В.Павин-Артемьев-Болотов
 

Курагино - прошлое и настоящее

Курагинский район  (карта)
в том числе: крупные предприятия и их начальники


Пишут письма:
Родословная Василовских (из Риги)
Сегодня встреча со старыми сослуживцами
Лирика-стихи


Семья Никулкиных из Курагино (страница в Интернете)
У них на сайте:
Шалаболинская писаница
Курагино: Хронология, факты, цифры
КУРАГИНСКИЙ РАЙОН
История Саян
Клуб моржей "Льдинка"
Шалоболинская церковь - мой далекий прадед Артемьев спонсировал.


Сайт с Ирбы: Турбаза Тагасук
  http://www.tagasuk.narod.ru/


Ни в чем неповинны


Из истории
Трудящиеся края одобряют приговор суда
13.09.37. Обвинительное заключение по делу Иванова А.А., Высокоса П.Л., Артемьева и др.
26.09.37 Докладная записка о судебном процессе в Курагино
Мемориял - Красноярск
Еще один список, есть и Павины -  Гавриил Арефьевич и Яков Андреевич (брат моего деда Ивана Андреевича), помню фотография, у бабушки Павиной (Артемьевой)  Анны Клементьевны хранилась.


Художественные и публицистические произведения:
Виктор Астафьев  здесь
Борис Корнилов "Нас утро встречает прохладой..."
М.Толмачев  -17 лет сталинских лагерей. Воспоминания
Т.Ряннель. О репрессированном художнике Гуркине и др. рассказы
Г.Артемьев "375 лет Курагино"
В.Болотов. Дед Макар (из книги "Земля курагинская")
В.Болотов. В поисках десятого откровения 
Александр Сурен - поэт и друг снежного человека из Алексеевки.
Валерий Ануфриенко (художник) - певец земли Курагинской.
Владимир Щербинин


 ИРКУТСКАЯ КНИГА ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ


Курагино сегодня
"Тубинские вести"
" Земля обетованная"


Валерий Ганичев
Державный путь


Из истории земли Курагинской-Тубинской

Енисейские кыргызы неоднократно громили шорцев, чулымских тюрков, кузнецких татар, убивая десятки людей. Так, в 1630 г. тубинский князец Коян "... пограбил и до азнования разорил" коттов[10] . В 1666 г. при взятии кыргызами Удинского острога было убито 10 человек ясачных. В 1692 г. кыргызы-тубинцы вновь почти полностью разорили уже немногочисленных к тому времени "канских татар"[11]. В течение ХVII в. численность чулымцев сократилась примерно на 20 %, и лишь в первой половине ХVIII в. с прекращением набегов кыргызов она стала быстро расти[12]. Последними по времени на территории Сибири, связанными с гибелью коренного населения, можно считать датируемые первыми годами XVIII в. (до 1704 г.) нападения енисейских кыргызов на русские ясачные волости в пределах Кузнецкого и Красноярского уездов[13].

Первые вооруженные столкновения второго типа (между коренными жителями и русскими людьми) на территории Сибири в пределах русских границ происходили еще в ХVI в. в ходе продвижения отряда Ермака. Известно, что казакам тогда пришлось выдержать ряд сражений, в которых против них участвовали сибирские татары, манси и ханты, понесшие определенные потери. Боевые действия продолжались в ходе походов правительственных отрядов по территории Западной Сибири. В 1593 г. велась вооруженная борьба против союзников Кучума – пелымского (мансийского) князца Аблегирима, а через несколько лет против селькупского союза племен (Пегой орды). Все это время воевали и против откочевавших в степи и оставшихся верными Кучуму сибирских татар; апогей пришелся на 1598 г., когда случилось крупное сражение на р. Ирмень (приток Оби). В начале ХVII в. в ходе продвижения русских отрядов на Томь и Енисей произошли первые столкновения с енисейскими кыргызами, не желавшими расставаться с властью над своим подчиненным населением (кыштымами). Вооруженная борьба с енисейскими кыргызами, поддерживаемыми монгольскими феодалами, продолжалась с перерывами почти столетие (до первых лет ХVIII в.) и отличалась крайним ожесточением. В ней, кроме кыргызов, участвовали (а больше от войны страдали) и их бывшие данники (например чулымцы) – вначале часто на стороне кыргызов, а к концу ХVII в., в основном, на стороне России. В ходе продвижения к востоку от Енисея русские отряды столкнулись с тунгусами и бурятами, где особенно упорную борьбу пришлось вести против князцов Тасея и Оилана. В 1652 г. красноярское ополчение, состоявшее, в основном, из ясачных людей (аринцев, качинцев и других) разгромило младших родственников Оилана. Ожесточенные сражения имели место и в ходе присоединения Якутии в 30 – начале 40 гг. ХVII в.[14].

Основной период военных столкновений с русскими людьми завершился еще более крупным сражением – разгромом в 1692 г. кыргызов-тубинцев, которые из минусинских степей перекочевали в Канскую землицу, присягнули на верность царям, а затем дотла разграбили местных ясачных людей и двинулись назад, в свои кочевья на р. Тубу. Канские "татары" направили жалобу в Красноярск, и почти весь его гарнизон вместе со служилыми "подгородными татарами" вышел на перехват тубинцев. Ожесточение красноярцев было так велико, что перед выходом они перебили всех кочевавших под городом тубинцев и других кыргызов, поскольку существовала опасность захвата ими города во время отсутствия гарнизона. К сожалению, общее число этих жертв не известно. Тубинцы были перехвачены уже на Енисее и разгромлены в ожесточенном сражении, в ходе которого погибло около 650 мужчин, а в плен попали почти все женщины и дети, а также 40 мужчин[17]. В результате, один из четырех кыргызских улусов фактически прекратил существование.

Наибольшие потери от рук русских людей понесли сибирские татары в конце ХVI – начале ХVII в. и, особенно, енисейские кыргызы, воевавшие до начала ХVIII в. В результате их многочисленных сражений с русскими служилыми людьми из Красноярского, Томского, Кузнецкого и Енисейского уездов каждый раз в бою терялось немало мужчин, а также гибли другие люди. Так, из-за нарушения "шерти" (клятвы) кыргызами в условиях осады ими Красноярска в 1678 г. служилыми людьми были казнены 7 человек тубинцев-"аманатов" (заложников)[19].
Проведенный нами расчет, достаточно приблизительный, позволяет говорить, что всего от рук русских людей погибло около 3-3,5 тыс. кыргызов и их кыштымов (зависимого населения), не более 1 тыс. татар, вместе около 1 тыс. бурят, тунгусов и якутов и около 0,5 тыс. человек из других народов, т. е. всего около 6 тыс. человек. Предполагая, что гибли, главным образом, мужчины и условно считая их число в Сибири на начало ХVII в. равным числу женщин (т. е. около 80 тыс. человек), можно сказать, что в ходе боевых действий погибло около 7,5 % мужского населения. При этом не менее половины числа таких потерь пришлись на долю енисейских кыргызов, численность которых вместе с ближними кыштымами (зависимым населением) на начало века определялась в 8-9 тыс. человек (т. е. 4-4,5 тыс. мужчин). Для кыргызов это были весьма ощутимые демографические проблемы, несмотря на то, что к концу XVII в. все совокупное население "Кыргызской землицы" насчитывало уже, видимо, около 12 тыс. человек[20]. Для остального населения Сибири совокупное число потерь мужчин колебалось, вероятно, в пределах
-4 %.
Сравнивая ситуацию с потерями коренных жителей Сибири в ходе ее присоединения к Русскому государству с потерями, например западных монголов (джунгар) в результате захвата их земель (смежная территория западной части Монголии, Синьцзяна, Восточного Казахстана и Южной Сибири) войсками Цинской империей можно отметить важное отличие, состоящее в том, что в результате первого события все коренные народы сохранились и даже прибавили в числе (не считая увода джунгарами в 1703 г. енисейских кыргызов, большинство которых уже не вернулось на родину), а в результате второго события коренные жители были почти поголовно истреблены (по некоторым оценкам, погибло более 1 млн. человек) и до сих пор не восстановили свою численность; как отмечал Ч. Валиханов, джунгар в "...один год погибло до миллиона народа и на пространстве лучших их кочевьев от Тэмиртунора (Иссык-Куля) до Тарбагатая не было ни одной кибитки"[21]. По сообщению Черепановской летописи, в Джунгарии "люди и скот весь вырублены без остатку, так что и в плен их не брали, только те спаслись, которые убежали в Российские границы"[22]. В жернова этой истребительной войны попали, например и теленгиты, остатки которых (предки одной из составных частей современного алтайского этноса) спасались затем в пределах русских границ; так, если в конце XVII в. численность теленгитского отока Джунгарии составляла 4 тыс. семей (около 20 тыс. человек), то их число в конце XVIII в. может быть определено, приблизительно, не более чем в 500 человек[23].


Пишут письма сегодня

            Господин Болотов, в это трудно поверить, но когда я набрала слово "Курагино", я даже представить не могла, что через короткое время найду именно то, что давно искала. Большое спасибо Георгию Артемьеву за эти воспоминания - дай Бог ему здоровья.
        Я сейчас перечитала статью "375 лет Курагино" в интернете - завтра обязательно к ней вернусь.
           А дело вот в чём. Моя мама - Татьяна Борисовна в девичестве Василовская 19 ноября 1927 года рождения из села Курагино. Её мама Ульяна Конова (Канова).  Отец Борис Иванович Василоский (из большой семьи) по реке Туба  и Енисею сплавлял лес.  Моя мама была очень поздним  ребёнком (это когда в одной руке держат внучку, а в другой собственную дочь).
В 1946 году моя 19-летняя мама буду сиротой уехала к старшей сестре Марии Борисовне Василовской в Харьков, где в то время стояли части. Мария была демобилизована. Так в Харькове они и остались. Вышли замуж. К ним после освобождения из плена приехал старший брат Павел Борисович Василовский. У них в семье было ещё 3 сестры старших. Одна из них погибла от рук кулака возможно в 1937 - 1939 годах (задавило трактором на пашне ночью), были комсомольские похороны. Где то в 70-х годах нам даже присылали газету - была статья.
         Сейчас я живу с семьёй в Риге. Мне 50 лет. И вот уже 2 года пишу родословную - если это можно так назвать.
          Я была в 80-х годах в Красноярске,  Хабаровске, Владивостоке, даже в Магадане (у меня была подруга), а вот на родине предков - в Курагино не была, да и теперь навряд ли прийдётся побывать с нашими границами.
         По идеи у меня в Курагино очень много родственников, но все связи потеряны. Мужская линия погибла на войне, а женская растворилась в мужниных фамилиях.
         Моя мама живет в Харькове. Но если Вас что-то заинтересовало, я могу переслать вам то, что она мне написала о своих школьных годах. А я конечно передам ей рассказ о её любимом Курагино.
          С уважением Валентина Немиро. vnemiro@mail.ru
 

I think my wife may have relatives who were sent to Kuragino in 1941. They were Germans who lived in the Volga River
region. Is it possible to obtain and English translation of the above web site?
 
Thank you.
 
Mike & Judy Lundgreen
408 Martin Court
Fairmont, MN 56031-2043
Phone: (507)235-9211
Email: lndgrnmj@frontiernet.net


 Рассказы, воспоминания, истории о людях Курагино прошу направлять:
Bolotov@msun.ru  и  b@vld.ru