В. Болотов

В МИР ИНОЙ И ОБРАТНО
Мистико- фанстастический роман с мистериями

Части из романа
1. В 23-00 звонок от Игнатьича.
2. Встреча на кладбище.
3. Старт в Запределный мир из Пушкинского театра.
4. В Запредельном мире.
5. Обзор прессы.
6. Не корысти токма, а для науки ради.
7. Час испытаний.
8. Бардо: освобождение в результате увиденного.



 

1. В 23.00 звонок от Игнатьича:

 - Телевизор смотрите, на Русской стрельба идет Есть убитые и раненые, кандидатуру найдем на следующий сеанс шоковой терапии.
 Мы своей командой «на товсь», и на приобретенном для этих целей Алексеем Ивановичем микроавтобусе в заданный район помчались. На Русской только что бой отгремел – два трупа и двое раненых. Трупы в морг повезли – мы опоздали, чтобы их душам напутствие дать, а вот другим двоим мы что-то еще можем сказать.
- Безнадежные, - выдал вердикт Игнатьич, - один бессознания, а второй понимает, но говорить не может: огнестрельное ранение в шею и грудь – оперативники от расспросов отказались, приступайте вы со своими напутствиями.
- Известно, кто такие? - спрашиваю Игнатьича.
- Потом узнаем. Сейчас надо спасать.
- Дашь с ним поговорить, пока до больницы везем.
- Валяйте, но нам с медбратом надо будет уколы, переливание делать – по инструкции положено, да и до последнего за жизнь должны бороться.
Мы быстро опять втроем в «скорую» лезем.
- Мужик, за что стреляли? Что не поделили? Ладно, не говори, глазами давай знать. Закрыл – значит, согласен. Ты в безнадежном состоянии. Знаешь, как у нас сейчас спасают – в морг, и концы в воду. Ты, наверное, слышал о путешествиях в Запредельный мир? Так это не байки, мы одного уже спасли. Точнее не мы, а он сам себя спас. Он наши напутствия выслушал и выполнял их. Будешь выполнять наши напутствия – в этом мире еще поживешь. В этой жизни ты главного не сделал – своим врагам не отомстил. Вот и есть шанс. Слушай, ты в течение трех суток с Землей через серебряный шнур будешь связан, и возникнет вопрос: оборвать эту связь и дальше двинуться или назад вернуться? Соблазнов оборвать пуповину будет много, но ты не верь. Главное, стены головой дырявь. Тебе надо за четвертую стену попасть, там ты все узнаешь, все истины перед тобой откроются и как вылечить ту или иную болезнь, в том числе и свои раны. А чтобы мы узнали, что ты в своей эктоплазме и контролируешь ситуацию, ты должен в тело вон того человека, что в кабине рядом с шофером сидит во внутрь залезть – как шубу надеть. Изнутри нам сигнал дашь – пусть он обе руки вверх поднимет. Это подтвердит, что твоя эктоплазма и душа вместе и тебе подчиняются. Скажем прямо, что этот человек болен, и твоя задача на пятом уровне про его болезнь узнать и как вылечить его. Неплохо бы, чтобы ты на обратном пути к нему также в тело заглянул и все непосредственно передал. Но это как получится. У тебя нет времени долго объяснять все это, но ты верь, что в любом случае ты полет будешь совершать, и вспомни, о чем мы говорили, что тебе надо своим врагам отморозкам отомстить. Мог ты бы в их тела влезть и напугать до чертиков, но за таким занятием ты можешь свое тело потерять, потому торопись и силы по пустякам не трать - на страхах не циклись, сексом не увлекайся, в третьей сфере в очередь не становись, мыслью пролети над ними и стенку тарань. В сфере истины знания сами тебе в голову полезут, они тебе помогут раны залечить и про нашего друга узнать. За это тебе в этом мире памятник поставят при жизни и всякие почести будут.

2. Встреча на кладбище

- Когда в морге мы были, я его за руку взял, то видел, как он в пространстве летит – к огромному черному шару приближается. А сейчас я не могу ничего увидеть – контакта нет.
- Значит, он на седьмой континент – прямо в черную дыру в рай двинул. Оттуда он много бы всяких сведений приволок. И что делать будем?
- На его могиле дежурить, я с гробовщиками за плату сумел договориться - они в последний момент шланг ему в гроб сунули и наверх вывели: мол, для осадки вентиляция нужна.
- Вот через этот шланг и будем спрашивать.
Шутки шутками, а так и пришлось сделать. На третий день Засим голос подал:
- Вытаскивайте, сволочи! В могилу живым замуровали.
- Ура! - Люсьен закричали. – Покойник заговорил.
- Не ори, смотри, хоронят и что-то в нашу сторону поглядывают. Хорошо, мы, как рабочие, вырядились и непонятно, кто мы.
- У нас бумага есть на эксгумацию. Судебное расследование. Движение «Запредельный мир» душу живого человека в Иной мир отправило.
- Не каркай. На нас и так дело завели, каждый шаг прослеживают. Ищут повод, как бы меры соответствующие принять и в психушку упрятать.
- Час от часу не легче, новости одна другой пострашней.
- Вот сейчас новость будет - человека живым из могилы выкапываем. Смотрите, что за народ с микрофоном и телекамерой валит. Ба, так это журналисты и телевизионщики! Кто им про это рассказал? Кто выболтал?
- Игнатьич, тех, кто на нас досье ведет, они и сообщили. Всё, теперь пропало наше инкогнито.
Действительно, пока выкапывали Засима (а его оставлять было уже нельзя), нас со всех сторон снимали. Я пытаюсь свой удостоверение академика безопасности и обороны показать: мол, в следственных интересах эксгумацию производим, сам еще не веря, что мы Засима живым вытащим. Игнатьич про медицинский эксперимент толкует: мол, это йога себя сам закопал.
- Товарищи! Товарищи! – кричит Люсьен. – Здесь ничего интересного нет. Расходитесь!
Однако, когда гроб достали и оттуда Засим живехонький поднялся, многим плохо сделалось.
- Ну, вы, бля, даете! - Засим закричал. – Живого человека захоронили. Я вам такое расскажу, что вы не в жисть не поверите.
 

Мифология индейцев Амазонки
«Когда-то люди не умирали. Но как-то раз одна девушка повстречала Бога старости. Он поменялся с ней кожей, отдав свою, древнюю и сморщенную, получив взамен нежную и гладкую. С этого момента все люди начали стареть и умирать».

С этой мифологии мы начали пресс-конференцию в Пушкинском театре. Народу столько собралось, что на каком-либо другом культурном сборище я не видел ни разу. Все пытались узнать, как сохранить жизнь. Героем, конечно, был Засим. Сомневались, был или не был он в загробном мире, но то, что его выкопали живым из могилы, факт был бесспорный. Чиновничий аппарат признал его живым, и он получил права на жизнь. Врачи из поликлиники, как говорит мой друг Виктор Жибинов полуклиники, ни в какую не соглашались, что, Засим есть, Засим.
- Вы нам не туфтите! – кричал главный врач. - Это подделка, брат его, и еще не было такого, чтобы человек из мертвых вставал. Дайте нам этот экземпляр, и мы докажем, что это не он.
- Приходите на пресс-конференцию и доказывайте, можете приборы принести, перекрестный допрос устроить.
- И придем, и докажем, вас всех в тюрьму надо упрятать, а лучше в сумасшедший дом. Видишь ли, додумались мертвых воскрешать! Мне ваши рожи сразу не понравились, когда вы, как родственники, к больному Засиму пришли. Куда дели труп? Мы вас выведем на чистую воду.
Как говорится: из огня да полымя. Так нам и приходилось между молотом и наковальней пребывать. Народ разделился на красных и белых, одни за эксперимент и поверили, что у нас все чисто, другие были против, считали, что все это шарлатанство. Игнатьича из «скорой» выгнали свои же братья-собратья медики: «Не место тебе на Олимпе медицины!» - кричали они.
- Игнатьич, не печалься, к нам в Центр нетрадиционной медицины «Синергия» переходи, - сразу посоветовал Сергей Леонидыч, - отдел классической медицины возглавишь. Алексей Иванович обещал оборудование докупить, мебель, а места в нашем блокгаузе хватит. Жалование будешь получать хорошее, особенно, когда мы на поток прибытие в наш мир возвращенцев поставим.
- Извращенцев! – Игнатьич ворчит. - На святая святых покусились, на смерть, правильно народ требует вас анафеме предать.
- А чем же вы, медицина, занимаетесь? Вы же тоже людей с того света вытаскиваете, только у вас это по-другому называется: реанимация и прочие умные слова. А здесь просто человеку напутствия даем и на веревочке в мир Иной отпускаем, где он сам про свою болезнь узнает и энергетические каналы прочищает - свою энергетическую жизненную волну в норму приводит. Вот и весь секрет. Знаешь, почему Засим сейчас здоров, как ни в чем не бывало. Ему на уровне эктоплазмы три шлюза открылись, энергетический поток пошел, и все в норме стало. Знаешь, почему Братская ГЭС чуть было в 70-х годах не развалилась, когда ее построили. Блоки начали вылетать. Правительственная комиссия была назначена. И вот один из них, умная голова, расчухал, что у них резонансная частота нарушена, а чтобы восстановить ее, надо закупоренные для запасных генераторов шлюзы открыть – пусть по ним вода течет. И точно, после этого все в норму встало, разрушение плотины прекратилось. А кто этот умный? Богданов Исидор. Вот так, батенька!


3. Старт в Запределный мир из Пушкинского театра

17 часов. Пушкинский театр набит народом. Мелькают плакаты: «К суду лжепророков!» «Ура открывателям континента мертвых!» В нашу пользу плакатов раза в два было больше, - но это мы постарались, пришлось нанять студентов, чтобы они намалевали. Потому и пестрило: «УРА! УРА! УРА ЗАСИМУ – ПОКОРИВШЕМУ СМЕРТЬ!» «МЫ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ!», «АМЕРИКА ПОЗАДИ!».
На сцене перед микрофонами мы заняли места почти всем составом, приехали и наши друзья - Щербинин из Иркутска,  Жибинов из Курагино, другой курагинец, но сейчас уже москвич, Руслан Елин. Было решено открыть филиалы в этих местах, поэтому нужен был полный успех. Председательствовал Геннадий Турмов.
- Дорогие товарищи! Мы стоим на пороге великих открытий. Мир ждал этого момента. И вот мы свидетели, точнее, первооткрыватели терра инкогнито. Данное открытие сродни открытию Америки, атома и полета Юрия Гагарина. Перед вами сидит первый открыватель Запредельного мира Засим Новоскоков – он первым покорил Иной мир и вернулся назад. Причем не только вернулся, но и в мире мертвых вылечил свою болезнь. Потому ждем ваших вопросов, на которые мы самым подробнейшим образом постараемся ответить.
- Как вы справляетесь с клетками мозга? Они же при клинической смерти прекращают орошаться, происходит их некротизация – они теряют свои физиологические свойства, способность функционировать и запоминать. Известно же, что клетки не восстанавливаются.
- Да, мозг - самое хрупкое создание, и в случае, когда эктоплазма теряет связь со своим телом, при разрыве пуповины, с мозгом происходят именно те процессы, о которых вы говорите.
- Простите, - вот привязался ненормальный, - врачи констатировали смерть Засима, он перестал дышать, и, следовательно, прекратилось кровоснабжение и питание мозга.
- Это так кажется на материальном уровне, на тонком же плане связь тела с тонкими оболочками может существовать до 40 суток. Это было известно давно, и потому мы не открыли в этом вопросе ничего нового.
- Дайте мне! Дайте мне задать вопрос! - кто-то кричит из журналистов. – А нельзя ли ускорить процесс, взлета вашего космонавта в Запредельный мир. Не ждать момента, пока он умрет.
- Видите, сколько шуму наделал эксперимент с фактически умершим. А если мы живого отправим, и он, не дай Бог, не вернется – ему там покажется хорошо, что на самом деле и есть, – тогда что будет? Поэтому, пока этот вопрос юридически не решен, мы не имеем право рисковать. Хотя за границей, особенно в странах наркобизнеса, идет подготовка и засылка в Запредельный мир на полную катушку. Им наплевать на эти ограничения, им главное сбыть наркотики.
- Так что идет битва за тот свет? Как это происходит? Там же только души, которые воевать и выполнять другие функции не могут.
- Как известно, душа имеет вес – это миллионные части грамма, и уже на этом уровне материализации они имеют силу, и потому среди таких же равных на подступах к раю идет борьба. В раю балом правят ангелы и архангелы, потому там все души послушны, как ягнята. Но даже не в этом дело. Когда душа имеет связь с телом, то есть находится в эктоплазме, здесь душе достаточно сильная и нет различия, праведная она или неправедная – и вот на этом уровне могут идти самые настоящие баталии. И кто будет контролировать на подступах к раю, тот будет и контролировать весь мир. Душа, находясь в эктоплазме, сканирует знания, накопленные за миллионы лет, и за эту информацию и будет идти война. Мы обещаем выпустить книжку об этом.
После этого выступления зал загремел овациями и рукоплесканиями. Что творилось - описать невозможно. Многие поздравляли друг с другом; многие хотели заехать соседу по физиономии, если он не соглашался с его мнением. Однако стало и страшно: тут только до меня дошло, как бы не закрыли соответствующие органы наше дело и нас не упрятали.

Досье
Рапорт в компетентные органы
Движение «Запредельный мир» начинает принимать масштабы, которые не представляется возможным подавить традиционными мерами вмешательства. Движение становится неуправляемым. В связи с невозможностью воздействовать на это движение, мы могли бы вывести из игры основных участников (см. ранее отправленные досье). Считаем небезопасной их дальнейшую деятельность. Просим разрешения приступить к операции.
Ответ компетентных органов
Рекомендуем подождать и посмотреть. Вмешиваться еще рано.

- Ничего не было такого, - отвечали мы. - Двух смельчаков готовим. Звать их Николай и Ира. Они по собственному желанию хотят отправиться в путь. Сейчас реабилитационный курс проходят. Далее немного шаманской практики, наркотики примут, пардон, укрепляющие душу БАД из морских ежиков, и в путь. Запуск публично обещаем осуществить, и никакого подвоха не будет.
А Николая и Ирку мы в наш центр вызвали. Наконец Николай во Владивосток попал. Это, конечно, тебе не Сочи и не Адлер и даже не Санкт-Петербург – такие города Колек покорить хотел, но все равно: темные ночи, черные очи!

Досье
Фамилия – Возжаев.
Имя – Николай, в миру Колек (ударение на втором слоге)
Цвет волос – седина в бороду, бес в ребро
Глаза – темно-серые
Рост – 1 метр 77
Особые приметы – взгляд с прищуром, проникающий
Социальное положение – курагинский бич
Слабая сторона - нет
Сильная сторона – философский склад ума

- Николай успех полета и ты по Невскому будешь в белом кашне ходить. Да что там Невский, все города мира будут у твоих ног. Ты только не забывай об этом - там в Запредельном мире всегда успеем наследить, а вот здесь след оставь, - уговаривал я друга Колька.
- За меня Валерка, не волнуйся, сам знаешь, я фраером никогда не был. Сказал, значит, все о кей будет. Я зубами в любого воткнусь, кто в мою пуповину вздумает впялиться. Ты же не знаешь, я же пару лет в монастыре Шаолинь буддистские практики вместе с сестрой Ленкой проходил, она сейчас свой приход имеет. Так, что всякие соблазны я на одном дыхании проскочу. Тем более с Иркой мне веселее и, как ты сам говоришь, пуповина крепче стали будет.
- Хорошо говоришь, Колек. Дай бы Бог осуществить. Ты уж на рай не замахивайся, тебе на шестой континент выйти главное, - там - среди зелени – испытания красотой - секреты можешь узнать, как той или иной травкой ту или иную болезнь вылечить, знаю, что по твоей родословной всегда этим делом увлекались.
- Бабка моя всякие заговоры, и травы знала, точно. Но мы тогда в высоких традициях коммунизма воспитывались и не признавали эти пережитки языческие. А сейчас, видишь, как дело обернулось – Запредельный мир осваиваем, - Николай философски изрек, - Валерка, только правду скажи, не обман все это. Голова иногда кругом идет, как представишь.
- Что нам обманывать, наши головы на кон поставлены, вы не вернетесь и нам не сносить.
- Ладно, верю, когда отправлять будете?
- Завтра старт назначен. Из Пушкинского театра стартовать будете. Перед стартом пресс-конференция, потом вы кресла специальные сядете и старт. Речь перед стартом тебе придется толкнуть.
- Это я запросто, - Николай заверил, - могу с президентом запросто говорить, в микрофон со сцены и вообще же знаешь – гуманитарий я.
- Знаю, знаю, что пединститут закончил, директором школы семь лет отработал, однако потом сам свою судьбу загубил, Надьки – первой своей жене ногу отстрелил, потом дружка машиной задавил – там на небесах ответ за грехи будешь держать.
- Не дави! Встречу прощение попрошу.
- Это правильно.
Вот и исторический день наступил, старт наших запредельщиков. Все в Пушкинском театре готово для исторического момента. Народ при галстуках и в черных костюмах, как будто траурный день объявлен. Николай со своей подругой чинно и благородно в президиум последовали, слово ему дали. Николай действительно в роль вошел и такой спич выдал, что старушки платки от глаз не отнимали.
- Николай той путь – путь души, - давай Сергей, наш главный стратег по выживанию в Запредельном мире, объяснять - чтобы связь с Землей держать и назад вернуться, твоя душа должна в оболочке, в эктоплазме находиться. В этом случае все для тебя происходит как наяву. Ты все помнишь, что-то даже материальное оттуда можешь вынести, например, трость волшебную, чтобы с ней потом по Невскому или Бродвею хаживать, а шаман этого не может. У него сил хватает в том мире узнать, как больного вылечить и судьбу своего племени предсказать. Твоя задача карту Запредельного мира воспроизвести, где опасности путешественника подстерегают.
- Друзья! Коллеги! – в зал через микрофон Николай обратился. - Мы представляем, куда летим и что ждет нас. Пуповины у нас с Ириной луженые и нагрузку выдержат любую - прямо до рая. Главное, нам первый этап пройти – всасывающую воронку. Покойники здесь со всего мира соберутся, и потому тесно будет. Кстати, не только люди туда отбывают, но и души зверей и растений.
- А знаете, - один из журналистов решил подлить масла в огонь, - когда вы попадете в воронку, впереди вас звериная пасть ждет, которая всех заглатывает.
- Это воспоминания начинаются. И потому здесь главное не дрейфить, - пройти надо с закрытыми глазами или мысленно отрешится от всего, что-то приятное из жизни вспомнить. В позу лотоса сесть, и пусть тебя несет, пока головой в стенку не ударишься. К этому готов тот человек, который медитации освоил, а в противном случае души свои пуповины рвут, так как им внушение, от стен воронки идет.
- Это же сказки! Кто вам про это сказал?
- Надо историю, историю по освоению Запредельного мира читать. Первый француз там был. Однако он потерпел фиаско. Почему? У него в детстве проблемы с психикой были. Пытался ореолом мученика себя окружить – обет молчания дал. Однако как попал туда, вся его защита разлетелась на первом же континенте мертвых, где эти воспоминания все тонкое тело пронизывают.
- И вы верите, что преодолеете этот барьер? И еще свою подругу берете? – кто-то обратился с вопросом к Николаю.
- Вот с ней я и выживу! А что сегодня сказкой кажется, завтра былью станет. Про черные дыры слышали? Так вот ад и рай там находятся. И наша задача туда добраться и назад вернуться. Потому всё, ребята, садите нас в кресла, и мы себе пуск сами скомандуем.
Сказано-сделано. Люсьен клиентов в кресла усаживает. Сергей зажимы закрепляет от приборов, чтобы показать, что наши запредельщики полностью все жизненные функции утратят.
 - Товарищи, товарищи, что творится, шарлатаны вас дурят! Не может быть такого! - кто-то в бешенстве кричит.
- Выведите, выведите ненормального!
- Сами вы все ненормальные!
Наконец зал успокоился. Вывели дебошира. Наши космонавты в креслах сидят и старта ждут.
- Поехали! – командует Сергей, а Николай отчет начал – ему поручено самому судьбу определить
- Один, два, три, пуск!  - орет Колек, ведя отчет по русской традиции, не доверяя американской системе отчета – начинать с десяти до нуля.
Конечно, никаких молний, вспышек – ничего такого не произошло, одни осциллографы пульс отмеряют. Все это на большой экран выведено, потому народ, видя, как амплитуда на нет пошла, приутихли, словно это с ними произошло. Вот, наконец, полностью пульсы затихли, сердца длинные линии вывели.
- Не волнуйтесь, у нас другие приборы их жизнь отмеряют - биорамки, - на Александра Зеленина внимание переключилось, который рамки крутит.
- Александр Иванович, о чем рамки говорят?
- Они говорят, что все нормально. Жаль, телевизионной связи нет, но мы в будущем наладим, есть возможность на нейронном уровне такое сделать. У нас Владлен Исидорович этим занимается.
- Дурят! Дурят вас! - опять тот пришибленный в зал прорвался. Однако ему быстро рот прикрыли, и в зале тишина восстановилась.
- А где они сейчас? Нам по карте покажите, - кто-то требует.
- Да вот перед вами карта. На первом этапе вы видите воронку, - давай Александр Иванович, дирижируя рамками, народу показывать, то, что после наших первых полетов мы с Вовкой Щербиной нарисовали. – Вот смотрите, здесь первыми мир находится, и как раз Николай с Ирой эти земли пересекает. Им здесь хорошо – они в свете купаются. Ощущение морской прохлады. Цвет по краям голубовато-белый, светящийся и манящий. Здесь все и теряют, в основном, контакт со своим телом - пуповина лопается. Но самое страшное вот здесь, - Иваныч на карте место указывает, - души встречаются со своим прошлым, точнее со страхами, которые были в их жизни. Преодолеть эти страхи может подготовленный человек или тот, который сильно устремлен вернуться назад, как это произошло с Засимом. С помощью рамок я чувствую, что Николай и Ира здесь, они подходят к первой стене и вот-вот должны ее проскочить, - Александр Иванович довольно точно комментирует ситуацию, народ внимательно слушает.
- Среди французов первым прошел это место Феликс Кербоз, - взял микрофон я. - Они называют своих разведчиков смерти - танатонавтами. В этом месте у Кербоза пуповина так натянулась, что, еще бы миг, и она лопнула, только чудом успел вернуться. Однако с нашими все в порядке, они связали свои пуповины вместе, они стали в два раза прочней. Спросите, почему Засим преодолел этот барьер и последующие в одиночку, здесь, как мы выяснили, все было связано с его болезнью. У него были так заблокированы все каналы, что зацементировала его шланг, он растягивался бесконечно. Потому некоторые болезни даже полезны, больные в своей жажде жизни готовы и могут на многое, потому надо всегда верить в выздоровление. Николай и Ирина самые простые люди, правда, они прошли подготовку и вот новшество, даже не наше, а французов, - они пошли в паре. Как говорится, любовь творит чудеса – вот эти чудеса перед вами, наша пара движется вперед и вперед.
- Ба! – кричит Иваныч. - Они прошли первый световой барьер. Скорость у них уже сейчас близка к скорости света, а дальше будет еще больше. До первого светового барьера скорость распространяется во всех направлениях, и тот, кто испытал клиническую смерть, как раз видит туннель и свет в нем, дальше же он ничего не видит. Свет там начинает притягивать черная дыра, и потому скорости будут больше. На пути до цели надо семь таких барьеров пройти. Я думаю, что мы это проследим вот по этой карте.
- Давайте к более строгим приборам обратимся. Сергей Леонидович, что наши приборы показывают? Не оборвали пуповины наши подопечные?
- Все нормально, от эктоплазмы идут сигналы. Значит, пуповины дышат и наши друзья двигаются вперед.
- А сколько нам ждать возвращения? – кто-то заерзал от ожидания.
- На двадцать минут запрограммирован полет. На двадцать первой минуте, если все будет нормально, они вернутся.
- Это не фокус? - очередной неверующий объявился. – Ваши танатонавты где-нибудь в соседней комнате чай пьют, а вы нам тут сказки рассказываете, что они континент мертвых открывают. Не проведете вы нас.
- Никто не обманывает вас, - Сергей не выдержал необоснованного обвинения. – Покорение того света – факт доказанный, и мы только вам показываем заурядное путешествие. Сейчас многие не верят, что и астронавты летали на Луну, мол, все это мистификация, Флаги американские углядели, что на Луне развеваются, что-то отбрасывает тень, отпечатки подошв не такие и прочее. Так можно до многого договориться, что и Земля плоская. Хотя последнее как раз верно: в четырехмерном пространстве она похожа на плоский круг, и потому утверждение древних правильное.

Иудейская мифология
Сном жизнь приучает нас к смерти,
Жизнь говорит нам, что в сновидениях есть еще одна жизнь.


4. В Запредельном мире

Время после старта Колька (ударение на втором слоге) и Ирки тянется медленно. Развлекая публику, как наши танатонавты Запредельный мир осваивают, мы в полном неведенье, что на самом деле там происходит, и наши страхи нарастают. Николай с Иркой слишком ворковали сладко перед стартом и как бы не сговорились и не остались в мире грез и наслаждений. Зачем им Земля. Вот если Кольку запало, что он будет в белом кашне по Невскому и Лондону ходить - это может сработать. Вот и 21-я минута наступила - наше волнение залу передалось. Пушкинский театр трясет, как при землетрясении или извержении вулкана на Камчатке. Кто-то не выдержал, в обморок упал, кто-то на выход пробирается.

Досье
Фамилия: Возжаев.
Имя: Николай, в миру Колёк.
Цвет волос: седина в бороду, бес в ребро.
Глаза: темно-серые.
Рост: 1 м 77.
Особые приметы: взгляд с прищуром, проникающий.
Социальное положение: курагинский бич.
Слабая сторона: нет.
Сильная сторона: философский склад ума.

- Не волнуйтесь, не волнуйтесь, все нормально идет! - больше себя успокаивает Леонидыч, наш главный теоретик по запуску. – Вот-вот они объявятся.
И тут произошло то, что народ хотел увидеть: жизнь без смерти.
- Валерка, не поверишь! - все услышали голос Колька. – Такое, такое мы видели!
Надо же, мое имя первым вспомнил, - успел я отметить, вспоминая, как Виктор Панков пять лет назад, отправляясь в мир Иной, меня вспомнил и хотел было позвать, но потом передумал.
- Рассказывай, рассказывай, что видел, что испытал? – кричу ему.
- Как Ирка моя, жива? А то наши пуповины перед приземлением развязались, и какой-то черт ее вверх потянул.
- Ирка жива, вон потягивается, - успокоил я друга. – Хлеба и зрелищ народ жаждет. Давай, не вставая, первые впечатления - вот микрофон - выдай.

«Это невероятно! Это немыслимо! Первые, кто официально ступил на землю того света, вернулись! Они живы!» – полетели депеши по свету.
- Валерка, ты приготовил мне белое кашне и бабочку, я без них не встану, - Колек заговорил, и мощное эхо по залу пошло. – Эти вещи, мысли о них, и спасли нас, что мы не остались там. Думаешь, легко было преодолеть все эти барьеры? Мы до рая чуть-чуть не добрались. Да и ты напугал, что там сам архангел балом правит и за непослушание в ад направит. Грехов то у меня много, и черти меня к себе звали, когда я первый круг очищения проходил.
- Ты людям, людям скажи что-нибудь. Для истории. Вы первая пара как-никак с того света вернулась.
- Вернулись мы, чуваки! Вернулись! – Николай кричал, как когда-то француз Феликс - первый танатонавт Франции. Конечно, наши люди его рекорд в шесть раз превысили, но все равно вспомнить о первопроходцах надо.



 

5. Обзор прессы

Газета “Владивосток”
СЕНСАНЦИЯ В ПУШКИНСКОМ ТЕАТРЕ:
ДВОЕ РУССКИХ ВСТУПИЛИ НА КОНТИНЕНТ МЕРТВЫХ
Мы уже давно и неоднократно в своих передовицах выражали полную уверенность в успехе дерзкого проекта наших владивостокских ученых. И вот новый успех - наша сборная опередила всех, сразу вместе мужчина и женщина - на континенте мертвых. И не просто покорили Запредельный мир, но и вернулись с новой, доселе неизвестной информацией. Наша газета объявляет Николаю и его подругу Иру людьми года.

Владивостокская газета “Утро России”
Смерть можно победить
Группа наших исследователей сумела отправить мужа и жену на тот свет и вернуть обратно. Скептикам удар ниже пояса. “Лаборатория запрограммированной смерти” после ряда неудавшихся запусков вышла с честью.

Московский комсомолец
В поисках наших предков
Наши ученые ищут ответ на вопрос: можно ли посещать наших предков? Ответ однозначный - можно!

Газета Владивостокский комсомолец
180 школьников неожиданно проникли в параллельный мир и остались там. Зловещие клакеры напали на воинов пама и перетаскали у них все пазлы. Школьники, чтобы вернуть эти пазлы, обращаются в храм Солнца к хранителям стихий с просьбой похлопотать и по книге мудрости истолковать, как вернуть эти злополучные пазлы (от puzzle англ. — озадачивать, головоломка).

Газета «Пионер»
Вести из пионерских лагерей
В лагере «Зарница» 140 детей и 35 взрослых погрузились в будущие века, где потерпел аварию звездолет. Семь отрядов индейцев ищут волшебную чеканку, утерянную вo времена великой битвы богов, чтобы помочь звездолету вернуться на землю. Школьники всесторонне развиты— они могут преодолеть тропу Шаолиня и сочинить легенду о добре и зле.

Токийская газета
Русские впереди планеты всей!
Группа энтузиастов наладила поток отправки желающих в загробный мир. Не надо ни ядов, ни наркотиков. Люди сами ложатся под провода высокой частоты и оправляются в рай. Нас удивляет одно, почему эти ученые не засекречены. Завоевание рая - это перспективный проект; нам известно, что многие страны срочно наверстывают упущение в этом вопросе. Наше правительство ведет переговоры, чтобы купить у русских патент на это изобретение. Нами изобретен фотоаппарат, которым можно фотографировать души. Так что желающие отправить свою фотографию своим предкам в голографическом виде, получить обратно, как выглядят сейчас ваши предки, могут обращаться в нашу газету.

Нью—йорская газета «Новое русское слово»
Наши соотечественники в Запредельном мире
Маленькая группа ученых из Владивостока, работая в экстремальных условиях, преследуемая КГБ, утерла нос американцам. Они первыми отправились в загробный мир и вернулись обратно. Тех сведений, что добыли космонавты из загробного космоса, хватит, чтобы остановить смерть от доселе неизлечимых болезней. Следующие они ставят задачи: из страны мертвых доставлять материальные предметы: котел воскрешения и рог изобилия. Спрашиваем, а где же американцы? Почему они молчат?

Римская газета
Папа разгневан
Русские вслед за французами вбили в голову, что могут завоевать континент мертвых. Французы отказались от этой безрассудной затеи, однако группа ученых из Владивостока настойчиво кощунствует и готовит людей прямо в ад. Поэтому мы требуем от русского правительства и русской православной церкви, чтобы они приняли меры и прекратили это богохульство.

Пекинская газета
Зеленый свет завоеванию континента смертных
Русские, как и во времена завоевания Сибири, не утаивают своих колониальных аппетитов. Несмотря на завесу секретности, стало известно, что они готовятся к завоеванию континента мертвых. Двое, женщина и мужчина, достигли ада, где им ничего не удалось взять. Нам известно, что такие запуски Россия планирует осуществлять повсеместно. Однако Китай не позволит, чтобы паритет был нарушен, и потому китайские ученые планируют запустить на континент мертвых сразу миллион китайцев.

Берлинская газета:
Отвлекающий маневр
Определенно у русских ресурсов хоть отбавляй. В то время как простые люди в России на грани нищеты, они осуществляют безрассудные проекты: посылают людей за смертью. Группа немецких экспертов в ближайшее время проверит этот сомнительный эксперимент.


6. Не корысти токма, а для науки ради

Информация о шестом континенте Запредельного континента разлетелась мигом. Записи еще не совсем были совершенны, и не вызывали той агонии от красоты, но все равно поток суицидов резко возрос – многим захотелось быстрее познать красоту шестого континента. Опять начались вылазки против наших экспериментов.
Пришлось специально ухудшить изображения, передаваемые с шестого континента - при новых и новых полетов Люсьен – чтобы хоть немного уменьшить поток желающих увидеть раньше срока континент красоты.
Люсьен в этих полетах искала вход в кротовую нору, координаты которой перед этим вычислил Виктор. Но все было напрасно, она ускользала. Хотя один раз её удалось увидеть. Но только она попыталась заглянуть в нее – как она опять исчезла.
- Надо находится в той точке раньше, чем появится, - заявлял Виктор. – Через два дня она будет вот у этого эвкалипта. Мы на одной из картин видела, как похожий эвкалипт исчез в ее чреве.
- Не хочу! Не хочу я в это чрево! - закричала Люсьен.
- Люсьен, тебе ли привыкать, по кротовым норам лазить, ты их уже столько испробовала. Давай и здесь будь первой. Однако страховка нужна. Мне тоже что-то не нравится эта затея. Не выйдем ли мы опять на следующий круг адова колеса, не окажемся ли на облучке истории.
Действительно, мы как воду глядели – кротовая нора эта по спирали на первый уровень вывела, но с такими страстями самых темных воспоминаний, что Люсьен еле справилась с ними. Двое же ее сопровождающих монахов из Шаолиния – перед этим стали нашими единомышленниками и с Люсьен часто совершали полеты. Однако и они исчезли. Эта неудача просочились в прессу, и интерес к потустороннему миру стал затихать. Только в небе мы могли наблюдать поток в тот мир, по принципу: «не зарастет народная тропа».

- Видите, что на небе творится?! – Надо кардинально дело менять. Вроде бы передача знаний с континента истины на многое глаза открыла, люди меньше болеть стали, некоторые неизлечимые болезни стали лечить, однако люди все равно стремятся туда. Похоже, здесь смятение душ идет – какой-то код заложен, ген – на него надо воздействовать.
- На каждого человека на седьмой континенте часы заведены, причем у каждого свой завод, - кончился и, будь добр, возвращайся в свою обитель.
- Часы не часы, а что-то там действительно есть, чтобы человеку еще годков 100 на жизнь накинуть.

Из курса по астрофики
«Каждая черная дыра означает собой медленную смерть галактики вплоть до момента, когда она поглотит все звезды, сдавит их и превратит в чистую энергию. Центр нашей галактики представляет водоворот, который всасывает и крутит в себе окружающую материю. Через много-много миллионов лет и наше солнце тоже позволит себя заглотить. При этом ничего не рождается, ничего не умирает, все трансформируется»


7. День ипытаний

И вот для нас наступил день испытаний. С одним из наших това-рищей случилась беда - он попал с машиной под лед и ушел в мир Иной. В этот день весь летный состав отдыхал. На месте, в центре по-летов, была только Люсьен, ей и пришлось броситься на перехват ду-ши Игоря. Однако у нее ничего не получилось. Ей удалось только сцепиться пуповинами и лететь с ним дальше.
Чтобы их выручить, нужна была наша поддержка. И вот мы всем составом, готовые только теоретически, бросились за ними в погоню.
Старт и выход в эктоплазме произошел так гладко, как будто мы занимались этим всю жизнь. Естественно, все это было отточено ра-нее на тренировках, а самое главное, сработало в состоянии аффекта. Неподготовленных людей это парализует, у подготовленных же, на-оборот, все идет как по маслу. Нас стартовало шесть человек. Мы свя-зались вместе пуповинами и бросились в погоню: Иваныч, Игнатьич, Леонидыч, Виктор, Вовчик и я.
Технически за полет отвечал Иваныч - он же постоянно с помощью рамок делал замеры и определял, правильно ли мы летим. Виктор де-лал расчеты на компьютере, связь с которым, как и с телом, держал через пуповину. Леонидыч отвечал за энергетические каналы и за то, чтобы ни у кого не перетерлась или не порвалась пуповина.

Восточная философия
«Ведь что есть смерть, кроме как новое рождение в ветре и раство-рение в небесах? И что значит перестать дышать, кроме как освобо-дить дыхание от волн беспокойства, чтобы уметь вознестись и найти Бога, не встречая больше никаких помех? Лишь когда пьешь из реки, ты можешь слагать подлинные гимны. Лишь достигнув вершины го-ры, ты можешь, наконец, начать настоящее восхождение».

Легко сказать, тяжелее выполнить, пока сам не испытаешь, не пой-мешь, что это такое. Первые минуты отрыва от тела у нас прошли гладко - мне приходилось это испытать в трех случаях клинической смерти и на тренировках в тонком теле. Однако когда я попал на Кон-тинент воспоминаний, на меня накатился страх. Я стал ватным, и если бы не поддержка друзей, которые тоже непонятно как справлялись с воспоминаниями, мне бы не преодолеть этот Континент. В зоне сек-суальных наслаждений, наоборот, я тянул друзей вперед. Видать, Первый континент на меня нагнал такого страху, что было уже не до утех, и, кроме того, я сосредоточился на одной мысли - спасти нашего друга.
 
Суфийская философия
В моем сердце пылает звезда,
И в этой звезде прячутся семь небес.

Мы уверены, если не догоним друга до седьмого континента - рая, то пойдем на аудиенцию к самому архангелу, а может быть, и к Богу. Все в ожидании, что ждет нас за первым барьером, следующим и, на-конец, за последним. Там, за занавесом жизни, сбываются все жела-ния, здесь, за этим занавесом, реальность объединяется с фантасти-кой, и все мифологии мира сливаются с точной наукой. Вот она, по-следняя территория Запредельного мира. Я головой пробиваю стену, напоминающую скорлупу, голова начинает вроде бы стонать, но тут же боль прекращается. Вокруг оглушительная тишина. Я спрашиваю у друзей, что они слышат, что чувствуют.
- Завораживающую музыку, - отвечает Иваныч.
- Легкость, - вторит Игнатьич.
- Чудесную вибрацию, пронизывающих меня волн, - замечает Лео-нидыч.
- Я Каббалу понял! - кричит Виктор.
- Я вижу настоящие горы, землю, деревья! - кричит Вовчик, вос-принимая все окружающее как художник.
Мы в раю. Кругом нас души умерших людей и не только людей, но и животных, растений. Значит, для них тоже есть дверь.
Правда, такое скопище не радует. Неужели со всех планет нашей Вселенной все попадают сюда?

Иудейская мифология
Рай находится на седьмом небе. Ведут туда две двери. Они зовут к танцу и радости. Можно видеть четыре реки: из воздуха, меда, вин и благовоний…
***
Все это на самом деле здесь есть. Есть и четыре реки, которыми омывается рай. Наши предки все это знали и иносказательно описы-вали один и тот же пейзаж. Четыре реки - это четыре тональности: бас, баритон, дисконт и фальцет. Четыре вида существования души. Я же вижу четыре тональности по-своему - вот они, четырехмерные лу-чи в четырех направлениях четырехмерного пространства. И мне ка-жется, каждый эти четыре мира видит по-своему. И не только по-своему - это тот путь, по которому будет следовать каждая душа.

Алхимия. Философский камень
Уделом алхимии было искание философского камня и эликсира жизни. В Египте этой тайной владел бог Тот, прозванный Дважды Ве-ликим, который изложил свою сокровенную премудрость в 42-х свя-щенных папирусах. В 240 г. до Р. X. папирусы Тота были переведены на греческий язык под названием книг Гермеса.
***
Исходя из принципа, что природа всегда стремится к совершенству, считали, что золото, в силу единства материи, имеет те же составные части, что и другие металлы. Задача алхимиков сводилась к тому, чтобы исправить ошибки природы, поставить неблагородные металлы в условия, чтобы стать золотом, или серебром. Для достижения этого результата необходимо было к расплавленным неблагородным метал-лам прибавить, путем нагревания с золотом, философского камня, к исканию которого и были направлены все труды алхимиков.
Под философским же камнем алхимики разумели тончайшие, раз-ряженные и невидимые для глаз испарения, которые заключают в се-бе жизненную силу, необходимую для воспроизведения и развития всех форм природы. Испарения эти проникают во все поры и извили-ны земного шара и дают жизнь всему существующему. Эти небесные испарения алхимики надеялись извлечь сперва в жидком виде, а затем обратить в порошок, что и должны было явиться тем философским камнем, который тщетно искали в течение многих веков фанатики со-кровенных знаний и в который верили даже серьезные ученые.

- Толпа, мы не для того собрались, чтобы любоваться этим миром, - первым из нас очнулся Леонидыч. - Мы в долгу перед Землей нашей и обещали вернуть нашего друга. Понимаю, вам всем хочется остаться в этом счастье, но посмотрите, разуйте глаза, тут тоже не все так чин-но. Смотрите, какие очереди! На поклон к архангелам все стоят. Вон и Люсьен с Игорем в очереди, как пара голубков воркуют, - хорошо, их сплетенные пуповины еще не оборвались.
И действительно, мы все вдруг поняли, что мы не мертвецы, а жи-вые люди среди мертвецов и можем управлять своими действиями. Мы способны исследовать Запредельный континент и вернуться на Землю. Мы кинулись к Люсьен и Игорю, расталкивая мертвецов, ко-торые от нас шарахались, видя, как за нами тащатся пуповины.
- Люсьен, куда очередь?
- На взвешивание души.
- Вот тебе на! Я думал, в раю как в раю - все радости, а тут опреде-лят, что душа плохого или хорошего творила, будь добр - тебе налево, а тебе направо.
- Пока рассуждали, Игоря на взвешивание потянули.
- Архангел Гавриил! - Люсьен ва банк пошла. - Ты не можешь ос-вободить раба твоего от этой процедуры? Мы его должны в мир зем-ной вернуть.
Весь собор архангелов остолбенел от такой наглости, и даже не от наглости, а вообще, как это могло случиться такое в этом мире.
Ангелы и души покойников с интересом наблюдали, чем же все де-ло кончится.
- Мы не против, - наконец кто-то из архангелов произнес. - Однако видите, пуповину от вашего подопечного мы уже отсоединили, и те-перь все зависит от него, захочет он в Нижний мир спуститься или за-хочет здесь остаться.
- Игорь, на Земле твоя Верка ждет! - закричал я зная на какое боль-ное место давить. - Ты же обещал ей шубу справить, а потом себе то-пор купить и пойти в небесную обитель, к Виссариону, монастырь рубить. Это на Земле сделаешь, твоя душа сразу на несколько грам-мов подобреет, и ты не в ад, как сейчас, попадешь, а в рай - в вечное сладострастие.
- У нас, во-первых, нет ада, - архангел Гавриил давай нам объяс-нять, а во-вторых, если душа не дотягивает до нужного веса, - завет-ного числа 600 - она подвергается реинкарнации и должна еще жизнь прожить, правда, в другом обличье и даже, может, в нечеловеческом.
Все замерли в ожидании, что Игорь скажет. Он уже на весах лежит, и мы видим, что вес души не в его пользу, и надеемся, что трезвый ра-зум перевесит.
- Извините, дорогие архангелы, - наконец Игорь начал говорить. - У меня на Земле действительно много незавершенных дел осталось.
У всех, стоявших в очереди, после этого глаза на лоб полезли. Как это может человек от рая отказываться, пускай хоть в каком-то буду-щем ему придется еще пожить на Земле, но сейчас-то никто не гонит, и, пожалуйста, пользуйся всеми благами рая.
- Не отпускать! - закричал один из ангелов. - Так у нас каждый за-хочет: туды-сюды.
- Мы не можем от своего слова отказаться, - заявил архангел Гав-риил. - Тем более, благое дело он задумал, дальше жизнь Богу посвя-тить. Это и будет в принципе его следующая жизнь. Потому с Богом в душе отпускаем его на Землю. А вам, - он обратился к нам, - я бы по-советовал здесь остаться, взвешивание души пройти. Без очереди проходите.
- Не, не! - закричали мы хором. - Мы еще тоже не все хорошие дела на Земле сделали! Просим отпустить нас с миром!
- Благословляю! - перекрестил нас архангел и дальше делом занял-ся - взвешиванием душ покойников.
- На материальную Землю! - закричал от восторга Игнатьич, - а то уже водочки захотелось, здесь не подают, вижу, ее, родимую.
- Оставь богохульные мысли в раю произносить! - зашумели на не-го. - Мы еще не на Земле.
Действительно, чтобы обратно спуститься, мы должны были по раю своего рода ритуальный круг почета сделать. А это несколько миллионов километров. Наши пуповины вот-вот порвутся.
- Не волнуйтесь, сейчас моя пуповина крепка, как никогда, ее сам архангел Гавриил завязал, - успокоил Игорь. - И ее уже ни за что не порвать. Давайте вяжитесь ко мне, от моей пуповины сила и у вас появится.
Мы мигом все сделали и в круг почета по Седьмому континенту двинулись. Это оказалось не так просто -лабиринтам наш путь был обозначен. Хорошо, я сакральной геометрией занимался по Мелхисе-деку и такие лабиринты проходил за компьютером. Витя коды знал - они в откровениях Моисея на Земле были даны. Ключ Соломона на стреме был, как тот или иной лабиринт пройти. Короче, выпутались. И вот в конце очередного туннеля увидели врата в Нижний наш мир. Он был прямой, как стрела. И мы вмиг начали проскакивать одну тер-риторию за другой: вот мелькнули красоты Шестого континента, вот - Знания, вот - Испытание временем, вот - Наслаждения, а вот - Страх. Ничего этого уже не испытывали - мы победили, и как победители, проскочили все континенты. И вот она, наша Земля, которая нам ви-делась такой родной и прекрасной!
- Не надо нам Рая! - закричали мы почти все сразу, когда почувст-вовали дуновения нашей Земли, запах черемухи, весны. Почему-то наше приземление произошло на моей родине в Саянах, в Курагино. Однако никто не возражал - тем более, трое из нас родом отсюда, и остальные неоднократно здесь были.
- Давайте у Виктора пару дней погостим, - предложил я. - Отды-шимся. На Гуляевский порог съездим, отдохнем.
- Как мы без своих тел, среди живых с бренными телами будем от-дыхать? И нам Игоря надо определять - его тело в морозилке уже тре-тьи сутки лежит, и критический момент наступает - потом ищи дру-гое.
- И то верно, - вспомнил я, в каком мы обличье. - Давайте по своим телам, а потом сюда - отдохнуть на лето. Только я к Виктору залечу. Напугаю.
И точно: залетел к нему.
- Витек, - пытаюсь ему внушить, - подними правую руку, подними левую, - выполняет команды. - Вон бутылка водки стоит, вылей ее - и больше ни грамма этого зелья. «Хоть хорошее дело сделаю на своей Земле», - подумал я и мигом в группу своих друзей влился.
Вмиг мы во Владивостоке оказались и по своим телесам распреде-лись, правда, от радости малость перепутали - но потом порядок на-вели. Как очухались, бросились в морг: как там Игорь? Никого еще не напугал? И действительно, в столь заведении печальном сторож стоит и крестится:
- Ожил! Ожил покойник! - причитал он.
- Федорович, не пугайся! Не ожил, а мы его с того света вернули. Потому давай одевай его, и мы к его женке поведем. Сами архангелы душу ему вернули, и мы с того света вернулись.
- Во, народ! Перепьется и что городит! - начал понемногу Федоро-вич отходить. - А если правду говорите, то вон ключи, берите одежду и сами одевайте.
Однако нам ничего не надо было делать: Игорь сам каптерку от-крыл, свою одежду нашел - с сияющей улыбкой перед нами предстал.
- Хоть на свадьбу! - воскликнул Игнатьич. - Однако сейчас отвезем тебя к твоей женушке Верке - только не напугай ее, она тебя уже как три дня мертвым считает.
Все получилось, как мы предсказывали: Вера при виде Игоря в об-морок упала - еле в чувства привели. Обрадовалась, что муж живым перед ней предстал. Наша же жизнь после этого в размеренное русло вошла - решили с годик пожить тихо-мирно - для себя. Кто-то семье решил себя посвятить, кто-то детям - по музеям мира покатать. Лео-нидыч свою аппаратуру бросился усовершенствовать, чтобы через энерготочки определить, что за болезнь в том или ином случае и как энергетически по ним ударить по принципу: мы устраняем причину, а не следствие. Вовка Щербинин с небывалой силой за холсты сел - все, что увидел, решил в масле отразить. Я же сел за мемуары. Конечно, все, что мы испытали, увидели, невозможно ни изобразить, ни опи-сать. Это только слабая попытка. Однако описано все то, что действи-тельно произошло с нами. Мы увидели, и это для нас - правда. Люди пребывают в заблуждении, и в наш полет в Рай никто не верит, тем более, что все попытки других смельчаков проваливались одна за другой. Видать, архангелы дополнительные устроили заслоны, и что-бы проникнуть в Запредельный мир и вернуться оттуда, нужны новые мифы и технологии. Хотя, как говорится, нет ничего нового, есть только хорошо забытое старое. Потому энтузиастов ждет большая ис-следовательская работа. Пожелаем им успеха на поприще новых за-воеваний Запредельного мира. Нам открылась только крупица непо-знанного. Так что, вперед!


Машина времени Маллета
Циркулирующий луч света, замедленный до очень низких скоростей, может стать ключевым компонентом аппарата для путешествий во времени. Однако создание машины времени Маллета может стать довольно трудной задачей, так как для снижения скорости света требуются температуры близкие к абсолютному нулю. В будущем, более развитые цивилизации смогут найти способ это осуществить и, возможно, вернутся назад, чтобы поведать нам об этом...

Тахионы
В 60-е годы родилась идея тахионов - гипотетических частиц, движущихся со сверхсветовыми скоростями.
 

«Изречения выхода в день».
Общепринятое название «Книги мёртвых» является как «Изречения выхода в день». Большая часть книги является описанием состояний отлетевшей от тела души, поджидающих её испытаний и её существованию в более тонких измерениях

Мэтр Владимир сын Ивана, ты не занимался древним, правда, уже забытым способом самогипноза: непрерывным всматриванием в хрустальный шар?
- Нет, не приходилось. Что за способ? Как его использовать?
- Надо положить хрустальный шар на черный бархат и в темноте, только при свете одной свечи на расстоянии 60 см, полностью расслабиться и настойчиво всматриваться в глубину шара. Постепенно человек впадает в состояние своеобразного самогипноза. Перед его глазами начинают проплывать картины, поступающие из подсознания.
- Что-то похожее, я испытывал, когда на стереокартинки из твоей книги смотрел.
- Со стереокартинками, там все понятно, зрение, фокусируясь за ее плоскостью, по определенному закону воспроизводит то, что скрыто, как кажется произвольными мазками, линиями или кляксами. Хотя и здесь получается тот же эффект, только вся сцена хрусталиком человеческого глаза воспроизводит, которые возникают в подсознание человека.
- А если нет хрустального шара?
- Можно использовать круглый графин с водкой и даже зеркало.
- С водкой тогда все понятно, не то еще увидишь.
- Пардон, не с водкой, а с водой. Кстати, можно эксперимент проводить в коллективе, только кто-то должен руководить процессом, а остальные его команды безропотно слушать.
- Тогда мы можем же наблюдать за полетами наших танатонавтав! Слово танатонавты Вещунову нравится.
- Танатонавты от слова танавтология – наука о смерти. А насчет, через графин с водкой, пардон, с водой, мы уже начали экспериментировать - полет нашего первого танатонавта Засима воочию наблюдали, изображения были цветными и объемными, как в голографическом телевидении.
- Патентовать изобретение надо.
- Пытались. Отказ получили - не хватает математических и технических выкладок. Мол, шарлатанство.
- Да здесь непонятно, на чем все основано?
- Конечно сам шар тут не причем, можно проецировать изображение и на стену. Сам человек все это через хрусталики воспроизводит.
- А как же тогда связь с Засимом держали? Его же здесь не было, и не он видел, а вы.
- В зазеркалье нас медиум Анжела вела.
- Что все одну картину видели? Или каждый свою
- Можно то и другое настроить. Мы же при групповом сеансе, видели не каждый свою картинку, а все одну.
- Возможно, существуют излучения, о которых мы еще ничего не знаем. Смеялись же над электрическим током и невидимыми волнами? Наука о человеке и его восприятии и материализации, хотя бы вот в этих голограммах еще находится в пеленках.

Умные мысли
Это о них писалось в манускриптах: «И сказал он, и стало так».
Выходя, ты всегда входишь, окруженный стеной, один и тот же день повторялся заново, потому что время здесь было замкнуто в кольцо длиной в сутки


8. Бардо: освобождение в результате увиденного

«Бардо» означает точку, где пересекаются все миры.
Здесь ведущим стало безмолвное Дао, область видений Бардо, уходящее в бесконечность сумрачной лентой Мебиуса. таинственный Путь, который хоть и возможно избрать на свой вкус и цвет, но избегнуть нельзя.

Тибетская Книга мертвых
Великое Освобождение в результате услышанного в Бардо
Главное правило действия в Загробном мире: отдавшись - преображаешься; кого распознал, кого принял в себя, в того превращаешься. Под взглядом чудища из пустоты дрожит загробное наше сознание и рвется  прочь, совершая страшную ошибку. Ибо поступать следует как раз противоположно. Не бежать прочь от ужаса, а потянуться к нему, проникнуться им и, распознав в себя, допустить и взять на себя свое. Как бы это ни выглядело!
Как обуянный бесом иль духом становиться им на миг. Так и в Бардо, узнав себя и приняв, проникшись обликом, мы становимся тем, чем мы являлись на самом деле.
Когда нами завладевает божество, мы превращаемся в это божество.
Всего существует шесть таких состояний, шесть Бардо. Три при жизни, или три Бардо жизни. Это Бардо утробы, когда мы в утробе ожидаем рождение. Бардо сна, когда во сне мы вспоминаем себя. Бардо

Смысл испытания-распознания заключается в том, что нам предъявляется некий трудный живой знак, в котором мы должны узнать себя, допустить и проникнуться. Другое дело, что воспринимать эти Знаки и миражи, причудливые фигуры станет намного легче, если рассматривать их как тайнопись, которая заключает в себе наше истинное устройство. Однако в мире Бардо, как во сне, иные законы, нежели наяву. Слово или знак, названный, произнесенный, имеет такую же силу, такую же плотность, как и мы сами или другие фигуры. Знак и плоть во сне и Бардо – соизмеримы и взаимозаменяемы. Ибо в Бардо, как и во сне, нет вещественной реальности яви, где несущий сигнал и смысл сообщения отнюдь не одно и то же.
Господь, по мнению древнего знанья, творил Мир буквально знаками египетского или еврейского алфавита (Каббала). Во всех шести Бардо мы, сотворенные по образу и ¦подобию Господа, уподобляемся Ему в действии. Это проверка Божественного в нас начала, установление, быть может, ¦сходства меж нами и Творцом.
В Бардо сигнал и смысл сообщения не различимы, знак и его живая плоть - одно и едино! Вот почему заклинание в магии рождает образы, а злые духи запечатываются знаком!
На равенстве знака и явления, приказа и действия основана вся магия мира. Радиокоманда сдвигает сотни тонн - это объяснимая магия, раз имеется формула устройства.