В гости к Ольге Коновой и целительнице Надежде Шот

Воскресенье - день праздничный. Проснулся в девять утра. Время во Владивосток уезжать, поэтому желание с курагинским народом пообщаться. Боц на дежурстве, зовет к нему в банк заехать. Кинулся велосипед оседлать, а нет, гараж закрыт. Ключей не могу найти - где-то в доме или в предбаннике. Вчера сам лично гараж открывал и куда дел, не помню.
 - Виктор, ключи где? - поднимаю друга с постели.
 - Ты что ни свет ни заря разошелся! - Виктор давай возмущаться. – Девчонок разбудишь.
 - Ключи нужны, на велосипеде хочу в одно место съездить.
 - Ты же сам сарай открывал! Куда дел? Ищи.
 - Все проверил... Кажется, тебе отдавал. Ты в своих карманах поищи, - на Виктора наседаю.
 - Ты, как Нинка – полоротый. Все теряешь, - Виктор сравнение со своей теткой из Москвы, проводит. - Та каждый день теряла ключи от Толькиной избы. Только и занималась, что вчерашний день искала.
 - В прошлом году я дедуктивным методом ей ключи нашел и в этом году пару раз выручал.
 - Вот и воспользуйся этим методом, вспомни последовательность действий.
Послушался. Давай от сарая вымерять… Вот сарай, баня... Нет, не вижу ключей. Дальше двигаюсь:  гараж на замке - там их не может быть. Окастик перед гаражом, в замке зажигания ключей не видно. На сиденье бинокль лежит, может, под ним? Точно. Вот он!
 - Виктор, отдыхай! Нашел потерю!
 - Это хорошо! Куда ехать собрался?  Дело какое?
 - Прокатиться хочу!
 - Тьфу! Тысяча чертей! Я думал, у тебя дело какое-нибудь, а ему прокатиться надо. Разбудил ни свет ни заря!
Поехал по Курагино, как будто чувствовал, что события будут. И действительно, сегодня день поселка, и народу на площади - яблоку некуда упасть. Буфеты работают - толпа пиво пьет. У ДСМ - Дома сельской молодежи - на авансцене концерт идет: сначала дети Таньки Курагиной выступают, потом хор девочек - лет за шестьдесят барышни. Среди них знакомый мужик Филя в косоворотке горло рвет. С детства его к хороводам тянуло, и вот на сцене - тоже мужество надо иметь, чтобы так на людское обозрение выйти. Среди знакомых корреспондент газеты "Тубинские вести" наш хроникер - Сергей Петухов. От него узнал, что очередная статья про нас готова - в понедельник надо подойти вычитать: что-то изменить, что-то добавить. Боц тут же попросил, чтобы его не обнесли. «Чем не обнесли? Рюмкой, - обычно смеется Виктор и продолжает: - Особенно Боц любит фотографироваться. Предложи ночью сфотографироваться - ни за что не откажется. Я ему говорю: работай, становись передовиком - слава тебя сама найдет».
Далее встретил  Фросю Бурлакову, пардон, Нину Булдакову - передает приглашение от Любы Топорковой на презентацию ее детективного романа «Жить хорошо...». Мне книга понравилась, и я рад ей реферамбы выдать.
- Любань, рекомендацию в Союз писателей могу дать. А лучше сама в Москву езжай – книга стоящая. В Союз писателей могут сразу принять. Двоих из Владивостока у нас таким образом приняли.
- Дай подумать, - Люба сомневается. - Вот напишу еще  книгу...
- Думать не надо. Пиши в год два романа и Агатой Кристи станешь, точнее, Несовой, по твоему литературному псевдониму.
Дальше я к Селику заехал. «Встретил Селика - убей Селика» - из книги «В поисках десятого откровения» цитирую. Однако нет его - ворота на запоре. «У Нины Ивановны, своей полюбовницы, колотится», - Виктор обычно замечает.
Смотрю, по переулку, дальше за домом Селика, Ольга Конова процессом колки дров командует. Дрова ей два мужика колют. Один помоложе, другой постарше - Вовка Непомнящих - узнал сына друга моего отца.
 - Ты, ебун, сколько рюмок выпил? - Ольга кинулась на него с кулаками. - Вы так мне до вечера дрова не исколете!
 - Две, - оправдывается Вовка.
 - Смотри у меня! - Ольга сменила гнев на милость. - А ты, Валерьян, что разъезжаешь? Дай проверю твой потенциал, - с этими словами руку на голову приложила, потом на живот, а затем на интимное место.
- Валерьян, алиби даю.
 - Спасибо, спасибо! Значит, даешь алиби?
 - Не так, чтобы сильно, но даю, - успокоила Ольга Сергеевна.
 - Ты, как твоя двоюродная сестра знаменитая Надежда Шотт-Корчагина, анализ ставишь. Тебе целительницей надо быть. Я в новой книге «Земля курагинская» пишу, что у вас по женской линии все целительницы, предсказательницы и сильные личности - на руководящих должностях работали, а по мужской - природа отдыхает.
 - Все правильно, - соглашается Ольга Сергеевна. - сестра Надька в Москве свою полуклинику имеет. Кстати, это государственное учреждение, там все законно - деньги за лечение все на благотворительность поступают. Ее куда только ни приглашают. Из Японии приглашение пришло, кого-то там вылечить надо. Надька отказалась. Говорит, пусть сами приезжают.
 - Ольга, знаешь, что мне не понравилось. Лечит она только одних верующих в Бога.
 - Неправильно. Она лечит всех. Требует, чтобы люди поверили в себя и в нее, и в то, что она их вылечит. А тогда она от имени Бога действует.
 - Он ей алиби дал - лечить, как тебе предсказывать погоду.
 - Вот именно.
 - Ольга, скажи, какая церковь в Курагино была? Деревянная или каменная? А то у нас спор: одни говорят, деревянная, другие - каменная.
 - Каменная и деревянная - две было церкви. Обе в парке стояли, деревянная на месте Дома пионеров, другая, к берегу ближе. Каменная купцу Пашину принадлежала, от него по Партизанской улице банк, сберкасса, кулинария - все здания подземным ходом соединены, до сих пор существуют. Американцы приезжали, хотели восстанавливать церковь, долго не могли решить, какую. Я все знаю.
 - Что ты все знаешь, не сомневаюсь, особенно в выражениях. Сильнее тебя по колориту никого нет. Вот хочу бестселлер написать твоих изречений.
- Говори уж прямо, маты-перематы. Слушай.
Ольга после этого такой спич выдала, что никакой субперевод не выдержит. Главное, в этой речи все есть: и пластика, и интонация, и образность, и метафора, и сравнение. Короче, здорово!
 - Ольга, запомнить, что ты говоришь, невозможно, надо диктофон тащить и записывать. А что за история разыгралась на кладбище? Когда ты по просьбе своей сестры Надежды Шотт ее учительнице Осколковой могилку подправляла.
 - Ебуны! Я им опалубку заказала - двадцать сантимов по высоте, а они, козлы драные, на десять сделали. Я таких им пизд... выдала, что быстро переделали.
 - Ольга, они сами готовы были заплатить, лишь бы от твоего гнева спастись. Ты Виктора Жибо в оппоненты пригласила. Он мне потом жаловался: чтобы твой гнев не вызвать, ему пришлось тебя правдой и неправдой защищать. Хотя, если честно, мужики и так завысили высоту.
 - Было такое, - как-то спокойно среагировала Ольга на мою подколку.
Так мы с Ольгой поговорили, пообещал с диктофоном подъехать и на технику записать ее колоритную речь.
Перед этим о Надежде Шотт вот такую информацию получил. Нина Михайловна газету привезла «Аргументы и факты», июнь 2005. Статья «Профессионал России». Фамилия у Надьки по мужу - Шотт. Дочь – Надька Шотт. Виктор хороводил с ней, когда та девчонкой в Курагино колотилась. Мать ей четыре магазина в Красноярске купила, и сейчас дочь жизнь куражит: одевается от Версаче, отдыхает на Кипре. У Надьки дар целительства по роду - она пятая. На международном конкурсе целительниц ее оценили по высшему разряду - лучшая. Лечит более двухсот болезней. Можно подумать, мало ли кому чины и золотые медали дают. Однако вот в Интернете подтверждения  получил - более сотни ссылок на нее, что она на телевидении лекции читает, занятия, встречи проводит. Вся Москва к ней валит.
Многие каналы телевидения в течение нескольких лет ведут передачи с ее участием и методами лечения. Вот некоторые из них:
1. Rambler-TV: ТВ 3. Программа на сегодня: Встреча с академиком народной медицины, ясновидящей Надеждой Шотт.
2. Пресс-Волга. Телепрограмма. 00:55. Встреча с Надеждой Шотт.
3. Ярославль. Все самое интересное в городе. 18:00. Встреча с академиком народной медицины, ясновидящей Надеждой Шотт.
4. Телевизионные программы. 14.30. Программа «Третий глаз» в гостях у Надежды Шотт.
5. Встреча с академиком народной медицины Надеждой Шотт (программа о медицине и здоровье).
6. КубМаркет – ТВ-программа. 18.00. Встреча с академиком народной медицины Надеждой Шотт.
7. Сосновоборский городской портал. 22.00. Академик народной медицины Надежда Викторовна Шотт - потомственная сибирская целительница - исцеляет от рака.
Нина Михайловна после Курагино встречалась с ней. Надька курагинцам привет передает и здоровья желает. А в чем успех у нее? Почему к ней народ так повалил? Первое, требует от пациента покаяния. А потом берется за лечение. Рак четвертой степени лечит, рак предстательной железы за три недели вылечила. Она говорит: «Я не сама лечу - со мной Бог лечит». Я бы не поверил, однако сам к этому выводу подошел в своей книге «В мир иной и обратно» читайте. Люди от рождения или в какой-то момент жизни способны начать лечить - дар у них открывается. Особенно это проявляется, если человек инициацию или через кому прошел. У Надежды Шотт природный дар открылся после того, как она в коме побывала. Она сама об этом говорит: «Я на том свете побывала, посмотрела - все видела, в том числе и Бога. И мне там сказали, надо на Земле потрудиться. Вот и тружусь».
На другой день я с диктофоном к Ольге точно заявился, вот запись… (в редакции).
 
От Ольги после интервью опять к Селику заехал - поделиться радостью, как я у самой Коновой интервью брал.
 - Встретил Селика, убей Селика! - приветствовал друга классической фразой.
 - Нет, чтобы доброе сказать, а то: «Убей Селика!» Причем не Селик, а Сёлик надо писать.
 - Не обращай внимания, мы по дружбе. Вижу, ты с Ниной Ивановной добротно живешь, во дворе копошишься, вон овчарка на сносях, огород от овощей ломится.
 - Ты посмотри, какой я ремонт в доме сделал! На следующий год  веранда будет, витражи вставлю.
 - Молодец, Сёлик! Молодец!
 - Ну, а что Ольга толкует?
 - Говорили больше о сестре-целительнице Надежде Шотт. Алиби мне на секс дала, погоду обещала хорошую до конца месяца и на сентябрь.
 - Врет Ольга! Смотри на мой барометр, на еловую ветку, видишь, к непогоде гнется - жди завтра плохой погоды.
На другой день, точно, непогода разыгралась - обложной дождь, холод собачий, ветер, хотя и Москва обещала кратковременные дожди и тепло.
 - Что с Витькой собираетесь делать? - Сёлик спросил.
 - Любка Топоркова на презентацию книги «Жить хорошо...» пригласила? Кстати, вы же с ней одноклассники. Идешь?
 - Не приглашен. Не вхожу в список бомонда. Если позвонит, приду.
 - Намекну.
Поговорили еще. Селик похвастал, что много грибов набрал в Шалоболинском бору, куда Виктор нам предлагал заехать, а мы отказались, мол, нет там грибов, а вот он прав оказался. Селик также похвастался, что овчарка у него скоро ощенится, кутята будут, что во времянке у него квартирантка положительная живет – «не гулят».
От Селика я на базу поехал. Во дворе обед на стол накрыт: девчонки постарались, здесь они молодцы не скажешь, что миллионерши, сготовили первое, второе, а потом и посуду помыли – для нас с Виктором праздник. Я на стол диктофон поставил, предлагаю Ольгу Сергеевну послушать.
 - Ольга говорит здорово! - Виктор восхищается. - Нельзя не отдать ей должное.
 - Коновы все могут обстоятельно мысль излагать. Пельмень - Вовка Конов - вон как всегда привирает.
- Вот именно, привирает. Ты его слушай! Стал завираться. Он и про тебя говорит: какой ты профессор? Кто-нибудь у него документы проверял?
- Мне это по барабану, что он говорит. Профессор он и в Африке профессор.
- Сейчас Пельмень японскую малолитражку купил. Долго шел к этой цели, и вот, пожалуйста! - Виктор порадовался за друга.
- Сейчас видел Пельменя, - вспомнил я. - На берегу стоял. Поздравил его с покупкой. «Ты авоську убери!» - закричал он, когда увидел, что к его машине Лешка Курагин её прислонил.
 - Дальше асфальта он никуда не поедет, - Виктор ищет криминал, - его машине только асфальт заказан. Машина хороша, ничего не скажешь. Как и мой окастик, бензину жрет мало - для Курагино что надо. Я на своем окастике хоть куда могу поехать, а Пельмень - нет.
 - Виктор, твой окастик и по бездорожью хорошо зарекомендовал. К Виссариону вчетвером съездили, на Гуляевский порог, потом на писаницу.
 - И заметь! Не истратил и десяти литров бензина.
- Во Франции есть машины - один литр бензина на сто километров.
- Обман трудящихся! Не верю!
- А Надежде Шотт веришь?
- Ей верю, хотя знаю, что целительницам нельзя верить.
- И я верю, - свое мнение высказал
А кто хочет к Надежде Шотт обратиться, вот ее телефон в Москве: 157-41-45, 158-98-14.