Мистерия: красные квадраты в пирамиде Хеопса



Яркость источника
Задержка движения точки
Угол
Рассеяность
Направление, 1/2
Красный
Зеленый
Синий
Радиус кольца



Мистерия: красные квадраты в пирамиде Хеопса
Щелкните мышью по верху рабочего поля или запустите Auto - Auto 3.
Поменяйте параметр "Направление" на 2, получите при Auto 2 и Auto 3 - другой эффект.

Тоннель под Великой Пирамидой и красный квадрат

И вот мы стоим наверху длинного тоннеля, наклоненного под углом 23 градуса, так же, как земная ось, и идущего примерно на 120 м (400 футов) вниз, в подземную комнату. Никто из нас не знал, что делать дальше. Как двигаться вниз по крутому тоннелю высотой и шириной всего около метра? Вы не можете идти, вы не можете ползти. Мы рассмеялись, подумав, не скатиться ли нам. Нам пришлось снять рюкзаки, ведь они упира­лись в потолок тоннеля, и мы решили идти гуськом с рюкзаками, зажатыми между колен. Это вроде получилось. Я шел позади всех.
По мере следования вниз мой ум опустошался, как будто я не думал, а только наблюдал. Потом произошло что-то, пробудившее меня. В Великой Пирамиде присутствует очень глубокая и силь­ная мужская вибрация. Она кажется бесконечной. Я хорошо ощу­щал эту вибрацию с момента входа в пирамиду и концентриро­вался на ней, спускаясь по тоннелю. Вдруг я заметил два красных квадрата (см. рис. 10-15) на противоположных стенах тоннеля. Сторона квадратов была около 5 см (2 дюймов). Когда я прохо­дил мимо них, мне показалось, что вибрация понизилась пример­но на одну полную октаву, и в тот же момент меня пронзило чувство страха.
Я был так поглощен вибрацией и этим новым чувством страха (очень непривычным для меня), что забыл все, чему меня учил Тот. Он говорил, что как только я войду в это пространство, самое глав­ное - это преодолеть страх, но я все забыл. Я прислушивался толь­ко к своим чувствам. По мере углубления в тоннель, чувство страха меня не покида­ло. Тут я приблизился к другой паре красных квадратов. Когда я прошел мимо них, вибрация понизилась еще на одну октаву, а страх усилился. Тогда я спросил себя: «Чего я боюсь?» И услы­шал свой внутренний голос: «Ты боишься ядовитых змей». Я от­ветил: «Да, это правда, но в тоннеле нет никаких змей». Внутрен­ний голос сказал: «Ты уверен? А вдруг они все-таки есть?» Добравшись до нижней точки тоннеля, я все еще вел внутренний диалог и продолжал ощущать сильный страх змей. Я имею в виду, что да, я боюсь змей, но этот страх не так часто возникает в моей жизни. Казалось, Тот от меня за миллионы миль. Я забыл о его существовании. Я забыл о голубых электрических кольцах, спо­собных убирать страх. Вся моя тренировка пропала даром.
Мы прошли через первую комнату, редко упоминающуюся в книгах по Египту, и оказались в главной комнате, откуда выходит узкий тоннель - ради которого мы и приехали в Египет. В середи­не комнаты находился «колодец», давший название самой комна­те. Мы заглянули в него: на глубине примерно 10 м (30 футов) колодец был наполнен отбросами. Сама комната не имела какой-то конкретной формы, она была абсолютно женской - без единой прямой линии. Она была больше похожа на пещеру, нежели на комнату. И наконец-то мы стояли перед крошечным тоннелем, яв­лявшимся целью всего нашего пути.
Интересное попутное замечание: когда я говорил с Тотом об этом участке, он сказал, что комната построена не египтянами. Она такая древняя, что даже он не знает, кто ее построил. Тот сказал, что защита этой комнаты была главной причиной, почему он построил Великую Пирамиду именно в этом месте. Это вход в Залы Аменти, Матку Земли и пространство четвертого измерения - одно из важнейших мест в мире.
Когда могу, я проверяю то, что говорит Тот, и он это одобряет. Поэтому, когда мы ехали на французском поезде в Луксор, я рас­спрашивал Ахмеда об этой комнате и о том, кто ее построил. Он подтвердил сказанное Тотом, что ее построили не египтяне, а кто именно, он тоже не знает. Нет сведений об этом и в известных мне книгах по Египту.
Впрочем, продолжим рассказ. Тоннель очень мал. Не знаю, ка­ковы его точные размеры, но он явно меньше, чем тот, по которому мы спустились. Единственный способ залезть в тоннель - ползти на животе. Я полагаю, он уходит в землю примерно на 25-30 м (80-100 футов), люди же, возвращавшиеся из него позднее, говорили, что его протяженность не более 8 м (25 футов). Этого не может быть, зна­чит, египтяне, по-видимому, закрыли часть тоннеля. Его пол сделан из кремниевого песка и поэтому мягкий. Стены и потолок покрыты крошечными кристалликами кварца и блестят, как алмазы. Очень красиво! Когда мы направили свои фонари внутрь, казалось, что свет идет по спирали, пробиваясь всего на несколько метров в глубину, а дальше была темнота. Ничего подобного я раньше не видел.
Один за другим мы направляли свет своих фонарей в тоннель, чтоб оценить ситуацию. Затем мои спутники посмотрели на меня и сказали: «Ты нас привел, вот и полезай первым». У меня не было выбора.
Я приладил рюкзак на груди и пополз, освещая себе дорогу крошечным фонариком. Конечно, я все еще боялся змей и вы­сматривал их, втайне надеясь, что не увижу. Казалось, прошли часы, пока я дополз до конца тоннеля, так и не встретив ни одной змеи. Я вздохнул с облегчением и расслабился. И только потом заметил маленькое круглое отверстие с правой стороны в самом конце тоннеля. Оно напоминало змеиную норку. Меня обуял страх. Взяв фонарь, я направил его в отверстие, чтобы что-нибудь там разглядеть. Там ничего не было. Все это мне не нравилось, но что я мог поделать?
BR>
1-й том. Друнвало Мельхиседек
2-й том. Друнвало Мельхиседек