важно заново открыть для себя нечто, происходящее как бы за кулисами повседневности.

- Ну, Перу-сан, - вмешиваюсь, - хорошо говоришь. В детстве точно мир казался сказочным, да и связь с Космосом чувствовалась. Только вот как детство вернуть? В жизни рутина заела, борьба за насущный хлеб, утром в транспорте бьешься, пока на работу доберешься, и не до связи с Космосом, правда, сейчас компьютер в виртуальный мир помогает уйти - тут действительно  отключаешься. И все же как достичь нирваны, согласно твоим трактатам?

- Критическая масса нужна.

- Что, лекция по марксистско-ленинской философии? - Колька задели за больное. - Количество переходит в качество. Знакомо и старо - проходили, и не надо об этом.

- Колек, не груби учителю!  А на закон материализма напраслину несешь. Я этого закона придерживаюсь - многое в жизни количеством беру.

- Мани-мани побольше иметь - этот закон Кольку нравится, - Виктор замечает.

- Перу-сан, - обращаюсь к священнику, - ты говоришь, что согласно манускрипту, многие люди вот-вот нирваны достигнут и в новый мир войдут. Над этим Виссарион со своей паствой бьется, они вот-вот что-то открыть собираются. Не об этом ли  манускрипт толкует?

- Да, в истории  человечества связь с Космосом отдельным личностям удавалась, однако наступает критическая масса, которая весь людской род приведет к открытиям и постижению тайн вселенной.

- Как по Евангелию, - опять Колек за свое, - и наступит конец! Ты, Перу, рассказывай, что толкуется во втором откровении,  а то мы такими темпами и до пятого не дойдем.

- Николай, надо тебе, да и всем нам, серьезнее стать. Осознать себя, кто ты в истории. Ведь не просто так же ты на свет появился. Осознать, через сколько поколений прошел, сколько дум и чаяний воплотил в свое бренное тело. Попытайся свою историю через свое подсознание прочитать, при этом - дьявольское почистить, а чистые помыслы оставить. Как толковать свое прошлое? Научившись это делать, и поймешь, кто ты и что тебе суждено на этой планете исполнить.

- Будущего нет без прошлого, - Виктор замечает.
Виктор, знаю, в каком-то родстве с известным поэтом Тютчевым. Его брат** был сослан в Курагино от него и пошла ветвь. А фамилия Жибинов от князя Жибо, который командовал в этих местах еще раньше в XV веке. Вот он и чтит прошлое.

- Может, и так, - кивает Перу-сан, - суть грядущих поколений в нашем прошлом.

- Перу-сан, и все же, как доказать, что в манускрипте истина? - Колек не унимается.

- Это может подтвердиться только в опыте. И не просто в опыте в нашем человеческом понимании, а в опыте души и интуиции. И вот, осознав это, ты будешь, как будто нарочно, получать события, встречи, которые выведут постепенно на открытия один за одним девяти откровений.

- Какие-то сказки, Перу-сан, ты нам рассказываешь, - Колек свое твердит. -  В Курагино, кроме Кузи, да еще двух-трех таких же друзей-забулдыг, кого можно встретить?

- Кто верит или начинает верить, перед ним обязательно врата Промысла откроются, и он осознает в полной мере жизнь на земле. Благодаря манускрипту и  его девяти откровениям, изменится жизнь, и в ней появится новая цель, - Перу-сан как молитву читает.

- Перу-сан, ты опять о каком-то эфемерном счастье на земле толкушь, - Колек не унимается. -  Ты тайны манускрипта нам раскрывай.

- Колек, -  вмешиваюсь я в разговор, - ты что, не понял? Чтобы тайны мадридского двора понять, надо границы настоящего расширить. Например, путешествие совершить. Давай с нами с Казыра на Кизир по маршруту Федосеева двинем. Это и покажет, на что мы способны  и возможность даст первое откровение открыть.  Чувствую, это произойдет, когда мы на Фигуристые белки поднимемся. Мы с Сергеем Беловым были на их вершине и неосознанно почувствовали эти откровения, но, к сожалению, у нас не было достаточной веры, поэтому откровения и не произошло.

- Кольку только походов и не хватает, - Виктор как всегда подначивает соседа. - Он с друзьями уже и браконьерничать  перестал, у него один маршрут - до магазина и обратно.

- Друзья мои!  - Перу-сан возвышенно начал. - Вы, я вижу, решили в тернистый путь тронуться и поверили в случайности - и это путь к постижению тайны жизни, которая зависит от вас. Однозначных рецептов к постижению тайн нет. Откровения явятся для вас или в путешествии, или в творчестве, или в чем-либо другом, но вы не должны отказываться от маленьких случайностей, которые вас постоянно ведут.

- Всё!  Николай, собираемся - и в путь! Хочется увидеть альпийские луга, дышать горным воздухом, испить настойки золотого корня! Виктор, знаю, с нами не подвяжется. Завтра выступаем!

Предыстория

Пока мы  собирались - а на это у нас ушло три дня, - расскажу предысторию к этому разговору. Перед поездкой в Курагино случайно (случайностей, как мы уже поняли, как раз и не бывает!) встретил Ларису Петровну, секретаря Леонида Анисимова - главного режиссера  во Владивостоке “театра на Таганке”, которая, увидев меня, воскликнула:

- Валерий Павлович, вот тебе телефон! Леонид Иванович ждет тебя.

Я не стал отказываться от приглашения и, тут же позвонив, о встрече договорился. Леонид Иванович весь в новых  творческих поисках, и я надеюсь что-нибудь новенькое узнать, что и меня подвигнет к новым творческим деяниям. Тем более, когда я прочитал книгу Редфилда, меня захватила страсть открыть и для себя девять откровений, а с чего начать, не знал. Поэтому и поверил в предзнаменование.
Встреча происходила в дореволюционном “замке” одного из бывших купцов Владивостока. Здание находится на Поклонной улице - чуть вверх от рынка. Поклонная  - старое название улицы, которое вернулось совсем недавно. А до этого она называлась улицей Менжинского -  в честь чекиста, который во Владивостоке  не бывал, а вот чести, чтоб его именем улица называлась, удостоился. Такие мысли промелькнули у меня в голове, пока я к особняку шел. У входа народ собрался. Оказывается, Леонид Иванович проводит репетиции своих двух новых спектаклей, премьеру которых планирует в Японии и Америке. “Что ж, большому кораблю - большое плавание!” - мысленно поприветствоал я его новое начинание. Дело в том, что чиновники его от театра отлучили - творческий успех маэстро им глаза мозолил. Однако только добро сделали этой акцией: Леонид Иванович на вольные хлеба вышел  и спектакли в Японии и Америке начал ставить.

Пока маэстро ждали, уловил разговор артистов, которые вспоминали поездку во Францию,  некоторые моменты из жизни  драмтеатра при нынешнем руководстве и прочие превратности. Однако артисты больше  героями своих спектаклей грезили,  и разговор в этом русле шел.

- Леонид Иванович, как у вас дядю Ваню негр будет играть?  - сразу спросил у появившегося маэстро. - В  прессе об этом читал.

- И не только дядю Ваню негр будет играть, но и Лизу  негритянка играет.

- Леонид Иванович, я на статью “Сталин и Станиславский” в Интернете наткнулся - интересная штука. Не читал?

- Болотов, заходи, заходи! - как всегда, от прямого вопроса маэстро ушел. -  Посидим, пока подготовка к репетиции идет, чайку попьем, поговорим и о Станиславском. А  статью я не читал, дай посмотрю.
Подал сей документ и жду, пока Леонид Иванович ее глазами пробежит. Вижу, заволновался маэстро.

- Мне же снилось, что в жизни со Станиславским что-то особенное произошло. Я его голубую тетрадку в руках держал и видел, как он бевозвратно великому Отцу народов передавал. Жаль мне прочитать ее не удалось.

- Леонид Иванович, тетрадочка будет посильней  древнего манускрипта, что в Перу нашли. -  Станиславский в своей тетрадочке сильнейший трактат выдал: как сознанием людей овладеть, который посильней атомного оружия будет.

- Я представляю, что в той тетрадке было, -  Леонид Иванович, не замечая никого вокруг, отрешенно шепчет: - Как хочется взглянуть на нее! В руках подержать! Прочитать! Интересно, сохранилась ли она? Хотя вряд ли! Это не хранят.

- Леонид Иванович, скажи все же, что главное в системе Станиславского?

-  Ну, там много чего. Я для себя три момента усвоил или, как ты говоришь, три откровения постиг. Первое - это общение должно быть мощное между людьми. Второе - цель должна быть, которую можешь и не сам выполнять. И третье - само действо должно быть, через которое человек входит в творчество и нирвану.

- Что не сам выполняшь - мне нравится, а вот что за действо? Артистическое воплощение? А что, три откровения - это  как православные каноны: Святая Троица от Бога к Сыну и Святому Духу. Знаю, христанские заветы чтишь ты. И все же, что у Станиславского в той тетрадочке было? Он, наверное, весь комплекс имел при создании спектакля? Творческое воплощение и управление им, что ему и послужило основой для трактата, как управлять государством.

Тогда мы много еще о чем говорили, что меня лишний раз убедило, что я на правильном пути и меня ждет еще немало интересных встреч в познании чего-то нового. Тогда же я встретил у Леонида Ивановича гостя - священника из Америки. Это вообще фантастика. Он как раз собирался Саяны посетить в поисках десятого откровения. Священник объяснил мне, что существует десятое откровение, которое затеряно где-то в саянских землях. Мне об этом действительно  попадались статьи, в которых приводились доказательства, что ацтеки Южной Америки - выходцы из Индии и что они прошли долгий путь через Саяны, Байкал - дальше по территории Якутии, Берингов пролив, которого и не существовало, и спустились до Южной Америки. Мы с Федором Конюховым даже участвовали на некоторых этапах трансконтинентальной экспедиции, проводимой Джангаром Пюрвеевым. Федор в программе этой экспедиции флаг на Эверест поднял, я в Саянах прошел с ними часть маршрута.

- Это не с Джангаром ли вы Федора Конюхова собираетесь в 2012 году на Луну заслать? - Виктор  иронизирует. - Когда  вы с Конюховым в Курагино у меня были - во время своей трансконтинентальной экспедиции по Саянам - все уши мне прожжужали?

- Да, есть такие планы, - отвечаю другу.

А со священником из Америки, которого мы Перу-сан прозвали, решили пройти маршрут с Казыра на Кизир, где, по его расчетам, может быть спрятана тайна десятого откровения.

В путешествии у нас и случилось необыкновенное - встречи со снежным человеком, блуждания по другим мирам, благодаря которым мы каждый для себя  важные откровения постигли. Не знаю, сумел ли найти свое десятое откровение Перу-сан, однако знаю, что и он близок был к его открытию и часть его разгадал.

Путешествие к озеру Можарскому, или Открытие первого и второго откровений

Из Курагино до Черемшанки мы с Перу-сан доехали на рейсовом автобусе. Колек в последнюю минуту от поездки отказался.

- Что у меня голова поехала, чтобы я по тайге без дела шлялся? - заявил.

Пока мы ехали до Черемшанки, с Перу-сан беседа получилась

- Перу-сан, а сколько времени надо, чтобы постичь девять откровений? - обратился к нему.

- Все зависит от твоей подготовленности, веры  и тех случайных встреч, мимо которых ты не должен пройти. Но в любом случае это не днями исчисляется. Если одни откровения откроются быстро, то на другие надо  недели потратить, а может быть, и годы, особенно это относится к результатам, которыми ты можешь пользоваться при достижении тех или иных откровений.

- Перу-сан, если перед встречей с человеком приснилось, что ты с ним напился хорошо и в кутузку попал. Как следует поступить? Встречаться с ним или нет, если в этот день с ним встреча намечена?  По твоим канонам, ведь от встречи отказываться нельзя?

- Встречаться не советую - ты не достиг еще второго откровения, и тебя на каждом шагу дьявол поджидает, которого надо остерегаться. И сон тебе подсказывает:  остерегись! За маленькими слабостями последуют куда серьезнее. Я уже говорил, что первое откровение - это осознание непостижимого, что вносит перемены в твою жизнь и что рядом действует нечто иное, неведомое, которое сильнее жизненной суеты.

- Однако, Перу-сан, мы же каждый Фома неверующий. Сколько в жизни возникает таких предостережений, а нет - отмахиваешься. Мой дядька по пьяни руки отморозил. Вот оно предостережение - остановись, не прикладывайся к зелью, до добра не доведет. И действительно, в следующий раз беда случилась - убили.

- Время от времени нам посылаются откровения о том, что в жизни происходит, однако мы склонны не верить и сомневаться и еще больше подвергать сомнению возможность вообще постигнуть сокровенное. Вот почему, друг мой, и надо тебе второе откровение постичь. Как только ты поймешь, что существование твое всей историей оправдано, осознание этого приобретет большую значимость.

- Перу-сан, а что все же важно понять в истории? Я тут целую неделю читал энциклопедию - происхождение жизни на земле, религии мира и прочее, а вот второго откровения не почувствовал.

- Важно понять, что чувствовали и о чем размышляли люди за два прошедших тысячелетия. Как бы самому вернуться на 100, 200, 500, 1000 лет назад. История это не просто развитие техники, это эволюция мысли; постигая то, как жили предшествующие поколения, мы начинаем постигать истоки нашего мировоззрения.

- Поп Гапон опять про свое, - возмущаюсь, -мировоззрение развивай, а мне не хочется его развивать - это дело интеллектуалов, которым как раз до духовного далеко. У меня бабушка в Курагино читать не умела, а ее духовности и веры - на десяток интеллектуалов бы хватило.

- Вот ты и сам коснулся того момента, что многие века человек в вечной озабоченности жил. Представь, что ты живешь в тысячном году. Ваше бытие определяло всемогущее христианство, и мир являлся прежде всего духовным. Тогда была создана реальность, в которой Промысел Божий по отношению к человеку на первом плане стоял. Если твой отец крестьянин или дворянин, то и ты будешь принадлежать к этому классу. Однако независимо от этого ты понимаешь, что твое положение в обществе вторично по отношению к духовной стороне жизни.

- Чтобы завоевать место под солнцем в загробной жизни, праведники и выдумывали всякие препоны - испытание духа. Не так ли?

- Не богохульствуй, друг мой, - Перу-сан меня останавливает, - тогда человеку легко жилось,  он знал, что он в центре Вселенной, окружен Космосом и живет с единственной целью - выяснить, заслуживает ли он спасения или нет.

- Знакомая картина, в Саянах сейчас тысячи людей собрались, и вот каждый хочет доказать, что он заслуживает спасения - ждут всемирного потопа, потому и замаливают свои грехи. Я над этим не смеюсь, но все  же с трудом верится, что человек может кого-то убедить, что он безгрешен.

- Вижу, сын мой, в тебе дьявол сидит,  покопайся-ка в своем прошлом, кто-то из твоих предков с сатаной в родстве был.

- Копался, копался, Перу-сан. Благодаря записям своего предка Андрея Тимофеевича Болотова, имею достоверные сведения. В плену у татар далекий пращур был. Многие Болотовы в армии на высоких офицерских должностях служили - Отечество защищали. Сам Андрей Тимофеевич Семилетнюю прошел; сын, внуки в Отечественной 1812 года участвовали. Есть среди предков писатели, ученые, а про сатану - ни слова.

- Про связь с сатаной или дьяволом не пишут, да и человеку самому трудно определить, праведный он или грешен.

- Извини, из твоего сословия священнослужители быстро этот вопрос решали: грешен - и  анафеме предать! Наслышаны о средневековых мракобесах, хотя, что далеко ходить, “тройки” совсем недавно судьбу миллионов людей определяли.

- В средневековье это имело духовное воздействие.

- То, что людей за веру на гильотину посылали, значит благодействовали?

- Чтобы вера не угасла, в остальных людях приходилось ее подогревать.

- Однако и это не спасало, технический прогресс на нет все усилия свел. Так ведь, Перу-сан?

- Да, Коперник самый первый к этому руку приложил. Раньше человек себе место в центре Вселенной отводил, и если что-то происходило, то он тому простое объяснение давал: это дело промысла Божьего, а к этому руку дьявол приложил. А после открытий Коперника человек уязвимым стал и потерянным.

- А где же энергия Космоса, о которой в манускрипте говорится, будто она человека ведет?

- Друг мой, ты правильно понимаешь. Человека космическая энергия и раньше вела, просто он давал этому простое объяснение, а разуверовав в этом понятии, потерял веру и энергию. Поэтому надо заново эту связь налаживать, понять, что все не случайно в нашей жизни, что нас ведет кто-то, и чем больше будет веры, тем больше духовной осмысленности и жизненной энергии мы получим.

- Перу-сан, и все же сейчас человечество не безбедно в основной массе своей живет, посмотри, сколько натворили, открытий сделали.

- Да, люди лет 300-400 назад дружно бросились на освоение Земли и улучшение своего материального положения. Но пришло время оглянуться: в борьбе за материальное благополучие он потерял больше - утратил свое духовное начало. Вопрос, зачем мы живем, что за духовный процесс происходит на самом деле, был отставлен в сторону и забыт.

- Скучно, скучно, друг мой, сказал бы Колек, который  в Курагино остался, и он бы прав был. Где действо, о котором Леонид Иванович говорил словами Станиславского.

- Все впереди, главное, мы первый шаг сделали, - успокоил Перу-сан.
Действительно, действа начались у нас, когда мы, переночевав у Кузьмича в Тюхтятах, наутро в сторону Можарского озера двинулись. До заимки два дня шли. Вот что Федосеев пишет, как они начинали движение по этому маршруту.

“Экспедиция у нас состояла из тринадцати человек, различных по возрасту, характеру, силе, но все мы одинаково любили скитальческую жизнь и были связаны одной общей целью. Мы должны проникнуть в центральную часть Восточного Саяна, малоисследованную горную страну. Природа нагромоздила тысячи препятствий на пути человека, пытающегося проникнуть в тот сказочный край. Путь преграждали бурные реки, белогорья, заваленные руинами  скал, чаща первобытного леса.  Много смельчаков до нас вернулось, не завершив маршрута, другие обошли стороной эту часть. Мы не знали, какие удачи, какие разочарования ждут нас там, кто вернется и чьи могилы станут памятником человеческих дерзаний”.

После таких слов и думай, что нас ждет впереди. Восточный Саян до сих пор представляет собой “белое пятно”. Нет карт хороших. Есть карта 1:1000000 масштаба, которая еще Федосееву служила путеводным ориентиром, составленным по рассказам бывалых людей да охотников, проникавших в самые отдаленные уголки Саян.

В далеком 1938 году перед Федосеевым стояла задача: “Проложить геодезические маршруты через Восточный Саян, нанести на “белые пятна” направление горных хребтов и отрогов. Определить их высоты, распутать речную сеть, проследить границы и дать общее представление об этом большом горном районе. Нам предстояло проникнуть в места, куда, может, еще не ступала нога человека”, - пишет с героическим пафосом Григорий Федосеев. А иначе нельзя - шел 1938 год. Тогда убить с десяток медведей или другого зверя (как и людей в застенках)  ни за что ни про что - это пожалуйста, - чего у Федосеева в избытке. Да и у Обручева в его книге “Плутония” - сплошь и рядом такие подвиги. Эти сцены у того и другого автора ой как портят их произведения, сейчас уже никто так не напишет - вот он, новый дух, а то все идут разговоры, мол, обнищал народ духом.

- Чтобы выжить, человеку приходится идти на кардинальные изменения, - Перу-сан замечает. - Вот и к своим братьям младшим стал с любовью относиться.

- Однако, Перу-сан, в Восточном Саяне со времен Федосеева мало что изменилось. Так и остался “белым пятном”, хотя чуть севернее - верст на пятьсот - дорогу Абакан-Тайшет проложили. Вот такой “заботой”  истребление зверя не сотнями идет, а тысячами. А леспромхозы что творят - весь кедр вырубили. Это сколько тысяч белок и соболей загубили. Такая духовность вне сравнении со средневековой. Это только для детей сказки, что сейчас мир духовнее стал, - не на шутку я рассердился.

- Все правильно, - ответил Перу-сан, задумавшись после моих слов.
“Узкая дорога змейкой обогнула Черемшанку, последний поселок на реке Казыр, и, перевалив через сопку, скрылась в лесу. - читаем у Федосеева. - Лошади, покачивая головами, шли дружно. Далеко за холодным, синеющим горизонтом занималась багряная зорька, перед нами распахивался темный лес, из глубины его доносилась утренняя перекличка дятлов, становилось светлее и шире, лучами восхода осеребрились вершины далеких гор”.

Идиллию у Федосеева нарушал тогда погибший лес: “Вековые пихты, еще недавно украшавшие густо-зеленой хвоей равнину, стояли ободранные, засохшие. У одних летела кора, и они, обнаженные, напоминали скелеты, другие упали на землю и образовали завалы, преграждавшие путь нашему обозу”.
Причиной всему этому тогда были появившиеся в 1931 году вредители: пихтовая пяденица, “монашенка” и непарный шелкопряд.

Если тогда была одна беда, то сейчас - другая. За последние годы по тайге прошли подряд несколько смерчей, которые повалили многовековые деревья. Лес был завален деревьями. Пройти по тайге стало почти невозможно. Многие охотники отказались от своих угодьев из-за трудностей продвижения по тайге.

Как и Федосеева, неохотно пропускала нас тайга. Мы все медленнее продвигались вперед - расчищали проход, работали топорами.

Предстояла первая ночевка. Остановились в том же самом месте, где сделал свой первый привал Григорий Федосеев со своим отрядом. Забыв про усталость и голод, мы с наслаждением принялись за устройство ночлега: расчистили поляну, натаскали дров, поставили палатку.

“Людской говор, стук топоров, грохот посуды, - сопровождает обычно большую экспедицию в таких случаях”, - опять не могу удержаться, чтобы не привести строки из Федосеева.

Однако у нас поскромнее, но все равно - в предчувствии отдыха у костра и задушевной беседы  настроение приподнятое. Вот и большой костер вспыхнул, в котле и чайнике закипела вода, в ожидании ужина мы с Перу-сан молчим, правда, недолго.

- Перу-сан, чаво молчишь, может, на пороге десятого откровения стоишь?

- В Саянах прекрасно! И чувствую, с нами случится что-то необычное.

- Что может необычное случиться? День заканчивается? Так это обычное явление - миллионы лет происходит. За корявыми вершинами пихтачей багровый закат видим? Так это и Федосеев наблюдал. В просветах деревьев, освещенных костром, силуэты демонов вытанцовывают? Так перед ними и первобытный человек страх испытывал. Сюда бы моего дружка Сашку Слабодяника, городского жителя
- вот он бы страху здесь натерпелся точно. Перу-сан, послушай, что Федосеев в своем дневнике пишет: “25 марта, 1-й лагерь. Как и надо ожидать, первые шаги оказались трудными. Проходы завалены погибшим лесом, толщина снега более метра. Только благодаря усилиям всего коллектива нам удалось продвинуться на 16 километров, но добраться до Можарских озер, как намечалось, не смогли. А ведь и люди, и лошади - при полной силе. Что же ждет нас дальше?” Вот и нас, скажи, что нас ждет впереди?  “Много смельчаков пытались проникнуть в Восточный Саян, но немногие вернулись”. Не боишься, Перу-сан, навечно остаться в этих землях?

- Что на роду написано, тому и быть, - молвил Перу-сан и, скрестив ноги, стал медитировать, обратив свой взгляд к звездам.

Я же, подбрасывая в костер пихту, напрасно пытаюсь отпугнуть наседавшую темноту. Однако, боясь спалить свою одежду от искр пихты, иду в палатку.

“Ночью шквальный ветер разбудил нас. С востока надвигались черные тучи. Они ползли, касаясь вершин деревьев. Воздух переполнялся невероятным шумом, в котором ясно слышались все усиливающиеся удары”.  Все повторилось у нас, как у Федосеева. У них тогда началась паника: “Люди хватали вещи и исчезали в темноте, спасаясь от падающих деревьев. Я бросился к людям, - пишет Федосеев, - но не успел сказать и слова, как налетел ветер и деревья закачались, заскрипели, а некоторые стали  с треском падать на землю. Лошади сбились в кучу и насторожились. Все молчали, а ветер крепчал и скоро перешел в ураган. От грохота и шума, царившего вокруг нас, создавалось впечатление, будто между бурей и мертвым лесом происходила последняя схватка. И, отступая, лес стонал, ломался, падал”.

Такое в Саянах - привычное явление. Кстати, это и лучше, чем затяжные дожди и непогода. Вот и сейчас внезапно налетевший шквал ветра так же быстро утих. К утру на небе не осталось ни одного облачка. Медленно появилось солнце. Мы, позавтракав, тронулись в путь. Путь был не близкий - только к вечеру мы собираемся добраться до Можарских озер. Пытаемся строго придерживаться схемы движения Федосеева: “Можно представить себе нашу радость, когда еще задолго до захода солнца мы увидели ледяную гладь Можарского озера! На противоположной стороне, там, где протока соединяет два смежных водоема, показалась струйка дыма. Это была Можарская рыбацкая заимка. Лошади, выйдя на лед, прибавили шагу, и скоро послышался лай собак”.

Наш путь повторяется, за исключением того, что пришлось идти не по льду, а вдоль берега.
 

В гостях у староверов на Можорском озере

Сейчас на Можарском озере нет рыбацкой заимки, только пара построек виднеется, в которых живет семья староверов Степановых.

Нас встретил рыжеватый старик, недоверчиво поглядывая на нас.

- Силантий Егорыч, привет тебе от Филиппа  Запольского, привет тебе передает и рекомендации, чтобы встретил нас, как дорогих гостей. Меня помнишь? Мы с тобой годков двадцать назад на Казыре встречались - ты нас ленком и хариусом угощал. Вы с братом рыбалкой и сбором трав промышляли.

- Как же, помню. Однако брата нет уже в живых. После одного из охотничьих сезонов умер.

- Силантий Егорыч, со мной священник из Америки. Большой человек! Вы с ним о вере поговорите – может, найдете что-нибудь общего. Он по-русски легко говорит.

- За привет спасибо, а рекомендации в тайге – лица ваши. Вижу добрые -  вот и рекомендации.  Добро пожаловать!

- Спасибо, мы вас не стесним, - я на всякий случай развеял сомнения, зная, что староверы чистоту своего дома бдят от неверующих. Да и сейчас туристы всякие наседают - зимой и летом от них покоя нет. Начинают с малого: “Разрешите палатку поставить”, - а потом полполенницы дров спалят, да и других бед натворят, посуду испоганят.

- Если хотите, можете вон под тем навесом расположиться.

Жилище у Силантия Ивановича добротное -  пара домов, стоящих на пригорке у самого обрыва. В одном доме сам хозяин с женой живет, в другом - сын Влас, который только что из армии вернулся. Служил в стройбате.

- Влас, а что в горячей точке, в Чечне, служить не соизволил? - вопрос задал, как только он нам навстречу вышел, все еще в гимнастерке солдатской.

- Нам не положено оружие носить, - Влас ответил угрюмо.

- Знаю, что тебе мешок пшена полста верст по тайге запросто снести или рыбы с далеких озер  принести, а воевать, значит, не моги. Однако же зверем  промышляешь?

- Капканами да петлей пользуюсь, - ответил Влас.

Для интереса заглянул в один из домов. Дом из нескольких комнат состоит. Одна для молебна. Такая комната иконами обставлена, которым по нескольку сот лет. Как и во времена, описанные Федосеевым, комнаты  содержались в такой чистоте, будто в них никто и не жил. Такое впечатление складывалось и оттого, что они были пустыми - ни шкафов тебе, ни мебели. Стол да лавка - вот и вся мебель. Пол, стены, подоконники добела выскоблены, как это принято в Сибири.

Ужин мы устроили на улице у костра. Хозяйка принесла нам парного молока.

- Влас, а как у тебя с рыбой дела? Давай сигов на ужин пожарим, как в далеком 1938 году твой дед Егор Федосеева угощал.

Влас задумался, угощать или не угощать незваных  гостей. Однако Силантий Егорович сам принес из кладовых свежих сигов.

Мы быстро их пожарили на специально взятом противне. Не обошлось без стакана самогоночки, которую мне пришлось одному пить.

- Перу-сан, Федосеева почитай, он утверждает: в тайге положено. Не нарушай традиции.

Перу-сан отказался от самогоночки. Хозяевам же не положено - рабочий день. Они могут себе позволить только по воскресным и праздничным дням и не водку или самогонку, а бражку, для чего они ее наливают в самовар и весь день пьют, как чай - таким образом пытаются Всевышнего обмануть.
Сиг  вкусным оказался. Особое мастерство в приготовлении Перу-сан проявил. Оказывается, ему в этом деле соперников нет. Вот вам и священник Америки!

- Перу-сан, я вижу, у нас проблем в приготовлении пищи не  будет.

- Сегодня у нас праздник, можно позволить, а так поститься будем .
- Ну уж нет, - заворчал я, - в тайге силы нужны, а без пищи ноги протянешь.

- Заблуждаешься, сын мой. Силы надо от природы брать: деревья, травы, земля силу дают, а больше - Космос. У нас с тобой об этом еще много разговоров будет, и я тебя научу, как энергию из природы черпать.

- Спасибо, Перу-сан.

Я же после выпитой самогоночки спать завалился, а Перу-сан еще долго вел беседу с Силантием Егоровичем. Видать, много общего они нашли между собой. Влас все пытался узнать, как в Америку выехать на постоянное место жительства. Он уже был наслышан, что там много заповедных мест еще нетронутых. В Саянах, считает, нет перспективы: вот-вот лесорубы их последний оплот вырубят - и тогда все, кончится затворническая жизнь.

Можарское озеро, как и озеро Тиберкуль, где обосновался Виссарион со своей паствой, уникальное место в Саянах. “Природе угодно было образовать Можарское озеро у подножия Саянских гор на самой границе с равниной. - опять читаем у Федосеева возвышенные слова, что, кстати, вполне оправданно. -  Оно состоит из трех водоемов, как близнецы, похожих друг на друга и соединенных между собой неширокими протоками. Величавый голец Козя круто спадал к озеру, питая его бесчисленными ручьями. Они зарождались по узким щелям гольца у снежных лавин и надувов и, переливаясь по камням, с шумом бежали все лето. А сам голец, неподвижный, как страж, веками стоит у Можарского озера, охраняя его от восточных ветров и снежных буранов.

Помимо трех Можарских водоемов, здесь расположена большая группа озер. Самое крупное из них -  озеро Тиберкуль. Значительно меньшее - Спасское, Семеновское, Варлаама, Малый Тиберкуль и множество безымянных. Нижняя часть озер окружена плоскими горами, покрытыми лесом. Северная же группа озер расположена на заболоченной, мало проходимой всхолмленной низине.

По мнению геологов, вся эта группа крупных и мелких озер - ледникового происхождения. Следы действия ледников, некогда сползавших с западных склонов гольца Козя, хорошо сохранились на озере Тиберкуль в виде обточенных валунов и торчавших на поверхности водоема “бараньих лбов”, отшлифованных скал.

На крутом берегу, там, где протока соединяет два южных водоема озера, с давних лет приютилась заимка из нескольких избушек, старых, сгорбленных и почерневших от времени. Жители заимки, в основном охотники-рыбаки, лето и зиму ловили на озере сигов, щук и окуней, осенью добывали кедровые орехи, весной занимались птичьим промыслом”.

По Федосееву - рай  и только. А то, что работа не из легких и все, что добывали, приходилось задарма отдавать государству - это не в счет. Приемная шкурка соболя 37 копеек стоила - курам на смех. Сейчас все изменилось, однако соболя не стало - другая беда. Тем и довольствуются староверы, что в уединении живут - ближе к природе.

Малоезженная дорога, по которой мы добрались до Можарской заимки, у озер кончается, как и в далеком 1938 году. Дальше на сотни километров нет дорог, а только тропы, проложенные охотниками и зверем.

Наша задача - пройти маршрутом Федосеева на  Кизир, по которому мы собираемся сначала подняться вверх по реке до Кинзелюка, а затем сплавиться до Курагино. Путь до реки переплетен буреломом, пройти будет трудно. Как и Федосеев, мы собираемся сделать восхождение на голец Козю и Фигуристые белки, находящиеся в этом районе.

Наш первый маршрут на голец Козю, который, словно выточенный из белого мрамора, виднелся за озером. “Его тупая вершина поднялась в небо, заслоняя собой свет наступавшего дня”.
Мы попросили Власа, чтобы он нас на моторной лодке забросил прямо по озерам и соединяющим их перемычкам до подножия гольца Кози.

- “Пришел Прохор да Влас - никак скоро весна у нас!” Влас, не хочешь нас на лодке к подножию гольца забросить? - пытаюсь прибаутками свою просьбу сгладить.

- Не могу, сегодня воскресенье - грех работать.

Видно, что Власу не хотелось понапрасну бензин жечь. Дело в том, что в воскресный день он может отвезти, но без оплаты за труд, если же взять деньги - будет считаться работой, что грех большой. Поэтому и стоит дилемма: взять деньги - грех, не брать – потратишься. Мы часто попадали в такие ситуации, и много раз приходилось ждать понедельника, чтобы староверы забросили нас вверх по Казыру. Вот и сейчас попали в такую ситуацию.

- Влас, что ты волнуешься, тебе же пообещал Перу-сан в Америке протеже устроить, обетованное местечко подыскать.

- Хорошо! - согласился Влас на неоспоримые доводы, да и, видно, Перу-сан ему понравился.
Действительно, на лодке с мотором мы быстро почти до подножия гольца Кози добрались, а если бы пешком шли -  не менее дня бы затратили, пока бы озера обошли, да и протоку между озерами непросто преодолеть.

В походе самые трудные первые пятьдесят км

Выгрузившись из лодки, мы прямиком тронулись в путь и к десяти часам подошли к речке Тагасук, которую нечего было и думать перейти вброд. Мы взялись за топоры и с грохотом завалили сухостоину, которая упала на другой берег.

После удачного преодоления препятствия пообедали чем Бог послал. А Бог послал нам пирогов вкусных, женой Силантия Егоровича Агафьей утром испеченных, которой мы также понравились. Обычно староверы   редко угостят тем, что они своими руками приготовят.

После обеда мы не прошли и полкилометра, как попали в бурелом. Пришлось делать обходы, лавируя между деревьями, валявшимися всюду с вывернутыми корнями. Как и у Федосеева, “Иногда мы попадали в такую чащу, где каждый метр пути приходилось расчищать топором. Мы рвали одежду, падали и скоро выбились из сил”. А конца бурелому не видно! Мы когда-то попали в такой же бурелом, спускаясь с пика Острого при выходе на Кизир. Решили сократить путь и пошли не по руслу речки, а напрямую. Так вот тогда, вместо двух-трех часов, если бы пошли по руслу речки Белой, мы затратили пять-шесть и на Кизир вышли к часу ночи.

“Самым разумным сейчас было становиться на ночевку и произвести разведку, но поблизости не было подходящего места. Кругом была страшная темнота, сплошным завалом лежал лес, поросший пихтовой чащей. Мы продолжали медленно идти, надеясь, что вот-вот бурелом кончится, и так шли до вечера”.
История не только повторяется, а становится намного трагичней - мы начинаем сомневаться: правильно ли мы идем? В Саянах путешественник сталкивается с удивительной особенностью. По книгам, описаниям того или иного маршрута, то или иное зимовье, вершина  за считанные часы достигается, однако, когда сталкиваешься на деле, то это выливается в десятки часов. Так, наше путешествие до пика Острого, рассчитанное по книге Величко на один день - тремя сутками обернулось. Правильно говорят: идешь на день, бери еды на три. Вот и сейчас. Вроде бы до гольца Кози рукой подать, а мы уже идем целый день, и конца пути не видно. Как только мы увидели  прогалину между деревьями - первый признак, что мы выходим к отрогам гольца, мы тотчас решили разбить лагерь. Скоро стояла палатка, затрещал костер. Ужинали в сумерках у костра и сразу же завалились спать с Перу-сан в свои спальники. В это вечер никаких тебе раговоров, воспоминаний и размышлений на философские темы. Спали крепко без всяких сновидений.

Утром, после завтрака, покинули место ночевки. Путь наш начался с подъема на первый отрог гольца, склоны которого были завалены упавшим лесом. Подъем становился все круче. “Природа менялась на глазах, запахло весной, стали появляться альпийские луга, весенние цветы, золотой корень, черемша. Бурелом остался позади. Все радовалось перемене. Пространство, лежавшее между нами и вершиной гольца, покрывало кедровое редколесье, мелкое и корявое. В нем была жизнь! В воздухе улавливался запах хвои, весенних цветов”, - не могу не воспользоваться возвышенным слогом Федосеева. В тайге обычно не до романтики, когда с тридцатью килограммами за спиной по бурелому ползешь. Однако здесь, перед вершиной, все по-другому - откуда-то силы берутся, и ты действительно романтиком становишься.

- Перу-сан, в походе самыми трудными первые пятьдесят километров пути считаются, - подбадриваю коллегу по несчастью. - Вон у той скалы с кедрачом лагерь предлагаю разбить. Перу-сан, зачитай, где федосеевцы лагерь разбили.

“В  два часа дня мы были под вершиной гольца. На границе леса лагерем расположились у трех кедров, выделявшихся своей высотой”.

- Вот видишь, Федосеев к двум часам добрался, а мы только к вечеру. Что еще пишет Федосеев?
“Внизу виднелись чаши озер. Мертвую тишину пронизывали звуки падающих водопадом ключей, убегавших в синь далекого горизонта. Если там внизу уже полное лето, то по отрогам гор лето только начиналось, в некоторых местах даже был утрамбован снег или лед”.

- Все правильно, чаши озер и мы видим, льда, конечно, нет.

“До заката солнца времени оставалось много. Вокруг нас царила тишина, и небо было чистое. Мы решили налегке сделать пробное восхождение на голец. От лагеря  метров через двести начинался крутой подъем”.

- Стоп, Перу-сан, мы в темноте не пойдем на вершину гольца. Мы уже как-то ослушались голоса разума и пошли на пик Острый. На предвершину забрались только к часам одиннадцати вечера, ночевать в “орлином” гнезде пришлось. Поэтому давай лагерь ставить, а завтра и махнем на пик гольца Кози. Надо тур, выложенный Федосеевым, найти, геодезический знак осмотреть. Кстати, Перу-сан, какое число сегодня? 14 июля? Так завтра Виктор обещал сюда на вертолете прилететь. Правда, не понял я, шутил он или нет, но знаю точно: его другу Виталию-вертолетчику надо геологам продукты забросить, и там чем черт не шутит, может, и Виктор подлетит. Он еще наказывал: “ 14 июля у гольца Кози будьте, у меня в том районе друг Сурэн промышляет, и ему надо кое-что из продуктов забросить, а взамен он меня хариусом подсластит.

- О’кей! - уже на родном языке Перу головой кивает.
Вспоминаю, что Федосеев этим путем в марте шел на лыжах, которые, правда, пришлось снять и дальше пешком идти - ему путь гигантские ступени надувного снега преградили.
“Мы разошлись в разные стороны искать проход, – пишет Федосеев. – Лебедев и Пугачев свернули влево, намереваясь достигнуть вершины гольца, за которым виднелся глубокий цирк, а я снежными карнизами ушел вправо”.

Мы, ориентируясь этим описанием, последовали по маршруту Федосеева. Тем более, что Виктор наказывал:

- Вы в цирке гольца Кози нас ждите!

“Около часу я лазил у вершины, и все безрезультатно, прохода не было, - продолжаем исследовать Федосеева. – Размышляя, что делать дальше, я заглянул вниз – и поразился. Ни тайги, ни отрогов не видно. Туман, как огромное море, хлынувшее вдруг из ущелья гор, затопил все земные контуры. Темными островками торчали лишь вершины гор. Это было необыкновенное зрелище! Мне казалось, что мы остались одни, отрезанные от мира, что не существует больше нашего лагеря, ни Можарского озера, ни Саян. Все сметено белесоватым морем тумана”.

В Саянах такая картина - явление привычное. Мы с Сергеем Беловым точь-в-точь попали в такую же ситуацию на Фигуристых белках. Вот и сейчас, на подходе к вершине гольца Кози, повторилось то же самое. Мы попали в сплошной туман. На расстоянии  руки ничего не видно.

- Перу-сан, держись, сейчас туман кончится, и мы в другой мир попадем, -шучу, не подозревая, что нам уготовано действительно новый мир повидать.

- Держусь и молюсь, - в страхе отвечал Перу-сан.
Однако, если Федосеев попал в переплет, то нам повезло: туман рассеялся, и показалось солнце.

- Вот что животворящий крест делает! - восклицаю, вспоминая Ивана Васильевича Грозного, как он из лифта в нашем мире освобождался в фильме Гайдая.

Но посмотрим, как Федосеев выбрался из тумана.

“Погода вдруг изменилась. Налетел ветер и яростно набросился на лежавший внизу туман. Всколыхнулось серое море. Оторванные клочья тумана вздымались высоко и там исчезали, рассеянные ветром. Зашевелились северные тучи и, хмурясь, заволокли небо.

Приближался буран. Нужно было немедленно возвращаться. Я начал спускаться вниз, но не своим следом, как следовало бы, а напрямик. Скоро снежный скат оборвался, и я оказался у края крутого откоса. Идти дальше по откосу было опасно, тем более, что не было видно, что же там, внизу, за туманом. А ветер крепчал. Холод все настойчивее проникал под одежду, стыло вспотевшее тело. Нужно было торопиться. Я шагнул вперед, но, поскользнувшись, сорвался с твердой поверхности надува и покатился вниз. С трудом задержался на небольшом выступе, стряхнул с себя снег и осмотрелся.

За выступом отвесной стеной уходил в туман снежный обрыв. Справа и слева чуть виднелись рубцы обнаженных скал, круто спадавших в черную бездну.

Куда идти? И тут только я понял, что попал в ловушку. А время бежало. Уже окончательно стемнело. Пошел снег. Разыгрался буран. Все вокруг меня взбудоражилось, завертелось, взревело. Но самым страшным был холод. Он сковывал руки и ноги. Нужно было двигаться, чтобы хоть немного согреться. Оставался один выход – вернуться на верх гольца и спуститься в лагерь своим следом. Я стал взбираться обратно по откосу. Ногам не на что было опереться; руки скользили по крепкому снегу. Я падал, карабкался…, и вдруг снег подо мною сдвинулся, пополз и, набирая скорость, потянул меня в пропасть.
Лавина то бросала меня вперед, то с головой зарывала в снег. Я потерял сознание... И не знаю, сколько времени был в забытьи.

Когда же пришел в себя, то, оказалось, что я лежу в глубоком снегу. Стоило больших усилий выбраться наверх. Вокруг громоздились глыбы снега, скатившегося вместе со мной с гольца.  Тело коченело, казалось, что кровь стынет в жилах от холода. Нос и щеки словно омертвели. Дрожали пальцы. Не хотелось ни думать, ни двигаться. Каждый бугорок манил прилечь, и стоило больших усилий не поддаться соблазну.

С большим усилием я сделал несколько шагов вперед и… увидел раскидистый кедр. Он неожиданно вырос передо мной, чтобы укрыть от непогоды. Я раздвинул густую хвою и присел на мягкий мох. Сразу стало теплее: оттого ли, что тело действительно согрелось, или оттого, что оно окончательно онемело. Плотнее прижался к корявому стволу кедра. Просунул под кору руки –  там оказалась пустота. Пролез туда сам. Внутри светло, просторно, ни ветра, ни холода. Приятная истома овладевает мною”, - написано у Федосеева.

Я привел подробно его текст, чтобы лучше было понять, что с нами произошло. А что случилось с Федосеевым на самом деле, мне Клев – директор нашей школы, в которой я когда-то учился, - рассказывал. Прохор Петрович был знаком с Григорием Федосеевым, в те далекие годы неоднократно встречался с ним. По его рассказам, Федосеев в тот раз попал в переделку покруче, чем написал в книге. Так, например, забрался не в дупло кедра, а в пещеру, и там у него произошла встреча со снежным человекам. Это подтверждают и следующие строки у Федосеева:

“Прошло, видимо, несколько минут, как послышался шорох. Потом что-то теплое коснулось моего лица. Я открыл глаза и поразился: возле меня стоял… ...”

Федосеева в лагере не было несколько дней. Столько дней он никак не мог бы выжить в тот лютый буран, поэтому и возникают сомнения, что его будто собака спасла. Не зря же после этого Федосеев написал, чтобы его в Саянах похоронили на пике Грандиозный.

Рассказ о том, что Федосеев в Саянах встретился со снежным человеком, я и раньше слышал, и вот, подогреваемый им, я и решил организовать экспедицию в эти места, надеясь сам встретиться со снежным человеком.

После всех  страстей Федосеев пишет, что выпитые сто граммов спирта живительной влагой разлились по организму, сильнее забилось сердце, стало тепло, и он погрузился в сладостный сон.
Тут не только сто граммов выпьешь, все двести употребишь. Мы с Борисом Ивановым попали в хорошую мясорубку на Кизире, когда перевернулись на одном из порогов и все вещи утопили.  Чудом один рюкзак со спиртом  остался, так весь месячный запас за вечер уговорили – этим и спаслись. Не зря Федосеев замечает: в тайге положено.

Мы же, не испытывая судьбу, решили спуститься в лагерь и все исследования оставить на завтра.
Опасаясь медведей, чьи следы во множестве видели на склоне, решили костер развести по всем правилам, так, чтобы горел всю ночь. Тем более вспомнил: таким способом обогревали лагерь федосеевцы. С Перу-сан для начала срубили два толстых сухих бревна.

- Перу-сан, у тебя силища, что у буйвола. С тобой может только Гена Маслов с Сахалина сравниться - он тоже в одном из походов такие чудеса творил.

- Скоро ты таким же будешь, но не гордись и не бахвалься этим. Свою гордыню при себе держи.
Подтащили бревна к костру; придерживаясь инструкции, в концы одного бревна, с верхней стороны вбиваем по шпонке. На шпонки положили второе бревно так, чтобы между ними образовалась щель. Сложенные бревна закрепили, в щель между бревнами положили сухие веточки и подожгли. Огонь разгорался быстро, и по мере того, как сильнее обугливались бревна, тепло излучалось все больше. Нодья (так называют охотники это примитивное сооружение) горела не пламенем, а ровным жаром.

- Лепота! - опять вспоминаю Ивана Васильевича, когда он в наше время смотрел на Москву из окон одной гостинки, в которой жил Шурик.

Мы еще не успели закончить устройство ночлега, как пришла ночь. Из-под толстых, грудой наложенных дров с треском вырывалось пламя. Оно ярко освещало наш лагерь. Костер бы мог многое поведать. Как в этих местах ходил на соболя Филипп Егорович Запольский, как он в поисках соболя или марала бороздил широкими лыжами саянские белогорья. С костром он делил удачи и невзгоды. Ему он поведывал свои думы. В молодости ни один зверь от него не уходил, не спасался и соболь, разве ветер обгонял. И теперь, несмотря на свои шестьдесят лет, он оставался ловким и сильным.

- Ты лучше расскажи, за что Филипп Егорович мармеладок любит и как “гулят”  с ними в то время, как жена сгорбленная дома на печи лежит, - как бы слышу голос Колька.

- А ему такие гуляния нипочем, - отвечаю. - Он после этого может за день запросто машину березовых дров исколоть – сам видел. Мы с ним этим летом на Казыр к Березовому ключу или Паркиной речке – его любимым местам махнем: нам с Перу-сан надо на пик Никулина подняться. Там, сказывают, Колчак золото зарыл во времена Гражданской войны. Обоз зимой по Казыру вверх ушел, но не успел в Монголию выйти - весна прихватила, и застрял. Пришлось золотишко в тайге зарыть. Вот и Перу-сан или за манускриптом, его десятым откровением охотится, или за золотишком. Бумагу, проливающую свет на тайну, в Америке нашли – у бывшего сподвижника Колчака. Перу-сан явно что-то знает, да молчит.

- Завтра нас большие испытания ждут, поэтому будь готов к ним, - прервал мои вымыслы Перу-сан.

- Всегда готов! Иду спать! - ответил с радостью и спать уложился.
Гнуса в этом горном районе вечером не было, и мы с Перу-сан спали прямо под открытым небом.
Утром я - весь в предчувствии счастливых минут взятия гольца Кози.

- Перу-сан! Сегодня погода будет хорошая!

- Отчего уверенность такая?

- Белка заиграла, значит, быть хорошей погоде. Это у Федосеева Зудов предсказывал.

- А не будет, как со скопой, когда они на Фигуристые собрались? - уже прочитавший часть книги иронизирует Перу-сан.

- Нет, здесь все чисто, да и другие приметы подсказывают – быть солнцу. Да и Боц, другой наш друг из Курагино, слышу, подсказывает: “Мужики, вы со скопой не прогадаете, она вам истину скажет”. Боц скопу любит: - она на их фамильном гербе.

Как бы нас Виктор на Кизире не подвел, волнуюсь: он туда должен нам спасательный плот доставить, продовольствие. У Федосеева уж куда слаженная система была  - и та подвела. У пика Кинзелюкского не смогли им продовольствие сбросить, чем людей в трагические условия поставили – некоторые жизнью поплатились. Так и нам оставалось верить, что не подведет Виктор и на Кизире встретит нас. В то же время надеюсь, что  мы с ним здесь на гольце Козе встретимся, поэтому на небо поглядываю и радуюсь, что солнце на небе и ни облачка.

- “Расплылась по горам теплынь, появилась каменная россыпь!” - восклицаю словами Федоссева, вступив на россыпные камни.

Однако вот пошли и валуны, как мы их называем, “бараньи лбы”, и уже пробираемся между ними. Поднявшись на первый барьер, задержались и только в полдень поднялись на вершину гольца Кози.

- Перу-сан, читай, что там Федосеев про красоту гольца пишет. У него лучше получается в описании красот.

“Нас охватило чувство радостного удовлетворения. На север и восток, как безбрежное море, раскинулись горы самых причудливых форм и очертаний, изрезанные глубокими лощинами и украшенные зубчатыми гребнями. Всюду, куда ни бросишь взгляд, ущелья, обрывы, мрачные цирки. На переднем плане, оберегая грудью подступы к Саяну, высились гольцы: Москва, Чебулак, Окуневый. Подпирая вершинами небо, они стояли перед нами во всем  своем величии. Голец Козя является последней и довольно значительной вершиной на западной оконечности хребта Крыжина. Южные склоны его несколько пологи и сглажены, тогда как северные обрываются скалами, образующими глубокий цирк. Ниже его крутой склон завален обломками разрушенных стен. От Кози на восток убегают с многочисленными вершинами изолированные цепи гор. Вершина Кози покрыта серой угловатой россыпью, кое-где затянутой моховым покровом. Отсюда, с вершины Кози, виден весь путь до самого пика Грандиозного. Шел он через вершины гольцов, снежные поля и пропасти. Как исполинская карта, лежала перед нами мрачная низина. Многочисленные озера у подножия Кози были отмечены на ней белыми пятнами, вправленными в темный ободок елового и кедрового леса”.

- Все правильно, “белым” пятном здесь является как раз цирк с северной стороны - туда и пойдем, туда же Виктор  на вертолете должен подлететь сегодня или завтра.

- Как спуститься в цирк? - волнуется Перу-сан. -  Двухсотметровый обрыв, и прохода не видно.
- Вон по тому гребню пойдем.

- Как по гребню, там же и метра ширины не будет: влево и вправо отвесные скалы!

- Перу-сан, мы с Борисом Ивановым на пик Грандиозный в точности по такой тропе пробирались, и не бойся, пройдем, а оттуда по карнизам в цирк спустимся. А там, видишь, озеро и место для посадки вертолета удачное.

Подстраховывая друг друга по очереди за страховочные концы, мы успешно преодолели грозное препятствие.

- Будем живы! - подбадриваю себя и Перу-сан.

- Дай Бог! - уже не философствует священник из Перу.

- Если в пешем походе первые пятьдесят километров являются трудными, тогда что в горах самым трудным будет?

- Страх высоты преодолеть надо! И веру надо иметь, - вижу, опять Перу-сан на философию потянуло.

- Перу-сан, не расслабляйся! В горах самое трудное спуститься, часто на спуске альпинисты и гибнут. Как бы нам не застрять в этих карнизах.

Сурэн великим знаток леса, или снежный человек Секу

Скользя, где на заднем месте, где на животе, где ползком, мы с одного карниза на другой спустились в цирк гольца Кози. Из темноты скал на поляну вышли.  И вдруг чудо - на весь огромный цирк громовой голос услышали и песню:

“И все-таки море останется морем,
  И нам, друг, с тобою на вахту пора”.

- Ба! Что такое? Откуда голоса здесь? - покрываясь холодным потом от испуга, закричал я. Не галлюцинация ли это? Песню эту Лев Николаевич Князев - приморский писатель - любит петь, однако голос не его, и кто-то ему подвывает. Перу-сан, не твои ли дружки-демоны, с которыми ты встречу предрекал?

- Сам в изумлении, - Перу-сан закрестился. - Однако посмотри! Кто-то на релочке стоит в обнимку с медведем?

- Где? - с неменьшим испугом закричал я, увидев как два мужика-не мужика горланят.
Мне вначале показалось, что одна из образин в медвежью доху вырядилась.

- Вы что здесь разорались? - чтобы себя успокоить закричал я.

- Ба, миллионы-триллионы! Вы откуда, черти полосатые, выползли и кто такие будете? - заорал тот, кто больше человекоподобным выглядел. -  Хотя стоп, это же Валерьян! - от восторга громовым голосом заорал Сурэн, которого и я тоже узнал. - Мне Виктор по мобильному звонил, что ты в этот район направляешься. А с тобой  священник из Америки, мол, вы что-то найти собираетесь.

- Сурэн, ты лучше скажи, что за мужика в медвежью шкуру вырядил?

- Это не мужик, а мой брат - снежный человек, и зовут его Силантий, проще Секу, с которым мы уже вот больше года дружим. Я часто к нему наведываюсь, у него пещера здесь и много чего, что, брат, не снилось мудрецам нашим.

- Ну, Сурэн, ты даешь! - не поверил я ни одному его слову. - Как ты умудрился лесным человеком заделаться, ты же в своем совхозе главным агрономом числишься.

- Агрономию я забросил, сейчас по снабжению бьюсь и вот новые проблемы решаю: совхоз лесом обеспечиваю - мне и лесосеку подобрать и за рубкой леса проследить здесь, в районе Можарских озер. А как  я на брата - снежного человека набрел - своя история. Постоянное общение с брательником имею, часто прямо на вертолете прилетаю. Иногда с честной компанией заваливаемся. Секу уже привык к людям.

- Так вот Виктор, оказывается, куда стремился, значит, надо ждать его с компанией?

- Завтра будет, не волнуйся! И разговеемся, а сейчас устраивайтесь - у нас здесь все удобства. Секу не бойтесь, он у меня смирный, пальцем никого без дела не тронет.

- Что ж, показывай свою пещеру, - хотел было подколоть друга: какая тут может быть пещера? Однако, заглянув в нее, остолбенел - чуть не дворец увидел в скалах.

- Пещера из нескольких залов состоит, - Сурэн давай объяснять, видя мое удивление, - для этого кое-какие изыскания пришлось провести, проход динамитом проложить. В тронном зале - приемную и комнату отдыха устроили; в другом - сауна, из-под земли горячая радоновая вода поступает. Радикулит и всякие там хондрозы вмиг вылечит. В третьей пещере - холодильник и склад хранения всякой утвари. Вода из-под земли фонтанирует не столь горячая, чтобы от нее пар шел и на всю округу виден был, но достаточно теплая, чтобы обогревать пещеру и даже ванну принимать, особенно в одном месте, где вода градусов сорок и чистый радон - Виктор Жибинов любит там покупаться, - Сурэн выпалил: он, если не остановить, будет вечность говорить.

- А Секу любит ванну принимать? - прервал я Сурэна

- Секу - большой любитель пива и помечтать, однако научил его и ванну принимать. Искупается, бутылку пива в лапы и в кресло - я ему специально из дома приволок.
Вот и сейчас, только в пещеру зашли, Секу в кресле устроился, ногу за ногу закинул и любуется, как горят дрова в камине.

- Сурэн, ты что, и камин смастерил? Вижу, по всем правилам печного мастерства. Никак Петра Петренко приглашал. Я с ним в 3-м классе учился. Скажешь ему слово “чугунка” или “секу” - это слово у нас на языке еще тогда было: Федора Тамбовцева так обзывали - Петро смехом заливается. Мог на десять-двадцать минут завестись. За это нас обоих из класса выгоняли - его за смех, меня за подстрекательство.

- Чтобы устроить камин с тягой, чтобы дыма не было, пришлось,  правильно угадал, Петра Ивановича вызывать, - Сурэн с гордостью подтвердил, у огня руки от удовольствия потирая. - В Курагино и во всей округе  лучшего умельца не сыскать. Петр с Секу сразу подружился, и от их смеху стены пещеры лопаются. Однако и дело сделали - два камина смастерили: в пещере нет дыма, а тепла хоть отбавляй.

- Тихо! - закричал Сурэн. - Слышу звук вертолета, никак Виктор летит! Бежим!
Выскочив из пещеры, мы точно увидели, как вертолет круг делает, чтобы на посадку выйти. Не прошло и двух минут, как мы с Виктором обнимались, словно век не виделись.

- Валерче, могу тебя обрадовать, - как всегда, уже с цигаркой во рту Виктор молвил, - толпа твоя из Владивостока прибыла: Серега Белов, затем ученый в очках - Бобков, профессор Маренников - бородатый - пять человек. Сегодня они продукты подкупают, а завтра их Виталий обещал забросить. Говори куда. Сюда или, как ранее была договоренность, прямо в верховья Кинзелюка.

- Я думаю, пусть сюда летят, если Сурэн не против. Они будут в восторге со снежным человеком познакомиться, да и Перу-сан говорит, что мы сначала в другое место должны пойти и на Кизир  еще не скоро выберемся. Поэтому, чтобы не разминуться, пусть сюда летят, если, конечно, Сурэн добро даст.

- Я не против, - Сурэн головой машет.

На этом и порешили.

- Виктор, а не в эту ли пещеру Федосеев провалился в 1937 году, когда он в переплет попал? Твой батя Леонид Антонович должен помнить Федосеева, он же  встречался с ним, перед тем как на фронт с белофиннами уйти.

- У тебя же книга Федосеева в руках, вот и прочти, что он об этом пишет, хотя что говорю, цензура про это вычеркнула. А отец при разговоре Федосеева и Черкасова - автора трилогии “Хмель” - присутствовал. Григорий Федосеев точно рассказывал о встрече со снежным человеком, и что будто он ему жизнь спас, когда он в сильную метель в пещере очутился. Это случилось как раз в здешних местах. Тогда этому никто не поверил.

- А сейчас верит кто-нибудь?

- Это и спасает нас от незваных гостей. Все считают, что это все наши выдумки. Мол, от жиру бесимся. Посмотрите, - Виктор внимание на снежного человека обратил, - Секу может одним махом руки у любого из смертных жизнь отнять, а у Сурэна - послушный ягненок. Выполняет любые его команды. Может гостей принять. Никто не верит, а в то же время все хотят на ручного снежного человека посмотреть. Наверное, организую прибыльное дело - начну экскурсии здесь устраивать. Пусть любуются красотами да и на снежного человека пусть глаза повыпучивают.

- Виктор, а великий знаток леса - Великий Сурэн - не будет против? Не побоится, как бы люди не стали злоупотреблять и чаркой зверя не испортили?

- А что бояться? От рюмки Секу только веселым и добрым становится, и главное, не спивается - чувство меры и обязанности знает: костер в пещере поддержать, сухих бревен из леса натаскать. Кон-нэчно, кон-нэчно, это тебе не пион-нэрский костер, который нас учили за пять минут разводить, - Виктор заулыбался, вспомнив школьные пионерские уроки, - однако, чтоб у Секу  костер затух? Никогда! А чтобы шерсть у Секу не подгорела, Валериан, он твой японский оранжевый комбинезон на себя натягивает. Вот смеху - снежный человек в японском костюме!

Секу действительно, как мы потом узнали, мог быстро костер развести, шашлык приготовить. Делал ловко и быстро. Конечно, по-своему, однако в его неуклюжих руках дело спорилось.

- Виктор, как получилось, что наука еще на ответила на вопрос: “Существует ли снежный человек?” -  а у вас, пожалуйста, сей зверь живьем представлен.
 

Не все еще открыто и разгадано на нашей планете

- Далеко не все еще открыто и разгадано на нашей планете, - Виктора потянуло на возвышенный слог. - У многих людей вызывают ироническую улыбку и даже негодование поиски снежного человека, но ведь они не в состоянии привести убедительных контраргументов, чтобы у романтиков, как мы, раз и навсегда отпало желание отправиться в очередную экспедиции на поиски снежного человека.

- Насчет экспедиций помалкивай. Мы ими прославились с 1987 года, когда пик Грандиозный отправились покорять. В газете “Тубинские новости” статья была, что мы отправились на поиски снежного человека.

- Просто встреча со снежным человеком невозможна, - Виктор разъясняет. - Он один из самых разумных среди других существ на Земле. Традиционным районами обитания их всегда считались Памир, Кавказ, Гималаи, Тянь-Шань, Саяны, Северная Америка.

- Да, в районах  Северной Америки обитает бигфут, что значит большеног, - Перу-сан наш разговор поддержал.  - Много свидетельских показаний есть. О встречах с ним рассказывают и американские индейцы. Они дали ему имя сасквач от английского Sasquatch.

- Перу-сан, правильно. Книгу Джона Бостона с таким названием в русском переводе  читал, спасибо ему, он дал много фактов о снежных людях. Однако в официальной прессе их к персонажам индейского фольклора относят.

- Так скептики говорят, - Перу-сан кивает, - но многие исследователи придерживаются другого мнения. Они считают, что сасквач - это сохранившаяся с доледникового периода популяция крупных человекообразных  обезьян. За сотни тысяч лет они сумели приспособиться к суровому климату тайги. Особенно часто охотники и местные жители встречали следы сасквача на северо-востоке штата Вашингтон вблизи потухшего вулкана Сент-Хеленс. Там даже принят закон, запрещающий охоту на бигфута. Встречали следы бигфута и вблизи Сиэтла в Бельвью. Следы были более 50 сантиметров каждый.
 

Снежного человека встречали в Америке и в других местах

“…Калифорния, дремучие леса Тихоокеанского побережья США. Конец прошлого века. Старый индеец Вакава встретил летом 1897 года неизвестное существо,  покрытое конским волосом с головы до ног. Существо испустило крик, напоминающий “найя-а-а-х!”. Тогда индеец понял, что это и есть сасквач, о котором рассказывали его родители”, - Перу-сан приводит фрагмент из официальной хроники.

- У каждого народа можно встретить подобное, - Виктор замечает.

- Да это так, - Перу-сан, продолжил тему явно подготовленный к ней. - Эскимосы до сих пор передают предание о расе людей с отвратительными привычками, которые занимали их территорию до того, как они сами туда пришли. Эти существа, покрытые волосами, были очень высокого роста, они любили уединение, между собой устраивали ужасные драки, ели человеческое мясо и разгуливали голыми, хотя и строили из громадных камней круглые стоянки, которые покрывали крышей из ребер и шкур китов. Эскимосы утверждают, что у них уже были примитивные каменные и костяные орудия труда. Этих приматов встречали как на Баффиновой Земле к северу от Гренландии, так и на самом острове;  одеты они были в шкуры животных. Считалось, что они были отличные охотники, могли распознать дичь по голосу и обладали такой силой, что запросто удерживали в руках крупного тюленя. Гренландцы упорно утверждают, что даже сегодня некоторые особи живут в их стране, но что они чрезвычайно осторожны. На Аляске также встречается снежный человек, которого здесь называют бушменом. Алеуты, живущие на островах Кадьяк и Афогнак, из поколения в поколение рассказывают легенды о таинственном, похожем на человека существе. Они называют это существо Оулакх.

- В Китае снежного человека волосатиком называют, - вспомнил я. - Китайский исследователь Панг Есенг после встречи со снежным в 1977 году в одном из ущелий вот что писал: “Он был более двух метров ростом, плечи шире, чем у человека, нависающий лоб, глубоко сидящие глаза и широкий нос со слегка вздернутыми ноздрями. У него были впалые щеки, уши, похожие на человеческие, но крупные, круглые глаза, также более крупные, чем глаза человека. Выпирающая вперед нижняя челюсть, выступающие губы. Передние зубы крупные, как  у лошади. Глаза черные. Волосы темно-каштановые, длинные, 30 сантиметров длиной, свободно свисали на плечи. Все лицо, за исключением носа и ушей, было покрыто короткой шерстью. Руки висели ниже колен. Кисти рук большие, пальцы около четырнадцати сантиметров длиной, сочленения пальцев покрыты короткой шерстью. У него были тяжелые бедра, короче, чем голени. Он шел прямо, широко расставляя ноги. Ступни были более сорока сантиметров длиной  и примерно двадцать шириной - спереди шире, чем сзади. С плоскими ногтями. Это был мужчина. Вот то, что мне удалось разглядеть”.

- Китай на самом деле благодатное место для снежного человека, - кивает Перу-сан, - что подтверждает и китайский фольклор, сохранивший страшные истории о больших волосатиках, похожих на людей существах, которые ходят на задних лапах. Эти существа населяют центральный горный район Китая, в котором водятся также гигантские панды, не встречающиеся более нигде в мире. Есть гипотеза, что дикие люди - потомки гигантской человекообразной обезьяны гигантопитека, жившего на Земле два миллиона лет назад. Хотя эти древние обезьяны, как считается, прекратили существование тысячелетия назад, ученые отмечают, что гигантская панда , вид, который, как известно, жил бок о бок с гигантскими обезьянами, по-прежнему населяет тот же самый район, известный не только пандой. Многие из растущих ныне ископаемых растений - таких, как голубиное дерево, китайскоре тюльпановое дерево и метасеквойя - также растут в этом районе Китая. И редкие древние животные, как золотая обезьяна, обитают только в этом регионе. Поэтому не исключается, что и гигантские обезьяны, их разумные потомки, могли выжить и вести скрытый образ жизни в этом районе.

- Перу-сан, целую лекцию ты нам выдал. А можешь рассказать о сегодняшних встречах со снежным человеком. Федор Конюхов рассказывал, что в Непале ему пришлось при своем восхождении на Эверест встретить парочку - самца и самку. Может, правда?

- Первым в 1937 году встретил йети альпинист Х.Тилман. А потом уже и многие другие альпинисты видели. Бывали случаи, что у альпинистов на большой высоте в Гималаях продукты исчезали - тоже проделки йети. Другой альпинист Тони Вулдридж встречал йети на высоте более четырех тысяч метров. Вот он что писал после встречи с ним: “Темное волосатое существо около двух метров высотой, стоявшее прямо, на двух ногах, руки достигали колен, и весь он был покрыт коричневой шерстью. Существо стояло на противоположной части ущелья и явно было уверено, что находится в безопасности и в любой момент может скрыться”. Вулдриджу даже удалось сфотографировать странное существо. Через полгода он организовал в тот район экспедицию. “Однако этого вполне хватило существу, чтобы уйти из района лавины и вернуться туда, где обитают его собратья”, - пишет в итоге Вулдридж.

- Секу, не ты ли там был? - Виктор начал пытать друга.

- Нет! -  машет головой йети.

- Виктор, а про гуманоида  по кличке Меченый ты ничего не слышал? Его Майя Быкова,  криптозоолог - так называют людей, увлеченных поисками загадочных животных, - в 1987 году нашла.

- Бандита по кличке Меченый знаю, а вот йети Меченого нет.

- Так вот эту Майю Быкову Вейкин из народа манси к себе в таежную избушку пригласил: мол, обещаю встречу с  йети.

- И что, встреча состоялась? - заинтересовался Виктор.

- Конечно, - отвечаю я, - как только она приехала к охотнику, и тут стук от йети в окно: прошу выйти и на меня поглядеть.

“Меченый пришел на рассвете в первую  же ночь, - цитирую Майю Быкову. - Мы вышли на его призывно-предупреждающий стук в окно и оказались в пяти метрах от него - как он там называется, снежный ли человек, реликтовый гоминоид, вековечный леший. Он был огромный, волосатый и красноглазый. Не было даже и намека на рудимент хвоста, ни бугорка рогов и никаких копыт. По образу и подобию сравнить его можно только с человеком. Все в нем гармонично и пропорционально, все свидетельствует о силе, ибо мышцы угадываются даже под шерстью. Огромные кисти рук и ступни нас заставили вспомнить, что он вечный скиталец и землемер, выворачиватель деревьев с корнем и швырятель камнями малыми и большими. Никаких аналогий с медведем или обезьяной: у первого рыло, короткие ноги, расхлябанная фигура, вторая - породия, шарж на Меченого”. Что скажешь, Виктор, про это?

- Не знаю, кого она там встретила. Только скажи, почему кличка Меченый?

- От кисти до локтя левая рука у него была покрыта белой шерстью - отсюда и Меченый.

- Альбинос, значит. Однако чем встреча закончилась?

- Разошлись мирно, поглазел мохнатый зверь на ученого человека, который хотел с ним познакомиться и восвояси в глухую чащу леса ушел. После этого его никто не видел, - а чтобы Виктора напугать, я добавил: Виктор, прислушайся, что это похрустывает за костром, не Меченый ли к нам подбирается, мы же не знаем, как между собой большеногие живут. Секу нам ничего не рассказывает.

- Валерче, не пугай, а то действительно сон пропадет, или чего доброго друзья или недруги Секу нагрянут и будут потом собирать наши косточки.

- А ты что, не знаешь, что среди большеногих людоеды встречаются, в Южной Америке например. У С.Преображенского в его романе “Седьмой элемент” случай приводится - в Интернете прочитал. Давай фрагмент зачитаю, Сергею Ивановичу эта история особенно нравится; завтра прилетит - обязательно ему прочитаю.

“...Девушка не сопротивлялась, а терпеливо смотрела, как толстые волосатые пальцы йети по прозвищу Ыытых теребят ее плоть.

- Очень вкусно! - проговорил Ыытых. - Надо обмазать аджикой и запечь. Моя жена очень хорошо готовит запеченную ляжку.
Услышав такое, девушка с визгом отскочила в глубину клетки.

- Ты что хочешь меня съесть, урод волосатый?

- Почему нет? - удивился Ыытых, - Ты очень сочная и мягкая. Ыытых любит мясо. А разве люди не едят мясо?..”

- Но ведь люди разумные существа! Самое ценное в человеке это разум, его мозг!

- Неправда, - возразил Ыытых, - самое ценное в человеке - филейная задняя часть. А мозги у человека - дрянь. Ыытых пробовал человечьи мозги, совсем невкусно.
Люди на несколько секунд потеряли дар речи, пораженные страшным признанием, и молча смотрели на людоеда. Первой пришла в себя Лера.

- Ыытых, а как ты попал к людям? - спросила она.

- Люди нашли Ыытыха в горах, когда Ыытых был совсем маленький. Люди кормили Ыытыха и называли его Етти. Но потом, когда Ыытых вырос и ему пришло время жениться, люди не захотели отдать за него красавицу Гюльчатай. И тогда Ыытых ушел к своим, в горы. Теперь у Ыытыха есть жена, и скоро появится маленький Ыытых.

- Вот видишь! Люди не съели тебя, они к тебе хорошо относились, вырастили тебя, выкормили. А ты хочешь нас съесть! - упрекнула Лера.

- Ыытых ничего не решает. Все решает Великий Совет, хотя итак все уже известно: самцов съедят, а самку оставят для размножения...”

- Что ж, и такое бывает, - промолвил Виктор, однако нам это не грозит. Секу к другому виду снежных людей относится, он никого не тронет.

- Что ж, и на этом спасибо! - поблагодарил я друга.

- Болотов-сан, хватит в дебрях истории блуждать, давай со священником в баню, а мы с Виктором ужином займемся. Секу пусть вам помогает, - распорядился Сурэн.
Мы так и сделали. А после купания в минеральном источнике захотелось у камина посидеть - погреться

- Секу! - осторожно я мохнатого зверя позвал. - Камин можешь растопить? Замерзли мы!
После этих слов Секу у камина присел и что-то чиркать давай, словно зажигалкой. И точно, в тусклом, мерцающем свете мы увидели, как Секу своими неуклюжими пальцами зажигалкой щелкает, пытаясь разжечь веточки и бумагу в камине. А после того как бумага загорелась, Секу, как заправский охотник, к костру нагнулся и стал дуть в пламя, как его научил Великий Сурэн.

- Видел чудеса, но чтобы такое! - только и мог проговорить Перу-сан.

- Знаем, знаем, как Секу костер разводит, видели как он спичками пользуется, да и зажигалкой, - потом шутили.

- Перу-сан, не это ли десятое откровение будет, которые ты ищешь? Посмотри, какие чудеса вытворяет мохнатый зверь!

В подтверждение моих слов, когда костер разгорелся и мы уютно уселись после ванной у его огня, Секу отодвинул от стены большой, с полтонны камень, и оттуда, как из холодильника достал несколько бутылок пива “Толстяк” и берестяные кружки. К пиву вдобавок вытащил копченого хариуса и копченого мяса марала. Быстро все это разложил на импровизированном столе - выступе скалы, не раз служившем для разомлевших от купания гостей.

Тут мы заметили среди прочего хлама в пещере двустволку, несколько складных кресел, в которых, видно, загорали около бассейна, надувные матрасы, кресло-качалку и даже холодильник - все это Сурэн приволок.

- Сасквач, я чувствую, многое знает, - Перу-сан заговорил, называя снежного человека по-американски.

- Он знает, где десятое откровение спрятано. Не зря же мы здесь оказались.

- Секу, - обратился я к зверю-человеку, - не знаешь, где древний манускрипт спрятан?
Секу, не реагируя на мой вопрос, явно не озабоченный нашими проблемами, сидел, скрестив ноги у камина и сосредоточившись, как его учил Сурэн, потягивал прямо из бутылки пиво “Толстяк”.
Книга откровений толкует, что надо верить своим снам, а в эту ночь после принятия минеральных ванн нам снилось очень многое, будто мы нашли сказочную землю, в которой вместе с нашим Секу в мирном соседстве бродят динозавры и саблезубые тигры, от которых мы убегали.

Утром я долго соображал: сон мне приснился или наяву все; тем более я видел картину, как Секу лениво сидел в входа в пещеру, положив лапы-руки за голову и откинувшись на большой камень, одна волосатая нога у него была закинута на другую.

“Снежный человек любовался оранжевыми, красными и желтыми цветами в восходящей палитре летнего утреннего солнца. Без суеты, я мог лучше рассмотреть его”, -  наверняка бы написал Федосеев.

- Лицом Секу не может похвастаться. Оно не  для любви создано, - шутит Виктор.

- Однако у Ляпсика - Толика Шишкина - тоже лицо не для любви, а вон сколько жен поимел? Фору любому красавчику даст, - Виктору отвечаю.

Снежный человек Секу - друг Сурэна

Голова у Секу напоминала по форме дыню, а лицо - плоскую тарелку. Складки между бровями, брови, глаза, нос – выдавали в нем звериное. “Ноги и туловище были, как у нападающего хоккеиста ЦСКА, который перестал следить за весом”, - мог бы написать другой знаток снежных людей, дающий подробные сведения о снежных людях в своей книге. Без его исследований я бы не поверил, что на Земле  существуют подобные.

Секу был толстоват по сравнению с нормальным снежным человеком и все же отличался атлетическим сложением. Он весил с полтонны и при этом бегал быстрее, чем любой спринтер. Он не был неуклюжим, не волочил ноги при ходьбе, а руки двигались ловко и  естественно - почти как у человека. Секу отличался от своих сородичей, которые пугливо прятались от человека в местах, удаленных от цивилизации – от Тибетского озера почти до самого Нижнеудинска. Ранее их излюбленным районом обитания были Центральные Саяны с их мягким климатом, однако человек их вытеснил, и вот небольшое племя в сорок особей сумело приспособиться к жизни в Восточных Саянах.

Эти сведения я получил от Сурэна, что-то вычитал в литературе, а что-то - от самого Секу.
Как и гориллы, снежные люди из-за своих размеров почти все время проводили в поисках еды. Они обдирали кору, собирали коренья и ягоды, ловили грызунов,  маралов, сохатых, которые в изобилии мигрируют в Саянах.

Секу был младшим в племени среди своих сородичей. Он родился от женщины из миру. Его старый отец выкрал молодую староверку из Верхней Тридцатки на Казыре. Тогда пропажу девушки списали на медведя.

Секвоч отличался от остальных в племени, что сделало его изгоем. Из-за этого он стал постепенно все ближе и ближе подбираться к людям.

В детстве Секу часами мог лежать на берегу озера, положив голову на лапы, и смотреть, как плавают рыбы.  Он спрашивал отца, каким образом рыбы могут плавать. Вопрос, который лежал за пределами понимания его отца. В лесу его также занимало множество тайн. Куда дует ветер? Почему он может слышать запах предметов, которые не видит? Как вода течет с неба, и как она туда попала? Куда солнце уходит на ночь?

Для снежного человека существует три правила:
1) не трогать гремучих змей;
2) не докучать медведям;
3) не дружить с людьми.

Эти три правила были всегда и такими останутся. Его раса усвоила это 100 тысяч лет назад. Люди... Они болтают, визжат, вечно чего-то боятся, агрессивны, у каждого из них комплекс неполноценности, который делает их вдвойне опасными. Снежные люди не могли с ними соперничать и постепенно ушли в леса, и не только здесь в Саянах, но и на всех континентах Земли. Позднее люди посчитали, что они вымерли, и относили их кости к виду  гигантопитекус.

Когда Секу было восемь лет, урок номер три дался ему нелегко. Он доверчиво вышел к человеку и хотел с ним поиграть. Чего он ждал? Улыбок и приветствий? Что его чем-нибудь угостят?  Геологи увидели его... и открыли огонь. Пули рикошетом прошли по земле и деревьям. Если бы геологи были более трезвыми и не так боялись и если бы стареющий отец не протянул из-за дерева руку и не оттащил его бесцеремонным образом за шкирку, Секу бы не стало. “То, что не убивает нас, делает нас сильнее”, - сказал как-то Ницше.

Урок встречи Секу с человеком внушил ему здоровое чувство уважения к людям и их оружию.
По резкому запаху металла и едкому серы он научился на расстоянии распознавать, вооружен ли человек. Однако, как уже было сказано, Секу был одарен интеллектом. Среди людей ему не хватало бы ума преподавать физику и даже работать в торговле, но при небольшом везении и нужных знакомствах он мог бы работать каким-нибудь  чиновником-хозяйственником в милиции, в больнице по уходу за психбольными. Так как его ум не получил должного развития и направления, как часто бывает в таких случаях, его развитие пошло по другому направлению. Наиболее у него было развито чувство юмора. Медвежата были первой его мишенью. Он подходил к ним с подветренной стороны, воровато крался на животе, по-пластунски, ближе, ближе, к ничего не подозреваемому медвежонку. И когда его тело находилось в метре от морды пестуна, он набирал в легкие воздух и, глотая, кричал душераздирающим криком. Пестун в лучшем случае давал деру, а в худшем – тут же от сердечного приступа испускал дух. Часто за такие пакости приходилось держать ответ перед медведицей – матерью медвежат. Повзрослев, Секу такие забавы прекратил и свои шутки переключил на сородичей.

У Секу были развитые голосовые связки. Он мог издавать грудные горловые звуки, реветь, ворчать и выть. При определенном приобретении навыков, Секу  научился потом подпевать Сурэну, с которым они вместе пели русские песни и романсы. Когда Секу был счастлив или чем-то занят, то булькал, как будто полоскал во рту. В его репертуаре были также ужасные леденящие кровь крики. Самый любимый из них был душераздирающий стон, раздававшийся как будто из-под земли и устремлявшийся в ночное небо.

Секу мог произносить с десяток слов, которым  научила его мать Он говорил такие слова, как “мам”, “пап”, “вод”, “зим”, “лет”, “ед”, “мяс”.

Когда был жив его отец, он еще бродил со своими сородичами, охотился вместе с ними на зверя.
Однако, повзрослев, он стал сам без особого труда добывать мясо, научился скрытно подкрадываться к человеческому жилью и красть лакомых для него собак. Затем вообще перестал общаться со своими сородичами, которые и сами уже не подпускали его к себе за его странное поведение.

- Его товарищи не решают уравнений, – в таких случаях говорит Колек. – Их интересует, что разорвать можно и в желудок закинуть.

Секу тянулся к людям. Постепенно он становился все смелее и смелее и с каждым разом все ближе подбирался к лагерю геологов, находившихся вот уже  несколько лет неподалеку от его пещеры и казавшихся ему самыми безобидными. К ним часто прилетал  вертолет, привозя то одну, то другую смену геологов или просто охотников и рыбаков, которые устраивали в лагере пьянку и стрельбу по банкам. Секу совсем осмелел, изучил топографию места вокруг лагеря в поисках удобного места, откуда был хорошо виден лагерь и где никто не видел его. В ста метрах от лагеря была отвесная скала, в которой он нашел защищенный со всех сторон выступ, и откуда вел свои наблюдения. Он мог часами наблюдать за людьми и ухмылялся, как они ведут себя по утрам, стонут и  проклинают вчерашний день оттого, что так перебрали.

Люди пробудили у Секу еще большее любопытство. В мозгу его возникали различные вопросы, его охватывали тоска и смутные желания, которые он не мог понять. Он был достаточно зрелым, но еще никогда не имел самки. Сородичи сторонились его, потому что он был странным. Сексуальные устремления у членов его племени не были очень сильными, но тем не менее, они были. Однажды Секу предпринял некоторые шаги по отношению к молодой светловолосой снежной девушке. Он заглянул ей в глаза и слегка погладил грудь. Она посмотрела на него недоумевающе, а затем шлепнула его с раздражением. Он видел, как занимаются любовью его сородичи, но это ему не нравилось - он хотел чего-то другого.

Однажды он у геологов прямо из-под носа - поставили охлаждаться - стащил целый ящик водки и попробовал содержимое. Пил прямо из горлышка, подобно тому, как люди в лагере пили пиво.
После выпитой бутылки он так расхрабрился, что прямиком завалился к геологам в избу. Благо был вечер, и никто не заметил, кто завалился в их компанию. Весь вечер кто-то из них выходил, кто-то входил - короче, приняли его за своего и, пару раз чокнувшись с ним в темноте, вместе упали замертво на нары. Утром же, очухавшись, обнаружили, что спят в обнимку то ли с медведем, то ли со снежным человеком – но никак не с человеком. Сурэн, а это он первым увидел снежного человека, от испуга ни одного слова не мог выговорить – только ртом воздух глотал и мычал:

- Вот допились, в глазах снежные люди  мерещатся! - Однако на всякий случай спросил: - Зверюга, ты чей будешь?

- Мам, - произнес Секу, чем привел в еще большее помешательство Сурэна, и тут же добавил: - Сил я, Силан! - тыча себя в грудь пальцем.

- Си…….. Си.. Силантий? - заикаясь, захрипел Сурэн.

- Да, да! - закивал мохнатый зверюга.

Оказывается, мать у снежного человека, в миру староверка с Верхней Тридцатки, в детстве дала ему имя Силантий, и он это имя помнил.

После того как Сурэн услышал пару членораздельных слов, он поверил, что не спит и что перед ним действительно что-то между медведем и человеком и при этом произносит слова. В то же время Сурэн смекнул, что это же неслыханное дело - подружиться со снежным человеком: его же можно потом за большие деньги людям показывать. Пока остальные его собутыльники дрыхли, он полностью расположил к себе дитя природы и, чтобы не пугать народ, - ведь они откроют пальбу по безобидному зверю, - решил от греха подальше увести его и спрятать. Секу, в свою очередь, понял, что Сурэну можно доверять, стал приглашать его пойти с ним в пещеру. Сурэн засомневался: не ловушка ли это и не заведет ли зверь к своим сородичам, которые за милую душу пообедают им. Однако не будь Сурэн Сурэнович - Сурэном, чтобы он упустил такой шанс и не подружился с самим снежным человеком.

- Секу, - Сурэн сразу нашел удачное имя для снежного человека, - ты куда меня ведешь?

- Дом, дом, - промычал Секу еще одно слово, которому его научила мать и которое он часто с тоской повторял.

- Что, у тебя дом есть? – удивился Сурэн.

- Да, да! - закивал Секу.

- Ба, миллионы, триллионы! - закричал от восторга Сурэн. -  Глухонемой заговорил! Еще бы незрячий - зрячим стал! Давай показывай, где дом твой.

Жилищем снежного человека оказалась пещера почти у самой вершины горы. Она была уютной, размером с гараж на две машины. Температура воздуха в ней, подогреваемой подземными горячими источниками, была около 20 градусов. За пещерой была вторая, соединяемая с первой узким проходом. Во второй пещере было небольшое озеро. Вода в озере бурлила пузырьками выходящего из-под земли газа. Как потом выяснил Сурэн, озеро постоянно, через каждые 6 часов, наполнялось новой порцией горячей воды.

- Да у тебя, как в Сочах, купайся! - от восторга закричал Сурен при первой встрече. - Не хватает номеров люкс и девочек, но это дело поправимое, мы мигом  гостиниц настроим, тебя показывать будем.
После этого Сурэн стал регулярно наведываться в логово к Секу и привозить всякую утварь, благоустраивая пещеру и быт снежного человека. Секу многое узнал от Сурэна, научился разводить костер и не бояться огня,  поджаривать мясо на костре и есть горячим. Сурэн мог остаться у Секу на неделю и больше. Это были дни его разгрузки после нелегкой работы в совхозе, где Сурэн числился снабженцем и выполнял разовые поручения достать-привезти. В его же обязанности входили охотничьи дела и лесозаготовки, чем он и пользовался, бывая у друга.

- Мы с Сурэном новое дело начали, - еще в Курагино я от Виктора слышал,  - по лесу промышляем – зимой лес готовим, а ближе к весне на продажу гоним. Дальнюю заграницу Шабардин и Кацевич захватили, а в ближнюю - нам по оборышам рубить разрешили.

Сурэн слыл сумасшедшим. По крайней мере, так считали люди в округе. Его восемь раз ножом пыряли, много раз пытались ограбить, шестнадцать раз в него стреляли. Правда, всегда промахивались.

- Сурэн крепкий орешек! - Виктор обычно говорит. - Селику с ним не справиться. Сурэн покрепче и братьев Баевых будет, которые шороху в Курагино еще недавно наводили. Сурэн запросто оглоблю ломает и никогда не мерзнет.

Вот и сейчас Сурэн пристал к Секу с вопросами:

- Секу, скажи мне, какой смысл жизни? - и, не ожидая ответа, сам же отвечал: - У жизни нет, бр-рат, смысла. Это все равно, что спрашивать: какой смысл в розах? Жизнь, как и розы, бессмысленна. Надо просто жить.

- Сурэн, - не выдержал Виктор, - посмотри на Секу. Он улыбается и достоинство не теряет.

- Сур-ре, Сур-рен, - пытается Секу выговорить имя своего покровителя.

Сурэн многому научил его. Слова выговаривать, банки открывать консервным ножом, принимать ванну, подметать пещеру, но самое главное - петь, точнее, подпевать ему при исполнении реперуара великих певцов: Шаляпина, Штоколова и других маэстро.

- Сурэн, спой что-нибудь, - Виктор на друга налегает, - послушаем заодно, как Секу тебе подвывает.

- Нет, сейчас Секу не будет петь. Видишь, он на костер любуется, как он узоры на стенах пещеры рисует. В такие минуты Секу особенно задумчив, и его не отвлекай.

Действительно, пламя костра на стенах пещеры причудливые узоры вырисовывало. Блики света и тени на стенах пещеры были оранжевыми, красными и желтыми. Секу в их свете был весь оранжевым и казался чудовищным монстром. В его фигуре виделась дикая природа и как бы вся история человека.

Второе откровение

Вдруг мы обратили внимание, что на одной из стен вырисовывались наскальные рисунки, подобные тем, что мы встречали на скалах по Тубе у Шалаболино и Ильинки. Рисунки изображали охотников, сцены их быта;  медведей, лис, лосей. В рисунках чувствовалась магическая мощь веков, от которых исходила невиданная энергия

- Вот оно второе откровение! - закричал я. - Вижу связь с прошлым и с предками.

- Я рад, рад этому, - заговорил Перу-сан, - однако дальше надо идти, суть всей жизни надо понять - для чего она человеку на Земле дана. Человек по своей природе больше живет не прошлым, а мечтой, и при этом  самое страшное зло, которое можно причинить человеку, - дать ему в руки эту самую заветную мечту. А в том, что мы встретили снежного человека, нет ничего странного. У индейцев и аборигенов Америки много историй, в которых гуманоиды, обитающие на окраинах цивилизации, всегда стремятся утащить зазевавшуюся у ручья девушку. Вот и Секу - результат таких действий.

- Виктор, давай, пока Секу отдыхает, с Перу-сан побеседуем, он тоже какой-то задумчивый.

- Борьба за существование, - Перу-сан быстро откликнулся на наше предложение, -  причем за существование не просто так, а с большим комфортом, захватила нас настолько, что нам кажется, что в этом и заключен смысл жизни, и мы стали забывать о первоначальной сути – для чего живет на земле человек? Мы до сих пор не знаем, зачем существуем.

-  Колек знает, для чего живет, - вмешался Виктор. - Ему с утра ударить полстакана – вот и весь смысл жизни. Вон и Валерче – сел за компьютер и целый день может просидеть, не отходя от кассы.
- Много людей одержимы своей работой, страдают от этого болезнями и стрессами, но остановиться не могут - в повседневной рутине есть возможность забыться, свести жизнь к простой схеме. Они так поступают, чтобы не вспоминать о терзающих их сомнениях: зачем живут они на земле? Однако пора вернуться к первоначальному вопросу: чем обусловлена жизнь на планете? Зачем мы здесь?

- Как  зачем? Чтобы жизнь сделать сказкой, - Виктор явно иронизирует.

- Когда вы постигнете второе откровение, вы почувствуете свою озабоченность, и это даст возможность стать выше. Понятие “сегодня” станет шире для вас, - завелся Перу-сан.

- Все правильно, однако не видно, что люди к духовному бы стремились, - слышим, Колек иронизирует.

- Все в новых вещах погрязли – жить без них уже не могут. Сотовые телефоны им подавай.

- Ты, Колек, скажи: унитазами еще люди пользуются, - в таком же духе подначиваю друга, зная, что его ранит дискриминация между городом и деревней.

-  Сегодняшний прогресс,  – Перу-сан продолжает, - самолеты и прочее – практически за последние 100 лет созданы. А до этого мы жили в мире, где были четко обозначены Бог и духовная природа человека. А потом утратили это или, точнее, решили, что должно что-то еще быть. В принципе, цель достигнута.

- Что мы много потеряли – это понятно, вот поэтому и важно новое постигнуть. Ты, Перу-сан, нас взволновал, поэтому и хочется вырваться на новые просторы духовной жизни. Толком расскажи, с  чего начинать надо? - наступаю.

- В первую очередь, как уже говорил, поверить надо, что даст Космос вам достаточно энергии, чтобы дальше двигаться. А если поверите и почувствуете, прилив новых сил, случайности начнут следовать одна за другой, и вы начнете приобщаться к тайнам человеческого бытия.

- Когда это получается? После какого откровения?

- Метод приобщения заключен не в каком-то отдельном откровении, он содержится во всех. Во втором откровении рассказывается о том, что в мир будут посланы исследователи, чтобы при помощи научного метода понять: в чем смысл жизни людей на этой планете?

- Вот-вот, нам не хватает только управления свыше - гуманоиды быстро нас поставят на место, будем строем ходить.

- Открытия, сделанные в областях физики, психологии, мистики и религии, сливаются в одно новое представление, в основе которого лежит понятие о случайных стечениях обстоятельств. Важно уяснить, что значит стечение обстоятельств, каково их взаимодействие, и по мере этого с каждым новым откровением мы обретаем совершенно новое мировоззрение.

- Перу-сан, а не расскажешь нам о каждом откровении? Как побыстрее понять их?

- В пересказе их постичь невозможно. Вы должны открывать для себя каждое из них и по-разному.

- Но как?

- Это будет происходить каждый раз само собой, главное, захотеть. Если я просто возьму и расскажу вам о них, то ничего не выйдет. Может, у вас и будут сведения о каждом из откровений, но не будет самих откровений. Их предстоит обрести с вашим собственным жизненным опытом.

Прежде чем перейти к следующим открытиям, расскажу что у нас произошло. Йети, когда ходил в другое измерение, поранился и пришлось нашего друга хирурга Хварастяна вызывать, не подозревая. чем все это кончиться.

Нашествие

Цирк гольца Кузи заполнился шумом винтокрылой машины и был освещен, как стоянка Аьфа Бета в созвездии Стрельцов. Из кабины Ми-8 пронзительно кричало радио, а в огромном салоне, закутавшись в теплое одеяло, сидели Люсьен и хирург Хварастян, которые потягивали из бутылок пиво «Три медведя».

- Хорошо живете, братцы! - приветствовал Сурен гостей. - Откуда мою однокашницу прихватили? Хирурга вызвали  нашего  зверя  Секу от хандры лечить. А Люсьен зачем сюда прибыла?

- Сурен, хватит вопросы задавать, лучше руку подай, и побыстрей снежного человека показывай, - Люсьен прервала бывшего однокашника по-свойски.

- Сначала врач его осмотрит, а потом можешь и полюбезничать, но прошу не развращать, -  распорядился Сурен, подавая руку подруге детства.
После выгрузки все направились к площадке у входа в пещеру, где в шезлонге подремывал Секу с перевязанной рукой.

- Боимся, как бы заражения не было, - начал Сурен жаловаться хирургу. - Это по твоей части, потому давай действуй. Знаем, ты и в другом деле больше мастак, вон на молодой девчонке женился, однако и здесь, надеемся, справишься, - не удержался Сурен, чтобы не поддеть друга.

Хварастян, явно недовольный последним замечанием, подошел  к Секу и приступил к осмотру пациента.

- Эй! – закричал Сурен на хирурга, когда увидел, как тот грубо снимает повязки. – Осторожней! Секу хоть и игривый, как котенок, однако может укусить!

Хварастян после таких замечаний шарахнулся в сторону  и только после уговоров продолжил свое дело.

А Секу было хорошо на теплом, подогреваемым снизу полу пещеры, и ему нравилось то внимание, какое ему оказывали люди. И в тоже время он не мог понять, что хочет от него человек в белом халате, который крутится возле него с иглами.

Дело в том, что про Секу стало известно общественным кругам и от Сурена потребовали, чтобы Секу был исследован и стал достоянием человеческого разума.

Особенно в этом преуспевала Ольга Конова:

- Вы что держите зверя взаперти! Немедленно везите в Курагино, пусть остальные люди посмотрят на чудо, опять же медицинские светила должны вердикт вынести, какого он роду и племени.

- Никаких светил! - кричал Сурен. - И так ясно, что это настоящий йети, и я не позволю экспериментировать над ним.

Однако общественности повезло:  Секу поранился, поэтому Сурен и согласился пригласить Хварастяна, которому же поручили обследовать зверя, вывезти в Курагино и представить йети на суд общественности и высоких светил.

Когда Хварастян втыкал в Секу иглы, он выл и огрызался. Особенно ему было обидно, почему Сурен не встает на его защиту и не прогонит коновала. В результате экзекуций голова у Секу стала тяжелой и тупой, и он выглядел заторможенным.

- Время для Секу тянется, как тяжелые шаги по мокрой глине от восхода до обеда, - шутил, как всегда, образно Виктор Жибинов, глядя на зверя.

Секу же, обидевшись, не смотрел ни на Сурена, ни на Виктора, предпочитая в редкие промежутки просветления между инъекциями смотреть в проем пещеры на высокие деревья, приветливо манящие его своими ветвями.

- С ним все в порядке?  - спрашивал Сурен, видя, что Секу от этих уколов становится хуже.

-  Да, зверю плохо, - отвечал Хварастян, думаяо  поставленной перед ним задаче. – Зверя в больницу нужно доставить, и срочно, а то можете потерять.
Секу, действительно, становилось все хуже и хуже. Он уже два дня не прикасался ни к еде, ни к питью.

- Я не хочу отдавать Секу! - кричал Сурен, догадываясь о веромостве Хварастяна. - Он в больнице и дня не выдержит.

- Сурен, если мы не отправим зверя в больницу, он погибнет, - пугал Хварастян.

- Будет ли для него это хуже? – спрашивал Сурен. - А мир и без него обойдется. Зачем у людей мечту о
снежном человеке убивать. Когда они узнают, что есть на свете такие человеки, романтизм исчезнет.

- Вы что, против разгадки великой тайны человечества? - настаивал на своем Хварастян.

- Это метафора, - защищался Сурен. - А с другой стороны, что тут особенного? Ну, снежный человек. Зверь с шерстью и клыками. Парообразное проявление платоплазмы. Нечто в дешевом костюме, вылезающее из могилы. Что ты на этот счет, Хварастян, думаешь?

Хварастян был не в настроении отвечать на двадцать вопросов Сурена сразу, поэтому просто хмыкнул.

- Ладно, - усмехнулся Сурен. - У вас не пройдет Секу у меня забрать, - и не увязывая слова с предыдущей темой разговора, продолжил: - У меня на вертеле барашек жарится, и нам надо сделать что-то особенное – совершить с Секу  путешествие в другое измерение. Поэтому, Хварастян, хоть ты и друг, но прости, Секу  мы тебе не отдадим, поэтому гуд бай, а по нашему, до-свидания!
Хварастян хотел было возразить, но когда он повернулся, чтобы указать на Секу, увидел, что тот исчез, отчего пришел в полное замешательство.

- Куда снежный человек делся?

- Тебе Хварастян все приснилось, биллионы-триллионы! - в восторге, что Секу вышел на вибрирующий невидимый уровень, закричал Сурен. - Здесь у нас в пещере со многими галлюцинации случаются. В том числе - групповые. Поэтому, все, друг,  погостил, и прошу восвояси - на вертолет и в Курагино, - хохотал Сурен.

Хварастян, проведя еще несколько часов в цирке и видя, что Сурена ничем уже не проймешь, вызвал вертолет и улетел ни с чем.

- Сурен, - на прощание стонал Хварастян, - ты не представляешь, какую обиду нанес мировой науке, тебе не простят потомки.

- Поймут, и спасибо скажут, - умилялся Сурен, уверенный в том, что жеаемое всегда лучше.
Посещение стоянки снежного человека одним хирургом не закончилось. Через день - другой, прознав – не без помощи Хварастяна - про снежного человека, люд повалил на всех  видах транспорта и пешком отовсюду. Вначале такое внимание Сурену нравилось. Он фотографировался с Секу в обнимку, давал интервью направо и налево. Однако скоро ему надоело все это, и он разыграл тот сценарий, что и с Хварастяном, объявив, что у всех посетителей - белая горячка

Когда зевак не стало  Сурен еще долго проверял территорию, прилегающую к гольцу. Он искал самых настырных репортеров и любопытных и тут же с миром отправлял восвояси, объясняя:  все, что они слышали и видели - враки и галлюцинации.

- Пить надо меньше! – кричал он им. – Нет никакого снежного человека, выдумки все это!
Однако за неделю, пока шло нашествие фотографов и журналистов, Сурен заработал больше, чем за всю жизнь. А тон всему задало американское телевидение, которое было послано телевизионным магнатом Тедом Тернером и которое за одно только интервью не поскупилось заплатить кругленькую шестизначную сумму в долларах. Этой суммы Сурену  вполне хватило, чтобы рассчитаться с долгами, с рабочими за постройку его дома и в закупить продуктов на всю нашу экспедицию.

- Сурен, зачем тебе деньги? – подначивал друга Витек. - Ты духовно расти должен, а деньги, как известно, мешают этому.

- Виктор,  разве не твои слова, что быть богатым и духовно развитым не противоречит друг другу и обращался к Секу: - Мне кажется, ты, зверюга, никогда не задумывался, что приводит мир в движение. Почему мы живем в такой разумной Вселенной - и почему наши собственные жизни так несовершенны? Ты когда-нибудь задумывался над этим?

Секу никак не отреагировал на вопросы своего покровителя. Он скучал и лежал на полу в пещере, где  когда-то лежали его отец, мать и братья. Он свернулся, как зародыш в утробе матери,  и рассеяно рассматривал бесчисленные узоры на стенах, которые напоминали ему  многовековую историю его предков.

От Отца к Сыну и Святому духу

- Перу-сан, а почему ты десятое откровение хочешь открыть? Ведь согласно твоим же словам, их девять всего, и десятое может оказаться дьявольским.

- Я обладаю пониманием всех девяти откровений. Я провел много времени в Южной Америке и Индии. Сумел одно за другим прочесть девять откровений, изложенных не только в манускрипте инков, но и в других верах и цивилизациях. У каждого народа свое число откровений. Кто-то остановился на трех.

- От Отца к Сыну и Святому духу – Святая Троица в христианстве. Ты имеешь в виду это?

- И у христианства, и у буддизма -  уже пять канонов; у индуизма семь откровений, у инков девять священных заповедей - в каждом случае своя правда. Однако их больше. Десятая тайна потеряна где-то здесь в Саянах. Еще в те времена, когда из Индии шли первые караваны на север и дальше по перешейку между Азией и Америкой, известны были десять тайн пророчеств будущего. Но одна из них, десятая, была потеряна здесь, в Саянах.

- Перу-сан, есть легенда, что тофалары - выходцы из Индии: - они отстали от основного отряда на переходе, и остались здесь. Живут в горах. Так и называется их страна - Тофалария.  Может, у них надо искать потерянное.

- Я рассчитал, что десятое откровение в Саянах должно быть. Кроме того, мне видение было, что я уже нашел его и постиг сказанное в нем. Мне известно, что это самое важное откровение. Оно дает возможность более широко взглянуть на все остальные главы древней рукописи и раскрывает перед нами истинный смысл жизни.

- Для этого больше всего Кинзелюкский пик подходит. Знаешь, сколько легенд о нем?  И у Федосеева там беда приключилась, и не одна группа туристов там беды имела, мы тоже в нашем походе на Кизир в том районе столкнулись с аномалиями, которые объяснить не могли. Перу-сан, я слышал, что в 1920 году части Белой армии Колчака по Казыру отступали, хотели путь сократить и выйти то ли в Нижнеудинск, то ли в Монголию. И вот с ними был обоз сокровищ всяких, в том числе древних рукописей уйма, может, среди них и надо искать рукопись десятого откровения? Все сокровища запрятаны где-то на речке Котун (не путать с Катунью на Алтае), у безымянного пика, который вот недавно пиком имени Никулина назван в честь артиста Юрия Никулина. Высота пика 1921 метр – как раз год рождения  артиста.

- Может, и там. Если не найдем здесь, то двинемся к пику Никулина. Однако я уверен, все события здесь произойдут. Не зря со снежным человеком встретились.

- Перу-сан, скажи, а как манускрипт из Перу в Сибирь мог попасть?

- Об этом мы уже говорили. Во время великого переселения одной из каст Индии. Об этом и Николай Рерих, путешествуя по Алтаю, Тибету и Гималаям, пишет. Алтай, Саяны – его восточные районы - как раз потомками древней цивилизации ариев населены, основная масса которых затем через Берингов пролив в Южную Америку перекочевала. Цивилизация инков от них пошла. Так что древняя цивилизация инков именно отсюда начиналась, и основной текст рукописи складывался здесь. Все на круги своя вернулось.

- Кстати, Перу-сан, об ариях, заселявших много лет назад Саяны, исследования у виссарионовцев есть. Согласно заповедям, как будто оставшимся от ариев, спасение именно из Саян будет, может, они как раз нашли этот документ?

- Вполне возможно, хотя, как я уже говорил, мне видение было, что он еще не прочитан. А то что Виссарион знаком с некоторыми частями текста, допускаю. Видно, что он связан с силами Космоса, и неизвестно, что его может ожидать в пути.

- Да, вижу, при таком раскладе путешествие с тобой, Перу-сан, не из легких будет. Как бы в преисподнюю не попасть. Неизвестно, какие силы могут противостоять нашим поискам.  Однако я согласен, смотришь, параллельный мир откроем, мне тоже видение было.
Мы  поднялись на рассвете и тронулись в путь, в неизведанное.

- Перу-сан, кажется, ты не за откровением идешь, а надеешься злато, серебро найти?

- Ты не об этом думай, а на красоту смотри; как  сказано: кто познает красоту, тот и энергию Космоса пожнет.

- Перу-сан, а знаешь, что истинная вера - это одна из форм безумия, ты этим не страдаешь?

- Типун тебе на язык!

- Чур - чур! Сдаюсь, я весь в созерцании.

Благо начался спуск в долину, и надо было идти осторожно, чтобы не свалиться в глубокую пропасть. А красота необычная. Вон пик Грандиозный, на котором Федосеев завещал свое сердце похоронить, а вон и пик Никулина. Видя такую красоту, и я стал верить, что откроется мне что-то необычное.

- Перу-сан, от тебя сияние идет, не космическая ли энергия  в  тебя вливается, смотри, не переборщи.

- Сейчас направо монашеский скит будет, однако мы туда после пойдем, а сейчас поднимемся в гору к скалам, похожим на истуканов, что на острове Пасхи стоят - к небу голову подняли.

- Вижу, Перу-сан. Правда, не такие они художественные, но все равно можно понять, что дело рук человеческих.

- Там, я думаю, нам тайна откроется, - произнес многозначительно Перу-сан.

Вот оно третье откровение!

Действительно, через несколько сот метров мы вышли на поляну с накиданными глыбами камней. Сначала я засомневался, что это дело рук человеческих, но потом, присмотревшись, заметил, что они были довольно правильной формы и расположены по спирали от центра.

- Перу-сан, вот оно третье откровение, вижу, как в центр из неба лучи направлены. Ты уже говорил про такие феномены, но как с помощью них энергию в себя впитать. Перу-сан, давай устроим эксперимент и попытаемся увидеть свечение вот в этом месте среди камней у озера.

- Нет, брат, энергетическое поле лучше всего наблюдать на закате и восходе солнца, поэтому давай отложим это дело до вечера, а лучше до утра.

- Я об этом из древних индийских рукописей узнал – чему лишнее подтверждение, что они здесь были, и, может быть, даже есть. У нас в нашем мире этот вид энергии считается невидимым, и к нему прикоснуться не так просто, однако все равно надо быть готовым десятое откровение постигнуть. Тогда можно в этот круг вставать и космическую силу черпать. На нашей Земле еще есть подобные места, которые могут открыться человеку.

- А сколько надо сил взять? Ведь можно и переборщить, Перу-сан.

- Каждый человек определяет сам в зависимости от того, как он готов к этому.

-  Перу-сан, знаю, ты достиг этого - вон как светишься, то ли от диеты, то ли действительно пророк. Открой тайну, в чем секрет?

- Все зависит как раз от того, чем питаешься.

- Вот тебе и на! Как так? Что, мяском надо баловаться?

- Как раз наоборот. Дело в том, что люди, которые видят энергетическое поле, употребляют в основном растительную пищу, к тому же едят растения с высоким энергетическим уровнем.

- Стоп, а как же полный запрет у Виссариона, хотя, знаю, он сейчас дал слабину: люди достаточно утвердились в вере, поэтому можно рыбку есть, а старикам иногда и мясом побаловаться. Однако для начинающих постигнуть веру надо сурово пост держать. Вон и Федор Конюхов часто вводит себя в такую диету: не получается со спонсорами - очередной проект-авантюру оплатить, он бах в голодовку западает - смотришь, и пошло дело. Так он на Эверест деньги выбил, на Южный полюс. Сейчас он в кругосветной гонке, что-то не ладится у него, но уверен, сконцентрируется, на связь с Космосом выйдет - и получится.  Проверим это, хотя, может, и обратное получится: он тут на земные дела больше переключился - женился во второй раз, заведующим кафедрой в Гуманитарном институте стал. А суета - она от связи с Космосом отвлекает. В таком состоянии разве за мемуары можно сесть, и то живыми не получатся.

- Многое зависит от того, на каком ты уровне, какой степени откровения достиг, от этого зависит и твое восприятие энергии.

- Перу-сан, вопрос: сколько сейчас в меня вольется космической энергии? - пытаюсь встать в священный круг.

- Отойди, отойди от круга! Тебе еще рано в него вставать. Здесь нужна постепенность. Вот пройдем путь по этой земле, ты за это время первые пять откровений постигнешь, тогда перед выходом из этих земель мы и постоим в энергетическом кругу. А так нам достаточно сил от деревьев и природы; вон сколько ее изливается – надо уметь пользоваться ею. А говоришь про юродивого Пашу Пойловского – это как раз тот случай, когда поторопился человек и перебрал дозу космической энергии. Кашпировский с Чумаком - те норму взяли.

- Насчет того,  что они энергии в норме взяли - не знаю, а вот насчет того, что они денежки у народа пощелкали - это точно. У вас в Америке  известно, что они тоже народ в туман ввели, правда, раскусили их и попросили с насиженных мест. Перу-сан, а как ученые относятся к энергетическим полям?

- Науку всегда волновал этот вопрос. После Эйнштейна  в физике ведется поиск единой теории полей. Если наука ведет поиски, то многие люди не только верят, но и используют энергию Космоса. Чем можно объяснить феноменальные возможности  каратистов? Мастера каратэ говорят об энергии ци, с помощью которой они и творят невообразимое. Все это проявление скрытой энергии, которая на каком-то этапе становится доступной.

- Перу-сан, я до сих пор не уразумею, что изобрел Эйнштейн? По нему, скорости больше скорости света не может быть. Мол, масса при большой скорости отставать начинает и растворяется - и двигаться в пространстве нечему. Если верить формулам Эйнштейна получалась мнимая масса, мнимая длинна, мнимое пространство и мнимое время. Одним словом, какой-то не реальный, мнимый мир.

- Эйнштейн доказывал, что воспринимаемая нами материя, представляет собой пустое пространство, которое заполнено энергией.  Из энергии и человек состоит, которая воле человека может подчиняться. Предметы могут появиться неожиданно одновременно в разных местах, забегать вперед или отставать во времени.

- И что, энергия предметов воле человека может подчиняться? Я знал одного ученого, Иванова Геннадия - он с большим размахом этими вопросом в Москве в 70-х годах владел, фильм видел, как люди на расстоянии из  Москвы в Ленинграде вазы били... Он меня хотел наследником своих научных открытий сделать, но где-то потерялся сам, и сейчас его не слышно.

- Не каждому дано предметы двигать, особенно не познавшим девять откровений. При этом вера в это должна быть необыкновенная -  уже само ожидание заставляет нашу энергию включиться в окружающий мир и воздействовать на другие энергетические системы.

- Я понял! - почти как Архимед вскричал я. - Так вот откуда происходят и случайные встречи, которые как бы отражают то неосознанное намерение, которое ты бы хотел выполнить. В этом и творческое начало - творить начинаешь как раз из неосознанного.

- Вижу, друг мой, созрел ты к пониманию третьего откровения, и пора попробовать космической энергии. Заходи в круг, очерченный камнями. Как раз солнце  вот-вот зайдет, и мы должны в самый нужный момент успеть. Если будешь искренен, то увидишь белое свечение между деревьями, растениями и даже камнями. Сегодня день особенный, и все получится.

- Перу-сан, сегодня же Иван Купала - в этот день многие таинства происходят, в эту ночь один раз в году папоротник цветет. Я еще в детстве слышал: кому в эту ночь цветок папоротника удается сорвать, необычную силу приобретает и даже может стать невидимым. Оказывается, тайны твоего манускрипта народ давно знает.

- Это знали давно, однако сейчас - на границе тысячелетий - люди научатся воспринимать энергию и переходить из одного энергетического поля в другое.

- Как говорил Эйнштейн, переходить из одной пустоты в другую, так, что ли? Однако, Перу-сан, пора в круг твоих исполинов вставать и чашу испить.

Встали мы, как Перу-сан велел, минут десять стояли, пока солнце свой заход за сопки совершало. Между камнями я действительно какой-то дымок видел, из поля зрения на какие-то доли секунды все потерял, хотел было кричать, но  смотрю, появились очертания гор, Перу-сан улыбающийся. Однако видел и такое, что только во сне может присниться или в фантастическом фильме можно увидеть.

- Перу-сан, что-то я не почувствовал богатырской мощи. Как энергия проявит себя? Когда я смогу вибрировать, чтобы никто не видел меня, пространство и время преодолевать?

- Не сразу, друг мой, и не за один сеанс, однако скажу, что после этого ты энергию будешь получать и в других случаях, точнее, всегда, когда красотой будешь любоваться, не отказывать себе на природе быть, по музеям и выставкам ходить.

- Перу-сан, сейчас выставки - это презентации сплошные, и там люди думают, как бы побыстрее стопочку пропустить, а после и идет подкачка энергии. Хотя шучу, мы с Вовкой Щербиной - моим брательником - собираемся выставку его живописи в Японии устроить. Если выйдет, то действительно поверю, что сейчас энергию Космоса впитал и третьего откровения достиг. Кстати, выставку во Владивостоке мы уже сделали.

- Если кому-то удается приобщиться, - Перу-сан продолжает, -  и накопить достаточно энергии, то случайности начинают сами следовать одна за другой и человек постигает при этом откровения одно за другим, и каждое по-своему. Главное, надо понять: предстоит их обрести собственным опытом.
Набросал пару линий - шедевр получил

- Перу-сан, меня больше волнует, как в искусстве открыть десятое откровение? Набросал пару линий - получил шедевр, поодобно черному квадрату Малевича, который, считаю, по силе воздействия и философских окровений на первом месте стоит.

- В опыте, друг мой, в опыте!

- Как по Леонардо да Винчи. Он в своих заметках краеугольным камнем опыт ставил. В познании секретов творчества - только опыт откровения дает.

- Восприятие красоты - это своеобразный барометр при восприятии энергии Космоса, по которому каждый из нас может увидеть, насколько он близок к восприятию скрытой энергии. Поэтому надо сначала научиться более глубоко воспринимать красоту.

- Красота спасет мир - так, что ли? Разве красота - понятие не относительное: одному нравится, другому - нет? И что такое - увидеть энергию?

- Если вас картина поражает, то она меняется на глазах, она светится, переливается всеми цветами радуги, и если вы это увидели, значит, вы глубоко видите красоту.

- А что выше, красота природы или красота картины?

- И здесь понятия относительные. Все от вашего внутреннего состояния зависит. Иногда в хаосе нагромождений человек сам не способен отсеять лишнее и увидеть прекрасное в природе. В этом случае он к художнику, к его картине обращается. Если же человек может увидеть в природе что-то особенное, то он в горы идет. Вот почему йоги уходят в горы и там медитируют, сливаясь с природой,  сливаясь с космической энергией и черпая ее. Поэтому считается, что способность наблюдать энергетические поля над красивыми объектами - это постижение третьего откровения и шаг к познанию четвертого.

- Ладно, - говорю, - я с тобой соглашусь, что растения действительно обладают энергией. Я тут пару раз на себе экспериментировал - осину на больной сустав прикладывал и чувствовал, как мощная энергия в локте что-то крутит? Известно, что растения обладают протеинами, углеводами, витаминами и минеральными веществами всякими. Однако как живопись художника может физически влиять на человека, ведь в холсте нет гемоглобина и кровяных телец?

- В картине их нет, однако они в твоем теле есть, под воздействием гармонии картины, под действием твоих эмоций они начинают работать. Вот один из ответов, откуда энергию брать - из своего бренного тела, которое, как и любой предмет, в глубокой спячке находится. Как из кусочка урана мощную энергию получают? Так из любой другой материи ее можно получать. В том числе и из живой плоти.

- Вот ты говоришь, что растения, выращенные человеком, большой запас энергии имеют. А как же быть с растениями, которые природа-матушка дала? Тот же золотой корень:  его в огороде не вырастить с теми же целебными свойствами - подделка получается.

- Правильно заметил, друг мой! Растения, которые находятся под непосредственной опекой людей, таят в себе новые возможности, близкие по духу с человеческим. Они таят в себе дух и в союзе с человеком дают возможность воспринимать космическую энергию, которую растения  черпают с избытком - не зря некоторые деревья могут жить тысячу и более лет.

- Ну, Перу-сан, тебе надо Лысенко читать, который теорию о приобретении устойчивых навыков коммунистического воспитания у растений в практику внедрял.  И что, Перу-сан, если питаться этими растениями - богатым духом станешь?

- Конечно, конечно, друг мой! Это одна из энергий, о которой в третьем откровении говорится. Однако энергию от растений можно получить и не питаясь ими - общение с ними тот же эффект дает. Например, между деревьями на рассвете и закате постоять. При определенном состоянии человека.

- Что-то в лесу часто от голода люди погибают, и не спасает их никакая природа.

- Дело в том, что человек не верит в целительную силу природы и погибает, а сколько случаев, когда человек выживал без пищи. Значит, сумел подключиться к энергии Космоса и выжил. Йоги, те вообще могут отключиться от всего, что бренное тело питает, от  кислорода, от воды, и неделю без них жить. Нам, людям, предстоит научиться воспринимать ту энергию, которая невидимой считается. Надо научится видеть энергетическое поле вокруг простых вещей и вокруг человека.

- Выходит, что ты подпитываться от другого человека предлагаешь? Так это вампиризм чистой воды.

- Есть и это. Однако я сейчас о другом - о положительном воздействии биополей. Когда человек испытывает полное влечение, его энергетическое поле завихряется в виде воронки и устремляется к тому, кто является объектом его влечения. Пришло время осознанно проецировать свою энергию и на растения, чтобы они лучше росли, на произведения живописи, чтобы они лучше “работали” со зрителем.

- Осознать - одно, а вот как управлять? Какими средствами? Например, захотел я сотней киловатт картину зарядить. Человек подошел к ней - она всей мощью и шандарахнет по нему.

- Картина может иметь большую силу, весь вопрос, готов ли сам человек черпать от нее энергию.
Как энергетические поля видеть?

- Перу-сан, что важным является, чтобы научиться энергетические поля видеть?

- Чтобы их видеть, питаться энергией от них, надо, в первую очередь, растительной пищей питаться; чтобы увидеть же энергию, надо для этого свести указательные пальцы и на рассвете на солнце смотреть. Между пальцами появится вспышка дыма - это и есть энергия. Так же между людьми можно увидеть  дымок бело-розового  цвета.

- Мы с братом Вовкой в этом экспериментировали. Сначала на стереокартинах, специально в ряд выставленных на плоскости, можно трехмерное новое изображение получать. Потом в природе этот ряд выискиваем, как бы отбор производим, и в нем стереоэффект ищем - самые невероятные образы возникают из прошлого и будущего и даже из параллельных миров.

- Умение видеть энергетические поля, впитывать их - и есть основа третьего откровения.

- Перу-сан, как ты сам воспринимаешь энергию? Объясни.

- Увидеть энергию и тем более уметь впитать ее не у всех получается. Я действую следующим образом. Например, хочу энергию от цветка получить. Сначала я свою энергию на цветок направляю, а потом только от цветка энергию могу получить и то не всегда. Как делаю практически? Сначала я сосредотачиваю свое внимание на цветке и пытаюсь наполнить его своей энергией. Если цветок “почувствовал” ваше внимание, он начинает сам отдавать свою энергию, и ваши первоначальные затраты возвращаются к вам с утроенной силой. Можно также получать энергию от пребывания в непосредственной близости от высокоэнергетической среды - будь то лес, море, горы или другая местность.

-  В Курагино я всегда получал огромный прилив сил. Особенно это происходит с марта по июнь. Весна просыпается, и чувствуешь, как природа тебя энергией наполняет.

- Этим надо пользоваться осознанно, понемногу и раз за разом. Важно осознавать это и повторять: я становлюсь сильнее, могу мыслить отчетливее и быстрее, а мои откровения просто изумляют меня!

- Перу-сан, я сосредоточил свой взгляд на дереве, вижу какую-то дымку. Что это?

- Это диалог между тобой и деревом. Вы получаете энергию и отдаете ее дереву - вот и происходит диалог. В другое время эти откровения менее проявляются, поэтому важно их находить. Кажется, все происходит случайно и невозможно предвидеть будущее и тем более предсказать. Но это не так. Мир намного динамичнее. Вселенная тонко реагирует на энергию разума, которую мы ей отдаем. Видение энергии - это овладение иным способом постижения мира. Через природу красоты, ее восприятие можно научиться видеть энергетические поля. Как только это произойдет, ваше понимание станет другим. Надо больше бывать в местах, которые хранят эту энергию, особенно где сохранилась естественная среда древности, леса и горы. Горная вершина - место особое, может увеличить запас энергии, а лес в горах обладает тонкой энергией.

- От энергии курагинских мест крылья вырастают! - так что ли?

- У всякой вещи энергия своя, особая. Вот почему некоторые места придают вам больше энергии, чем другие. Это зависит от того, насколько ваш образ соответствует энергии определенного места. Вселенная состоит из единой динамической энергии, которая придает нам силы и отвечает на наши упования.

Четвертое откровение

- Перу-сан, давай за четвертое откровение возьмемся. Там, что, о вампиризме разговор идет?

- Да, в четветом откровении об обладании энергией говорится. Однако взять энергию у другого человека - это конфликтный путь. В случае успеха в споре вы действительно получаете психологическую подкачку. Причем психологическое насилие  у человека наследственное - оно передается из поколения в поколение. Если кто-то одерживает верх, убеждает другого в своей правоте, то можно заметить, как энергия уступившего в споре перетекает в поле того, кто верх взял. Побежденного охватывает чувство опустошенности, слабости и замешательства.

- Стоп, Перу-сан! Так что хорошего в четвертом откровении? Получается, если ты слаб, то и отдавай свою энергию Кольку, который по силе своего энергетического поля фору даст - чем и пользуется - подчиняет всех своих дружков насильственному террору.

- Четвертое откровение - это надо уметь определить, сколько взять и сколько отдать энергии в борьбе за власть, в общении с людьми, и уметь свести на нет ее.

- Это, что, на сознание масс надо уповать? Да того же Колька никакими коврижками не  заставишь поделиться с ближним.

- Скоро это пройдет, и люди поймут, что энергию надо брать из других источников. Беря у ближнего, человек, в первую очередь, свои силы подкашивает. Жадные люди не чувствуют энергию и не разбираются в откровениях...

- Оно понятно, им деньги и славу подавай. А это правда, что они могут всего этого добиться, если девятое откровение освоят даже без знаний предыдущих?

- Люди вовлечены в борьбу за овладение энергией друг у друга. Когда  кому-то удается склонить другого человека к своей точке зрения, он получает энергию и становится сильнее, но ненадолго.

- Вот опять дискриминация, где же выход? Сидит себе у власти какой-то магнат, ты ему, значит, и подчиняйся во всем.

- Выход - в поисках.

- Главное, процесс, так что ли? “Желаемое всегда лучше, чем сама действительность”, - еще Кьеркегор сказал.

- Самосозерцание в поисках  - вот главное. Конечно, трудно сосредоточиться на гармонии мира, когда, например, тебя убить пытаются.

- Перу, вижу, ты в самосозерцание ушел, - обратил я внимание, как Перу-сан неторопливо и тщательно пищу пережевывает, пятого хариуса уплетает.

- В пище мы в первую очередь энергию обретаем. Для этого пищу надо оценить по достоинству. Вкус - вот что главное. Нужно отдать должное вкусу.

- А в чем смысл молитвы перед едой? Кому благодарности возносишь? Господу Богу?

- Молитва перед едой - это не просто вознесение благодарности: молитва предназначена для того, чтобы еда стала священнодействием, а энергия из пищи спешила перейти в тело. Принятие энергии пищи - это только первый шаг. После того, как ваша собственная энергия умножится, вы станете более восприимчивы к энергии всего сущего!

- Перу-сан,  мы опять к подкачке себя энергией вернулись. Значит, принятие пищи является не последним местом в цепочке всех откровений. Или и здесь нужны какие-то правила?

- При принятии пищи можно также раскрыться, как при наблюдении  полей. Для этого надо воспользоваться чувством прекрасного. Если не получается, то вызовите в памяти ощущения из детства, юности, в результате чего появится некий всеобъемлющий  фон, и вы в этом случае получите от еды вдвойне энергию.

- Однако, Перу-сан, как получать энергию от еды,  мы знаем, здесь нас, как говорится, хлебом не корми, дай чего-нибудь вкусненького и без хлеба. Ты лучше говори, как без пищи энергию получать, тем более нас опасное путешествие ждет, и неизвестно, чем питаться будем.
Отдал кило энергии - получил три - вот секреты четвертого откровения

- Восхищаясь красотой и неповторимостью чего-либо, вы получаете энергию. А когда начинаете испытывать любовь, то можете посылать энергию обратно, стоит лишь захотеть. Необходимо испытать любовь для того, чтобы произошло излияние энергии.

- Опять двадцать пять - я про Фому, а ты про Ерему. Я не спрашиваю, как отдавать, а спрашиваю, как получать энергию.

- Тебя пора на освоение первого откровения отправлять! - рассерчал Перу-сан. -  Сколько можно повторять - отдал кило энергии - получил три. Вот секреты четвертого  откровения. Я тоже не сразу научился этому. У одного гуру долго  пришлось брать уроки - как воспринимать энергию и как изливать ее обратно. Приобщение к энергии ощущается, как взволнованность, потом, как повышенное радостное настроение - эйфория, а затем, как чувство любви, что и делает человека свободным.

- Ладно, - согласился. - Давай я попробую энергию от костра получить, а ты иди медитируй на заход солнца, с завтрашнего дня вместе начнем медитировать.

Пока Перу-сан занимался своим делом, я, как зачарованный, на огонь уставился. Мы утратили возможность смотреть ежедневно на костер, а на лампочку дома долго не насмотришься. Сокровенное постичь, опыт преодоления чего-то необычного поиметь - вот что  я понял из слов учителя. И если человек встретился с сокровенным, то ему и удастся войти в необычное состояние и уровень своей творческой активности повысить. Если есть ощущение боли, то ее легче и воспроизвести. В результате опыта человек выходит на высший уровень. Ваша энергия   постепенно увеличивается, и во время вашей встречи с сокровенным  ваша энергия приходит в соприкосновение с энергией Вселенной. Вы приобщились к Космосу, и вы стали глазом Вселенной, а Вселенная вашим телом. - Так размышлял я, глядя на костер. - Первое откровение мы постигаем, когда начинаем серьезно подходить к случайным стечениям обстоятельств. Эти совпадения заставляют ощутить, что за всем скрыто нечто большее, нечто духовное. Со вторым откровением это ощущение приобретает некие черты реальности. Мы начинаем понимать, что в борьбе за выживание в мире мы отвоевываем место во Вселенной и являем собой прозрение и осознание того, что происходит на самом деле. С третьим откровением приходит новое мировоззрение. Предполагается, что мир состоит из энергии, которая реагирует на наши мысли. В четвертом указывается на то, что люди склонны отбирать энергию у других, подчиняя их себе, овладевая их сознанием,  что совершаем мы это преступление потому, что особо часто ощущаем истощение энергетического запаса и свою оторванность от Вселенной...

- Валерий-сан, - прервал мои размышления Перу. - О чем задумался?

- Как о чем? Все о том же! Вот ты говоришь, что человек на границе новых открытий стоит и что ему не надо будет тиранить других, чтобы повысить свой энергетический баланс. Где же тот самый источник?

Пятое откровение

- Вселенная может предоставить нам все необходимое, если мы будем открываться ей и навстречу идти. Это и есть истина пятого откровения. Однако все время находиться в этом состоянии опасно - это все равно, что сделать прорыв в будущее, и если мы хотим остаться в нашем конфликтном мире, нас тут же вышибут из этого состояния.

- И кто же вышибет?

- По некоторым данным, в цивилизации атлантов и у древних фараонов многие технологии были основаны на использовании тонких космических энергий, которые аккумулировались. Надо неторопливо, раз за разом завоевывать то, что приоткрылось нам. Мы должны научиться сознательно наполнять себя энергией Космоса, потому что с энергией Космоса приходит стечение обстоятельств, а последнее помогает нам навсегда перейти на новый уровень.

- Как-то слово “навсегда” не совсем душу радует. Есть потусторонняя жизнь, но  в то же время никто оттуда не возвращался.

- Все происходит оттого, что человек утратил многие свои функции, потому он и не видит многого.  Если, помимо всякого желания, в нашей жизни что-то случается и направляет нас вперед, мы в этом случае становимся людьми, более приближенными к тому, что происходит на самом деле. Мы ощущаем что-то; кем мы становимся, суждено провидением. Если это происходит, мы достигаем того уровня энергии, когда на первый план выдвигается стечение обстоятельств. Нас можно сбить с этого уровня, и мы можем утратить приобретенную энергию, если поддадимся чувству страха, однако этот уровень становится пределом, достичь которого нетрудно. Мы становимся  новыми людьми, на более высоком энергетическом уровне. Мы наполняемся энергией, вырастая, снова наполняемся и снова растем. На бессознательном уровне это развитие происходило на всем протяжении человеческой истории. Однако теперь мы осуществляем этот процесс сознательно. Значит, нам нужно наполнить себя энергией, и благоприятные стечения обстоятельств будут происходить постоянно.

- Перу-сан, в четвертом откровении, ты говорил,  опасно получать энергию от людей, стараясь их подчинить? Так где же источник вдохновений наших?

- В пятом откровении, друг мой, все секреты. Есть  другой источник энергии, к которому нельзя приобщиться, если не отказаться от подчинения себе других, и каждый раз, делая это, мы отчуждаемся от космического источника. Здесь главное - из бессознательного этот процесс перевести в сознание.

- Лучше бы просто человек бессознательно отказался от плохого.

- Этого мы добиваемся, осознав, что наш собственный опыт подчинения себе других людей выработался в детстве. И это в жизни повторяется снова и снова, как в кино. Мы знаем лишь, что с нами случается одно и то же. Проблема в том, что если мы постоянно повторяем одну и ту же сцену, то нет возможности прокрутить другие части кинофильма нашей реальной жизни - увлекательного приключения, отмечаемого  стечением обстоятельств. Играя одну и ту же роль, чтобы завладеть энергией, останавливаем весь фильм.

- Перу-сан, лучше дай еще урок, как энергий из Космоса подпитку сделать? А то что-то я устал.

- Что ж, давай дам урок. Прошу сосредоточиться. Закрой глаза и представь, как выглядит мир. Для этого надо восстановить в памяти красоту природы, растений, их яркие цвета и исходящее от них мерцание - внутренний взгляд намного сильнее, чем явный. Попытайся почувствовать сопричастность, что можешь соединиться с природой, стать ее частицей.

-  А как же узнать о соединении с сущим?

- Вспомни ощущение радости жизни, которое тебя охватило. Пусть это будет вершина горы или еще что-нибудь.

- Этого добра у нас хватает. Сколько вон мы совершили восхождений в Саянах, один пик Грандиозный чего стоит. Однако пробовал я во Владивостоке себя в такие состояния ввести - не получилось, суета убивает чувства и сопричастность.

- Вот почему и важно с природой чаще сливаться. На природе среди деревьев, в горах это намного быстрее происходит. Вот сейчас ничего примечательного не замечаешь? Вижу, минут десять в онемении стоишь.

- Перу-сан, что-то есть, боюсь спугнуть, вон у того дерева стоит, не медведь ли это?

- О ты, Боже Всевышний! На самом деле медведь!

- Вот тебе  и белое свечение от камней, тут как бы свою жизнь спасти, - я запаниковал.

- Куда Секу запропастился,  он бы хоть отогнал этого косолапого, - продолжает паниковать Перу-сан.

- А где же любовь к брату нашему младшему?

- Верным знаком, что вы вобрали энергию, будет любовь, - пришел в себя от испуга Перу-сан и, чтобы реабилитировать себя, продолжил как ни в чем не бывало: - Любовь, которая будет создана не силой разума и  долга, будет в виде фона возникать у того, кто приобщится к энергии Вселенной.

- Что, надо полюбить Михаила Потапыча, который с нас глаз не сводит и мечтает пообедать нами?

- Как только вы наполнитесь энергией, - вошел в транс Перу-сан, - ваше сознание посетят совершенно новые мысли, возвышенные.

- С пика Грндиозного, что ли? - не знаю, шутить или бежать от непрошеного гостя. Там нас Секу выручит, да и костер отпугнет.

- Это ваша интуиция, новые помыслы несут новые ощущения, - продолжает Перу-сан. - Они просто возникают в глубине души, иногда это видение или мимолетные картины, и приходят они, чтобы направлять, вести вас. Сначала, как я уже говорил, вы накапливаете необходимое количество энергии, потом обращаетесь к основному вопросу - зачем вы на этом свете, который определяет направление вашей эволюции? Потом вы сосредотачиваетесь на своем жизненном пути, для чего обращаетесь к менее значительным вопросам, стоящим перед вами сегодня.

- Уж куда более значительным! - улавливаю слово из сказанного. - Спасаться пора, Перу-сан!

- Осознав, какие вопросы вам необходимо решить в ближайшее время, вы при помощи интуиции непременно почувствуете, как быть и куда идти.

- Как куда? В лагерь бежим!

- Что-то обязательно подскажет вам, каким должен быть следующий шаг. Главное в жизни - не получать ответы. Главное - выяснить,  в чем сегодня заключается ваши вопросы. Если вы правильно сформулируете их, ответы непременно найдутся. Однако надо быть начеку и смотреть в оба. Рано или поздно возникнет стечение обстоятельств, благодаря которому вы начнете двигаться в направлении, подсказанном интуицией.

- Перу-сан, вижу, тебе никакая интуиция не подсказывает, что медведь на нас прет!

- Из детства чаще всего остается желание сделать жизнь увлекательной; затем, повзрослев, заинтересовались таинственным и в его поисках кинулись в дебри жизни. С пониманием этого вы можете обрести сверхсознание. Энергию, которую вы обрели, не  иссякнет в том случае, если вас не будет покидать чувство полноты и любви.

Вот секреты шестого откровения!

- Вот секреты шестого откровения! - закричал я, видя, что медведь уже в трех шагах и не замечает нас.
После таких медитаций мы с Перу-сан пошли в лагерь, в котором шло приготовление к ужину.

- Витя, ты что, не видел, как вон у того дерева медведь затаился и хотел полакомиться чем-нибудь или кем-нибудь.

- Попробовал бы только подойти, - Виктор проговорил беззаботно, - ему по носу наш снежный человек Секу так бы дал, что он бы долго помнил.

- Что, Секу вернулся? К своим сородичам ходил?

- Нет, видел, как он из пещеры вылез, - Виктор прокомментировал отсутствие Секу, -  отлеживался там,  или у него сквозной проход на другую сторону гольца.

- Мне сегодня шестое откровение открылось, - Виктору хвастаюсь, - и после этого Перу-сан обещал важное известие сообщить. Перу-сан, сказывай, в чем будет твое сообщение.

- Друзья мои, как вы уже заметили - ничего не происходит случайно. Вы вступили на тропу случайностей и эти случайности будут следовать одна за другой, направляемые вашими помыслами и желаниями.

- На тропу войны, что ли? - Виктор как всегда перебивает учителя.

Седьмое откровение

- В седьмом откровении речь идет о сознательной эволюции человека, о постоянной его готовности к любому стечению обстоятельств, ко всем ответам, которые посылает нам Вселенная. В седьмом откровении также говорится, что нам бросаются в глаза такие вещи и приходят на ум такие мысли, которые невероятными кажутся. Так и я вам скажу, что не пойдем мы на пик Кинзелюкский, а пойдем через пещеру в новый мир, который будет необычным для нас, но в котором вы откроете все девять тайн пророчеств ацтеков. А повезет, может быть, добудем и десятое, суть которого я вам пока не открываю. Конечно, кто-то может и отказаться от этой затеи, вернуться домой. Однако путь открыт, и подсказал нам его Секу, который в течение двух дней побывал в новом мире - разведку сделал. Он там и раньше бывал - там его настоящий дом.

- Как?! Секу из параллельного мира?

- Да, Секу оттуда. Его племя живет не здесь, а там. Они только иногда небольшими группами выбираются в наш мир, чтобы попастись на альпийских лугах. Секу является стражем ворот в то пространство, и за его простотой скрывается ужасная сила, которая бы остановила любого, кто бы без спросу попробовал проникнуть в его мир.

- Постой, Перу-сан, а как же мы проникнем, если Секу не даст нам прохода?

- Не волнуйтесь, друзья, у меня есть амулет, которому они подчиняются, и в разведку он ходил по моему поручению.

- Нет, Перу-сан, странностей, оттого что я с тобой познакомился, получил я предостаточно, но чтобы пещера Секу имела бы выход в другое измерение - ни за что не поверю. Оптический обман. “Не полезу я в эту дудку!” - помните сказку и мост “анженерной” конструкции.

- В Тибете имеется феноменальный пирамидальный комплекс Кайлос, - Сергей в разговор вмешался, - изобилующий, как известно, многими загадками. Одна из них, что там есть выход в другие измерения. Кроме искусственных таких построений, на Земле есть и естественные врата, которые не всегда открыты, как в Бермудском треугольнике. На Алтае, в Саянах, на Урале имеются такие врата, в которых исчезли многие туристические группы и просто отдельные люди.

- Постой, Серега, не предрекаешь ли нам так же бесследно исчезнуть с лица земли?

- Нет, я о другом. Известно, что в тех местах часто наблюдают необыкновенные свечения из красных, белых и синих полос, поднимающихся от какого-нибудь объекта или горы и сливающихся на небосводе. Так, священники Тибета утверждают, что это вход в новое измерение

- Не легендарная ли Шамбала? Ее же так и не нашли.
- В тибетских манускриптах написано, что Шамбала находится на северо-западе от Кайлоса, это как раз где-то в районе Алтая или Саян. Может, это и есть знаменитая Шамбала?

- Да, Рерих искал Шамбалу и в горах Алтая, и на Тянь-Шане, и дальше - в Гималаях. Он считал, что это не вымышленный мир, а вполне реальный, в котором не существует временных границ. Там можно встретить человека, как из Х века, так и из настоящего. В Гималаях Рерих встречал монахов и путешественников, которые жили на Земле - четыреста и более лет назад.

-  Друзья, - заговорил Перу-сан, - доверьтесь. Мне много известно о том мире, куда мы собираемся пойти. В тот мир на Земле есть множество входов, но только отсюда можно реально войти и так же реально выйти. Есть карта того мира, в котором все необычно, и в то же время есть много  схожего с нашим миром. Мир меньше нашего - можно совершить кругосветное путешествие за короткий срок. Двигаясь по очень быстрой реке, вы начинаете сплав из одной точки и через месяц возвращаетесь в нее же. Мир там устроен по отношению к нашему по закону конформных преобразований. Поэтому будет полезным, если Сергей Белов возьмет ноутбук и будет вести некоторые расчеты по конформным преобразованиям для ориентации, на основе которых будем ориентироваться в том пространстве. В то же время мир там построен в виде ленты Мебиуса и даже бутылки Клейна - то же, что и ленты, только для трехмерного случая. Совершая восхождения на ту или иную вершину, двигаясь в одном направлении, можно оказаться неожиданно в той же исходной точке.

- Перу-сан, не из книги ли “Земля Санникова” ты взял все это? Там тоже толпа путешествовала на плоту по реке, которая в гору текла.

- Человек - это производное природы, и если он придумал в своей голове что-то, то это наверняка есть, пусть не рядом, не здесь, а где-то, но все равно это есть.

- Перу-сан, а как там с временными характеристиками? Не получится ли: мы там месяц проведем, а здесь на Земле сто лет пройдет.

- Не бойтесь, друзья мои, никаких аномалий, вы на пятьдесят лет не постареете за месяц, и Земля не убежит вперед. Вот связи с Землей - не будет никакой. Хотя, если Сергей возьмет радиопередатчик, то в определенных точках мы сможем получать и передавать радиосигналы. Для этого пригодится и ноутбук для расчетов, цифровой фотоаппарат пригодится, чтобы передать снимки. По поводу продуктов - не беспокойтесь, во-первых, мы возьмем с собой месячный запас, который приготовили для путешествия в Саянах, а во-вторых,  там много разных съедобных плодов и растений.

- А звери там есть? Может, саблезубые тигры, мамонты, динозавры водятся?
- Об этом сведений у меня нет. Знаю, что там очень давно в недрах произошел мощный взрыв, из-за которого ацтеки и покинули те земли. Вышли они сразу в Южную Америку и шли не через Берингов пролив, как считается, а через специальный выход прямо в Андах. Этот вход-выход был известен ацтекам многие годы, но затем утерян. Остались некоторые предания и знаки, по которым можно понять, что в тот мир можно попасть только отсюда - из Саян.

- Перу-сан, почему молчал и не говорил нам об этом?

- Почему молчал? Тебе же дней десять назад снился сон, как ты путешествуешь на плоту по бурной реке, которая крокодилами полна.

- Я подумал, что по Непалу с Федором Конюховым путешествую или по Африке. Ты еще сказал: в снах - самые важные вести, а толковать сон не стал, сказал, что о снах в седьмом откровении будет сказано и мне до прочтения этого документа далеко еще.

- Согласно седьмому откровению, надо сравнивать происходящее во сне с тем, что происходит в жизни. Если заблудился во сне, значит, будешь блудить в жизни. Если тревога во сне, тревога и наяву будет. Спасение во сне - спасение в жизни. Сны посылаются для того, чтобы мы узнали, чего нам не хватает в жизни. Однако не только сны  подсказывают, как нам быть. Наставления посылаются нам и в помыслах, и в видениях. Вам могут привидеться определенные события, которые укажут на все, что может произойти с вами. Наверное, каждый может рассказать, что особенное ему приснилось в последнее время.

- Давайте не будем говорить “последнее”, - вмешиваюсь. -  Перед таким путешествием во все приметы поверишь. Лучше давайте спросим, что Секу снилось, хотя что у него спрашивать, ему тот мир дом родной - там беды ждать неоткуда. Лучше Сергей пусть скажет, что ему снилось?
- Как ни странно, я тоже путешествовал на катамаране по неизвестной реке, сплавлялся, а тревожило то, что у нас карт не было.

- Вот вам и ответ на сущий вопрос, - заметил Перу-сан. - Точнее, седьмое откровение на такой вывод наводит. Согласно этому откровению, мыслей и предвидений в жизни гораздо больше, чем мы осознаем. Для того чтобы их распознать, мы и должны быть наблюдательны.

- Что, пришла мысль в мою голову сермяжную, за это хвататься надо?

- Надо задаться сначала вопросом - почему эта сермяжная мысль в голову вам пришла? Почему я сейчас подумал об этом?  Какое это отношение имеет к вашим проблемам? А потом действовать.

- А как насчет черных мыслей,  страха?

-  Черным мыслям надо заслон ставить, волевым усилием представить, что все хорошо кончается.

- В голубом небе я белая чайка, и я все могу!  Так, что ли? - задал я вопрос, вспомнив как медитировал, когда в аспирантуре в Ленинграде учился, кстати, и удачно ведь - в науке с нуля начинал, а кандидатскую и докторскую написал и защитил.

- Что ж, можно и так, главное, чтобы черные мысли вас перестали одолевать. Ваша интуиция будет настроена только на положительные эмоции. Но и прислушаться надо к предостережениям. Разве не приходит нам в голову, когда все хорошее в детстве было. Если вы допускаете снижение своей энергии (чувствуете угнетенность), то от этого страдает тело. В этом и заключается связь между подавленным состоянием и болезнью. Любовь - способ поддержания энергии. Благодаря ей мы сохраняем свое здоровье. Мир - это тайна, где будет  все, в чем нуждаешься, если суметь раскрыться и встать на путь истины.

- Не в этот ли мир зовешь нас, Перу-сан?

- И в этот. Вы там на все вопросы, которые нам кажутся непостижимыми, ответ найдете. Через свой опыт ответ получаете на самые сокровенные вопросы, мучившие вас.

- Перу-сан, а все справятся с путешествием?  Может, кто-нибудь заблудится, как овца, кто-то страх не сможет перебороть, наконец, тоска заест?

- Да, не у всех может оказаться достаточно энергии. И поэтому, кто более силен, помочь должен слабому, посылая ему энергию. Когда энергия входит во встречного, она помогает ему понять свою истину, и тогда этот человек сможет передать эту истину вам. Утверждать, что люди сами могут все, - значит, отрицать волю Божию. И это с позиций христианской церкви ересь сатаны. Это толкает людей к самовозвеличиванию и отчуждению. Друг к другу они станут относиться хуже, чем теперь.

- Ну, Перу-сан, целая проповедь. Узнай официальная церковь о наших намерениях, наверняка бы запретила наш поход. Почему ее страшат такие начинания?

- Духовная эволюция людей их страшит. Боится, что люди начнут понимать историю и будут жить не по заповедям, а откровениям. Каждое событие имеет свое значение и несет свою весть, которая каким-то образом имеет отношение к стоящим перед ним вопросам. В седьмом откровении говорится, что главное - найти  хорошее в любом событии, какое бы впечатление оно ни оказывало. Если вас арестовали и в тюрьму посадили, это не значит плохо, здесь вам суждено обрести ответы на ваши вопросы и подняться на более высокий уровень.

- То-то, я думаю, что меня часто на нары приглашают, - Колек заволновался. - Это я,  значит, просто на новый уровень поднимаюсь. Что ж, и на этом спасибо.

- Мы знаем, Николай, за какие подвиги тебя судьба приглашает, потому сиди и помалкивай. С нами ты хоть собираешься в страну людей снежных и первобытной природы?

- Пойду, если не прогоните.

- Никого гнать не будем, все пойдем, пропитания хватит, и как, говорит Перу-сан, там голодать не будем, тем более нам восьмое откровение надо постигать, а оно как раз на помощи другим людям построено. Так ли, Перу-сан?

Восьмое откровение

- Да, в восьмом откровении объясняется, как помочь другим людям, которые дадут вам ответы на многие вопросы. Более того, в нем дается свод этических правил, которым должны руководствоваться люди в своих отношениях.

- Ты что, Перу-сан,  о каких правилах говоришь? - я заволновался. - Мне это не подходит. Я привык жить без правил. И тем более в творчестве, какие могут быть правила?

- Разумное сочетание должно быть все всем. Пусть вас ведет восприятие красоты, воображение. Однако только люди дадут вам нужные ответы. При этом все будут выглядеть светозарными и привлекательными.

- На этом все у Виссариона построено - и они все светозарные. Кстати, не в этот ли мир, куда мы собираемся пойти, они объявили свой поход в 2001-м: мол, только там люди спасутся. По времени они уже свое восхождение должны начать. Или время не подошло, или проход не нашли, или их пророчества не сбылись.

- Интуиция подскажет, по какой дороге идти. Должно быть свечение. В восьмом откровении речь об этике отношений между людьми идет, о том, как нужно вести себя с другими, чтобы получить и донести как можно большее количество вестей.

- Перу-сан, ты же не предлагаешь разнести на весь мир о нашей экспедиции?

- Торопиться рассказывать об этом не следует. И будьте начеку: все внимание обращайте на то, что происходит вокруг. В восьмом откровении есть предупреждение: ваш рост может приостановиться, если вы почувствуете зависимость от другого человека.

- Если нам об открытии нового мира оповестить, то быстро в психушку упрячут. Мы с Виктором вот недавно чуть не поплатились и за меньшую провинность  - непристегнутыми в его лимузине ехали. Благо Виктор перед самым носом поезда под закрытый шлагбаум нырнул и со словами “С нами Бог!” -  преследователей с носом оставил.

- Оказать помощь от души - первый признак, что вы восьмое откровение освоили.

- Во-во, Перу-сан, чистая правда. Мы в тот же день пьяному Селику от большой беды помогли уйти - к нему менты прицепились и вот-вот в ментовку должны были забрать, мы с Виктором и спасли. Виктор, чтобы отвлечь ментов, крик поднял: “Помогите! Убивают!” Ментосики на крик бросились,  я в это время пьяного Селика в машину затолкал.

- В восьмом откровении говорится и о том, как себя вести с детьми, с другими людьми, как передавать энергию им и избегать зависимости от них.

- Ну с детьми, Перу-сан, мы в дружбе. Вон и Секу - чем не дитя природы.

- Детям нужна бескорыстная помощь. Худшее, что можно причинить детям, это убивать у них энергию, говоря, что они делают что-то не так. Именно из-за этого у них формируются ролевые установки.

- Да, Перу-сан, что-то твое восьмое откровение кодексом коммунизмом запахло или революционной необходимостью классовой борьбы - по Ленину-Сталину.

- Детям главное не врать и не играть с ними. Дети должны наравне со взрослыми принимать участие в беседах.

- С детьми понятно, Перу-сан, а вот как вопрос о семье и браке у тебя решается? Почему, например, любовные отношения перерастают в борьбу за власть?

- Это следствие перетекания энергии от одного влюбленного к другому. Когда приходит первая любовь, двое передают друг другу энергию бессознательно, ощущая жизнерадостность  и окрыленность. Это и есть тот невероятный подъем, который мы называем влюбленностью.

- Смотри, вон Селик сидит, как влюбленный  - он сегодня посластился, вот и сидит, как кот на завалинке. Селик, сознавайся, в чьем огороде был сегодня? - насел на него Виктор.

- Перу-сан, а почему в семьях разлад случается. Чего им не хватает? - перебил я Виктора, чтобы он не выдавал тайны курагинской жизни.

- К сожалению, люди полагают, что чувство окрыленности к ним исходит от других людей, и поэтому отсекают себя от энергии Вселенной, целиком рассчитывая на энергию других. Только теперь ее вроде бы становится недостаточно, поэтому они перестают посылать энергию друг другу, скатываясь на свои ролевые установки, пытаясь партнера вынудить посылать энергию в свою сторону. При этом их отношения деградируют до обычной борьбы за власть.

- Кризис власти в семье произошел, вот и весь сказ, - вмешался Колек, которого задели за живое.

- Нужно пройти  через преданность к кому-то или чему-то, чтобы обрести связь с Вселенной, - Перу-сан продолжил. -  Справиться с  этим можно, лишь подняв свой энергетический уровень  и вновь сосредоточившись на том, чем вы в этой жизни  действительно  занимаетесь. Наш подход к другим определяется скоростью нашей эволюции, быстротой поиска ответов на стоящие перед нами в жизни вопросы. Каждый, кого бы вы ни встречали на пути, непременно несет нам весть. Случайных встреч не бывает. Вспомните, что человека можно не встречать годами, а вдруг на день - две-три встречи.

- Это уж точно, - вмешался я в длинный монолог учителя. - Ольгу Конову сегодня встретил. Ведь несколько лет не видел, а только подумал, как вот она. Перу-сан, не возражаешь, если мы ее возьмем в путешествие. Не подведет, а выручить всегда выручит.

- Не возражаю. По моим всем приметам в нашем отряде обязательно должна быть женщина

- Валерче, так, может быть, Люсьен возьмем, она помоложе, да и недавно проявила себя - в спасении приняла активное участие, опять же у нее кот боевой:  чуть мою собаку было не загрыз. А Ольга в походе только и будет на тебя наседать: какой ты Болотов (ударение на первом слове), ты же Болотов (ударение на третьем слоге).

- Я не против! Однако в этом вопросе слово Перу-сан, он определяет состав нашей экспедиции. Перу-сан, - обращаюсь к учителю, - кого возьмем: Ольгу или Люсьен? Ты говорил, что по всем приметам в нашем составе женщина должна быть, может быть, и кот нас не единожды от беды  спасет.

- Любуясь человеком, мы сосредотачиваемся на нем, -  Перу-сан как-то отвлеченно повел себя. - Он буквально притягивает наш взор и начинает выглядеть отчетливо. Тогда вы можете направлять на него свою энергию, чтобы он почувствовал воодушевление. В первую очередь, необходимо поддерживать на высоком уровне свою энергию. Тогда мы сможем обратить поток энергии на себя, а затем через себя - на другого человека. Поэтому лучшее, что мы можем сделать для себя, это любить и наполнять энергией других. Когда это проделывают вместе несколько человек, они способны испытать невероятный подъем, наполняя энергией друг друга,  и тут же получать ее обратно. Следует понять, что единение совершенно отлично от взаимозависимых отношений. Начинаются взаимоотношения так же, но вскоре превращается в подчинение себе, потому что зависимость отсекает от источника энергии, и энергия иссякает. В действительности излияние энергии не обусловлено привязанностью и происходит без умысла. Два человека лишь ждут, когда им откроется весть.

- Многого ты наговорил, Перу-сан, однако к делу пора. Ответь на простой вопрос: как уйти от ролевой установки собеседника?

- Если мы не станем подыгрывать ролевой установке, то у него ничего и не выйдет. Человек не сможет подействовать на вас, если не подыгрывать ему.

- И какой же выход? Вот нас с Виктором, например, взяли в кутузку.

- Здесь два выхода: подыграть чиновнику в его обвинениях или наоборот разыграть свой сценарий, например, что он справедливый, о нем идет хорошая молва. Конечно, можно сыграть его же роль и переиграть, но это скорее бы привело к насилию. А просто напомнить ему роль, которую он выполняет, это ослабевает его энергию.

- Что-то я не видел, чтобы  у ментов позорных совесть заговорила или энергия ослабла, - Колек в сердцах заметил.

- Скрытые неосознанные попытки овладеть энергией перестают существовать, если довести их до сознания и вслух произнести. - Перу-сан начал аргументировать сказанное. - Они перестают быть скрытыми. А дальше надо человеку послать свою энергию. Если он почувствует, что энергия  поступает к нему, ему будет проще отказаться от своего способа овладения ею, и он прекратит борьбу. Не забывайте, о чем говорится в третьем откровении. Вселенная - есть энергия, которая реагирует на нашу борьбу. Люди составляют часть этой Вселенной, и если мы не пожалеем времени на разговор с ними, то выясним, что у каждого есть для нас некая истина, которая является частью ответа на наши вопросы.

- Селик, сообщи-ка нам истину, в чем суть жизни? - вопрос я другу задал.

- Не знаю, мне бы вот баньку достроить да в Новосибирск съездить: Наташка Артемьева - твоя родственница - приглашает.

- У каждого, кто встречается вам на пути, весть есть для вас. В противном случае они выбрали бы другую дорогу или рано или поздно свернули бы с нее. И присутствие нас здесь свидетельствует о том, что мы собрались не просто так.

- Перу-сан, а как же выяснить, с кем стоит разговаривать, а с кем не стоит?

- На это существуют знаки. И часто внезапный зрительный контакт двух людей является знаком того, что им необходимо поговорить.

- Перу-сан, часто на улице встречаешь человека, и он кажется тебе знакомым, как тут быть?

- По типу мышления люди делятся на группы. Мы интуитивно распознаем тех, кто входит в нашу группу, и они  часто несут нам весть. Поэтому при первом проявлении чувства узнавания человека надо подойти к нему, поговорить. Когда воспринимаешь какого-то человека более глубоко, чем других, то можно разглядеть его сокровенную суть, как бы она ни была прикрыта, и сможете понимать мысли этого человека по выражению лица.

-  О чем говорится в восьмом откровении?

- О том, как относиться к детям и взрослым и как сосредоточить свое внимание на них, чтобы посылать им энергию. И если мы будем наблюдательны с собеседником, то получим ответы на свои самые насущные вопросы.

- Что-то есть в этом. Но для этого надо жить в небольшом городе, когда с людьми часто встречаешься. Раскланяешься с ним, поздороваешься, улыбку пошлешь, если это молодая особа, и точно получил заряд бодрости. А вот если в трамвае тебя тетка локтем саданет, то не до общения - на нее заряд отрицательной энергии пытаешься кинуть, в результате сам становишься опустошенным.

- Все правильно. Частью восьмого откровения является овладение групповым сознательным
воздействием друг на друга. Когда группа людей ведет беседу, то чаще только одному человеку в какой-то момент приходит в голову самая действенная мысль. Если остальные участники беседы начеку, они почувствуют, что один из них собирается заговорить, и тогда все смогут сконцентрировать энергию на этом человеке и помочь ему высказать свою мысль с предельной ясностью. Поэтому в ходе беседы самая действенная мысль возникает у кого-то другого, затем еще у кого-то и так далее. Если сосредоточиться на том, о чем идет речь, то можно почувствовать, когда наступает твоя очередь. И важная мысль непременно возникает в вашем сознании.

- Ну, это целая теория мозговой атаки. Я собираюсь автоматизированный курс по основам художественного конструирования поставить - твои идеи, Перу-сан, пригодятся.

- Главное, вовремя высказаться и излить энергию, когда настанет очередь говорить. Но может быть и по-другому - один говорит много и хочет взять много энергии, другой отступает, и группа распадается. Отверженным людям отказывают в получении энергии, и поэтому никому никогда не удается воспользоваться их мыслями.

- И как тут быть? Такая ситуация возникает сплошь и рядом. В стаде всегда найдется паршивая овца. Как бы у нас в нашем путешествии такое не случилось.

- Во-первых, надо группу единомышленников подбирать. Во-вторых, самим сдержанным быть. К сожалению, вместо того чтобы разглядеть человека и излить на него энергию, мы часто сами лишаем его энергии и, по сути, причиняем ему вред, да и себе тоже, лишая себя его мыслей и знаний, и, самое важное, лишаем всех единого энергетического поля.

- Ну, Перу-сан, оказывается, на восьмом уровне паства Виссариона находится - вот кто в едином энергетическом поле живет!

- Да, этот район колоссальной энергетической заряженности! Ее длина 50 миль, ширина 20 миль – это мегаполис, - подтверждает Перу-сан мои выводы.

- А виссарионовцы, может, уже на девятом уровне живут? О чем девятое откровение говорит? Перу-сан, я понимаю, что оно нам сейчас не дастся, но все равно, в чем смысл?

Девятое откровение - рай в шалаше

- В девятом откровении говорится об энергии старых лесов, а также о том, какие изменения претерпит цивилизация в следующем миллениуме в результате сознательной эволюции и что люди будут оберегать леса, чтобы дать им вырасти и накопить энергию.

- Что, рай на земле будет? - Колек встревает в разговор.  - Коммунизм. Для этого, как известно, должен базис быть. Может, в трактате рецепт есть, как базис социализма построить: полная автоматизация и механизация, чтобы человека освободить от нетворческого труда.

- Мы должны уметь трудиться, а результат труда отдавать, за что к нам больше вернется.

- Ну, мы к средневековью скатились, там тоже: половину отдай своего труда - и ты не грешен будешь.

- Тогда труд был хоть и тяжелым, но осмысленным - для своего спасения человек трудился. А сейчас погоня за материальными благами отучила человека подключаться к энергии Космоса. Однако мы на пороге, что все на свое вернется. Сейчас человек на труд может тратить намного меньше времени, и он через творчество, общение с природой найдет удобные для него формы подключаться к Космосу. И это будет нормально. Главное, надо научится отдавать полученную энергию другому человеку, за что ему возвернется большее.

- Уже как по Евангелию: ударили по одной щеке, подставь другую. Перу-сан, вижу, мы  не скоро доберемся до девятого откровения. Давай подытожим: все же что мы имеем?

- Первое откровение - это вера, что случайные события в жизни происходят не случайно.

Второе откровение - это понимание, что в нас вся предыдущая история заложена, которую мы читать и чувствовать можем.

В третьем и четвертом откровениях мы открыли Вселенную как энергетическую систему, и что противостояние между людьми существует из-за нехватки энергии и их стремления овладеть энергией друг у друга.

В пятом откровении разъясняется,  как можно подключаться к Космосу и получать оттуда энергию.

Шестое гласит, что мы в состоянии постичь свои ролевые установки и тем самым  обрести истинную суть своей жизни на Земле.

Седьмое гласит, что интуитивное понимание собственных действий приводит в движение эволюцию каждого и что постоянное пребывание в этом волшебном потоке и есть секрет счастья.

Восьмое откровение объясняет, что, выделяя в людях самое лучшее, мы приводим в действие непостижимое и получаем ответы на самые  сокровенные вопросы.

А все откровения слились в одно понимание - сверхвосприимчивость.

- Что ж, неплохо! Что-то вырисовывается. Становится ясно, как к творчеству подойти. Однако, как я понял, еще много секретов в девятом откровении, уже не говоря о десятом, которое ты хочешь постигнуть. Ведь сказал же Иисус Христос, что если Он сотворил, то также каждый может сотворить!
- Валерий-сан, смотри, как бы тебя неправильно официальная церковь поняла, - предупредил Виктор. - А то  обвинят в подрыве устоев христианства. Нам хватит Виссариона на земле курагинской.

- Суть всякой религии в том, чтобы  род человеческий обрел связь с высшим источником, - Перу-сан заговорил. - Цель - найти внутри свой путь к Богу, и приобщение к энергии Космоса поможет в этом. В девятом откровении говорится, что люди, вышедшие на этот уровень, станут невидимыми для тех, кто на низком уровне остался.

- Как, совсем будут невидимыми? - заволновался Виктор. - Много разных цивилизаций исчезло с лица Земли. Не это ли ты предрекаешь нам?

- Не бойся, Виктор. Люди, достигшие девятого откровения, будут видеть между собой мерцающий свет, черты их будут ясные и четкие. Красота от всех будет исходить необыкновенная. Когда люди начнут выходить на уровень колебаний, при котором они станут невидимыми для других - это будет свидетельствовать о переходе границы между этой жизнью и иным миром. Откуда мы пришли и куда вернемся. Этот сознательный переход и есть путь, заданный Христом, который первым достиг этого. Он стал настолько легок, что смог ходить по воде. Он превзошел смерть прямо здесь, на Земле, и был первым, кто осуществил этот переход, расширил границы материального мира. Многие цивилизации достигли этого уже давно.

- Опять подкоп под официальные устои христианской церкви!

- В девятом откровении  утверждается, что ацтеки осуществили этот переход все вместе, хотя и не всем это удалось.

- Что, в момент перехода некоторые в пути застряли?  Ведь неизвестно же, как туда люди попали и что за  тоска в истуканах была выражена. Или вот Тофы, откуда они здесь в Саянах, в стране, отрезанной от всего мира, взялись? У них тоже тоска в глазах.

- В девятом откровении говорится, что некоторые люди могут время от времени совершать переход в состояние колебаний и быть невидимыми.

- Да, об этом пишет Николай Рерих. Этим пользовался и я, когда без билета на самолетах летал или ходил на танцы в Дом культуры моряков.

- Чтобы достичь девятого откровения, надо уметь видеть гармонию прекрасного, верить в предыдущие восемь откровений: если чуть усомнился, то все потеряешь и все на нет сойдет. И еще условие: надо уметь перебороть страх - страх же может свести также на нет все ваши усилия.

- Перу-сан, а ведь известно и обратное: именно страх часто выводит людей на уровень непостижимого. Сколько существует примеров.

- Приобщение к энергии – это то, к чему люди должны быть открыты, о чем нужно рассказывать, ждать этого. Иначе человек будет  вибрировать на краю пропасти, в каждый момент  может упасть в нее. Это ждет и всю нашу планету, если человечество не прислушается и не освоит хотя бы часть древних посланий ацтеков-инков.

В.Б. 1 апреля 2001

Послесловие автора
 
Представленный текст является частью книги. По дневникам похода по Камчатке с ее вулканами, кальдерами, гейзерами и бурными реками, которые  нам пришлось преодолеть;  в черновом варианте написана глава: путешествие как бы в другом измерении, где нас окружают мамонты, динозавры и прочие доисторические животные. Параллельно идет воспроизведение этих животных в виде художественных образов,  причем ставится задача изобразить их не реалистически, а  найти образ еще не виденный. Для этих целей в нашей системе “Вектор” идет постоянный поиск: добавляются новые функции и возможности, с помощью которых можно преобразовать набросок или известный наскальный рисунок, фотографию или иллюстрацию в что-то необычное. Приходится также окунаться в историю эволюции развития человека на Земле, в знаково-символическое искусство первобытных людей, ярко проявившееся в тотемизме, шаманстве, в обрядах и сохранившееся у многих народов по сегодняшний день.  В этом плане неисчерпаемым кладезем является  Интернет, где можно найти буквально все.

Однако теория теорией, но требуется и практика, одной из форм которой являются выставки-перфомансы - своего рода воспроизведения сцен доисторического времени, через  которые участник глубже начинает проникать во время и пространство.  Конечно, наиболее сильным  катализатором является задача оказаться реально в том  или ином историческом пространстве - будь то Непал, Тибет, Египет, Южная Америка или остров Пасхи. Весь мир сейчас так и делает - путешествует. Статистика  показывает, что больше всего путешествуют студенты во время своих каникул и люди пожилого возраста, для которых путешествия становится уже не просто пассивным отдыхом, а активным - осваиваются многие горные и водные виды спортивного туризма, пишутся книги-дневники о пережитом, ведутся исследования.

Мы, например, с друзьями из Института автоматики, а также из Курагино в течение 20 лет путешествуем  по местам, описанным Григорием Федосеевым в его книгах, в результате чего наши путешествия становятся более содержательными, а благодаря сопоставлениям интересными и в художественном плане. Например, дневник  обычных соревнований на Кеме в Приморском крае может стать интересным, если привести примеры, кто первым прошел Кему, откуда произошло название “Кема” (вспомните, куда русский царь посылал неугодных  сановников).

Или вот на Сихотэ-Алиньском перевале стоит памятник и указаны фамилии знаменитых людей, которые прошли этот перевал. Это - Венюков М.И. (1858), Пржевальский Н.М. (1887), Арсеньев В.К. (1906). Сейчас легко через перевал можно проехать по асфальтированной трассе,  а  когда-то все было иначе. Причем обо всем, что когда-то случилось с ними, мы можем узнать по их книгам,  сопоставить их приключения с сегодняшними нашими и  при этом попробовать себя в написании своего дневника - пусть это будет не выдающееся произведение, а просто дневник, который можно поместить в Интернете, издать небольшим тиражом для своих друзей. Такой дневник наверняка будут читать с интересом как друзья, так  и просто люди, которые захотят повторить этот путь.

У меня началось именно таким образом: решил написать несколько рассказов из курсантской жизни, случайно прочитал их в писательской организации, и пошло-поехало. Конечно, писать - это тяжкий труд, и правильно сказал Григорий Федосеев: “Труд исследователя всегда был тяжелым испытанием. Ему я посвятил всю свою жизнь. Но я не подозревал, что написать книгу куда труднее. Порою меня охватывало разочарование, я готов был бросить свою работу, и только долг перед моими мужественными спутниками заставлял меня снова и снова браться за перо”. Однако не обязательно становиться писателем, а вот историю своей жизни, хотя бы какой-то фрагмент из нее, например,  историю одного своего путешествия - каждый написать обязан. Как интересно читать жизнеописание далекого моего прадеда Андрея Тимофеевича Болотова о его жизненных приключениях;  и как он переживал, что его предки не оставили после себя ни одного мало-мальского рассказа.

При  Морской академии мы создали туристический клуб  “Йети”, цель которого не просто пройти тот или иной маршрут средней или  высшей категории сложности (наш турклуб при ДВГМА уже участвовал в разных соревнованиях и даже в Америке, в честь создания на базе ДВГМА морского университета мы собираемся совершить сплав с Эвереста на каяках и катамаранах),  главное духовное развитие - расширить познания о происхождении человека и его эволюции на Земле. Например, в Гималаях попытаться глубже познакомиться с истоками религии народностей, заселявших этот район; почувствовать, как Николай Рерих сумел выйти на осознание их религии и создать свои неповторимые произведения. И конечно, попытаемся сказать что-то свое, например, продолжить  миф о снежном человеке - йети, обитающем в Гималаях. Говорят же, что если сильно захотеть, то и будет тебе и йети, будут тебе и Гималаи. Есть желание совершить путешествие в Южную Америку к истокам древней цивилизации инков. Здесь уже герой этой книги священник Перу-сан будет знакомить нас с историей развития цивилизации Южной Америки, и откроет нам девять тайн пророчеств будущего на примере своей истории. Ниже дан перечень тех документов, которые мы собрали в Интернете на страницу клуба “Йети” и наверняка среди них найдутся произведения, которые бы вам захотелось прочесть.

В.Б 12.07.2001


Приложение. Кухня от Секу 

*   Гергий Артемьев 375 лет Курагино
Интерактивная многослойная карта России (ищи Курагино через нее или см. здесь)


** 1856 Умер Алексей Иванович ТЮТЧЕВ (1801 или 1802 - 24 января 1856, с. Курагино Енисейской губернии), декабрист, капитан Пензенского пехотного полка. Член Общества соединенных славян. Осужден по II разряду к 20 годам каторжных работ, в августе 1826 срок сокращен до 15, в ноябре 1832 - до 10 лет. Каторгу отбывал в Читинском остроге, затем Петровском заводе, по окончании ее срока поселен в с. Курагино Енисейской губернии, где и умер.


О Курагино подбока здесь