Как  Толька Нос к брату  Красноярск ездил

Вечером, часов в семь, к Виктору, как правило, гости подтягиваются. Часто на шашлыки попадают, которые мы во дворе на суреновском мангале от трактора «Беларусь» готовим. Вот и сегодня праздник. Гостей не приглашали, однако знаем, без них не обойтись.
- Пошел первый шашлык, жди гостей! - Виктор кричит.
- В этот раз никого не будет, - отвечаю с надеждой.
- Ошибаешься, профессор! Вон Нос Толька на «жугулях» нарисовался.
Анатолий только что из Красноярска от брата приехал и весь светится, видать, хорошо съездил. Нос - кличка у него, - он двоюродный брат миллионера Игоря Икс. Фамилии того и другого не будем высвечивать - пусть инкогнито будут. Почему? Дальше пропишем их, и огласка ни к чему, пусть будет тайной. А Толька, по-нашему Толясик, подарок нам от Игоря привез, бутылку дорогого коньяка. Спасибо! Ждем дорогих гостей-чувих из Красноярска - будет как раз к столу. Игорь - наш дружок по социализму; тогда он в Норильске работал на никелевом заводе большим человеком - снабженцем. Вот на этой нелегкой работе и нажил капитал. Друзья тогда у него в Курагино в списках числились - Руслан Елин, Виктор Жибинов, иногда я попадал. Скажи, что он миллионером станет, ни за что бы, не поверил. Игорь спокойный, пальцы веером не закручивает, однако вот, пожалуйста, в Красноярске в нескольких направлениях бизнес наладил - кирпичный завод, лекарственный синдикат, таксопарк, что-то с автодорогами.
 - В крупное издательство у него акции вложены, - Виктор мои мысли читает.
 - Я и говорю: издал бы нам книгу «9 рассказов-путешествий как 9 жизней». Было бы здорово - курагинские байки и тусовки собрать в одну книгу. Спрос стопроцентный будет. Расклад по затратам: книга в 400 страниц и тиражом в 1000 экземпляров где-то 60 тысяч обойдется. Продавать можно рублей за 100-120. Окупаемость – налицо, и прибыль есть. Духовное удовлетворение получим – его ни за какие деньги не купишь.
 - Валерка, Игорь же тебе по телефону пообещал издать. Действуй!
 - Был разговор, что мы его в книге героем выведем. Договорились вместе: ты, я, он и Алпамыс сплав по Казыру от Таят до Курят в Каратузском районе сделаем. Снимаем на видео и делаем книгу: «Трое на катамаране не считая собаки». Игорь этой идеей загорелся: «Валерьян, издаем, но только в Красноярском издательстве».
 - Вот о чем я и говорю, нам ли жить в печали?
- Как раз и в печали. Игоря нет - государственный заказ срывает. Есть предложение, пусть за него брат его Толька с нами сплавает, а по книге он будет Игорь.
- Ты можешь и виртуально Игоря в герои ввести. Тебе это не проблема.
 - Можно и так. Но все равно действа нужны. А что Игорь не едет? Занят? Или боится, как бы здесь не отстреляли? Раньше легок был на подъем – чуть что, он в Курагино. Два года назад приезжал, правда, крутой весь, с наворотами на джипе, и две машины охраны. Тогда он тебе за баранкой своего пылесоса позволил порулить.
- Все хотели бы порулить за таким пылесосом, - Виктор усмехается. - Машина навороченная - с ума сойтци!
- Слышал, что у Игоря со здоровьем проблемы? Гепатитом переболел, что-то еще.
 - С возрастом мы все болеть начинам. Пить уже не можем до обеда - как ты говоришь.
- Пить вообще надо бросать.
 - Игорь не пьет. А болезни - от перенапряжения. Я ему говорю: «От нервов все твои проблемы. Брось все! Приезжай в Курагино, в верховья на Казыр до Щек заберемся, поживем там пару недель, оттуда сплав по горному Казыру, и сразу все пройдет». У нас мужик из Барнаула так на ноги встал. Тяжелейшая болезнь была, а Казыр вырвал. Два десятка лет постоянно там отпуск проводит.
- Да, в этом случае надо кардинально менять образ жизни, особенно внутреннее состояние. Во что-то надо сильно поверить. Забыть обо всем, с природой слиться. Много примеров есть и среди наших знакомых, как они взяли себя в руки и побороли недуг.  К шаману Саян-Санчу надо в верховья Казыра выбираться, -  вспомнил я нашего учителя по шаманским практикам и путешествиям в прошлое, - он быстро на ноги поставит.
- Ты говорил, потерялся он, после того как мы совершили путешествие в двенадцатый век к моему прадеду князю Жибо. Книга об этом так и не вышла?
- Книга не вышла. А к Саян-Санчу мы уже сколько лет не можем попасть. То с вертолетом нас обнесут, то на лодке в прошлом году не смогли осилить порог – дно вылетело; в этом году было знамение, что будет вертолет, однако сами проволынили.
- Значит, не сильно он нам нужен и тем более мы ему. Может, к знаменитому хирургу Чайкину пусть обратится. Правда, с корифеями от медицины Игорь, как я понял, уже общался. Что у него за болезнь?
- Защемление нервов, - Нос объясняет. - Усталость, слабость.
- От защемления позвоночника один мужик-паломник полное дежавю поимел, - вспомнил я рассказ на празднике у Виссариона. –Вылечился – верой в него и мифотерапией. Однако давать совет к Учителю идти не рискую – сильно все менять надо в мировоззрении. А вот к народной медицине, к целительницам можно пойти на поклон.
 - Не верю я этим целительницам! - Виктор восклицает. – Если обращаться, то надо к нашей землячке Надежде Шотт. Она с мировым именем, свой телевизионный канал в Москве ведет – вот она поможет.
 - А я верю. Надо свою целительницу найти. С меня две цыганки в Красноярске порчу сняли, когда с конференции из Новосибирска в Курагино ехал.
 - Что ты подвластен разным шарлатанам, это известный факт. То тебя просит невеста в фате кнопочку на Казанском вокзале в Москве нажать, когда ты сразу на две с половиной тонны угорел. То тебе подарок от фирмы бесплатно предлагают, а за доставку полторы тысячи. Вот еще и на цыганках купился. Ты что к ним лезешь? Они что, медом намазаны? Надо их десятой дорогой обходить. Знаешь же, что они объегорят.
 - Знаю, купился просто, - давай оправдываться. - За мной Иван Семеныч, чтобы к нему в институт прибыть, машину послал. Мы с водилой друг друга не знаем. Встреча на жэдэ вокзале, у памятника назначена. Отойти не могу. Вот цыгане и осадили меня: «Э, парень, у тебя проблемы! Тебя две женщины сглазили. Надо лечить тебя». И точно, есть проблемы. Чуть выпил, давление подскакивает, от этого много радостей в жизни лишаешься. Я на Виссариона грешил, что он меня закодировал, а нет, оказывается, две женщины виноваты. Сначала подумал на жену и дочь, а потом вспомнил: меня же две виссарионовки сглазили! Имел неосторожность поспорить с ними о вере, они и пригрозили, что мне плохо будет, если я веру их не приму. Вспомнил все это и решил с помощью цыганок от порчи избавиться.
 - На сколько сцен обули?
 - Сотней обошлось.
 - А сглаз сняли?
 - Сняли. Давление стало нормальное. Сам видишь, какие нагрузки даю, и выпить могу. Хотя последнее от того, что по совету Клима Ворошилова целый месяц квашеную капусту ел. Он где-то вычитал, что она давление снижает. Он сам так вылечился - целый год капусту ел.
- Что-то не верю твоим рассказам, - Виктор сопротивляется. - Ты же недавно вон как болел после писаницы.
- Я хотел действия цыганок проверить - с директором писаницы Санькой Заикой и Кольком гульнули, а потом на встрече с твоими однокашниками добавил. Вот и болел. Игорь мне тогда посоветовал пивом отходить - четыре бутылки на день, пить понемногу и все пройдет. Прошло, но все равно год здоровой жизни на нет свел.
- Среди людей трудно сдержаться, - Нос кивает. - Кругом пьют, и ты хочешь.
- И все же, кажется мне, что порчу с меня цыганки не всю сняли.
- Не все деньги у тебя увели, - Виктор никак не может успокоиться.
- Надо в Артемовск к одному старику - хорошему целителю – ехать, - Татьяна Курагина говорит, он ей порчу снял.
Я тебе давно говорю, что в Артемовск надо ехать, нас давно приглашают.
Кто приглашает, я знаю. Сначала надо вот в норму войти. Еще одна целительница в Минусинске живет. Дай вспомнить, кто ее посоветовал. Зинаида Ивановна же! Главная моржиха к ней на прием ездила. У этой целительницы все по науке - компьютерная диагностика, определение зашлакованности каналов между чакрами, пробивка их... Старик ничего не берет, разве что из продуктов, а она - 500 рублей за диагностику и 100 рублей за таблетки-шарики, которыми каналы прочищает.
 - Игорю надо к Надежде Шотт обращаться, - Виктор на своем стоит. - На всю страну, на весь мир - известный человек. Туз в этом деле. Она ему быстро каналы прочистит и  на здоровье выведет.
- Мы с Игорем другой вариант обсудили. Ему к нам в центр «Синергия» надо во Владивосток приехать. Но и здесь вера нужна. Для этого посоветовал ему свою книгу «В мир иной и обратно» почитать, там есть некоторые установки, как веру найти и нашим методам поверить.
- Ваши методы на грани фола. Пан или пропал, - Виктор замечает. - Пусть сначала к Надежде Шотт обратится.
- У нее тоже свои условия. Человек должен все сомнения отбросить и поверить в Бога. Поверит, то она любую болезнь вылечит.
Надежда Викторовна Шотт - девичья ее фамилия Корчагина -  сестра Витьки Корчагина, не менее известного в Курагино, правда, в более прозаической области - криминала. Надежда по другой стезе пошла - ООН объявила ее лучшей целительницей времен и народов; медаль «Профессионал России» Путин собственноручно вручал. В вердикте сказано, что лечит 200 болезней. Успех ее в том, что она требует от пациента полного внутреннего покаяния от всех грехов и очищения. Девиз ее: «Я не сама лечу - со мной Бог». В книге «В мир иной и обратно» я описываю, как мы в центре «Синергия» многие болезни лечим - гепатит, рак, обмороженные части тела восстанавливаем и тэдэ. Как? Многие болезни, так же, как у целительницы из Минусинска, о чем выше разговор шел, – очисткой энергетических каналов между чакрами. А сложные болезни - ноу-хау. Скажу лишь, что пациенту нашему предлагаем в Запредельном мире побывать. Чем дальше он туда забирается, тем больше шансов у него оттуда здоровым вернуться. То, что можно через смерть лечить - доказанный факт.
 - Мы с Игорем побывали у одной прорицательницы, - Нос вспомнил. - С трудом пробились к ней. Пристала, откуда мы ее адрес узнали? Потом давай объяснять, что у нее очередь и что она принимает в день всего двух человек, и дорогая она. «За деньгами не постоим», - давай вытаскивать Игорь лопатник с купюрами крупного достоинства. Увидела она, чем мы располагаем, давай пальцы загибать и уже цену за прием пять тысяч назначила. «Ты зачем ей сразу деньги начал предлагать, - давай я брата, знающего толк в бизнесе не понаслышке, учить. - Надо было пожалиться, что нам деньги у друзей надо собрать». «Зачем? – Игорек возразил. - На здоровье экономить не буду!»
- На хлебе и водке - экономить грех! - вспомнил старинный наш лозунг. Вначале бабушки умиленно приветствовали его, а потом возмущались. В вопросе денег в делах целительства надо быть осторожным. Не нарушить ауру, что между целительницей и клиентом должна установиться. А так толку никакого не будет.
- Шарлатанов много! Надо их бояться, - Нос свое мнение высказывает. – А что за мифотерапия, что ты в начале беседы упомянул?
- Есть скриптотерапия, сексуальная терапия, взбучкотерапия – в центре «Синергия» мы все их практикуем.
- Сексуальная терапия, мне подойдет! - Нос воспрянул.
- А к-кому она не подойдет! – Виктор, подражая дружку Боцу, заикается.
- Мифотерапия – это надо уверовать в какую-нибудь философскую систему, в какой-то порядок. Чем хороши туристические походы? Они предполагают порядок и распределение ролей. А лучше практиковать эзотерические походы, в которых добавляется концепция поведения, например, вставать только с левой ноги, и мифического мышления, например, окружающие вас горы, скалы – это живые духи, они помогают нам или не помогают, все зависит от нас. У нас в Курагино есть два места, куда можно совершить такие экспедиции. В мужской монастырь на гору Бургон за Жаровском и в женский - на Бурундат за Таятами в Каратузском районе.
- Насчет монастырей, это же ваши выдумки, - Нос не верит.
- Человек, уверовав, начинает реалии видеть. Причем не только он, но и окружающие люди. Съезди в Жаровск, сам увидишь монахов, спускающихся с Бургона. Откуда они там, никто не знает.
- А как насчет писаницы? Там тоже мифотерапия для посетившего её? - Виктор, непонятно, шутя или серьезно, вопрос задает.
- Еще какая! Там лето проводят не только студенты, но и те, кто давно закончил институт. Едут по собственной воле, за свои деньги, но обязательно в роли участника экспедиции. На первый взгляд, кажется, скучно там. Однако не так. Там человек испытывает мифотворчество - сопереживает с прошлым и видит будущее. Например, почему человек, отсидевший много лет в тюрьме за преступление, опять его совершает? А потому, что его тянет в тюрьму – ему нравится выполнять там свою роль, и это для него мифотерапия, а не тюрьматерапия, как обычно считается.
- Такой мифотерапии не надо, - Виктор заерзал.
- Толпа, давайте тему сменим, - предложил. – Нос, расскажи, как вы с Игорем в Красноярске развлеклись? Нашумевшая история! Как ты роль заместителя главы района играл? Тоже мифотворчество. Или это больше к сексуальной терапии тянет?
- Было, было! - Толян покраснел немного.
- Колись уж! Расскажи, как Игорь тебя представил. Куда ходили или сами кого принимали?
- В первый день думали в ресторан пойти, - Нос с подъемом начал. - Однако потом решили в гостинице небольшой бомонд устроить. Двух знакомых женщин из высшего общества Игорь на встречу пригласил. Для солидности решили меня заместителем главы района представить.
- Мудро, мудро, - Виктор кивает одобрительно. - По комплекции ты подходишь и государственное дело знаешь. Говоришь с достоинством, вон и зубы золотые. И какой же сектор в районе возглавляешь? Сельское хозяйство?
 - Зачем сельское? Бери выше! Промышленность.
 - Дальше рассказывай. Где собрались? Что за народ? Сколько лет народу?
 - Народ? Одна - хозяйка супермаркета; другая - администратор гостиницы «Астория»
 - Ври! Нет в Красноярске гостиницы «Астория!» – Виктор рассказ близко к сердцу принимает.
 - Для конспирации. Не могу же я подставлять уважаемых женщин. Они из высшего общества… Лет по тридцать пять, но выглядят молодо. Мне перед этим Игорь велел сигареты мои туфтовые выбросить: мол, не тянут они на мою должность. На «Золотую Яву» поменяли.
 - А чувихи какие сигареты курили? - Виктору дотошно на мелочи обращает внимание.
 - Одна курила, а что, не обратил внимание. Я же весь в заботах - надо заместителя главы района изображать.
 - Щеки надувал?
 - Зачем надувал! Диалог вел, да так, что сам диву давался. Все вспомнил: как ты умеешь убалтывать, мои разговоры с Васяткой. Игорь перед этим инструктировал: «Ни в коем случае не спрашивай: кто сколько получает? И что сколько стоит? В их кругу не принято».
 - Виктор, ты бы сразу, не считаясь с этикетом, вопрос о стоимости мануфактуры начал, - подначил друга.
 - Кто купил на незаконно заработанные деньги, прошу к ответу! - Виктор отвел от себя выпад. – Однако, Нос, рассказывай, как дальше дело развивалось?
 - Собрались мы. На столе бутылка водки за девятьсот рублей и немного закуски. Игорь, чтобы дать понять, кто в номере хозяин, предложение выдвинул:
 - Бр-рат, что там у тебя в холодильнике? Давай на стол.
 Перед этим мы его естественно затоварили всем, чем Бог послал. Но знаю, что там огурцы есть. Спрашиваю: «Девчата, в холодильнике два огурца: один толстый, но короткий, второй длинный, но тонкий. Кто какой выберет?»
 - Пузатый и толстый! - единогласно закричали богатые чувихи, намекая на вид хозяина такой преамбулы.
Нос действовал, как советовал Кьеркегор: разговор должен нести случайный характер, а подтекст его должен быть сексуальным. Вот таким Толька тонким психологом и философом оказался.
 - Значит, выбор сделан - на пузатого и короткого? - Виктор смеется. - Это меня радует, я такой же... Дальше как дела развивались? Расспрашивали о районе? О делах?
 - Нет, вопросов об этом не было, да и я сильно не настаивал. Спросили, часто ли в Красноярске бываю. Пришлось придумывать: «Молодых посылаю - пусть они опыта набираются».
 - Вумно, вумно! - Виктор ухмыляется.
- Виктор! - Нос воскликнул. - А знаешь, в наш вечер ты основную лепту внес.
 - Как это?
 - Помнишь, тебе Игорь звонил, и вы целый час с ним болтали. Так вот этот базар был в гостиной во весь голос озвучен. Мы хохотали, за животы держались
 - Ба! Мне Игорек сказал, что он включил на прослушку, а что в вашей компании женщины, не знал. Я же не стеснялся в выражениях.
 - Это только скрашивало диалог. На другой день они сознались, что такого вечера, с юмором, легкой болтовней, они ни разу не испытывали. Уж где и с кем только ни мотались, по России, зарубежью, Италии, Франции, Кипру, но это самая захватывающая  встреча оказалась.
 - Виктор, требуй гонорар за выступление, - советую другу.
 - Хоть впору требуй, - кивает Виктор. – Однако, Нос, расскажи, что еще интересного было? Рассказывал, как ты промышленный сектор в Курагино возглавляешь?
 - На Ирбу силы все брошены - там железная руда, финансовый поток денег в Москву идет, часто приходится ездить с отчетностью.
 - Как распрощались? Дальше связь договорились держать?
 - Не будьте ребенком! Кон-нечно! - Нос словами самого Виктора ответил.
 - Тогда дело пойдет.
-  Нос, однако еще же была история. Вы же еще с Игорем в ресторан сходили.
-  Сходили. За тысячу долларов. С каждого.
- Как так вас, тертых калачей, на такое подвигло! - Виктор удивился
- «Толян, давай, я тебя в один клевый ресторан свожу, -  предложил Игорь. - Я сам там еще не был, но говорят здорово. Особенно блюдо «по-королевски» хвалят». Приехали мы, заказ сделали. Нас попросили часика полтора подождать... Вот, наконец, заказ – блюдо на противне. Большие такие куски мяса изюбра. Вкуснятина – пальчики оближешь. Пьем коньячок, закусываем, жизни радуемся.
 - А где ваши барышни?
- У администраторши муж из командировки вернулся. Обещала в другой раз без проблем встретиться, но сегодня, мол, не могу.
- А в ресторане, никого не склеили?
- Нет. Все при ухажерах сидели.
- И чем тогда знаменит ваш ресторан? За что по тысяче выложили?
- За «блюдо по-королевски».
- Как?
- Вот и я так закричал: «За что две тысячи долларов?!» - «За то, что оно свежее, - услышали в ответ. - Изюбра перед приготовлением блюда прямо в лесу убили. На вертолете доставили, и мы вам самые лакомые кусочки приготовили - филейные части. Остальное мясо можете забирать".
- Ба! - уже я воскликнул. - Меня в Красноярске Иван Семенович угощал изюбрятиной! Может, он ему так же достался – за пару тысяч зеленых. Ну, а вы заплатили?
- А куда денешься. Игорь платил.
- Значит, две тысячи баксов - это около шестидесяти тысяч рублей будет. За эти деньги можно книгу в тысячу штук издать. А попроси такие деньги у Игоря на это дело, десять раз подумает, хотя в книгу эпизод  с изюбром обязательно попадет и героев прославит.
- У Игоря в фирме дела хорошо идут. Машин целый таксопарк. Может одну продать - вот и деньги, - Толян мысль выдвинул.
- Богатые, они жизнь куражут! - Виктор от «ужина по-королевски» отойти не может.
- Виктор, чем рассказ закончим? Может, предложением полковника?
- «Однаго лягэмте в гойку!» - Виктор произносит и тут же: - Валерьян, иди посмотри, что Алпамыс делает?
- Алпамыс лениво лежит и лапой от мух отбивается. Чем ему еще заниматься. Наелся куриных лап вот и веселится.
- «Девочки веселятся!» - Виктор в концовке все же фразу вставил.

Как мы в баню к профессору Ивану Семеновичу ходили

Профессор Иван Семенович со своими детьми на лодочке под мотором; я с Вовкой Никулькиным на катамаране решили сплав совершить от Гуляевского порога. Сборы начались - надо было продукты закупить, детали экспедиции обсудить. С Виктором, Василием Крэком к Ивану Семеновичу заехали.
 - Мужики, давайте в баню идите! Баня - огонь! Мы помылись, - объявил хозяин.
 - Отчего не сходить, - Виктор согласился, - только Грэку надо пожарче. Так ведь, Васятка?
 - Я могу за канолевым веником съездить, - кивает Василий. - Вы только подкиньте дровишек. Пожарче люблю. Вы же меня знаете.
 - Сделаем, Василий, - Виктор заверил. - Ты только быстрее.
 Мы с Виктором не стали Васятку ждать и в баню дунули, нашли маломальский веник в предбаннике, им попарились от души, однако поленились подбросить полешек в топку.
- Лень впереди нас идет, - наше упущение Виктор комментирует.
 - Что лень впереди нас идет, это точно, - соглашаюсь. - Однако Васятке от этого не легче будет
После этих слов даже попытались огонь зажечь, но спичек не нашли, на том и оставили наши потуги. Мы помылись, попарились - три раза поддавали, и пару хватило. Когда Васятка прибыл - иссяк пар и в бане прохладно стало.
- Мужики, а тепло где? - Василий спокойно отреагировал. - Я канолевый веник притаранил.
На этом был исчерпан вопрос о бане. Иван Семенович упорол в гости на полчасика. А где полчаса, там и два. Поэтому мы не стали его ждать и по домам поехали. Одна приятность, мы помылись. А Васятке повезло без бани остаться. Он не в обиде на нас...

Почему Селик мясо не ест?

Иван Семенович после очередного приезда в Курагино к Сашке Новоселову - у нас он Селик - заехал. Тот пьяненький сидит за столом и глубокомысленно вдаль смотрит.
- Санька, как жизнь идет?
- Ой-ой-ой! - запричитал Селик, - Целых две недели мясо не ел.
- Александр Иванович, так не годится, надо через силу кушать, - Иван Семенович не без юмора заметил.
Поговорили они в этот раз о невзгодах, еще вспомнили, какие трудности в Курагино Селика на тернистом жизненном пути подстерегают...
Интересный разговор соседа Селика подслушали. Сосед своего сынка-оболтуса воспитывает:
 - Ты, лоботряс, почему на осень остался? Тебя же выгонят из школы! Давай я тебя проверю, может, учительница по арифметике к тебе зря придирается. Скажи, сколько будет шесть плюс четыре.
 - Не знаю, - мычит сынок.
 - Ладно, давай по-другому. У тебя шесть папирос и четыре папироски. Сколько будет?
Полпачки, - наконец выдавил Вовка.
 - Оригинальное мышление! - Виктор воскликнул, вспоминив мой рассказ, как у нас один такой же лоботряс в наш морской университет поступал.
 

Оригинальное мышление

Нашумевшее тоже дело.  Нужно было одному лоботрясу в наше училище поступить. Случилось так. Валерка Попов - преподаватель нашего морского университета, яхтсмен известный, кругосветку совершил, призер многих международный соревнований - попросил меня помочь его племяннику, мол, у тебя много знакомых преподавателей - пусть трояки хотя бы поставят. А я вам за это ПСН,  плот спасательный надувной, подгоню, в твоих походах по Саянам  вещь нужная.
- Давай! – обрадовался. - ПСН нам  кстати.
ПСН я у него сразу забрал и в Курагино выслал. А с его племянником трудности начались. Знакомый преподаватель, оказалось, был отстранен от приема вступительных экзаменов «за помощь», и больше не к кому было обратиться. В итоге наш протеже на первом же экзамене ноль баллов получил. А чтобы он мог дальше сдавать, должен хотя бы один балл из десяти получить. Мы решили на апелляцию подать. Что-то же он написал!
На апелляции другой знакомый - Затепякин Михаил Максимович - принимал, и члены комиссии - знакомые. С Валеркой Поповым решили вместе на комиссию идти, его тоже все знают. Мы уверены, выгорит дело, вытянем нашего подопечного. Вот Михаил Максимович внимательно опус нашего оболтуса изучает. Какие-то каракули по первой задачке из пяти на пол листа написаны, пытается хоть за что-то зацепиться.
 - В решении нет ни одной строчки правильной, даже в условии  задачи ошибки, - Михаил Максимович приговор объявляет.
 - Вот и пошла отсюда вся чехарда! - пытаюсь реабилитировать подзащитного. – Растерялся, вот и напорол.
- Ну, ладно, - соглашается Михаил Максимович, - спросим его.  Скажи, любезный, сколько будет три пятых плюс две пятых.
Пыхтит наш подопечный, я пытаюсь на пальцах ответ «кол» показать, однако не видит и не слышит.
 - Десять, - выдавил наконец. Числитель и знаменатель умудрился сложить.
Я, услышав такой ответ, бросился спасать подзащитного:
 - Михаил Максимович, оригинальное решение! На балл тянет! Как Чапаев ответил, когда он в военную академию поступал. Нашумевшая история, не слышали?
 - Расскажи, -  предложил Михаил Максимович.
 - Василия Ивановича спросили: «Сколько будет ноль пятых, плюс ноль пятых». Тот долго думал, а потом выдал: «Нутром чувствую, что литр…» Чапаев тогда сдал экзамен. Так и нашему подзащитному один балл – ему много не надо.
 - Как он с такими знаниями учиться  будет?
 - Михаил Максимович, сейчас задай это вопрос курсантам третьего курса - правильно и половина не ответят, а тут человек дерзает, второй Ломоносов…
Короче, не уговорили мы. Нашему подопечному пришлось в другой вуз поступать - в Дальрыбвтуз, и поступил, и учится, четвертый курс закончил. Мы же ПСН поимели, в Курагино нас выручает - не отдавать же назад. И эту историю вспомнили, когда Иван Семенович предложил Селику мясо через силу кушать: «Не хочешь, а ты ешь, через силу себя заставляй!» Или как сосед Селика сынка математической грамоте учил - тоже шедевр педагогического мастерства.
- «У моего сына аж три переэкзаменовки на осень! Вот и учи его, оболтуса», - любит Виктор комментировать этот случай словами соседа Селика.

Как сынок у Сурена в институт поступал
 
- Виктор, как Сурен бьется, чтобы его сынок в институт поступил? - спрашиваю друга.
 - Все силы брошены на взятие Бастилии - проректор Иван Семенович, хирург Чайкин, банкир Сашка Пономарь и еще человек пять, вплоть до нашего однокашника, прокурора края, подключены. Он же и к тебе в Морской университет хотел толкать сына, на моряка учиться.
-  Алиби стопроцентного требовал.
 - Тут жена сто процентов не даст, а он что захотел, пускай сын хоть сто раз будет чемпионом.
У Сурена сын - амбал, под сто кэгэ, чемпион района по штанге, вольной борьбе, гирям и жиму на руках. Кто бы мог и засомневаться в заслугах, но, увидев такое чудо, сразу сомневаться перестает.
 - Сурен, что он у тебя в спортивный институт не поступает? - Виктор вопрос задает.
 - Он не хочет всю жизнь спорту посвящать, Сашка Понамарь обещал в Цветмет протеже, туда он и будет поступать.
Вот сроки сдачи вступительных экзаменов подошли. Сурен не торопится.
-Успеем! – заявляет.
А знал, как успеем, поторопился бы. Приехали они в Красноярск, и начались мучения. В университете на физвоспитание сразу отбой дали – оказывается, учитывают единый экзамен, а у сынка по русскому двойка, что ему отлуп и обеспечило. Кинулись в Цветмет - там единый экзамен не учитывается, по аттестату принимают, но пока метались, опоздали документы подать. Пономарь выручил, точнее, его знакомый из этого института. Естественно, ноль баллов схватил - а это недопуск к дальнейшим экзаменам. Опять пришлось просить протеже. Тот на даче спрятался, все телефоны отключил. Сурен все же нашел его и вымолил, чтобы сын дальше сдавал экзамены, но уже на платной основе. Сначала поступить, а потом, если пойдет учеба, можно на бесплатное обучение перевести. Два других экзамена сын Сурена сдал: по баллу получил, по десятибалльной системе - для платного обучения этого достаточно.
 - Хорошо сдает у тебя сынок? - Виктор подначивает друга.
 - Нормально, - отвечает  Сурен
 - Алиби тебе никто не даст, как он с такими оценками учиться будет? Я постучался не в те двери, и результат - только с третьего раза институт закончил.
 - Ты, Виктор, и в третий раз не в ту дверь постучался - филфак не твой профиль.
 - Здесь для меня знакомо - язык шел. Жаль, в те времена со знанием языка не столь мы были востребованные.
 - Сейчас один институт ничего не дает - второй чаще определяет тернистый путь на жизненном пути, - вспоминаю обычную практику – второй вуз заканчивать.
А сын Сурена поступил. Стоило ему это дорого. Раньше в совхозе тридцать тысяч баранов было, сейчас всего тридцать осталось. Сурен говорит, на презентации ушли да на разные комиссии. Как будет учиться у него сын, не знаю. Разве свое подворье: гуси, свиньи и клинышек-огород вырвет. Какая сила в руках у студента, преподавателя не интересует: ему подавай что-нибудь существенное - знания. Учись, студент, и слава тебя сама найдет! Того и мы пожелаем сыну Сурена: учиться!

Алпамыс - вумная собачка

У нас с Виктором во дворе появился собачонок, месяца два от роду, но умный, как мы говорим - вумный. Его соседка Галка приволокла. У Галки сынок Вовка четырех лет - башковитый пацан.
- Алпамыс и Вовка примерно одинакового развития, - любит говорить Виктор.
Кличку Алпамысу долго придумывали: и Малыш, и Рыжик-Пыжик, Пекинес и, наконец, Алпамыс выбрали - по мультфильму «Алпамыс идет в школу». Прописку Алпамыс получил от Витькиного кота Васьки, который при первой же встрече поцарапал ему морду.
После этого у них началось мирное существование. Алпамыс не трогает Ваську даже в том случае, если он что-нибудь ест. Другое дело – соседский кот. Его гоняют и кот Васька, и Алпамыс, хотя последнего соседский кот терпит – позволяет полизать и малость покусать. Но если еда попадет коту, Алпамыс не церемонится – сразу отбирает.
Утро у них во дворе начинается с того, что мы с Виктором выдаем им пайку еды: Васька получает две головы курицы, Алпамыс - лапы. Соседский кот тут же крутится - ему кое-что перепадает, в крайнем случае вискас даем: наш кот не ест его.
- Как бы после такого рациона Алпамыс не стал соседских кур гонять! - беспокоится Виктор.
-  На сытый желудок не будет!
Дело в том, что соседка Галка, хозяйка кота и Алпамыса, часто отсутствует - то у матери, то у подруги в Абакане. Муж ее, отец Вовки, где-то на заработках, деньги высылает – Гальке с сыном хватает, а вот о живности беспокойство никакога. Вот мы и взяли на себя шефство над ними. Алпамыса своим считаем. Когда Нина Михайловна отдыхала, она закормила всех их.
- Где ты, моя Нинок? Где? – подначиваю фразами из «Калины красной». - Ты зачем живность балуешь? Ужика обижаешь? Зачем им краковскую колбасу даешь, шоколадное печенье и всеми другими яствами, мыслимыми и немыслимыми, кормишь. Уедешь, нам туго придется.
- Пусть едят. А Алпамыса к себе заберу. Хотя нет, меня же кот дожидается.
Уехала она. Лафа кончилась и зверье на жесткую диету село. Алпамыс стал по соседским дворам шастать, где бы что спереть. Пер все, что под лапу, точнее, в зубы попадало - костей натащил, вплоть до бивня мамонта. Под сараем нашел драгоценную добычу. Виктор уже давно потерял ее, а вот Алпамыс откопал.
- Это бивень мамонта, точно я говорю! - Виктор мои сомнения рассеял. - На Увале в глине нашли при раскопках. Собираюсь в археологический музей отдать.
- Ты его в Красноярский педуниверситет отдай, директору Заике, который сейчас в Ильнке раскопками Шалоболинской писаницы руководит.
- Профессор, ты опять про писаницу, она у меня уже в печенках сидит. Вы одурели с этой писаницей. Ты как с той цыганкой: Дай мне сто рублей, я вам писаницу покажу! Врачу-гинекологу предлагала, которому это писаница вот где стояла!
- Писаница от слова «писать», - Виктору отвечаю и тут же: - Виктор, смотри, Алпамыс какой дефицит тащит! ...
- Ну-ка, Алпамыс, дай! Дай говорю! – Виктор книгу из пасти выдирает. - Что за книга? Профессор, посмотри, не «Алпамыс идет в школу?»
- Нет, классика – Дюма. «Граф Монте-Кристо».
- У кого он упер дефицит лютый, - Виктор размышляет. - У меня нет таких книг.
Тут во двор соседка с сынком Вовкой заявилась, из Абакана приехала. Витька к ней:
- Галка, не у тебя «Графа Монте-Кристо» Алпамыс стащил?
- Нет. Разве у Мумия Тролля, что здесь раньше жил, но он с Валькой вещи давно вывезли.
- Мумий Тролль – царство ему небесное! - таких книг не читал, ему подавай что с градусами, - Виктор удивляется.
- Виктор, а вон еще одна книга, смотри, в траве лежит, уже разодранная. Еще один дефицит: «Война и мир» Льва Толстого. Из собрания сочинений.
- Алпамыс, тащи остальные тома! - шутим.
Тут жена Мумия Тролля Валька кота своего в очередной раз пришла забирать. Заберет, а он все равно назад прибегает.
- Валентина, не ваши книги? Откуда-то Алпамыс прет.
- Нет, не наши, - Валентина отрицательно головой машет. – Мы таких книг не читаем.
Валентина с Мумием Троллем раньше жили в доме, где сейчас Галька. Кот ее, но уходить не хочет. Вот и сейчас Валентина в ведро его посадила и к себе потащила, но не надолго, все равно вернется. Она с Мумием Троллем на другой улице избушку сняли. Расстояние приличное, но кот все равно от нее сбегает
Валька, ты его с неделю взаперти подержи, привыкнет. Дорогу назад забудет, - Виктор предлагает.
Держала. День-два посидит, а потом все равно вырывается.
С этими словами Валентина кота в ведро засунула и домой направилась. Алпамыс тоскливым взглядом друга-кота провожает, жаль ему – он как-никак играть позволял.
- Васька у меня - старинный кот, - Виктор на своего кота стрелки перевел. – На Пасху ему ровно десять лет было.
По человеческим меркам ему восемьдесят. Зубы стер, но с куриными головами еще справляется. А больше ничего не ест. Алпамыс же молодец – все ест: хлеб, помидоры, огурцы, арбузы. Насчет кормежки с ним проблем нет.
- Профессор, бери его к себе во Владивосток, - Виктор, как всегда, улавливает мои мысли. - Проблем никаких, и квартиру будет сторожить
- В Москву Нинке отвози! У нее же сбежал кот - дочь ее Ольга звонила. А что кот сбежал – большой знак, чтобы Алпамыса отправить в Москву.
-  Почему кот у Нинки сбежал? В Америку она к зятю собралась на постоянное жительство. Ольга не хочет, а муж требует жену и дочку. Решили, что теща с внучкой в Америке при зяте будут жить, а Ольга, чтобы зубной практики с дорогими клиентами не лишиться в Москве, в Америку будет приезжать.
- Не понять, жизнь куражут. Что бы Ольге в Америке свою практику не поиметь?
- Ольга в десятку лучших стоматологов мира входит. Она кандидатскую по этому профилю защитила. У нее в России все наработки, и бросить не может. Ей в Америке надо все с нуля начинать, - Виктор свою сестру оправдывает.
- Виктор, а Мумий Тролль долго с Валькой прожили? Она же лет на двадцать старше его.
- Как Леха Алексеев в прошлом году умер, они и сошлись.
- Валька – роковая женщина. Скольких мужей похоронила?
- Не в счет. Я Мумию Троллю сколько говорил: что ты к ней вяжешься, иди к матери, поживи у нее тревожное время.
Валька пединститут закончила – матфак. Учительницей работала, а потом спилась. Мужика найти - для нее плевое дело; не знаю, кто раньше у нее был, а Леху Алексеева знал - умер. После него Мумий Тролль – этого видел недели две назад - тоже ушел в мир иной.
- Работящий Мумий Тролль был, - вздыхает Виктор, который ему эту необычную кликуху дал. – Скорняк. Вон сколько собачьих шкур выделал, до сих пор висят. Водку пил сильно, это не отнимешь. Может, с нее и нашел погибель.
- А как умер?
- Неизвестно.
- А что жена говорит?
- А она ничего не говорит. Она и не знала, что он умер. Я ей: «У тебя муж умер! Вчера схоронили». «Как умер, я же его три дня назад выгнала»...
Валька с Мумием Троллем всю зиму по соседству с Виктором жили. Одна ограда - и топились его дровами и углем.
- На два дома тянулся в лютую зиму, - вспоминает Виктор. – Мумию Троллю разрешил пользоваться углем, безобидный был мужик. Говорил ему: не верь бабам, особенно Вальке. Вот и выгнала его на погибель.
- Виктор, сейчас Алпамыс будет у тебя сторож.
- Дрова не убережет. Надо ограду городить, отделяться. Сурен обещал ворота поставить…
На этой ноте мы и закончили разговор. Валентина кота потащила к себе, Виктор пошел музон записывать, я на компьютере вот эти строки начал колотить.

А на берегу Тубы разыгралась трагедия

 - Господа офицеры, на улице разыгралась трагедия! - влетает прапорщик с выпученными глазами в игорный дом, где офицеры в покер лупят.
 - Что? Где? Кто? - взволнованно, перепугавшись вскакивают офицеры.
 - Двое цыган попали под конку!
 - Фу, ты! - чертыхаются господа офицеры и спокойно дальше продолжают играть в покер.
Вот и у нас Ольга Никонова узрела, что Ахромей - полковник по борьбе с наркотиками - машину моет с двумя сыновьями на пляже. Тут уж туши свет! Ольге надо адреналин получить в борьбе с беспределом, поэтому она старается. Вначале давай выяснять: Ахромей это или не Ахромей. Что за машина -  какая марка, номер?
 - Ахромей это, - пояснил Хамро - муж Таньки  Курагиной, -  тут у Льдинки свою машину-такси шаманит, - однако осуждать действия мента отказался: мол, мне работать с ним.
 - Все так. Чуть надо свое отношение выразить – сразу в сторону! - Олька возмущается. - Нет, чтобы правду в лицо сказать, мы боимся. Я вот сейчас специально подожду и в лицо ему все скажу.
Дискуссия серьезный размах приняла - человек десять собралось, ждут, когда Ахромей выезжать будет и как Ольга оттягивать его станет. Конечно, это не Ольга Конова, здесь по-интеллигентному, но все равно.
 - Сергей Тимофеевич, я никак не ожидала от вас такого, - Ольга спокойно начала отчитывать главного мента по борьбе с наркотиками. - Вы, какой пример показывайте? Два сына с вами, а после они будут также мыть уже две машины.
 - Ольга, ты посмотри, что на берегу творится! – Ахромей пытается оправдаться. - Грязь, мусор, битые бутылки, мы только чуть-чуть протерли.
 - Такие же, как вы, и мусорят. Вечером кто здесь собирается? Милиция! Машин пять каждый вечер. И не протирали вы машину, а мыли. Вокруг люди загорают, дети купаются. Я завтра начальнику милицию позвоню, пусть он знает, и статью в газету напишу. Вы так и с наркотиками в Курагино боретесь - ведь никакого толку. Такое впечатление, будто вы сами их распространяете или от этого куш имеете.
Ахромей опять что-то начал, но я перебил его.
 - Люди здесь загорают. Ольга Васильевна права, и вы нехорошо поступаете. Вам же сделали замечание, а вы что? Прекратили? Нет. У вас и сомнений ни на йоту не возникло. Нехорошо!
Дальше нас Ахромей уже не стал слушать и восвояси поехал.
А перед этим к нам звонок был. Звонили в милицию, но на наш телефон попали .
 - Это отдел по борьбе с наркотиками?
 - Да, - взял на себя грех Сурен.
 - Сергей Тимофеевич?
 - Да, я у телефона, - давай дальше туфтеть Сурен.
 - Докладываю, - слышен в трубке доверительный голос. - На Колхозной, 33 собрались наркоманы - дружки Олега Водина, сбыт и употребление наркотиков.
 - Выезжаем на захват, - Сурен успокоил доброжелателя. – Спите покойно, дорогой товарищ.

Василий Мурин - его стезя и драма

Что определило судьбу Василия Мурина – моего одноклассника? Почему ушел из жизни? Никто толком не знал. Где тот знак, что определил его судьбу? Давно пытаюсь понять.
Василий родился в деревне, родители - крестьяне. Ничто не предвещало звезд с неба, разве что скромной должности агронома или зоотехника в родном колхозе. Школу закончил не с блеском,  правда, в сельхозинститут поступил. С ним туда же поступили Иван Вагнер, Вовка Ткачев. Иван живет сейчас в Германии: как мы говорим, в резиновой Германии – всех бывших немцев к себе принимает. В этом году у них встреча однокашников. Иван Вагнер, Нинка Новиченко, Виктор Клименко, еще кто-то собрались у нас на базе. Здесь я и узнал о судьбе Василия Мурина и Алексея Ткачева.
Судьба у того и другого знаковая. Знал бы, где упасть, соломки бы подстелил - в их случае можно было бы и подстелить. Особенно для Василия Мурина. Зачем ему город? - не вязалось у меня в голове. Иди в деревню агрономом. А нет, решил планку выше взять.
Учеба в институте Василию трудно давалась. Иван Вагнер свидетель, тогда сам чуть не погорел - экзамен по начертательной геометрии не мог сдать, да не просто не мог, а написал заявление об уходе из института по этой причине. Ректор на другой факультет перевел – молодец, - где нет начертательной геометрии. Василий на старших курсах лучше стал учиться. И любовь пришла. На беду. А тогда казалось на удачу. Однокурсница, дочка доцента, на него глаз положила, свадьбу сыграли. Как говорится: мир да любовь. Но жена с большими претензиями оказалась. Василия решила светилом науки сделать. При содействии тестя дело сдвинулось. Василий институт закончил, на кафедре остался, аспирантура, защита, заведование кафедрой. Однако для женушки этого мало. Нужен муж - доктор наук, и все блага в доме. Взяток Василий не умел брать, а с докторской - долгая песня. Я с ним в Курагино тогда встречался, и он мне рассказал о своих проблемах. Помню, мы в кафе, на площади, по пиву ударили, и я кричал:
- Василий, на кафе надо мемориальную доску ставить! Сразу два кандидата наук, два заведующих кафедрой пиво пьют!
Кафе этого уже нет, как нет и Василия. После той встречи все у него пошло наперекосяк - жена хочет столбовой дворянкой стать, и на Василия полный накат. Дальше проза в драму переросла: Василий в мир иной отправляется - зашел в гараж, завел машину и был таков.
У приморского писателя Балабина его герой смерть выбирал: утопиться – вода холодная; прыгнуть с 9-го этажа – тело жалко, и нет гарантии: можешь инвалидом в коляске дни потом коротать - тоже не в радость. Решил повеситься. А когда начал в петле задыхаться, раздумал. Давай брыкаться, крюк вот-вот должен оборваться – вот оно спасение, однако нет - сознание потерял. Короче с жизнью распрощался. А по законам Запредельного мира, ангел-хранитель, если он не отлынивает от своей обязанности, должен желания своего подопечного беспрекословно выполнять. Ангел спасать бросился, соседке по квартире внушать, чтобы та заглянула к соседу. Спасла - из петли вытащила.
В машине угореть от выхлопных газов, или замерзнуть в пьяном виде - это больше относится к природе человека. По крайней мере, человек каждый день это испытывает, когда засыпает. В первом случае только мысль о смерти душу расстраивает, что навсегда, а во втором – в предчувствии отдыха – душа поет. Однако в первом и втором на каком-то этапе душа все одинаково воспринимает.
Ладно, что я коснулся этой темы. В книге «В мир иной и обратно» описываю, как сам три раза за роковой чертой побывал. Славу Богу, не по своей воле, и потому никому не советую такое. Я же хотел затронуть тему: что определяет судьбу человека, стезю его?
Человек воспринимает жизнь, как вечно данную ему, и считает: никакой знак ему не указ, если это у него на роду написано. А вот жизни себя лишить из-за пустяка может. Поругался с женой, изменила жена, с работы выгнали - сплошь и рядом. Знаю, одна девчонка наложила на себя руки, потому что в дипломе ей четверку поставили вместо пятерки. Одна у нас в Курагино пукнула, по этой причине повесилась.
Правильно древние египтяне требовали: сначала научись умирать, а потом жить. Инициации смерти учили. В жизни никто не застрахован от безысходности, и пускают пулю себе в лоб не все. Самый простой способ выйти из кризиса – ложись спать. Выспишься, вся дурь пройдет, и выход из сложнейшей ситуации найдется. Не зря в авиации говорят: «Если неясно, ложись спать, начальство разберется, разбудит». Можно другие варианты предложить. Наступил ступор, возьми посуду побей у себя дома, мебель изруби – так ты пар спустишь. Правда, здесь жена может в психушку упрятать, но этот лучше, чем смерть, и потом все равно выпустят.
Подобное с моим другом Вовкой Щербиной случилось, когда он жену захватил с полюбовником. Всю мебель изрубил, его в психушку упрятали. Выпустили, а боль не проходит. Однако сумел найти выход - накупил красок, холста и сказал себе: пока сто картин не напишу, не отступлюсь. И написал. Причем не просто написал, а шедевры создал – сейчас эти работы Канадский музей искусств закупил. Поэтому стрессы нужны, чтобы на просветление выйти, однако они не должны быть фатальными. В раю есть позитив, есть и негатив, и туда не стоит торопиться. «Я знаю! Я все знаю!» - могу сказать словами друга...
Однако отвлекся. Я же хотел судьбу двух друзей проследить: что за знак их судьбу определил? Василий погибель нашел, потому что планку высоко перед собой поставил – мы уже об этом говорили. А с Ткачевым что за беда? Он как раз не стремился к высотам. Окончил институт, потом в сельхозтехнике в Курагино инженером работал. Женился поздно - лет в сорок лет, но это нормально. Жена городская, но в деревенский уклад вписалась. Жили - не тужили, в полном достатке, дочь воспитывали. Однако судьба-злодейка и тут вмешалась. Теща в Красноярске умерла, а квартиру им оставила. Вот Алексей с женой и решили в городе пожить. Уехали. А в городе нагрузка по полной программе, работа, машина, дача. Не выдержал мотор - и в пятьдесят лет был таков. Знак судьбы. Какой? Что-то ему подсказывало, какие сны снились? Ангел-хранитель наверняка знаки давал, однако вмешиваться не мог. Желание клиента закон...
Пишу этот рассказ, а мысль гложет, неспроста что-то я этой темы коснулся. Слово «смерть» несколько раз написал, не материализую ли ее. Только подумал, звонок: Сергей Филиппович Крившенко умер. Писатель, друг наш. Вот и не верь после этого в мистику. Еще полмесяца назад с ним в писательской организации выпивали, и три дня назад ему звонил. Жаловался, что конец ему, но я не поверил. Мало ли что. Мне он еще отзыв продиктовал на книгу «В мир иной и обратно». Отозвался, что изложение с ссылками на мифы и прочие изыски – интересны и правомочны. В потусторонний мир он не верил, однако сильно и не сопротивлялся, что есть тот мир. Посоветовал я ему, что надо выходить из кризиса – какой-то мощный стресс испытать. На словах соглашался, но я понял, что он на себе крест поставил. А врачи еще раньше: человеку семьдесят пять лет - зачем напрягаться? Первый сигнал с полгода назад он получил – в больницу попал и сник. Не забил тревогу, как будто все нормально. У знакомого рак четвертой степени обнаружили. Во Владивостоке врачи отступились, он в Интернете объявление дал: спасите! Историю болезни на обозрение выставил. Врач Тарасов из Санкт-Петербурга откликнулся, предложил операцию делать. В четырех местах раковые метастазы удалил, а потом четыре химии. Прошло полгода - поправляется. Правда, здесь молодость, организм изо всех сил за жизнь борется. Другой случай с курагинцем, братом моего друга, произошел - этому под семьдесят. В тяжелейшей форме рак простаты обнаружили. Врач-женщина предложила операцию сделать. Третья операция во Владивостоке, и до этого ни одной успешной. Курагинец-сибиряк с верой и сильным желанием согласился побороть болезнь. И что вы думаете? Полный успех! По телевизору показывали феномен. А после этого Борис дальше пошел: спорт, закаливание, купание в заливе, моржевание, походы, в семьдесят лет «солнце» на турнике крутит, двадцать раз подтягивается. Уму непостижимо! Очищения и образ жизни по Малахову. Да, это под силу человеку сильному духом, а этому его жизнь научила. В ТОВМУ поступил, затем хрущевское сокращение; он в ДВИМУ поступает, заканчивает, капитаном на китобойце плавает. Рассказывал, как что-нибудь утопят, фотоаппарат, например, обязательно киты пойдут. Жена все его перевоспитать хотела – ручным сделать. Порвал с ней, свои установки на жизнь важней для него оказались. Сын по стопам его первого желания – военным стать – пошел, ТОВМУ закончил. Сейчас в большом чине в военной академии в Санкт-Петербурге преподает. Конечно, не все такие сильные.
Сергей Филиппович себя впереди не ставил, за других душой болел: помочь защитить диплом, диссертацию, отзыв, рекомендацию написать. На это всегда находил время. Мне дал рекомендацию в Союз писателей, отзывы по всем моим книгам написал. Вот и в последнем разговоре с ним по телефону надиктовал отзыв на книгу «В мир иной и обратно». Я еще спросил: «Сергей Филиппыч, может, с микрофоном к тебе зайду». - «Ты микрофон к трубке приложи», - предложил он. Вещунов через день звонил ему, но он уже трубку не смог взять. Осуждать Сергея Филипповича, что он за себя не до конца боролся, не будем. Жизнь не научила, а медицина – бессильна пока еще во многом. Умер Сергей Филиппович сегодня, значит, душа его еще на Земле, с родными прощается, потом устремится в небо. Пройдет семь континентов и в раю окажется. Там свои 600 пунктов наберет и статус ангела получит, чтобы потом трем вновь рожденным душам помогать на Земле. Свою подвижническую сущность Сергей Филиппович в мантии магистра там продолжит. Не хотел он в мантии себя в своей последней книге «Писатели Приморья» напоказ выставлять. Чувствовал, что она ему больше для того мира подходит. Книгу Сергей Филипповича выдвинули на премию мэра города Владивостока, и немного не дожил он до момента ее вручения. Не дожил он немного и до своего семидесятипятилетия...
Вот видите как! Начал описывать жизнь одного друга, и еще одна жизнь оборвалась. Время скоротечно. Так что за тех, кто был, и за тех, кто есть! Сергей Филиппович любил так говорить. Поддержат это и друзья Сергея Филипповича – я, Вещунов, Ревин, Щербинин, Семкин и все, кому дорог он.
 

Дневник

25 июня.
Погода облачная, с потугами «на ясно», но может и затянуть. Встали в 9 часов. Завтрак - котлета с гречкой.
Звонок из Красноярска от Сурена. У него проблемы с зачислением сынка в институт: надо толкать, а людей, от кого это зависит, нет - смылись с постов ответственных. Вот он и требушит на местном уровне, а это никакой гарантии с поступлением.
Пришла Нинок, пошли купаться. Вода отличная, бодрящая, надо каждое утро и вечер причащаться к святой воде. Туба - святая вода - так и переводится.
Звонок от Ивана Семеновича и Саньки Пономаря: они по Туве водную экспедицию совершили - по Енисею, крутой порог одолели. Задуманное - залететь в верховья Енисея - не удалось. Полный облом с вертолетом: ни МЧС-кий, который дружок Шойгу обещал подогнать, ни рейсовый - население не может по себестоимости платить, а дотаций нет, вот и добирайся, как хочешь, в район своего жизненного обитания.

29 июня
«Представляете, существуют такие люди, которые, увы, живут пожизненно в Курагино, и им чужды отношения к вещам, в которых они практически не соображают (банальные вещи), и, скорее всего, что они сами от этого страдают, злятся, поэтому им все неинтересно. По мере своей необразованности они не могут мыслить правильно и даже дать отпор...
Разве это не очевидно... Даже человек с нулевым зрением, без сурдоперевода, без подсказок на ухо - поймет... Много говорить - бесполезно. Слава Богу, что Он еще живет. У нас есть силы общаться, мучиться, страдать, говорить; самое главное, друг другу улыбаться! А если честно, мы счастливы, мы живы!", - топик на компьютере Женьки-серьги.

22 августа
- Ты у Виктора в Курагино была! - заорала четырехлетняя дочка Ленки, с потрохами выдала мать перед ее родителями.
 - С чего взяла? - Ленка пытается замять дело.
Такой разговор случился у Ленки после посещения Курагино.
 - Так дочка полюбовнику матери все тайны расскажет, - к другу обращаюсь, - приедет и отстрел устроит, как в том фильме, когда председатель совета директоров любовников своей жены отстреливал, последнего спасло, что он комично малого роста оказался.
 - Меня это и спасет, - Виктор смеется. - Не поверит он, что Ленка выше меня на две головы, меня любит. А если честно, - Виктор голову потупил, как Костан Пепеляев когда-то, - Ленка в меня втюрилась и со своими полюбовниками решила концы рубить. Не знаю, что и делать.
 - Вешаться не будешь? – Боц спросил.
 - Не буду, а вот она дурит (ударение на втором слоге), меня девятого сентября в Анталию зовет.
 - Слышал, она тебе предлагает филиал по продаже ювелирных изделий в Курагино открыть. Не боишься, что отстрелят? А потом Любка Топоркова по этому материалу новый детектив напишет с названием «Виктор – человек легенда в криминальном мире». А лучше давай к Ленке-миллионерше в дворецкие иди, в ее загородный дом-имение, или управляющим в ее супермаркет.
 - Нет, это не по мне, - Виктор отказывается. - Мне подавай свободу.
 - А если Ленка в Англию позовет?
 - Честно?
 - Честно, честно! Колись, Виктор! Как когда-то Ленка Костану предлагала.
 - Если честно, - Виктор голову в смущении опускает. - Согласен!
 Мы когда-то Сурену карьеру прочили в дворецкие к Михаилу Кожухову. Не получилось. Может, ты в люди выбьешься. Будешь в миллионерах, своя вилла, яхта на побережье в Испании или на Кипре, а лучше на Гавайях, там обалденный климат - 300 дней в году солнце и отдыхающих со всей Америки...

23 августа
К Кольку заезжали: завтра поминки, Витькину матушку Серафиму надо помянуть - год, и вот попросили, чтобы картофана нам подогнал. У Колька, как всегда, молодые девчонки - Аленка из окна выглядывает.
 - Витя, отвези нас на Ирбу, - просит. - У меня день рождения, сегодня семнадцать лет исполняется.
 - Дома с родителями надо день рождения отмечать, а не на Ирбу ехать, - Виктор по-отечески наставляет. - Лучше скажи, где Галка? Твоя подружка?
Вчера ее мать скандал устроила, - Николай поясняет. - Почему это я бардак устроил и ее дочь здесь околачивается? Мне ее возгласы по барабану, а Галке она выдала по первое число и из дома не выпускает. К вечеру все равно придет...