Камчатка

Сборы были недолги, от Кубани до Волги - мы в поход собирались.

16, вторник. Сборы 20-25 электричка из города. В 23 -00 в аэропорту были. Задержка до утра. Устроились у запасного выхода за автоматами.

17 вылет в 9-20 из Владивостока. В Петропавловск прилетели в 13 часов. Груз сдали в камеру хранения. Поехали делать не совсем срочные дела - надо было звонить в Халатырку - договариваться с вертолетом, чего нам стоило несколько дней потерянных - на другой день суббота и они не работали. Отметили командировки. Белов, Герасимов пошли в гости  к Филиппову, я же к Бельскому решил заглянуть, затем к Геше Степанцу.

18 рано утром Витя поехал за билетами на автобус в Милково - там решили ждать вертолет. Собрали вещи и поехали на автостанцию, от которой 4 или 5 раз в день на Милково отходит автобус. Я с Беловым еду в Халатырку, автобусы ходят плохо - ждем. В Халатырке делаем заявку у Шестакова на полет на 19 июля. Встала проблема с разрешением вылета на речку Кроноцкая - там заповедник и посещение строго по пропускам.  Поехали в Елизово за разрешением, уже не надеясь на благополучный исход, так как слышали разговор: чтобы получить разрешение, надо загодя заявку делать. В дирекции заповедника на месте только главный лесник, который рассуждает нудно, долго и  много, а протекции не дал, объясняя тем, что это прерогатива ученого совета, который раз в полгода собирается. Пытались использовать все аргументы: и что наш хороший знакомый,  кстати, мой земляк из Курагино - Никоноров у них балом правит и нас на полях ждет и, что рекомендации из ДВО РАН есть для проведения исследований на Камчатке в части картографии, еще что-то плели. Главного аргумента - спирт НЗ не использовали - его мы отправили  в Милково с толпой – и при нас не было. С горя и мы сами готовы были употребить сей продукт, тем более события происходили в «сухие» времена - Горбачев драконовский закон ввел: не пить люду. Вот мы на голодной пайке и сидели. Правда, находили выход - на протирку компьютеров спирт выписывали - тем и спасались. Сейчас нет этих проблем, и все забыли, что компьютер надо спиртом протирать, потому и ржавеют.

А тогда нам пришлось нам из заказника - управления заповедником - ни с чем уйти.

В автобусе встретили владивостокских туристов Борю и Вадима - они только что сплавились по Средней Аваче. И тоже с приключениями: оштрафовали их на 50 рублей за ловлю красной рыбы и заставили еще купить лицензию за 15 рублей на человека, так что сейчас не знали, на какие деньги во Владивосток лететь - ждали перевода. В походе они бед еще всяких натерпелись: дожди прошли, и река вспухла - сплошные завалы; утопили весла, много вещей, совершили несколько оверкилей, короче туши свет, подобно тому, как сейчас идет 15-минутная передачи по центральному телевидению «Тушите свет». Правда, веслами они разжились - взяли у москвичей, которые потерпели еще более страшную аварию - порвали плот и шли пешком. Борис с Вадимом посетили Тимошенские горячие источники, где их егерь и оштрафовал. Они нам отдали уже не так нужные рыболовные принадлежности: спиннинг, катушки, блесна.

Вечер провели с Беловым у Гены Степанца, моего однокашника - он в Камчатском пароходстве механиком тогда работал. Сейчас в 2001 году под флагом плавает - доллары лопатой гребет, правда, и труд не из легких - 200-метровый балкер, попробуй, поводи по морским просторам, да и экипаж разношерстный - всякое случается.  Нам же тогда пришлось взять по коммерческой цене Гуцульскую - самогон по 40 рублей за бутылку - этим и спаслись от расстройства желудка.  Потом узнали, что можно найти у таксистов или на рынке бутылку водки за 55 рублей взять и даже коньяк, чем потом и воспользовались.

Вечером, когда говели, наблюдали по голубому экрану, как наши кочи - на одном из которых мой друг капитан Витя Белов - и Паллада в Петропавловск-Камчатский  заходили. Сей праздник был устроен в их честь их следования в Америку на празднование 250-летия открытия Аляски нашими русскими. Знали бы, что будет такое событие, среди встречающих поприсутствовали бы, а там бы на борт Паллады поднялись – другого моего дружка Евгения Димуру навестили – он тоже шел в Америку.

19 -го подъем в 8-00. В Милково добираемся на перекладных - на автобус нет билетов. Опять же знали бы поехали бы в ночь на перекладных. В Милково приехали в 13-00. С диспетчерами сразу согласовали вылет. Обед в Аэропорту, настроение неплохое, собираемся и тут несчастье - Борис Попов потерял бумажник, паспорт, военный билет, авиабилет, деньги. «Все, что непосильным трудом нажито, все утерял», -  слышу, Виктор из Курагино иронизирует.  Без его ироний нам в походе будет скучно, поэтому пора друга вводить в сюжет.

- Кто же добро умыкнул? - пошел в атаку Виктор, - не на одну тонну угорел, видать, Борис?

- Как кто!? Местные ухари, - в сердцах ругается Борис. -  Утром видел, как вокруг меня крутился один хмырь, он и умыкнул.

Загрузка в вертолет пошла, сейчас вылет будет. Но не тут-то было. На заявке печати  нет - и все документ недействительный. Созвонились до Халатырки - там добро на вылет без печати дали.

- Там, где деньги - волокиты не должно быть, - подсказывает Виктор. – Они прибыль потеряют.

Летим до слияния Темного и р. Жупанова. Маршрут полета пришлось мне корректировать - пилоты не рубят, куда летят, и главное, зачем. Мы для них - от цивилизации убегаем.

По пути лишний груз - плоты и большая часть продуктов - сбрасываем в первом попавшем месте у реки, и дальше летим - на Пьедестал - повторяя мой предыдущий поход в группе Примаренко. И все же непростительную ошибку  допустил - надо было дальше лететь - прямо до Кроноцкого, а так придется туда пешком топать. Хотя в принципе большой потери не было - Кроноцкий весь в снегу и нам на не него не подняться, а у озера комаров кормить, да и долина смерти на нашем пути бы встретилась - неизвестно чем все кончилось бы. Время полета 40 минут. Быстро выгруз, и обустройство. Сначала покупались хорошо, праздничный ужин и ночевка.

20 июля. Подъем в 8-30. Солнце, жара и комары. Завтрак в 9-30.

Сборы и вопрос, как идти. Решили держать направление на Тауншиц.

Сделали ревизию продуктов. Вот расклад:

1)  Халва, конфеты - 2,5 кг - Витя Герасимов несет

2)  Мясо, супы, молоко сухое 4 кг - Боб несет,

3)  Мясо консервированное, масло - 4.5 - Болтов

4)          Фляжки спирта - 700 грамм

5)          Компот 1 кг - Витя

6)  Каши, молоко 2 кг - Кислюк

7)  Опять сухое молоко 1 кг - Витя

8)  Масло растительное 1 кг

9)  Чай, соль, молоко  - Витя

10) Крупы - 6 кг Кислюк

11) Сухари - 2 кг Болотов

12) Сахар 2.5 Белов

13) Сало - 3 кг Виноградов

14) Хлеб 11 булок

15) Расходной набор

16) Котлы

17) Топор

18) Палатки 1 + тент, веревки, - 4 кг

19) Палатки 2 + пила - тент, веревки, - 4 кг

20) Веревки

11-30 выход на маршрут

Движение в направлении Кроноцкое озеро. Зашли не туда, куда надо.  Идем вверх по распадку, по пути встречается череда озер. Сделали четыре перехода. 15-30 - обед. До линии Уона-Таушинц еще не дошли. Можно было бы сюда без проблем на вертолете заброситься. Обед суп с мясом, чай с молоком, по кусочку сало.

Пошли в 17 17-20, забираем вверх к Таушунцу, думаем, что там идти ровнее без оврагов. Но ошиблись, где-то в 19 -30 на исходе сил перед нами образовалась чудовищный овраг сверху не обойти идет с самой вершины горы. Кое-как нашли спуск, идем по дну оврага, карабкаемся вверх. Дальше более-менее нормальный путь. Внизу, видим, что таким образом мы обходим много оврагов, подобно тому, что только что преодолели. Часть пути идем по снежникам. Весна в этом году поздняя, не весь снег растаял, отсюда и комар. Надо ставить лагерь. Выходим на гребень, открывается чудесный вид на  Кизимен, Красную горку, Узон. Еще дальше Кроноцкий вулкан, Кроноцкое озеро, вулкан Крашенникова. Подняться на Кроноцкий вулкан и думать нечего - весь в снегу. Крашенникова - тоже в снегу - и, видать, красот там нет - слишком мрачный. Вышли на перевал, и сразу попали в кедровый стланик. Все - дальше идти нет сил.  А впереди безрадостная картина - около 5-6 мощных оврагов путь наш преграждают. Когда они сволочи кончаться. Ставим лагерь. Воду берем из снежника. Ужин - суп с рисом и мясом. Чай. Заснули как убитые, кстати, спалось отлично.

21 июля. Впереди, что нас ждет? Дилемма, как обойти овраги? Справа пойти - в их обход и выйти в кальдеру, или слева - повторить путь 1989 года  - пойти прямо у сопки Узона и спуститься вниз. Там знаю спуск крутой и дальше идти в кальдере по болоту. Сейчас сыро, как нигода - можем не пройти. Можно к кальдере подойти и с главных ворот, но в этом случае встреча с хозяевами заповедника будет заказана, и  нас за милую душу могут запросто на выселки отправить - в вертолет, и будь добр в Петропавловск-Камчатскимй возвернись и при этом перелет оплати по полной стоимости. Это нам никак не подходит - не достигнув заветной цели - таких расходов понести.

Решаем напрямую идти. Переход с одной расщелины на другую по крутякам. Идем минут 20-25, отдыхаем.

Прямо на Узон путь держим, даже чуть правее, не оставляя мысли, Узон обойти справа и зайти в кальдеру с главного входа. Но в последний момент все же решаем не рисковать,  пошли прямо на Узон в его ложбину, кажется, там и есть спуск в кальдеру Узона. Не показать крутые стенки кальдеру я не мог. Поэтому двигаемся по ручью к главной вершине Узона, а это не близкий путь. Обед в 14-30 на хорошем месте - у небольшого озерца. Купание и стирка. Напали на золотой корень - очень маленький, но много. Сделали запас. Я съел один корешок и до самого вечера чувствовал себя отлично.  После обеда опять овраги. В 18 часов вышли прямой тягун.  Я наметил дойти до развилки ключей и этим толпу загнал - шли 45 минут.

- Еще один переход и мы на вершине, - успокаиваю толпу.

Но не тут-то было впереди спуск и подъем прямо на плато между Красной горкой и Узоном. Подъем здесь более-менее пологий, и я вспоминаю, что с Примаренко мы как раз здесь шли. Однако мы малость промахнулись - пришлось сделать еще один спуск, и только после этого мы очутились перед главным гребнем кальдеры Узона. Вид впечатляющий - «Земля Санникова» ни взять, ни отнять. Ищем спуск. Слева скальный выступ - скала. Спускаемся справа от нее. Спуск опасный - снежник и круто - чуть сорвался и покатишься со страшной силой. Мы как-то в Саянах испытали такой спуск - и страху натерпелись немерено, вмиг с вершины слетели вниз, чудом перед камнями затормозить удалось. Поэтому толпу остерегаю, и идем по леднику по расщелине. Здесь тоже круто, но снег более рыхлый и держит. Я пытаюсь катиться как на лыжах, подобно тому, как спускался с Киземена в первом нашем походе. Однако тогда не так круто было, поэтому решил не рисковать. Спустились. Справа камни  и видны светлые глинистые обнажения, а дальше и курения озер - может, среди них есть и купальные озера, - возникает идея, не пойти ли туда. Однако идем по намеченному маршруту - прямо на острова, расположенные по середине кальдеры. Боб предложил срезать путь и идти левее - прямо к центру, где мы собственно и собираемся заночевать. Пар над озерами немереный - все парит. Идем, любуемся, изучаем; в результате вышли далеко вперед. Приходится возвращаться и  петлять. Троп нет, толпа выбилась из сил, дорогу преграждают грязевые вулканчики. Прыгаем уже вслепую в темноте. Ориентируемся на свет от домика вулканологов. Вот и заветный массив из кедрача, где можно остановиться на ночлег. Ставим палатки у озера на его берегу, в прикрытии кедрачей разжигаем костер. Пока готовится ужин, идем купаться в банное озеро. Обалденно! Куда делась усталость! Возвращаясь в темноте, чуть не угодили в кипящий гейзер - под нами проломилась корка над гейзером. Оказывается, здесь есть ограждения, а мы топали на прямую. Пришлось пускать в ход фонарики. Утром решили встать пораньше и еще принять радоновые ванны. Ужин - чай.

22 июня. Подъем рано утром в  6-00, однако уже светло. Озера курятся, особенно Банное озеро, за которым домик вулканологов почти не виден. Первыми Борис с Володей пошли купаться. После них мы с Беловым. Однако сейчас было достаточно забраться один раз - и все стало тяжело: вчера приняли перенасыщенную порцию радона.

Сделали разведку, как  выбираться из кальдеры, чтобы не засветится вулканологам. Решили идти прямо к выходу, точнее туда, где вытекает река в Долину Гейзеров. Большое озеро оставляем справа, идем по небольшому откосу, выходим к кустам вдоль речки слева. Переходим речку вброд и идем, чуть забирая влево к противоположному «берегу» кальдеры Узона. Вышли на тропу. Заметили столбик, на котором написано: нарзан вправо в 250 метрах, под уступом. Действительно нарзан и течет прямо из-под горки. Чуть теплые и чуть холодные струйки вытекают отдельно. Пьем. Вкус нарзана. Выходим уже на основную тропу, которая идет от домика на выход из Кальдеры - в сторону реки Жупановой и в Долину Гейзеров. Через пару сотен метров, преодолев небольшой бугор, вышли к речке Шумной, которая вытекает из кальдеры Узона. Основная тропа идет на противоположный берег. Ее след идет в гору - это выход из кальдеры, как в сторону реки Жупановой, так и на побережье к Тихому океану. Нам налево в Гейзерную долину. Идем по левому берегу речки Шумной. С Володей Примаренко мы мечтали по ней на катамаранах сплавиться. Однако тогда, как и сейчас, мы не смогли получить разрешение на посещение заповедника и от этой идеи отказались. А зря,  речка сплавная, и интересно, есть ли такие, кто по ней сплавлялся. Надо посмотреть по Интернету. Сейчас - нет проблем: набирай ключевое слово река «Шумная» и получи полную информацию. А набрал: «Долина Гейзерная» полный набор снимков можешь просмотреть. Вверху речка никакая не «Шумная» - течет себе плавно и тихо. Прошли приток слева. Перед следующим притоком тропа уходит вправо. Вначале мы ломанулись вдоль Шумной по бездорожью. Поняли, что дали промах, в результате потеряли час или чуть больше.

- Дв-а ча-аса! - подсказывает Виктор, - коту под хвост! 

По реке сделали приличный крюк. Прошли километра два верхом по склону горы. Шумная где-то внизу. Идем медленно, рюкзаки тяжелые в 1988 году  шли без груза - добрались до долины Гейзеров за 3 часа. Сейчас решили идти в долину через исток речки Гейзерной. Там планируем ночевку и спуск по Гейзерной.

Рано утром рассчитываем ее осмотреть и выйти на обратную тропу. Перевал тур - большой и тур маленький. Крутой по снежнику спуск прямо в долину Гейзеров. К реке подошли где-то в 13 часов.

Решили чуть подняться и устроить лагерь. Место плохое, дров нет, холодно и комары. Но все же решили ставить большой лагерь, а завтра сделать разведку без рюкзаков в обход слева в ДГ. Я делал разведку вверх по реке и затем беру хребет вправо. На нем плато, отличный вид на вулкан Крашеннникова и Кроноцкий. Вот бы где разбить лагерь! Спускаю в наш лагерь. Уже поставили палатки и никакие доводы, что там на плато отличный вид, никого не тронуло. Однако довод, что комаров нет - подействовало. Идем быстро вверх по снежнику - один переход, второй и мы на плато. Ночевка на склоне на берегу ручья, похоже впадающего в Гейзерную. Исток есть. Палатки поставили на хребте в кедраче на продувном месте. Комаров нет, зато ночью чуть все тенты ветром не разорвало. Утром и ручей иссяк - таяние прекратилось - кое-как на чай набрали.

23 июня. Встали рано в 8-00 завтрак и в путь. Хорошо, что вчера сюда поднялись, сейчас только спуск. Начали спускаться по ручью и сразу водопад. Я сделал разведку - ниже еще больший водопад и пройти никак невозможно. Вспомнился пик Острый в Саянах. Явно не спуститься. Идем вверх по склону с одного оврага на другой. Картина не меняется - спуститься нет возможности. Наконец наткнулись на сухое русло. Делаю разведку. Вроде бы есть спуск. Боб такие спуски берет с трудом. Правда, у него рюкзак тяжелый. После потерь в Милково, он не рискнул барохло оставить в промежуточном лагере, поэтому и несет все с собой. Спустились вниз. Гейзерная бурная и полноводная. Решаем пообедать и сделать разведку: каким берегом спускаться. Олег и Боб пошли левым берегом. Прошли один км - идти можно, но далее могут быть стенки - что-то подобное явно просматривается. Мы с Беловым сделали разведку вверх по реке по тому же берегу и метров  через 500 уперлись в прижим и стенку скалы - прохода нет. Вернулись. Володя заметил, что тропа идет - на другой берег. Я сделал разведку вправо на хребет, нашел выход ключа с железом. Горячих источников - нет, а жаль хочется искупаться, понежится. Смотрим вниз, похоже, проход есть, но не из легких. Успокаивает то, что по берегу идет тропа. Вернулся в лагерь. Боба с Олегом еще нет. Не успокаиваясь, с Беловым опять бросились на разведку - уже по другому берегу речки: вверх по тропе и затем прямо. Надеемся найти горячий источник или черемши. Срезали изгиб реки, и вышли к Кихпинычу. Внизу видна тропа, но куда идет, так и не выяснили. Поднялись высоко на самый верх над долиной. Вид обалденный. Громадные желтые обрывы подступают прямо к реке. Возвращаемся назад. Купаемся в озере. Жаль, что не горячее, но все равно довольно теплое, чистое и есть глубина. По дороге набираем охапку папоротника - не орляк, но явно видно, что съедобный. По дороге много золотого корня, его листья хорошо идут в салат, зная чудодейственное влияние - ем прямо на ходу. Спустились вниз. Боб с Олегом уже вернулись, готовят обед. После обеда загорание, отдых. Думаем пройти 3-4 км вниз и заночевать, а рано утром проскочить ДГ незамеченными. Солнце всех разморило - ни куда не хочется идти. Обед - суп с салом и чай. Начинается самое трудное. Пошли правым брегом. Прошли 2 км и уперлись - непроходимая стенка. Есть три предложения?

Вернуться назад, перепрыгнуть на другой берег, как мы делали с Беловым перед обедом, и пойти левым берегом

Второй вариант наладить переправу прямо здесь

И третий вариант продолжать идти правым берегом, попытавшись взять на стенку. 

Путь назад нам заказал медведь, которого увидели недалеко от нашей стоянке - здоровый что-то ел в зарослях. Жарко уму - видели, как он язык высунул. Попытались переправиться прямо здесь. Но не тут-то было - поток воды сильный  - сплошная шивера водопадного типа  и преодолеть ее невозможно ни тем, ни другим способом. Вернулись назад и видим чудеса: те камни, по которым мы с Беловым запросто на другой берег перепрыгивали полностью в воде. Я, правда, с большим трудом налегке сумел повторить путь  - прыгая с камня на камень, но все это рискованно - между камнями большая яма. Назад перепрыгнуть вообще нет возможности. Догадались мне конец веревки бросить - тем и спасся от купания. Пытаюсь наладить брод выше нашей затонувшей переправы. До середины реки дошел нормально, а затем чуть не свалился - идти невозможно поток с ног сбивает. Решили натянуть веревку, там, где я прыгал с камня на камень. Веревки хватило еле-еле, чтобы закрепить за кустарники на противоположных берегах. Переправили рюкзаки по веревке с помощью тонкой бечевы. Сами же затем прыгали по камням, держась за натянутую переправу. Я прыгал уже без веревки. Пошли левым берегом, шли где-то пару километров нормально. Встречаем слабые гейзеры - с выходом серы; надеемся найти горячий источник и искупаться, но надежды не оправдываются - источники слабые, в основном испускают сероводород. Получили еще стресс - над нами пролетел вертолет - а это значит, сообщение в долину Гейзеров егерю и на кордоны и нас будут ждать. С перспективой получить штраф, мы никак не согласны.

- Надо же не раньше не позже, - возмущаюсь, - как раз, когда мы на открытом месте всем обозом шли и гейзерами любовались.

После этого и начались наши муки - прижимы к реке и не пройти, не проехать. Приходится по крутякам лезть и не просто крутякам, а почти скалам  и отвесным осыпям. В одном месте смотрим, впереди поворот и вода исчезает.

- Никак водопад! - кричу толпе.

Идем вдоль берега, кажется и проход есть. Но нет - исчезла надежда - прижим. Лезем вверх - в обход. Я пытаюсь двигаться по склону - над рекой. Кое-как дополз до ребра останцев, которые возвышаются на 20-метровым водопадом, за ним вижу извергающий гейзер. Сижу. Вид обалденный. Надеюсь, сейчас толпа подойдет - сфотаемся. Ждал минут двадцать. Пришлось вперед продираться. Однако двигаться по склону невозможно - так и смотри, угодишь в водопад. Пришлось метров десять лезть вверх по осыпи, а затем почти вертикально метров 20, цепляясь за кустарник. Наконец, дополз до перевала, как мне казалось последнего, и за ним будет долгожданная долина. Однако не тут-то было перевал вершиной очередного хребта оказался, а за ним следующий и под ним второй водопад на Гейзерной. Пришлось опять вниз спускать и карабкаться вверх. И что за напасть такая -  конца края нет - третий перевал и третий водопад - прохода никакого нет. Пришлось, в обход по склонам вверх вниз и удача вроде бы к реке вышел - впереди долина и, кажется, дальше вдоль реки можно двигаться. Толпы - нет, где блуждают. Кричу. Наконец, кое-как встретились. Идем дальше. Силы на исходе. Но хочется добраться до Королевских ванн и на дно залечь, чтобы егеря не заметили. Однако впереди опять препятствие. К берегу круто обрывается огромный склон. По склону прямо над рекой тропа идет, мы на нее и бросили свои тела, не подозревая какой опасности  подвергаемся. Оказывается, ранней весной по месиву глины с пемзой весной по склону медведь прошел - вот и зафиксировал тропу. Так динозавры свой след на земле оставляли для истории, или неандертальцы. По их окаменелостям и изучают, как наши предки земные просторы колесили. Однако им было тогда проще - они привычные были к таким катаклизмам. Нам посложнее. Представьте след Мишки Топытыгина и наш. Нам нужно было в след в след Мишкиной тропой идти, а это никак не вязалось с нашими размерами и поклажей на наших плечах. Ноги наши никак не подходили под размер топтыгина, вот и приходилось нам прыгать. А чуть оступись в пучину Гейзерной свалишься. Кто с легким рюкзаком идет - куда не шло, а вот Бобу Попу туго приходиться, благо он длинный и приноровился к медвежьему следу. Однако он не выдержали испытаний - вприпрыжку с рюкзаком на грани фола прыгать, потому и полез  в обход - вверх по склону, а это ничем нелегче. Склон без кустарника оказался, и ему приходится, чуть ли  не в землю вгрызаться. Нам пришлось тоже за Бобом вверх лезть - по следам топтыгина идти верная погибель. На полпути в поднебесную решил оглядеться и холодный пот прошиб. Вверх - подобно тому,  к облакам путь держим, и конца края нет, вниз глянул еще страху большего -  кажется, качнись и кубарем вниз покатишься. Особенно, на  Боба страшно смотреть с его рюкзаком, над его тощей фигурой. Я хотел на медвежью тропу вернуться, однако впереди ручей глубокую расщелину вымыл и не пройти. Пришлось опять вверх лезть сначала по ручью, а потом, по сыпучим крутякам. Кажется, вон до леса доберемся и спасение - нет два шага вперед, три назад.  Метров 200 - два часа преодолевали. Я первый выбрался, и очередной раз вниз глянул. Картина - ужас, врагу не пожелаешь. Это покруче, чем шерпы на Эверест поклажу Федору Конюхову на себе несли. Там они на страховочных концах по всем правилам страховки поднимались, а мы словно стебельки на склонах Эвереста. Спуститься по такому склону вообще невозможно. У Боба рюкзак килограмм на 25-30 - вот и представьте, что будет, если покатиться. Но, слава Богу забрались. И таких еще крутяков нас - по сложности, разве чуть полегче, еще с десяток впереди. Вот причина, что долину Гейзеров долго не могли открыть - проходу нет. Только в 50 годах 2 кому-то не лень было в такой ад забраться. Кажется, женщина была - ей лавры первооткрывателя достались. Вот уж точно - ворон сюда не залетит, и орел не поднимется.  После десятой такой релочке, уже в полной темноте, идем и из самых последних сил. Домик в долине - сарай какой-то - давно видим на изгибе реки, а подойти не можем - все склоны один за другим форсируем. Так в тот вечер мы и не добрались до цели а это, значит, прощай купание в королевских ваннах, и утром  не удастся горячую ванную принять. Попытался я в бой ринуться и взять последнюю высоту, но не тут-то было: все нет сил - пришлось возвращаться. Отдохнули малость, и опять вперед двинулись. Преодолели часть тропы удачно, а дальше известная картина - медведь по весне тропу глубиной в метр проложил - переползаешь на животе из одной ступни в другую Острые края следов до крови ноги ранят. Вниз в темноте смотреть на беснующую реку - страх. Я пытаюсь свою тропу проложить - чуть выше поднялся и в результате - сорвался - благо Белов успел меня подхватить.  Кое-как выбрались в очередную долинку. Я тошноту почувствовал: все ни шагу не могу ступить. Разбиваем лагерь. Дров - нет. Собрали с кустарника у реки сухих веточек. Кто-то по склону выше в кустах ельника веток добыл - тем и разожгли костер у большого камня с расчетом, чтобы он нас от холода реки огородил. Боб поставил палатку без тента - надеемся, что не будет дождя. Белов вообще не ставит - решили под открытым небом ночь провести. Ужин чай с салом, халва и молоко. Я спать лег между камнем и костром улегся. Решили встать с рассветом. Будильник – комары. Они с рассветом дадут жару. Дневник пишу уже после той ночевки - на перекуре у речки. Жара несусветная, ветерок, рядом речка, а комаров немерено, черные пятна в блокноте - комаров бью нещадно.

24.07. Действительно тогда мы встали с рассветом в 5 часов. Кто-то ночью так и не сомкнул глаз. Володя нашел золотого корня - подкрепились. Действует здорово - сил появилось немерено. Чай - с чем-то непонятным и  маслом по две ложки. И опять в путь - и опять крутяки - 5 или 6 пришлось преодолеть, пока до главной долины добрались. Вот  он, наконец, гейзерный великан. Время около семи утра - добрались как-никак быстро.  Спускаемся вдоль извергающего кратера  - ходить здесь опасно - под корочкой пустоты. Один из академиков в свите Капицы - заживо в таком кратере чуть не сварился - спасли. Однако через год все равно помер. Мы же через грязевый вулкан пробираемся. Я пошел напрямую и чуть не поплатился - в вулканчик провалился. В один сапог горячей грязи набрал. Тут же под гейзером мостик через Гейзерную. Решаем или идти через речку - подальше от встречи с хозяевами долины или все же сходить  в королевских ваннах покупаться.

По мостку двинулись. Переходим его и сразу за ним по тропе набитой в гору забираемся.  Вид на долину полный. Вот она долина Гейзеров! Десятка два фонтанов извергаются. Красота! Домик стражей долины отлично виден. Королевские ванны огорожены - югославы порядок там наводят. Продолжаем  сомневаться: может, на все плюнуть и назад вернуться, и покупаться, как это следует белому человеку. И время есть - 7 30 - и вряд ли кто поднимется в такую рань - можно незамеченными остаться. Однако купание под страхом или запретом - не то и я представил, что путь у нас впереди не из легких. Идем к основной набитой тропе - напротив домика, выхода из долины Гейзеров, а это еще два-три знакомых подъема. Начинаем первый преодолевать  - длинный тягун - под 70 градусов, но тропа и по ней идти можно, не то, что вчера.

Идем до того места, где наш путь должен замкнуться и, кажется, вот он, но нет еще подъем, и так раза три-четыре. Боб рванул вперед, хотел сказать как у Высоцкого: и спекся, однако нет, к основному перевалу - туру подошел первым. Спускаемся вниз, много золотого корня - чуть подкопали - за каждый корешок знаем штраф обалделый. Наконец добрались до мест, где  в эту сторону шли - следы от оберток конфет. «Кто конфеты втихужку ел? - шучу. Правда вспомнил, Белов тогда для подкрепления сил каждому по конфетке выдавал. Однако и сейчас сил нет. Спать хочется,  и я сразу упал. Белов с Олегом пытаются место найти  для лагеря - палатку  ставят, а  я ничего не помню - в отключку ушел. Боб сквозь дремоту, слышу, гороховый суп готовит. Остальные решили моему примеру последовать и спать. Я проспал часа три-четыре, правда, с перерывом на еду. У некоторых не пошла и еда. Боб, Витя - молочком отходят. Вот какого стресса Долина Гейзеров нам стоила. Жара стоит непомерная, однако комары не дают пощады - рубашку скинуть, оголиться, искупаться  и тем более позагорать. Полностью упакованы, словно в кокон, лица, руки опухли. Есть предложение пройти еще два-три часа и выйти из этого ада на урочище Синего Дола - на кордон, а там банька, хотя дойти  вряд ли сегодня удастся. Для этого надо пройти 15 км. Не удалось пройти этот путь не только сегодня, но и завтра - забурили в низ к горе Зубчатой (в водораздел Большого Семчита).  Это линия Зубчатого - Тауншиц - Ключ Темный. Но это завтра. А сейчас все в отрубе. Спящее царство. Кто сопит, кто от комаров нещадно отбивается. Проснулись в 6 утра вечера. Некоторые все равно на пределе сил. У Боба не пошел обед.  Однако идти надо вперед. Дошли до тропы через Шумную. Толпа - хватило еще сил - на источник за нарзаном - сходила. Я не пошел и промашку совершил. Основная тропа как раз поворачивает в Синий дол раньше. Переходим через Шумную спокойно. Сняли штаны только - воды по пояс - течение не сбивает с ног. От  реки перешли горку - вид успокаивающий, после тех мытарств, что испытали в долине Гейзерной. Расслабились, короче, - перешли горку, вышли к речке, которая не туда течет, а нам невдомек, хотя по карте видим - не сходится. Решили, что приток Шумной  и мы его должны пересечь - все нормально. Идем дальше. Вечереет… Решили искать место для ночлега. . Тропа идет на плато на юг - подходящего места для ночлега нет: то воды нет, то дров. Прошли, таким образом, минут сорок. Остановились на пригорке. Вид на вулкан Кроноцкий, Крашенникова, Тауншиц. Разводим костер на склоне прямо на песке. Ужин готовит Володя. Готовим папоротник - жарили на прогорклом сале - чуть добавив масло. Часть папоротника была старым  - и от этого получился жестким, вдобавок пересолили. Короче все шишки на Володю. Свои порции осилили только двое, остальные оставили на завтра в качестве приправы-соуса к утренней каше. На утро соус пошел на полную катушку, однако печальный опыт надо учесть.

25.7.91. Я поднялся часов в пять. С Беловым пошли на разведку. Набрели на богатые заросли золотого корня - подъели. Тропа идет вроде бы как по карте. Но надо было проанализировать, а есть ли вторая тропа из Кальдеры Узона и как она идет - это бы нас немного протрезвело. Еще одна ошибка - не считая той, что мы по неправильному пути идем. С утра ветерок, комаров нет. Завтрак, небольшая разборка - кто прав, кто виноват. Некоторые, чувствуется, начинают буянить - медленно собираются и прочее. Вышли только в 13. 15. И тронулись в неправильном направлении. Моя вина и вина плохих карт. У нас карты так составлены - своих запутать. На очередном спуске чуть не напоролись на медведицу с медвежатами. Медведица с тремя медвежатами прямо у нашей тропы в озерце с детенышами купание устроили. Любуясь этой картиной, Сергей увидел еще трех медведей к нам направляющихся.  Однако эти зверюги, почувствовала запах человеческий, вправо свернули. Медведица впереди не чует нас. Мы подошли буквально метров 20 к озерцу. Зверюги прямо перед нами в озерце купаются. Всем семейством - не хватает топтыгина главного. Я решил сверху сфотографировать их. Но медведица быстро почувствовала неладное и, дав пару подзатыльников своим питомцам, из озера выскочила и на нас уставилась - этак в метрах двадцати. Мы рисковали здорово - кинься она на нас и от нас бы мокрое мест осталось. Встала на задние лапы ми смотрит, что за звери. Белов успел  сделать несколько снимков отличных. Разошлись мирно – медведица, подгоняя медвежат, в ближайшие заросли побежала, а мы еще  полчаса  на скальном отвесе отсиживались.

Пошли дальше по тропе. По карте сверяемся, вроде бы все нормально - за той горой перевал и наш долгожданный Синий дол - где банька ждет нас, а главное путь на вулкан Тауншец и от него в водораздел реки Жупаново. Однако нет Синего дола - тропа петляет и идет по перевалам, лесам и явно не желает сворачивать вправо. Решаем, если не будет резкого порота за этим перевалом вправо, то это явно не та тропа. Что и случилось. Обед и разведка. Олег идет по тропе на юг к горе Зубчатой - на перевал. Я лезу в обратном направлении, окончательно поняв, что нет в этих гирях-горах золота, как у Ильфа Петрова.

Олег и я  увидели безрадостную картину – Тауншиц далеко впереди на Север, наша Темная за ней. Впереди холмистые горы, а это значит, спуски и подъемы ждут нас впереди. Выбраться до Синего дола сегодня не удастся. Это где-то 10-12 км по карте. Настроение на нижней отметке, особенно у меня, от того, что завел толпу и потеряли время. Хотя, по большому счету, не все так и плохо – своего рода радиалка и природа здесь к югу явно отличается от той, что к северу – не зря к Югу от Долины Гейзерной есть уникальная роща – единственная в мире – черной березы.

Мы же решили идти вверх по речке  - все меньше подъемов, надеемся, будет в направлении Тауншица. Речка довольно полноводная и чтобы к ее истоку выйти в Саянах надо день протопать. Действительно, как в Саянах - крутизна, водопады, скальные прижимы – приходиться прыгать с камня на камень, лезть по крутикам, чтобы обойти прижим или водопады. Хотя, встречаются болотистые плато, по которым тоже не легче продираться, чем по крутякам. Так прошли  часа 3-4  до 9 вечера.  На водораздел так и не вышли. Вид на Тауншиц и гору Зубчатую мы на одной прямой  линии с ними находимся и  где-то на середине. При закате солнца - над Зубчатой - луна встала. Вид – сума сойти. Сережа делает пару снимков. Холодно справа и сева снежники.

26.7.91. На дежурство я заступаю, значит, восьмой день похода. Утром 6 градусов тепла, холодно. Однако комаров – ужас. Такие походы надо кончать. Есть материал по двум походам на Камчатку надо его обрабатывать и книгу издавать. Это 10 лет назад писалось, а вот сподобились реально начать писать только сейчас.

Завтрак - каша пшенная с сухим молоком. Продуктов осталось:

Масло сливочное  топленое 2 банки

Масло не топленое – 2 банки из под кофе

Гречка  - 2 пачки

Молоко сухое – 2 пачки

Сало прогоршее – 2 кг

Сахар большие куски – 2 кг

Сухари – 2 кг

Продуктов только до Жупанова добраться, где мы основной запас оставили. Есть медведь наш запас вскроет – все нам туго придется и, не знаю, выберемся ли.

Собирались без настроения. Выход в 12 15 – опять поздно. Не подгоняют и комары. Идем вверх по ключу, по мокрому каменистому дну, воды почти нет.  Однако скоро уже пройти будет невозможно – солнце растопит ледники и речка набухнет. В большую весеннюю воду речка, видать, имеет поток немереный, как по ширине, так и скорости течения. Огромные камни кругляки, что футбольные мячи обтесанные, на пути лежат. 

Идем все по той же речке в направлении Тауншицу. Хорошо, что речка почти не петляет. Однако ущелье также глубокое Прижимы преодолеваем вброд водопады – прямо по руслу по террасам и с подстраховкой.

-          Потаенными контрабандистскими тропами идем, - Белов шутит

-    Как обойти Кроноцкий заповедник  надо писать руководство - бестселлер будет – отвечаю, радуясь тем, что толпа шутить начинает.

-          Прошли часа три. Чувствуется, что выходим на плато. Разведка по снежнику вправо. Витя и Олег машут руками идти к ним. Вышли. Вот он и Тауншиц. Неподалеку и гора Зубчатая. Спрашивается, где это мы петляли пару дней. Идем по холмистому плато. Ищем  место для обеда. Дошли до озера. Обед с левой стороны озера (по ходу). Молочная манная каша, чай, хлеб с маслом. Хлеб еще держится. Не надо хранить в целлофановых мешках, не мочить и не мять. На свежем воздухе хлеб сохраняется долго. Поднялся на гору, вижу за озером вдалеке домик – кордон и слева от него длинные шесты видать антенны связи.

-          «Нарушители покидают потаенными тропами Кроноцкий заповедник» - понеслась депеша в Петропавловск-Камчатский.

-    Здесь же на холме  старое кострище, значит, потаенными тропами ходит народ.  Идем дальше. Справа еще одно большое озеро за ним чуть меньшее. Выходим на перевал. Видим небольшой сложенный из больших камней тур. Слева на сопке замечаем два топографических знака. На перевале дорогу преградила причудливая скала из лавы. Вид назад – завораживающий:  три озера как на ладони, Красная сопка, вулкан Крашенникова. Пройдя чуть дальше лунный пейзаж: камни разбросаны  как на луне. Сережа упал, чтобы зафиксировать момент, как Боб с Володей  шагают по лунному ландшафту. Длинные тени от толпы и от камней создают фантастический  вид.

-    Чем не картины Сальвадор Дали!  - восклицаю.

-          Впереди наш долгожданный Пьедестал – от которого до Жупанова уже рукой подать. Надо пройти долину по прогалинам и не ползти по стланику кедрача и холмам.

-          Сережа давай снимки из Космоса принимай – картину видеть, где нам идти.

-          Проходы видны. Вспоминаю, наш маршрут здесь же 1988 года. Тога мы пошли в обход  по склону Тауншица. Раз так забрались, что еле оттуда вышли – ночевать пришлось. В горах. Я под сопкой Тауншица – хотел найти проход напрямую через гору – снежного человека встретил. был здорово на Секу похож. Тогда после обеда на том же озере, где мы сейчас обедали, мы за полдня, только до горы – ее огромного кулуара-цирка Тауншица и дотащились. И  при этом, так умучались, что А.А. упал замертво, и нам пришлось здесь же палатку ставить. Сейчас мы умнее и вверх не лезем, а идем прогалинами между холмов  напрямую на Пьедестал. Ночевка у ключа «Проходная». Видны Хорол, Пьедестал. 2-3 перехода и мы должны на Пьедестале быть.

Ужин – горох суп с поджаркой и сало. Представительские тоже пошли в ход. Витя берег для случая встречи с представителями заповедника или егерей.  Но так как мы из заповедника вышли, то по всем бумагам наша географическая экспедиция, в силу вступает. Белов - согласно документов - руководитель экспедиции. 

Холодно. Ручей за ночь высохнет, надо набрать воды, но забыли и Витя на следующий день на ледник ходил. Два ведра льда набрал.

27.07.91 Подъем в 9 00. Тепло, солнце. В тумане, без видимости поплутать по бездорожью на этом плато можно.  Идти по компасу - а это значит по стланику, буграм и оврагам. Карты нужны, космические - по ним бы было ясны, как обойти то или иное препятствие. Витя дежурный. Варит суп, какао. Вид на Тауншиц. По карте мы где-то на доходе к р. Проходной. Вышли в 11-15. Раньше никак не получается. Идем по прогалинам. Вот и Пьедестал виден. Заходим к нему слева. Вот перед нами и два озера открылись, еще дальше видим третье, где мы ночевали в первый день. Там оставили соль - основной почти запас. Боб пошел, чтобы забрать. Обеденный постой решили организовать здесь. Витя готовит обед. Остальные копают золотой корень, которого в превеликом множестве. Купаемся в озере. Температура воды +19. Обед - каша манная на молоке, чай с маслом. Идти по подсчетам где-то 5 часов, но не хочется. Кое-как вышли в 18 часов, и сразу, тропа пошла по болоту, ручью, травке, кустарнику. Толпа воет. Володя все хочет идти верхом - по сухому, а там сплошной стланик, бугры и овраги - на преодоление которых уйдет не один день. Тропа на карте обозначена воль ручья, правда, петляет с берега на берег и только в самом конце поворачивает вправо, срезая угол к Жупанова. В одном месте обрадовались - тропа пошла нормально как тропа и вдруг радости конец - попали на остров с множеством проток. Состояние группы резко ухудшилось - начинаются разборки. Мол, идти надо было верхом. В 20 часов вышли на р. Жупанова, До Темной, где у нас запрятан груз идти не меньше 1-1,5 часов. Я за то чтобы идти. Чтобы не обострять и того уже напряженные отношения, Белов принимает решения делать стоянку. Действительно после этого все успокаиваются. Стоянка недалеко от заброшенной яранги оленеводов. Оставлен только каркас. Комаров здесь на продуваемом месте немного меньше. Однако когда шли  - это был ужас - полностью облепили лицо. Я еще такого не видел. О том чтобы позагорать или покупаться – разговоров нет. Опять те же мысли: надо переходить к нашей классике походов - 10-12 дней похода и в цивилизацию. Конечно, для Камчатки такая классика не подходит - ну и Бог с ней. Два похода по Камчатке - вполне хватит. В Приморье есть речки Самарга, Виноградовка и прочие, что поближе - вполне хватит. В Саянах же маршруты по Казыру, Кизиру и Амылу, а можно перебраться на Западный Саян – по Абакану, или по рекам, что на Алтай идут. Да и от Курагино вниз - ведь ни разу не сплавлялись. Там тоже первозданная природа - какая красота в скалах у Шалоболино, Ильинки. Я давно еще с отцом в тех местах рыбалкой промышлял.

28.07.91. Подъем в 8-00. Разжег костер, поставил воду. Белов дежурный, но вставать не торопиться. Завтрак - по маленькому кусочку сало и какао. Шутит: кто будет хорошо работать получит,  как у вас по-русски: с-с-а:  - Сало! - кричу радостно. Правильно! - смеется Сергей.  - С утра нам надо побольше калорий набирать.

- От таких калорий как бы не свалиться на полпути к Темном, - возражаю, хотя понимаю, что запас наш иссяк, и не известно, что с нашим основным запасом - как бы им медведи не пообедали.

Вышли где-то в 11-00.  Сразу попали в болото, вымочили ноги. Поднялись на уровень, где стоят каркасы яранг. Тропа. Движемся вперед по сухому месту. Надолго ли?!  Наткнулись на черемшу, собрали по охапке на ужин. Я вычисляю, где же река Темная. Пытаюсь вспомнить, как мы шли в прошлый раз, казалось идти еще долго - чуть ли не к горам, что виднеются впереди. И промахнулся - долину реки Жупанова, которая была вот перед нами спутал с ручьем (по карте сверил), идущий параллельно Жупановой, но в обратную сторону. Олег правильно подметил: что надо быть внимательными, и ему кажется мы уже на месте. Остановились, чтобы обсудить ситуацию, в себя придти.  И точно стоим рассуждаем, и меня в Белов в бок толкает:

-          Смотри под кустами не наши ли мешки лежат?

-    Они самые, - закричал я от восторга и к ним бросился. - Целехонькие, Мишка-медведь за десять дней не тронул, да и люди ненадыбали. А ведь у самой  тропы мы их с вертолета сбросили. Ох, и рисковали!

-    Хотя в тайне я и надеялся для экзотики медведи поубавить наши запасы, чтоб узнали почем фунт соли, да и тащить было бы меньше. А по всем расчетам у нас груза килограмм еще по 30 - а нам еще перехода с Жупановой на Авачу - 40 километров.

Становимся лагерем на стрелке реки Жупановой и ручья Темного. Место обжитое - здесь мы стояли в 1988 году. Ничего не изменилось. Груда камней для бани - Гена выкладывал, кострище, бревна вокруг костра. Стола нет - на котором я рыбные пироги-кулебяки готовил и москвичей тогда угощал.

Мы и сейчас дружно устанавливать лагерь бросились - сушину завалили и костер - побыстрей разожгли - от комаров спасение, да и сразу уютней стало. Поздравили друг друга с выходом на р. Жупанова, - по сто граммов федосеевских приняли.  Попробовали ловить гольца на блесну - не получается, или нет его еще здесь в верховьях. Хотя тогда в 1988 году мы здесь первых кетин поймали. Но тогда было позднее намного, поэтому сеть ставить не стали. Другой рыбы тоже не видно, и следов мишек по берегу не видно. Ужин начали готовить сразу с обеда. Салат из черемши с разными специями - Белов специалист по этому делу. Маленький перерыв - между затянувшимся обедом и начинающимся ужином  - ставим палатки, и опять застолье до полуночи. Взяли по бутылки на брата за этот вечер - так были довольны успехом нашего безнадежного дела. Вечер прошел отлично - комары недомогали, костер горел ярко, звезды на небе сияли. Ночью, правда, был небольшой дождик, но уже не страшно - мы в палатках.

29.7.91.

Поднялся я первым часов в 8-9. Заготовил дров, покидал блесну, нет не берет. Начал готовить палки для каркаса катамарана. Лес хороший - ива -ивняк. - внутри прогнивший для хороших порогов не пойдет. Пришлось сходить на гору - срубить пару березин для поперечен. Боб с Володей надули ЛАС. Сделали весла - прикрутили палки к лопастям. День пасмурный и у всех настроение «не радостное» а после вчерашней лишней порции горячительного напитка. Подбиваем Серегу - а он о нас главный распорядитель зелья, - на то чтобы он облегчил нашу жизнь. Ни в какую.

Наконец катамаран собран. Опять пробуем рыбачить, выход за черемшей и ужин. Прекрасный напиток из кофе и спирта поднимает наше настроение. Сегодня строгая норма 125 - туристических и не больше. Поэтому пришлось немного пофилософствовать и спать. Комары донимали и в темноте.

- Как будем жить дальше, непонятно! - восклицаю, - Спасу от них никакого!

30.07.91

Дежурит Боб. Он встал очень рано в 7 часов, начинает готовить завтрак - гороховый суп с черемшей - получился густым, кофе с молоком и гренками. Собираемся. Утром солнце, затем потянулись тучи. В рюкзаки укладываем личные вещи, а их все же набралось много, но сделали а П.К. сортировку и мы оставили там лишние. Кроме того, в рюкзаки берем по 6-7 кг продуктов, остальные в отдельные мешки. Баллоны катамарана спустили - беда надо надувать и все дыхалкой, которой с утра нет.

Перед нашим отплытием подошла бригада оленеводов. Яков - молодой парнишка. 8 человек пасут 1,5 тысячи оленей. Шли снизу. Поинтересовались, где мы нашли такие красивые рога. Видать, поняли, что кто-то сбраконьерничал с вертолета на их него оленя. Мужики чистые камчадалы. Однако какой национальности непонятно. Разговорились. Узнали, что ниже по реке идет горбуша, чавыча. Ловить надо крюками - выхватывать прямо из воды. Шест на коне стальной пружинистый крюк и все устройство. Не верится, как можно выхватить из воды такую дуру, как чавычу - килограмм на двадцать  -  с помощью такого приспособления. Может, удастся и нам поэкспериментировать на этом поприще. Сфотографировались на память - прямо на их лошадях. Белова хлебом не корми на лошадку забраться - полюбилось ему это занятие еще в Тофоларии. Олегу очень понравились камчадалы, их лошади, собаки - три их было, снаряжение, оружие - берданы. Особенно впечатляющий был их отъезд на лошадях - в точности как ковбои в прериях Америки.  Рассказали они также, что сейчас им платят много за медвежью желчь, панты струна кабарги. Это все идет за границу. А им поставляют телевизоры, магнитофоны и почую чудо технику. Одеты, правда, не по-японски. Записали адрес, пообещав выслать фотографии.

Вот адрес:

Камчатская область, Быстринский район, село Анавгай 684311 Коярков Борис - старший, Тоне, Адуканов, Укило Яков.

Вот и мы собрались в путь.

Традиционный снимок. Но нет - нет никакого настроя, комары убивают все прелести. Вышли где-то в 13 часов по полудню. Решили плыть часов шесть до В. Стана  с обедом. Трудностей практически нет. Правда, на одной из «причесок» я искупался. Попытался опереться на веревку и промахнулся - угодил между баллонами - еле выбрался. Пытаемся на блесну ловить гольца, но все пусто. Не видно и в воде рыбы. Первые встречи с медведями. Встретили 4-х медведей - медведицу с тремя медвежатами - что очень редко бывает. Мы увидели их задолго, потом их поворот закрыл, мы и подошли незаметно, почти вплотную. Медведица рванула в сторону, прямо вверх по крутому склону - забыв напрочь своих медвежат. Однако опомнилась и на дыбы встала - на нас уставившись. Белов снимок сделал. Убедилась, что это люди и дальше побежала, медвежата за ней.  Обед на косе. Попадаются хлебосольные косы с дровами и хорошим продувом от комаров. Но это нас от них не спасает. Обед - суп оставшийся с утра, чай. В 16-00 тронулись дальше. Первые мощные впечатления - увидели горбушу, и это не предел - тут же чавычу увидели. Вот это рыбина, так рыбина! Акула. В основном видели ее спину. Олег успел рассмотреть и морду. Вот и первую стаю горбуши увидели. Здесь же поперек реки вбытые колья – по-видимому ставили сети. Далее плывем, опять чавыча идет.

-    Толпа, пора и нам за рыбалку браться, - подаю команду.

-          Выбрали подходящее место, сеть поставили. Снизу крупные камни, через реку натянули веревку к ней закрепили один конец сети и сразу чудо - затрепетала рыбка (может от восторга больше мы) не что-нибудь, а чавыча. С Беловым бросились тянуть - а нет пусто.

-          Второй замес делаем. Сетью и корягой фактически перегородили реку. Однако рыбина видит сеть и под корягу идет - там и проскакивает. Вдобавок сеть травой забилась. Ячея мелкая в сети где-то 20, а надо для чавычи все 80 и более. Так и не поймали в этот вечер ни одной рыбки - на пришлось нам разговеться. А уговор был - как будет первая рыбка - лишняя чарка причитается. Кстати в это вечер мы и залегли без нее родимой – кажется, один вечер и случился такой. Ночью вставали сеть проверяли - нет не трепещется. Если бы попалась чавыча, ее бы скрутило в один ком. Ночь лунная все видно на реке.

-    31. 07.91

-    Утром наблюдаем, как горбуша у сети плавает. Попробовал острогой порыбачить - вниз на километр спустился и все напрасно. Так пойдет дальше - не видать нам рыбки красной.

-          Завтрак готовит Боб. Перловка - не идет, зараза. Кофе.

-    После завтрака выход по правой протоке. По левой возможно завал. Сделали острогу. На ходу пытаюсь колоть горбушу. Увлеклись и зашли в протоку, а не в основную матеру. Из которой пробирались, протаскивая катамаран среди коряг и деревьев.

-     На одном из перекатов увидели огромное количество рыбин, устроили бойню как первобытные люди. Володя заколол первым.

-          Двинулись далее и где-то через 1-1б5 в 16-00 увидели большое скопление рыбы. Удачу подкрепила заколотая с катамарана  рыбина. Однако идут все самцы. Решили пообедать и порыбачить. Я пробую ловить с помощью спиннинга и ряда тройников (5 штук, нацепленных на леске за блесной. Сразу же удача - зацепил что-то. Витя разделся и как Геракл на другой стороне протоки острогой работает. Вижу, только хвосты на берег отлетают. Его и первая самка. После этого пошло - только успевай потрошить. За пару часов накололи, поймали пару мисок икры. Быстрая засолка в соленом растворе - контроль картофелина плавает. В растворе держим от 7 до 20 минут и продукт готовый. Первая проба окорки красной - это где-то вышло по полчашки на брата. Ели с хлебом и маслом, но как-то без особого аппетита. Почему-то решили, что чукчи не любят икру. Решили, есть  по-культурному: под водочку. А икры заготовить хочется много. Олег с Серегой делают бредень. Разрезали трехметровую сеть пополам. Срастили.  Получился бредень. Самоотверженно бросились на замет. Олег в гидрокостюме посредине реки идет, Сережа по берегу.

-    Такой лов неудачным оказался. Рыба не дура и мимо сети проходит. Нет рыбки и баста.

-    А нету, нету нету!

-    Пыл у Сергея и Олега  к сети полностью пропал - одна надежда на острогу и спиннинг. С сеть получился второй прокол - и ночью пусто и здесь пусто.

-          Решили на этом месте ставить лагерь. омаров мало, толпа загорает., купается. Я дергаю горбушу на дергалку, но надоело  - занялся сетью. Вижу у толпы сочувствие, занимайся мол занимайся все попустому.. Нацепил камни, сделал поплавки. Делаем замет. Ура ! Есть рыба в сети - это уже нас радует. Попадаются больше горбыли, но есть и самки. Пошла работа - мы с Серегой сеть мечем, остальная толпа - икру солит, кто-то уже жарит, варится в два котла поставили. Первая уха, первая икра, первая жарка - и это уже с двойной дозой за вчера и сегодня. Легли поздно - где-то за полночь. Ночь светлая, звезды, луна - полнолуние - как днем.. Сеть поставили на ночь - чуть нашего лагеря вдоль берега с небольшим уловцем и хорошей глубиной. Один конец закрепили за вбитый кол, другой за дерево, расперли еще одни колом.

1.08.91. Я первым проснулся и сразу пошел смотреть сеть - набилось 13 штук - одна кунжа, один голец, ода самка горбуши - остальные самцы. Толпа взбодрилась и решила делать дневку - как говориться от добра - добра не ищут. Погода отличная - загорай, купайся и ешь себе целый день рыбку на любой вкус - жарен. Парную, отварную. В приготовлении разных блюд все участвовали - специализация по интересам. Я пытался сделать горячего копчения, вспомнив, как это Гена делал в прошлом нашем походе. Дежурным по графику я состоял, но мне доверили ловлей заниматься - что я и делал. Дело в том что в нашем рационе блинчиков и с икрой не хватала - вот я и стремился свежей икрой котлы наполнит. Пару котлов компота выпили - такую жажду рыба  вызывает. День прошел быстро и незаметно. Днем сделали несколько заметов - поймали. Температура воды от +9 градусов утром до 14 вечером повысилась. Я ловил рыбу переметом- граблями. Блины Витя печет, Белов с Олегом икрой фаршируют.

Вечером начинаем довольно рано ужин, состоящий  из старинного русского блюда - своего мы добились - где-то по большой чашке икры добыли. Старинное русское блюдо  Силантий Секу вспомнил - блинчики с икрой. Да и описания Гилярского как в дореволюционной Москве икорку уплетали. Вот некоторые моменты: Зернистая икра подавалась в серебряных ведрах, аршинных стерлядей на уху приносили прямо в кабинеты, где их и закалывали... И все-таки спаржу с ножа ели и ножом резали артишоки. Из кабинетов особенно славился красный, в котором московские прожигатели жизни ученую свинью у клоуна Таити съели... или  «Наискось широкого стола розовели и янтарились  белорыбьи  и  осетровые балыки. Чернелась  в серебряных ведрах, в кольце прозрачного льда, стерляжья мелкая икра, высилась над краями горкой темная осетровая и крупная, зернышко к зернышку, белужья.

Ароматная паюсная,  мартовская,  с  Сальянских  промыслов,  пухла  на  серебряных блюдах; далее  сухая мешочная — тонким ножом пополам каждая икринка режется - высилась, сохраняя форму мешков, лучшая в мире паюсная икра с особым землистым ароматом, ачуевская— кучугур, стояла огромными глыбами на блюдах.. или вот еще: Все это у П. И. Шаблыкина было к сезону—ничего не пропустит. А когда, бывало, к новому году с Урала везут багряную икру зернистую и рыбу—первым делом ее пробуют в Английском клубе. Настойки тоже по сезону: на почках березовых, на почках черносмородинных, на травах, на листьях,— и воды разные шипучие — секрет клуба...

    Еще за кутьей, этим поминовенным кушаньем, состоявшим из холодного риса с изюмом, и за блинами со свежей икрой, которую лакеи накладывали полными ложками на тарелки, слышался непрерывный топот вместе с постукиванием ножей. Если закрыть глаза, представлялось, что сидишь в конюшне с деревянным полом. Это гости согревали ноги.

    Почему в конюшне? Для шика видать. У нас не хуже, если учесть, что  мы на природе и энергию Космоса  впитываем. Не хватает только серебряной посуды и шампанского.

    - Секу, - который, в основном, цитирует, -  что там у Гиляровского про шампанского  сказано? Ты же любитель этого напитка - разбаловали тебя туристы.

    -  Знал, что кому предложить: кому нежной, как сливочное масло, лососины, кому свежего лангуста или омара, чудищем красневшего на окне, кому икру, памятуя, что один любит белужью, другой стерляжью, третий кучугур, а тот сальян.

    Меню его было таково: порция холодной белуги или осетрины с хреном, икра, две тарелки ракового супа, селянки рыбной или селянки из почек с двумя расстегаями, а потом жареный поросенок, телятина или рыбное, смотря по сезону. Летом обязательно ботвинья с осетриной, белорыбицей и сухим тертым балыком. Затем на третье блюдо неизменно сковорода гурьевской каши. Иногда позволял себе отступление, заменяя расстегаи байдаковским пирогом — огромной кулебякой с начинкой в двенадцать ярусов, где было все, начиная от слоя налимьей печенки и кончая слоем костяных мозгов в черном масле. При этом пил красное и белое вино, а подремав с полчаса, уезжал домой спать, чтобы с восьми вечера быть в Купеческом клубе, есть целый вечер по особому заказу уже с большой компанией и выпить шампанского. Заказывал в клубе он всегда сам, и никто из компанейцев ему не противоречил.

    - У меня этих разных фоли-жоли да фрикасе-курасе не полагается... По-русски едим — зато брюхо не болит, по докторам не мечемся, полоскаться по заграницам не шатаемся.

    И до преклонных лет в добром здравье дожил этот гурман.

    Да, Секу, ты уже знаток русской классики, - да и то правда, сейчас удобно сейчас цитировать. Белов через ноутбук нашел в Интернете вот тебе и страничка - цитируй.

Не будь, Секу, знатоком классики - не есть бы нам блинчики с икрой.

Рецепт правда свой и состоит и наличии блинов добротных и на каждый блин нужна столовая ложка икры с верхом и ложка топленого масла. Маслом поливается вначале весь блин, икра кладется на край блина и все это сворачивается вчетверо, конусом кладется в чашечку и подается на стол.  Есть такой блин - искусство и вырабатывается годами - и заключается в том, чтобы ни одна икринка не выпала из блина, и масло не должно с другого конца капать. Так мы съели по три блина, еще по три на потом оставили.

    - Эх знали же наши предки толк в красивой вкусной еде, - сказал Белов и тут же произнес тост за Россию, что все охотно поддержали.

    После этого пошел настоящий жор - тройная уха, рыба отварная, рыба жареная. И что еще - компот - чтоб жажда не мучила - у изголовья Белов в палатке поставил. Спать легли опять поздно. Да и правильно - вечером на природе мир сказочным кажется.

    02.08.91. Встали поздно. Утром небольшая разминка в рыбацкой удаче. Сделали сначала пару забросов сетью. Я с одного места наловчился тягать - ловится. Выход в 13-15. Прохордим Верхний Стан - большая река слева. Через 1 км -15 слева на пригорке автоматическая гидро- метеостанция (ГМС) - барак не жилой, варварски вывернута железная печь, пол, окно разворочены, остановиться на ночевку практически нельзя. А как бы хорошо уставшему путнику устроить привал, в баньке понежиться, веничком похлестаться. В дальнейшем нам на пути попадались места более цивильные и такого варварства не встречали.

    Идем дальше. Хороший плес. Горбуши по реке идет немерено. Бросаем тони - ловим много. Рыбалка идет с островка, поэтому  остановится на ночевку место неподходящее. Идем дальше. Проходим где-то с полчаса и коса справа - хорошее место для ночлега. Быстро ставим лагерь. Дрова, палатки, костер мигом появляются. Витя дежурит - делает пироги. Пироги - кулебяки с икрой тоже новшество для нас. Рыбу жарим в клере.

    Да чуть не забыл о главном событии. Перед остановкой на ночлег я поймал чавычу на спиннинг – чудеса, да и только. Сразу фотографии на память - непосредственно у места, где поймали. Главным шиком сфотографироваться рыбину удержать одной рукой за хвост. Кажется одну секунду только и можешь держать. На косе Витя еще сделал кадр на фоне чавычи и трех мышатниц (кунж), которые днем поймали - Володя. Боб и я заснялись. Заслуга, что нам чавычу удалось поймать всего состава нашего катамарана - оперативно к берегу подплыли, держа рыбину на блесне, прижали ее к берегу

    катамараном и только после этого крюком захватили - железный прут у нас для этих целей на стреме всегда был. Чавыча дала нам две чашки икры и это учесть, что часть она икры уже отметала. Мясо красное так и горит - разрезали на кусочки и засолили.

    Вечером ужин - икру решили давать по дозированной пайке - по мернику – пол-литровой кружке, чтобы каждый согласно своего своему темпераменту употреблял дорогостоящий продукт. Штраф на Камчатке исчисляется - за каждую икринку - путь  рублев, а тогда бутылка водки  25 целковых стоила - вот и посчитайте сколько мы за один присест выпивали. Перед сном опять Секу вспомнил  обычаи русской кухни.

     — Ну-с, Кузьма Павлович, - опять начал он цитировать Гиряровского, - мы сегодня угощаем     знаменитого артиста! Сооруди сперва водочки... К закуске чтобы банки да подносы, а не кот наплакал.

    — Слушаю-с.

    - А теперь сказывай, чем угостишь.

    - Балычок получен с Дона... Янтаристый... С Кучугура. Так степным ветерком и пахнет...

    - Ладно.

    - Потом белорыбка с огурчиком... — Манность небесная, а не белорыбка. Иван Яковлевич сами на даче провешивали. Икорка белужья парная... Паюсная ачуевская—калачики чуевские. Поросеночек с хреном...

    - Я бы жареного с кашей,—сказал В. П. Далматов.

    - Так холодного не надо-с? И мигнул половому.

    - Так, чем покормишь?

    - Конечно, тестовскую селянку, -заявил О. П. Григорович. - Селяночку с осетриной, со стерлядкой... живенькая, как золото желтая, нагулянная стерлядка, мочаловская.

    - Расстегайчики закрась налимьими печенками..

    - А потом я рекомендовал бы натуральные котлетки а ля Жардиньер. Телятина, как снег, белая. От Александра Григорьевича Щербатова получаем-с, что-то особенное...

    - А мне поросенка с кашей в полной неприкосновенности, по-расплюевски, - улыбается В. П. Далматов.

    - Всем поросенка... Да гляди, Кузьма, чтобы розовенького, корочку водкой вели смочить, чтобы хрумтела.

    - А вот между мясным хорошо бы лососинку Грилье,—предлагает В. П. Далматов.

    - Лососинка есть живенькая. Петербургская... Зеленцы пощерботить прикажете? Спаржа, как масло...

    - Ладно, Кузьма, остальное все на твой вкус... Ведь не забудешь?

    - Помилуйте, сколько лет служу! И оглянулся назад. В тот же миг два половых тащат огромные подносы.

    Кузьма взглянул на них и исчез на кухню.

    Моментально на столе выстроились холодная смирновка во льду, английская горькая, шустовская рябиновка и портвейн Леве No 50 рядом с бутылкой пикона. Еще двое пронесли два окорока провесной, нарезанной прозрачно розовыми, бумажной толщины, ломтиками. Еще поднос, на нем тыква с огурцами, жареные мозги дымились на черном хлебе и два серебряных жбана с серой зернистой и блестяще-черной ачуевской паюсной икрой. На третьем подносе бутылка эля и три стопочки. Начали попервоначалу «под селедочку». - Для рифмы: водка — селедка. Потом под икру ачуевскую, под зернистую с крошечным расстегаем из налимьих печенок, по рюмке сперва белой холодной смирновки со льдом, а потом ее же, подкрашенной пикончиком, выпили английской под мозги и зубровки под салат оливье... После каждой рюмки тарелочки из-под закуски сменялись новыми... Черпали серебряными ложками  зернистую икру и раскладывали по тарелочкам. Розовая семга сменялась янтарным балыком... Выпили по стопке эля «для осадки». Постепенно закуски исчезали, и на месте их засверкали дорогого фарфора     тарелки и серебро ложек и вилок, а на соседнем столе курилась селянка и розовели круглые расстегаи.

-  Селяночки-с!..

Поэтому и мы налегаем - сеть поставили ниже косы вдоль берега с небольшим уловцем от коряги - надеемся взять свое. Ночь лунная, светлая.

3. 08.91. Встали поздно где-то в 10 часов. Я пошел смотреть сеть - чудеса - две кетины – но, к сожалению, самцы - много горбуш - есть и самки - одна, один голец у которого икры кот

наплакал.

Решили попробовать кету, как она в ухе и жарится. Кстати вчера Белов засолил чавычу небольшими ломтиками - подобно тому, как она продается на материке. Посмотрим через три дня, что получится. Белов - дежурный - делает все профессионально - нажарил целую кастрюлю рыбы, отварил еще больше. Завтрак, переходящий в обед. На посошок по мерничку (по полкружки) икры . Потом толпа жаловалось, что икра была не такой уж вкусной. Сделали заброс сети - пусто. Место глубокое и, видать, нереста горбуши здесь нет. Выход в 13 15 - опять двадцать пять. Прошли где-то с час, наткнулись в кривой протоке на огромный  косяк горбуши - хорошие места как бы плес. Делаем заброс сети - из сети веревка - свернутая рыбинами - штук 15-20 поймали из них 7 самок.  Так делаем три заброса и картина повторяется. Витя делает засол икры по всем правилам, у него даже есть машинка по отделению икры.

Плывем дальше. Серега с Олегом заметили слева удобное место для жимолости и черники - на пригорке как в Саянах. Разведка - есть ягода! Все лакомятся - ягода еще зеленая, жимолости мало. Съели два котла - один отварной, другой жареной рыбы - в момент перекуса. Это тебе не по конфетка, как у нас как-то было в Приморье на Зеве или Туюне в Хабаровском крае.

Решили идти еще около 2-х часов - до 20-ти. Река же рекой стала, прошли небольшое сужение и даже шиверу - небольшой порог из нескольких сливов с маленькими порожками. Ищем место для ночлега. Долго не было ничего подходящего ии на тебе подарочек - место отличное для лагеря. Ручей Константиновский в устье распадается на две протоки. Ночевка на острове. Остров состоит как бы из 3-х уравней  На 3-м уровне - самом сухом - ставим палатки, на втором костер и стол, на первом разделка рыбы, засолка икры. Остров небольшой, но много дров - наносника и сушника -  то, что надо. Впереди острова - где он разбивает речку на две протоки - отличная яма с обратным течением как бы и прижимом влево. После ямы перекат, по которому идет буквально стая горбуши. Хорошее место для постановки сети.  Быстро ставим палатки обустраиваемся. Я ставлю сеть. Всем некогда и видать уже рыба надоела. Витя хочет убедить, что в сеть все равно только горбуша попадается, от которой никакого толку и занятие бесполезное. Значит, подавай им кету или чавычу. Я делаю наоборот. Один конец завел за пень, торчащий из воды, а второй пустил по первой (справа) протоке и как бы перегородил речку по яме и сразу пару горбуш выхватил. За вечер 3-х самок и 2-х  гольцов вытащил. Боб по личной инициативе печет лепешки. Володя делает тройную уху. Сережа как дежурный стряпает пироги, Витя  печет. Тут у Белова жарится рыба разных видов, солится икра. Уже в темноте ужин. Усиленная доза за отличное место, третий тост - чтоб не кончалось!. Вечер теплый. Уже в темноте проверил в сеть - забита горбылями - так называю самцов, несколько самок и пару гольцов. У толпы уже беспокойство - придем ли во время в П-К или придется зазимовать. Олег спит у костра, говорит в палатке душно. В этом что-то есть и комары на реке уже не так домогают.

4.08.91. Воскресенье - день железнодорожника. Витя вспомнил. Встали дружно в 9 часов. Олег готовит завтрак. Я кинулся к сети - опять забита, и причем удачно - 7 самок, 2 гольца, один особенно большой. Солнце тепло - идет сплошное купание. Я забрался в яму. Смотрю, плавает огромная рыбина - шугнул и в сеть ее - оказалось кунжа. Еще попался голец, решили лишняя - отпустить. Пока рядились голец потерял признаки жизни. Делаем искусственное дыхание - пропуская в течении 5 минут через рот и жабры усиленно воду. Ожил голец и в темные воды уплыл. Так что сделали доброе дело. «Греши и кайся». Завтрак пироги с вечера с икрой по мернику, рыбу уже ели не все. Олег и пирог даже не доел. Олег сейчас в Америке в Сан-Францисско процветает. Летом в прошлом году в Мексику на своей машине ездил - говорит дешево. А тогда мы объелись - еле выплыли в 12-30. Задержка - засолка икры. Витя взял на себя тяжкий крест - солить икру - этим и занимался. Сборы у нас как всегда долгие, упаковка вещей идет медленно, вещей много как тащить будем?

Плывем, загораем, купаемся, солнце печет нещадно. Река широкая, но мелкая. Рыбы идет - ужас как много, встречаются парочками идет чавыча - красота немереная, однако и она уже нас не трогают. Начинаются препятствия - их 23 по классификации. Пока это что на дне лавовые плиты в виде порожков по всей ширине (довольно широкой) реки. Мелко, приходится выбирать сливчики и по ним проходить. Наш плот подпустил, цепляемся рогами. Витя в беспокойстве - как бы не оставить их на очередной расческе. Останавливаемся на обед на голом острове. - лавовой плите - тоже свой имидж. Нашли немного наносника - вскипятили чай. Боб достает рыбу жареную, вареную, парную, уху, икру специально для перекуса из гольца - во рту тает как мед. Не хуже икра и из горбушу, но это вечерний эмацион.

Подкочали баллоны, вручную спустили на веревках по порожку из трех уровней и дальше 3-е, 4-е, 5-е препятствие похожие с первыми. Места красивые, слева вид напоминает Кроноцкий вулкан. Вертикальные скалы с нависшим растительностью и плюс водопады - причудливые  - это уже  как у Японцеев на свитках. Решили плыть дальше. По карте еще идти да идти не день и не два, а надо пройти за два.

После обеда плывем дальше. Встречаем подряд трех мишек. В основном встречаются пестуны - не боятся нас абсолютно, пробуем кричать, нет стоит смотрит из-за камня. Подобные сцены были слева и справа. Шли допоздна. Останавливаемся на подобии косы за ручьем. Прошли препятствий 18, осталось пять. Я поставил сеть на стремке ручья и реки. Пока ставил, попался голец и горбуша. За ночь попались несколько горбылей, кунжа и голец. Плохая рыбалка. Вечером рыбный ужин по  две мерке икры, рыба жареная, уха, лепешки с икрой. Казахи, наверное, не пробовали икру в лепешках.

Доза вечером - чисто туристическая - решили до Авачи экономить. Олег продолжает спать у костра. Мы же полезли в палатки где-то в полночь.

05.08.91 Поднялись как всегда поздно в 9-00. Боб дежурный - уже приготовил завтрак, что ускорило выход и мы вышли в 10-30. А на завтрак чудо еще одно блюдо - паштет из рыбной печени - собрали где-то с трех десятков горбуш - получилась большая чашка. Белов отметил качество блюда и что надо его практиковать и мол нечего было отпускать, взятую за привычку - этих самых горбуш.

День с утра солнечный. Плывем, загораем. Белов купается. Встретили несколько хороших ям - где можно было бы спиннинговать - однако лень. Идут небольшие препятствия. Часа через два справа большая река «Мальцевете» кажется,  и поворот на Восток. Значит, недалеко порог Щеки и мы доберемся сегодня до «волока» - пешки на Авачу. Порог «Щеки» - тройка, состоит из трех шивер в довольно узком месте реки  по берегам небольшие скалы, особенно слева, откуда мы производили съемку и страховку прохождения порога. На катамаране порог прошли отлично - устойчивость выше среднего, валы в основном поперечные. Боб на ЛАСе не пошел по порогу, хотя выше шиверы были и по круче этого порога по которым он прошел  по высшей мерке.

-          Рисковать не стал - мешки не привязаны, могли остаться без продуктов - объяснил потом.

Прошли у другого берега - тоже сливчик не слабый. После порога плес и затем река идет в привычном для нас уже стиле.

На пороге поймал огромнейшую кунжу. Голец почему-то не берет. Обманка нужна – на подобии икринки или приспособить как-то лучше икринку от горбуши - но не получается. Долго добираемся до пр. Жупановой. Наконец и она - довольно большая речка слева и затем поворот реки  на запад - дальше до троса через реку уже рукой подать. Трос висит низко. В темноте можно и попасться на удочку - секир башка будет.

Проходим трос, ищем цивилизацию - тропу на переход. Однако тропы не видим, пытаемся разведать тропу, показанную по карте, однако от берега чуть подальше идет болото, кочкарник. Решаем идти до места, откуда мы начинали переход в походе с Примаренко - хотя там мы в начале шли без тропы - топали по бездорожью до самой первой избушки. Дожди до первой поляны, на пригорке стойбище - кострище, лавочка, выложенная на кирпичах, значит здесь должна быть избушка и тропа. Быстро ставим палатку, костер, дров очень мало - пришлось по лесу-кустам собирать далеко от места стоянки. Разборка катамаранов. Натянули веревку между березами - повесили сушить емкости. Ужи по две мерке икры - все меньше тащить на себе, рыба жареная - кунжа, уха, компот. Спать легли опять поздно - долго сидели у костра, даже поспали. Не причастились - вот выдержка!

6.08.91.

Новый этап похода. Пешка. Р. Жупанова - р.Авача. Это где-то 50-60 км. Не слабо. В прошлый раз этот путь мы прошли за 2б5 дня. Как сейчас?

 С утра летает вертолет, чуть подальше за рю Гаванной делал посадку. Надо было махать - пусть бы нас подбросил на Аввачу - 20 минут и мы были бы там - загорай, купайся, лови рыбу - на Аваче кеты немерено. А так придется тащится. По ходу три избушки - в них планируем делать ночевки

С утра капитальная сушка. Сначала был туман, затем солнце выглянуло - жара стоит летняя. Володя печет пироги - одну порцию зажарил. Тусуем продукты - много лишнего сахара 4 кг, соли много, крупы - хоть выбрасывай. Починка обуви, одежды. Все пора в путь.

Вот прикидка по продуктам:

Лук - 0.5 кг

Сух мясо - 0.5

Сало - 0,7

Мука - 5

Сухари - 4 кг

Масло, колбаса - 3 кг

Чернослив -0.3

Специи - 0.3

Икра -  3 кг

Чавыча соленая  - 1 кг

Масло раст - 3, 5

Тушенка - 4 кг

Пеловка - 2,8

Пшено - 1,5

Сало - 2,5

Овес - 1 кг

Сахар  3 кг

Рис  1 кг

Горох - 1, 3

Сух. Молоко - 800 гр

Компот,, какао, кофе, чай, сух молоко - 2, 5

Халва - 3 кг

Конфеты - 2 кг

Спирт - 2 кг.

Плавсредства

Катамараны

Оболочки 6, 5 +6,5

Камеры: 4,5+4,5

Лопасти 3,5

Веревки - 3 кг

Пила, топор - 2,5

Фотопринадлежности 3,5

 Аптечка 1,5

Рыбснаасти - 2,5

Палатка, тент - 3

Котлы - 3,5

ПСН  - 18

Ремнабор - 3

Итого 65

Распределили по

Белов

тент, палатка, фот, камера - 10 кг

мука 5 кг, спирт -1,5, тушенка 5 банок - 2 кг

Итого - 20

Болотов

Оболочка, - 6,5, сеть, снасти - 2,5

Веревки - 4

Сахар  - 3 , овес  - 1 кг, лук - 0,5, соль - 3 кг

Итого - 20

Герасимов

Камера - 4,5

Лопасти - 3,5

Топор, пила - 2 кг

Фото - 1, 5

Компот, какао  2,5, конфеты, сухофрукты  -1,8,  халва - 3кг, мясо - 0,5, горох

Кислюк

Оболочка - 6, 5, лопасти - 3,5

Сухари - 4 кг, чавыча - 1,5, рис - 1 кг,  сало - 1кг, тушенка - 2 кг.

Боб

-    псн - 17 кг, ремнабор - 3 кг, вервки - 2 кг

-          Володя

-          Палатка, тент - 3 кг, мешки резиновые - 1 кг, удочка, рыбнабор - 1 кг, веревки - 2 кг, масло раст. 3,5

-          Масло, колбаса - 3 кг, перловка - 2 кг

Двинули по тропе, сначала как бы назад вверх по реке - к тросу. Дошли до реки на которой и ночевали - реку переходить не стали и срезали. Стали искать дорогу, наткнулись на вездеходную - пошли по ней. Направление  вроде бы совпадает. Шли часа три, пересекли раз шесть одни и тот ручей. Наткнулись на избушку с банькой. Топим, готовим ужин. Все по правилам, надеясь, что мы на правильном пути. Но увы - ошибка! На завтра она усугубится.

7.08.91 Подъем, туман. Я - дежурный. Готовлю овес -  залил водой на два пальца выше уровня - затем воду выпарил. Поджарил сало на сковородке и туда кинул приготовленный овес. Получилось здорово. Главное во время остановиться и добавить чеснок, лук - как для плова. Однако все это затягивается и на пешке не следует этим злоупотреблять. Съели кашу в обед. Вышли сразу, однако поняли, что тропа идет не в том направлении. Круто повернули назад в обратную сторону. Сначала пытались искать тропу - может она и есть, но надо было смотреть у избушки до ручья. Затем пошли по компасу в направлении Гаванки, забирая вроде бы вправо - траверсируем  склоны, чтобы не лезть на них в лоб.

Я несу расходной мешок с продуктами - и рюкзак - 30 кг. Более 20 минут идти не могу - перекур нужен. Обедали у ручья у перевала в другой приток Гаванки. Как потом оказалось у ручья Станового. С Сергеем стрельнули по сопкам - вроде бы выходим выше Киркиной, однако опять просчет - только желания остались. Идем вдоль Гаванки, по тропе, но встречается и бездорожье - болотина. На пути  постройки, но это оказывается только первая избушка - фактически мы в начале только пути - сутки коту под хвост. Я готовлю ужин. Боб с Володей баню. Баня лучше чем вчера - просторная, с хорошим предбанником, как бы вкопана в землю. Поэтому и не устояли, чтобы и здесь не попариться. Заход в баню всей оравой - места хватает, кто-то парится, кто-то в ручье купается, кто-то чая пьет в предбаннике, кто у костра бока прогревает, итак, в цикле.

Приход есть. Толпа утром копается - никак не могут собраться. Витя решил идти последним. Когда вечером после бани делали перекус - икрой закусывали, заметили что икра светится и причем здорово - иголку вдевай. Пластмассовая банка горит как неоновая лампа в сто свечей. . Сергей давай лицо икрой мазать - глаза, рот - ужасающая картина - что тебе черти полосатые. После бани ужин тур-доза спирта и икры по мернику. Компот, суп.

8.09.91 Подъем рано в 8-00. Выход в 9-00 - довольно рано получилось. Решили идти до следующей избушки. Знаем - там тоже должна быть банька. Идти где-то - 30 км - не близкий путь. Обедаем в промежуточной избе, которая без бани. Костер делаем на улице, толпа купается в Гаванке, рядом с избой ручей. Обед на улице в тени под березами, готовит Витя - жареная колбаса. Погода ясная, солнце. Идти по тропе намного легче, чем по бездорожью. Толпа в эмоциональном подъеме. Однако надежды, что дойдем сегодня до второй избы с баней, нет. Много разговоров - сколько идти за один переход. Идем по 30 минут, 5 - отдыхаем. Витя просит – 12 минут идти, 10 - отдыхать. Особенно проблема обострилась к вечеру и в тоже время прояснилось, что мы можем дойти до избы с банькой. Боб с Володей решают «броском» достичь ее. После их ухода у оставшихся тоже появился настрой - не отставать. Витя идет первым и на подъеме. Так что мы не отстаем от авангарда. Но избы - нет. Уже темно. Впереди слышим голос Боба, что избу они еще не нашли. Однако минут через десять крик:

-    Изба!

Значит, пришли. Дом на возвышенности. Слева (по ходу) от Гаванки. Баня прямо у реки, вход со стороны речки - можно прямо с порога прыгать в реку. Борис с Володей быстро занялись баней, мы с Витей у костра - готовим ужин. Используем наши титановые крючья на натянутой проволоке между двумя березами. Белов говорит, что не зря в свое время прошли туристическую подготовку у Гены Карикова. Баня не так хороша, как прежняя, но тепло держит и речка глыбокая. Парилка не получилась - не заготовили венички, но сауна - отличная - греемся и купание. Ужин уже поздно в 1 ночи. Некоторые не выдержали - дрыхнут прямо на полу поверх своих спальников.

9.08.91 Подъем и завтрак. Вышли в 10-30 . Идем по правому (по ходу) берегу и сразу же  (через 2-3 км) переход на левую сторону и дорога пошла от реки в гору. Дорога очень торная и мы, с настроением, топаем по ней. Боб с Володей решили взять вершину первыми. На полпути я засомневался в правильности выбранного направления. Началась ориентация на местности и разведка - Олег. Действительно дорога идет влево через перевал в Дзендзуру. Мы уже совершили с Примаренко ошибку по бездорожью сделали петлю в километров 10. Поэтому вернулись назад к речке перешли на правый берег. Здесь есть и дорога - вездеходная, но старая или по зимнику, и скоро теряется. Пришлось идти на прямую - по орешнику  кочкарнику. При определении местоположения - разные мнения. Обед перед самым перевалом в березняке. Много черемши. От березняка пошла более-менее торная тропа - пошли по ней. Метров через 800 перевал с озером. Их два или три один за другим. При подходе к перевалу слева озеро из которого берет начало Гаванка. Сразу же за озером крутой спуск и тут уже нет никаких сомнений - что это к Аваче. Направление перпендикулярное  к реке и мы было не засомневались  не вышли ли по короткому пути (перевалу) к самой Аваче. Я этот участок не проходил и возникали сомнения пройдем ли мы его из-за завалов. Нет, тропа взяла направление Северо-запад - как по карте показано. Тропа хорошая - идет круто вниз через перелески берез. Спуск где-то часа полтора и мы на Аваче. Пешка кончилась. Мы на том же месте, что были с Примаренко в 1988 году. Пришли где-то в 18-00. Обустройство. Я за рекой рублю палки для катамарана. Лес не очень. Комаров вырубил в 1988 году все вырубил на три катамарана. Палки перевязал веревкой  - таким образом, переправлял их на другой берег.   

Праздничный ужин, усиленная доза. Психологический настрой у толпы не совсем то, что надо - какие-то все пришибленные, видать усталость перехода сказалось.

10.9.91. Новый этап похода - сплав по п, Аваче. На 19 августа на 23 часа по-камчатски у нас билеты на Хабаровск. У всех мнение, что надо торопиться. Опять ошибка - добрались на самом деле быстро.

Собираем катамаран уже профессионально - конвейером. Получился каркас длинным. Вышли на сплав после 14 часов. Начало было обнадеживающим - плесы, хорошие места для рыбалки. Но потом начались - заломы. Мы пошли катамараном слева. Шли рискованно. С ходу перескочили выступающее из воды поперек перегородившее бревно. Прошли несколько проток и вроде бы вышли из разбоя и решили ждать экипаж Боба, уверенные, что здесь главное русло. Олег высказал сомнение, что была протока вправо, и я вспомнил, что действительно в прошлый раз с Примаренко у нас из трех катамаранов кто-то двинул по ней и мы встретились где-то далеко внизу. Идем дальше. Кеты немеренно - бьем лопатой. Надо было останавливаться и сделать рыбалку. Идет дождь - первый за весь поход, - замерзли. Дошли до скального прижима. Справа здесь же выходит протока. Из протоки выскочили утки, значит, их кто-то гонит. Остановились на косе. Слева у переката идет кета - десятка два прошли группами. Хорошая бы подсечка - удилище - хлыст и тройник и можно было ее взять. Удалось с помощью дергалки -спиннингом взять трех  кетин. Первая была самка - икры полная чашка. Подошел экипаж Боба, идем вниз ищем место для ночевки. Справа и слева высокие берега с полянами и перелесками. Можно остановиться, но видим, что нет дров, да и места для рыбалки не те. Хочется найти, что-нибудь подходящее. На островах останавливаться толпа не согласна  - берега очень низкие и может запросто затопить. Но чего боимся, в итоге то и получили. Я предложил один такой островок - дров много, вроде бы и коса большая и место для рыбалки подходящее.

Останавливаемся. Разбиваем лагерь с большим сомнением - пойдет дождь и нас смоет. Лагерь все же устроили. Но сомнения натянули и того не совсем нормальную психологическую обстановку. Все в напряжении и вот-вот кто-нибудь сорвется. Боб всю ночь не спал - измерял уровень воды, сообщал на сколько повышается. На самом деле ничего страшного не было и утром уровень воды был такой же как и вечером, хотя дождь в верховьях реки явно прошел приличный. Утром разборка по этому поводу у меня с Бобой и затем под горячую руку попал Витя - пострадал не за что ни про что. Дело в том, что проквасили икру. Витя ее промыл, и засоли второй раз, но запах остался. А тут мы поймали кету и, предчувствуя хорошую рыбалку, банку икры хоте6ли выкинуть - а это килограмма два -три. Я был против - выкинуть всегда успеем и продемонстрировал, что ее есть можно. После этого пошли подкусы и в какой-то момент я с криком: «Сволочи икрой зажрались!» банку икры уже сам выкинул в реку, уверенный, что не видать нам больше икры. И действительно как в воду глядел - из-за спешки мы самые рыбные места проскочили, а ниже по Аваче воды в ней после дождей стало много и рыбачить фактически нельзя было. Потом толпа в П-камчатском  икру за 170-200 рублей покупала.

Вот, оказывается, бывает какое - икру килограммами за борт выбрасывали. На самое интересное, банку мы по реке внизу километра через два-три опять выловили. Однако заспорили и я второй раз ее выкинул, пообещав банкатару Вите во Владвостоке компенсировать. Кстати чего до сих пор не сделал.

Проходим довольно рыбные места - в прошлый раз мы как раз здесь с Примаренко ловили. Надо бы и сейчас остановиться, но утром создалось  мнение, что мы опаздываем и надо торопиться. Прошли и то место, где мы в прошлом разе особенно удачно взяли много кеты сетью. И это был самый реальный шанс - взять рыбы сколько душе угодно, потом - все мест таких не встречали. Далее пошли сплошные шиверы, остановиться, или найти хороший плес - где идет нерест  нет никакой возможности. «летим» со скоростью более 19 км в час, а это значит мы приходим намного раньше намеченного срока. Несколько раз подстраховываем наше второе судно - ЛАС - такие вот сложные шиверы идут. Но все нормально. Все «остыли» и поняли, что с такой ловлей рыбы и кормежкой как на Жупанова, придется расстаться. Обедаем и идем дальше. Видим впереди канат-трос чере реку и, еще недоплывая тросса, замечаем селение - заимку Сергея Максимовича - фермера. Да он стал формером с 320-ю га земли под животноводство, причем землю получил с правом передачи по наследству. Вдвойне было интересно встретиться со  старым знакомым. Однако остальная толпа была в замешательстве. Я утром по дневнику зачитал наш прошлый визит, и охарактеризовал Максимыча как хозяина - кулака, который за ужин заставит два дня работать - и дров заготовить и огород спахать и прочее. Боб наслушавшись таких страстей ни в какую не хотел  останавливаться здесь.

-     Что я дурак, какого-то кулака обхаживать, - кричал он.

-    Я все же настоял остановиться и попытаться сначала просто разведать обстановку.

На разведку пошел один. Максимыча нашел за его усадьбой - он вместе с дочерью ремонтировал трактор

-    Все, подумал меньше шанса нам ехать на тракторе за дровами, как в прошлый раз нам пришлось.

И сейчас Максимыч не растерялся

-            Привет, привет старый знакомый. Сколько вас? Пятеро. Значит так, поможете поставить мотор на место -  будете самыми желанными гостями и ужин будет и чарка и ночлег в доме.