К событиям 100 летней давности

        Как явствует из документов, взрыв пришелся в район погребов боезапаса. Артиллерийские снаряды и мины заграждения сдетонировали, буквально разорвав корабль пополам. Через две минуты мощный броненосец исчез под водой. Вместе с кораблем погибли вице-адмирал Макаров, начальник его штаба контр-адмирал Молас, художник-баталист Верещагин, 27 офицеров и 652 нижних чина. Спустя год японские водолазы обнаружили носовую часть корабля на глубине 36 метров и останки шести русских моряков, причем по документам опознали Моласа. Погибшие были похоронены на военном кладбище Порт-Артура 24 июня 1913 года со всеми воинскими почестями.
Спастись удалось около 30. И только великий князь Кирилл Романов не получил никакий ранений или физических травм после получасового купания в мартовской ледяной воде.
В последние минуты Василий Верещагин стоит на мостике и зарисовывает в записную книжку для будущих картин.



 

Художник  Василий Васильевич Верещагин

Годы жизни: 26.11.1842 - 31.03.1904
 
Крупнейший художник-баталист Василий Васильевич Верещагин родился 26 октября 1842 года в Череповце в семье помещика. Когда мальчику исполнилось восемь лет, родители отдали его в Малолетний кадетский корпус, по окончании которого в 1853 году он переводится в Петербургский морской кадетский корпус. Здесь увлекается рисованием и посвящает ему все свободное от занятий время. В 1858 году Верещагин начал посещать рисовальную школу петербургского Общества поощрения художеств. О его способностях с одобрением отзывались преподаватели, и сам он мечтал стать художником.

В 1860 году, блестяще окончив корпус, Верещагин, вопреки воле родителей, подал в отставку и поступил в Академию художеств. Возмущенный поступком сына, отец отказал ему в материальной помощи. Начались трудные годы жизни. Верещагин упорно занимался живописью, однако академическая система обучения с ее нормативностью и традиционностью тяготила художника. Протест молодого живописца выразился в том, что он уничтожил одну из своих картин - "Избиение женихов Пенелопы возвратившимся Улиссом". В 1863 году он оставил Академию и уехал на Кавказ, чтобы "на свободе и просторе на интересных предметах учиться". Его первыми самостоятельными работами были многочисленные рисунки с изображением народных типов, бытовых сцен и пейзажей Кавказа.

В 1866 году, живя на берегу Шексны в селе Любец, Верещагин мог видеть тяжелый труд бурлаков. Он задумал создать большую картину, в которой хотел показать безысходную долю бедного люда в царской России. Верещагин выполнил эскиз картины, написал несколько этюдов, но закончить работу не удалось.

В 1867 году он уехал в Туркестан, где в то время происходили военные столкновения. "Поехал потому, что хотел узнать, что такое истинная война, о которой много читал и слышал...", -писал художник. Верещагин не только свидетель войны, но и ее непосредственный участник. В 1868 году в составе русского гарнизона он оборонял Самаркандскую крепость от войск бухарского эмира и был награжден за храбрость и мужество Георгиевским крестом. В 1869-1870 годах Верещагин вновь предпринимает поездку в Туркестан: знакомится с этой своеобразной страной, изучает нравы и обычаи феодального Востока; в результате создает большую серию картин о Средней Азии. Художник свободно владеет кистью, и звучные, насыщенные краски передают знойное южное небо, весеннюю зеленую степь, прохладу горных вершин, покрытых снегом, сложнейшую орнаментацию древних построек Самарканда...

Центральное место в этой серии занимают батальные полотна, именно они имели большой успех и в России и за рубежом, определив основное направление творчества Верещагина. Уже в самых ранних полотнах художник выступил с протестом против захватнических войн, с обличением тех, по чьей вине гибли люди. Антимилитаристский характер произведений - результат глубоких раздумий и жизненных наблюдений Верещагина, который внес в батальную живопись смелую суровую правду, какой до него в этом жанре не знало русское искусство. Героями своих картин он сделал солдат, простых русских людей. "Солдаты Верещагина, - писал В. В. Стасов, - это все тот же народ, только... носящий мундир и ружье".

В картине "У крепостной стены. Пусть войдут" (1871, ГТГ) в напряжении ожидают боя русские солдаты. Суровы их лица, в позах твердая решимость. В картине "Вошли" - то же место в крепости, но после боя. Ряд батальных полотен объединен в серию, где художник развивает мысль о жестокости феодальных владык, дикости порядков, о героизме и мужестве русских солдат: "Высматривают" (1873, ГТГ), "Нападают врасплох" (1871, ГТГ), "Представляют трофеи" (1872, ГТГ), "Торжествуют" (1872,ГТГ) и "Апофеоз войны" (1871-1872, ГТГ).

"Я не знаю, - писал И. Н. Крамской о Верещагине, - есть ли в настоящее время художник ему равный не только у нас, но и за границей...".

Смелые обличительные картины вызвали враждебное отношение к художнику реакционных кругов России, которые обвиняли его в клевете на русское воинство. Тяжело переживая несправедливые обвинения, Верещагин сжег три картины: "Забытый", "Окружили - преследуют" и "Вошли".

Произведения Верещагина запрещали выставлять и воспроизводить в книгах, газетах и журналах. В течение тридцати лет царское правительство не приобрело ни одной картины ставшего всемирно известным художника. Только П. М. Третьяков купил большую часть туркестанских работ. В 1874-1876, 1882-1883 годах Верещагин совершил две поездки в Индию для изучения жизни, природы и быта страны. Во время путешествий ему пришлось терпеть лишения, подвергаться смертельной опасности: на снеговых вершинах Гималаев он едва не замерз; в условиях изнуряющей тропической жары заболел лихорадкой. Результатом наблюдений явилось более ста пятидесяти этюдов, изображающих величие белокаменной индийской архитектуры, синеву южного неба, яркие национальные одежды индусов. К числу лучших этюдов относятся: "Буддийский храм в Дарджилинге" (1874-1875, ГТГ), "Ледник на дороге из Кашмира в Ладак" (1875, ГТГ), "Мавзолей Тадж-Махал" (1874-1876, ГТГ).

Ряд картин Верещагин решил посвятить истории захвата Индии англичанами. У него возник замысел создания большой живописной поэмы, которая должна была рассказать об исторической судьбе Индии, о превращении могущественной независимой страны в колонию Британской империи. Художник успел выполнить только некоторые из этих картин, в частности, "Процессию английских и туземных властей в Джейпуре" (1875-1879, Музей "Викториум-Мемориум", Калькутта).

Вспыхнувшая в 1877- 1878 годах русско-турецкая война вновь привела его на фронт. Всей душой сочувствуя освободительной борьбе славян против турецкого ига, художник участвовал во многих боях. В одном из сражений он был тяжело ранен и едва не погиб.

"Выполнить цель, которой я задался, - писал Верещагин, - дать обществу картину настоящей неподдельной войны нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далека, а нужно самому все прочувствовать и проделать, участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, болезни, раны. Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом, иначе картины мои будут не то".

Картины Балканской серии с беспримерной правдивостью воспроизводят будни войны, эпизоды сражений: тяжелые переходы русской армии в горах, полевые перевязочные госпитали и сцены зверств турок. Художник раскрыл и оборотную сторону войны: показал карьеризм и преступность царского командования, обрекавшего русских солдат на бессмысленную гибель. Основную группу произведений составляют картины героической обороны Шипки: "Землянки на Шипке" (Гос. музей русского искусства, Киев), "Батареи на Шипке" (Гос. музей русского искусства, Киев), "На Шипке все спокойно" (1878-1879, местонахождение неизвестно), "Шипка-Шейново" (1878-1879, ГТГ).

Ряд полотен Верещагин посвящает событиям, связанным со штурмом Плевны: "Атака" (1881, Центральный артиллерийский исторический музей), "После атаки" (1881, ГТГ). Картины "Победители" (1878-1879, Гос. музей русского искусства, Киев), "Побежденные. Панихида по убитым" (1878-1879, ГТГ) посвящены сражению под Телишем - здесь по вине "высочайших особ" был уничтожен почти целый полк егерей. В картине "Победители" изображен страшный маскарад: турки, переодевшиеся на поле боя в мундиры убитых русских солдат; другая - "Побежденные"- представляет необозримое поле, усеянное трупами солдат.

Картины Балканской серии отличаются суровой простотой и сдержанностью цветового решения. Колорит приведен к необходимому единству то сумрачно-осенних, то пасмурно-зимних тонов. В 1880 и 1883 годах эта серия была выставлена в Петербурге. За сорок дней выставку посетило более двухсот тысяч человек, успех превзошел все ожидания.

1880-е годы в творческой жизни художника отмечены необычайной активностью, поисками новых тем. Он вторично едет в Индию (1882- 1883) и затем в Сирию и Палестину (1883-1884). Так возникает "Палестинская серия", состоящая главным образом из этюдов и картин документально-этнографического характера. Значительна работа художника над созданием "Трилогии казней": "Распятие на кресте во время владычества римлян", "Казнь заговорщиков в России" (1884-1885, Гос. музей Революции) и "Подавление индийского восстания англичанами" (около 1884, местонахождение неизвестно). Вторая картина была навеяна расправой самодержавия с революционерами-народовольцами 3 апреля 1881 года.

Результатом поездок Верещагина по Северу в 1880-1890 годах, явилась серия рисунков и этюдов с изображениями памятников старинного деревянного зодчества, русской северной природы и простых русских людей. С 1887 по 1901 год Верещагин работал над серией картин, посвященных Отечественной войне 1812 года. Более двадцати полотен создано им на эту тему. Художником руководили высокие патриотические помыслы - "показать в картинах 1812 года великий национальный дух русского народа, его самоотверженность и героизм в борьбе с врагом". Художник сумел выразить освободительный, народный характер войны, развенчать Наполеона, лишить его "пьедестала героя, на который он вознесен".

Серия начинается сценой Бородинского сражения, которому Верещагин посвятил два полотна: "Наполеон на Бородинских высотах" (1897) и "Конец Бородинского боя" (1899-1900, Гос. исторический музей). Пребывание наполеоновской армии в Москве отражено в четырнадцати картинах. Среди них: "В Успенском соборе" (1887-1895), "Пожар" (1896- 1897), "Сквозь пожар" (1899-1900), "Расстрел в Кремле" (1897-1898, все в Гос. историческом музее) и другие. В нескольких картинах показано отступление и разгром французской армии: "В Гродно - пробиваться или отступать", "На этапе - дурные вести из Франции" (1887-1895), "Ночной привал великой армии" (1896-1897, Гос. исторический музей). Большое место в серии заняла тема народной партизанской войны с захватчиками. Важно отметить и то, что художник изобразил не прославленных партизанских командиров, таких, как Д. Давыдов, а воссоздал подвиг простых крестьян, участников народного освободительного движения.

...Крупные хлопья белого снега покрыли ветви сосен. В засаде крестьяне ожидают врага. Впереди всех, спокойно всматриваясь в лесную чащу, стоит высокий старик с топором в опущенной руке. Приближается враг. Волнение и нетерпение видно на лицах партизан, но старый, опытный и мудрый руководитель сдерживает товарищей. "Не замай, дай подойти", - словно говорит он.

Эти слова являются названием картины (1887-1895, Гос. исторический музей). Художник прибегает к широкой, несколько декоративной трактовке пейзажа, стремясь создать обобщенный эпический образ русской природы. В картине "С оружием в руках-расстрелять" (1887-1895, Гос. исторический музей) запечатлена расправа с партизанами, попавшими в плен к французам. В одном из последних произведений "Ночной привал великой армии" изображен бесславный конец захватчиков, полный разгром некогда непобедимого войска.

Большая патриотическая идея, положенная в основу серии, глубина и острота сюжетов, яркие народные образы, интересные композиционные решения делают этот последний капитальный труд художника достойным вкладом в историческую живопись конца XIX века.

До конца жизни художник не прекращал путешествовать. После поездки в Сирию и Палестину, в конце 80-х начале 90-х годов он дважды был в Америке, в 1901-1902 годах -на Филиппинах и Кубе, в 1903 году - в Японии. Впечатления от Японии отразились в ряде этюдов, дающих представление о старинной, полной своеобразия архитектуре, национальных обычаях этой интересной страны.

Русско-японская война застала Верещагина за работой над начатыми картинами; он все оставил и, по выражению Репина, "полетел" на Дальний Восток, чтобы снова участвовать в боях и поведать о них в своих произведениях. "Одни, - писал Верещагин, - распространяют идеи мира своим увлекательным могучим словом, другие выставляют в защиту ее разные аргументы, религиозные, экономические и другие, а я проповедую то же посредством красок".

31 марта 1904 года Верещагин вместе с адмиралом С. О. Макаровым погиб на броненосце "Петропавловск", взорванном вражеской миной на рейде под Порт-Артуром.

50 биографий мастеров русского искусства. Л., Аврора. 1970. С.170



ВЕРЕЩАГИН Василий Васильевич Ve- rechtchaguine (Vereschagin) Wassi- li Vassilievitch (1842 Череповец - 1904 Порт-Артур) русский художник Верещагин был сыном знатного человека; его мать была татаркой. В 1860 он покидает морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге и поступает в Академию художеств где учится до 1864 а затем отправляется в Париж где поступает в мастерскую Ж.-Л. Жерома оказавшего на молодого художника определяющее влияние (Верещагин многим обязан Жерому: их художественный язык был очень схож). Ориенталист доводивший точность и четкость изображения до совершенства и создававший фотографический эквивалент реальности - реальности молчаливой словно оцепеневшей - он писал картины абстрактная поэтичность которых предвосхищает открытия сюрреализма и гиперреализма. Верещагин был один из самых ярких художников которые во второй половине XIX в. стремились к соперничеству с фотографией и лишь "фотографический" характер его работ полностью объясняет их реалистичность иногда навязчивую иногда поэтичную и в конечном счете абстрактную чистую и неподвижную. Особую оригинальность его творчеству придали путешествия в Туркестан (1867-1868 и 1869-1871) в годы знаменитой военной кампании которая должна была окончательно утвердить Российскую Империю на гигантских просторах Центральной Азии. Верещагин участвовал во взятии Самарканда и получил крест св. Георгия. В 1871- 1874 он жил в Мюнхене где использовал опыт и воспоминания военного корреспондента. В 1874 на выставке в Санкт-Петербурге он имеет огромный успех у публики прессы и царских офицеров а так же у пацифистско настроенной оппозиции которой особенно импанируют такие удивительно жестокие и провокационные картины как знаменитый Апофеоз войны (1871 Москва Гос. Третьяковская гал.) где изображены человеческие черепа сложенные в символическую и изобличающую пирамиду. Полемика сделала его имя еще более знаменитым. Купец Третьяков основатель музея русской живописи который носит теперь его имя купил почти все работы (ок. 240 картин и эскизов) с этой выставки которые и сегодня хранятся в Третьяковской гал. В 1873 в Хрустальном дворце и в 1879 в Южном Кенсингтоне произведения Верещагина были показаны лон- донской публике. Открыв в Туркестане изумительный экзотический и этнографический мир (подобно Жерому который в 1840-е обратился к темам Египта и Турции) Верещагин в 1875-1876 отправился в Индию а затем некоторое время жил в Мезон-Лаффите где он соорудил мастерскую (о руинах этой мастерской см.: "Cn de Paris" август 1910). В годы русско-турецкой войны (1877-1878) он едет в Болгарию вместе с армией генерала Скобелева. Наконец в 1880 в Париже проходит его значительная выставка о которой Жюль Кларети написал полную восторгов статью в журнале "Gazette des beaux-arts" (1880) подчеркнув яростный и почти жестокий но столь оригинальный и поэтичный колорит Верещагина. Один из шедевров этого нового цикла экзотико-военных картин - "Шипка-Шейново" (1878-1879 Москва Гос. Третьяковская гал.); здесь победный смотр русских войск генералом Скобелевьм отнесен на дальний план в то время как первый план как и в картине Гро "Битва при Эйлау" усеян наводящими ужас и таящими в себе скрытое осуждение трупами солдат в снегу. Все это подчеркнуто надписью на раме: "На Шипке все спокойно" (слова генерала Радетского обращенные к Скобелеву). "Кладбищенское спокойствие" - заключает Кларети. В 1884 Верещагин совершает путешествие в Сирию и Палестину где пишет "Жизнь Христа" которая своей резкостью в деталях вызвала осуждение венского архиепископа. Наконец поселившись в Москве (1892) он пишет свой последний цикл имевший огромный успех: "Наполеон в России" - который в конце 1890-х был показан едва ли не во всех европейских столицах. В 1904 Верещагин погиб в Порт-Артуре при взрыве броненосца "Петропавловск" - знаменательный факт в биографии художника этого поэта русской "конкисты" посвятившего свое творчество военным темам. По- мимо большого собрания Третьяковской гал. значительное число произведений художника хранится в Гос. Русском музее в Санкт-Петербурге (70 картин); отдельные работы представлены в некоторых американских музеях.



О Василии Васильевиче Верещагине см. также здесь:
Верещагин (фамилия трех русских живописцев)
 



100 ЛЕТ НАЗАД АДМИРАЛ МАКАРОВ, МАРИНИСТ ВЕРЕЩАГИН ПОРТ-АРТУР 1904 ГОДА.

          В марте 1898 года правительство России заключило с Китаем договор об аренде на 25 лет Ляодунского полуострова с глубокой гаванью города Порт-Артур (Люйшунь).
          Япония с императором Муцухито была встревожена усилением России в Манчьжурии и Корее и начала готовиться к войне. Было мобилизовано почти 400 тысяч человек. Военно-морской флот насчитывал 168 быстроходных боевых кораблей и транспортов. Правительство России, не готовое к войне, имело на Дальнем Востоке 160 тысяч человек. В Порт-Артуре базировалась 1-я Тихоокеанская эскадра - 55 кораблей с вице-адмиралом Старком. Армия и флот подчинялись наместнику, адмиралу Алексееву, со ставкой в городе Мукден.
          В ночь с 26 на 27 января 1904 года японская эскадра с вице-адмиралом Того Хейхатиро внезапно атаковала русские корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура. Были подорваны броненосцы "Цесаревич", "Ретвизан" и крейсер "Паллада". В это же время вторая японская эскадра с адмиралом Урио вблизи корейской бухты Чемульпо обстреляла два русских корабля. В неравном сражении был потоплен легендарный крейсер "Варяг" и взорвана канонерская лодка "Кореец". 29 января при обстреле Порт-Артура погибли минный транспорт "Енисей" и судно "Боярин". Получили повреждения корабли "Полтава", "Аскольд", "Диана" и "Новик".
          В Порт-Артуре сложилась тяжелая обстановка, когда 24 февраля поездом прибыл новый командующий Тихоокеанским флотом - выдающийся мореплаватель и флотоводец, 56-летний вице-адмирал Степан Осипович Макаров. С его приездом эскадра и крепость воспрянули духом. Вице-адмирал привез рабочих с балтийских судостроительных заводов, и ускорился ремонт подорванных японцами кораблей.
          На легком крейсере "Аскольд" вице-адмирал Макаров поднял свой флаг. Он объехал все корабли эскадры, ознакомился с сухопутной обороной города. Не внушал доверия комендант крепости - генерал Стессель. Душой обороны Порт-Артура стал генерал Р.И.Кондратенко. Он вспоминал: "Макаров - высокого роста, плотного сложения, с темно-русой длинной бородой и выразительным лицом. Говорит тихо, спокойно, держит себя довольно просто, но с достоинством. От слов быстро переходит к точным распоряжениям".
          С 25 февраля начались учения эскадры. Миноносцы ежедневно выходили в разведку. Были восстановлены минные заграждения и создана система обороны крепости и внешнего рейда. Вице-адмирал Макаров лично руководил отражением атак вражеских кораблей, заставляя их уходить в море.
          23 марта в Порт-Артур из Мукдена прибыл поезд с наместником, адмиралом Алексеевым. После приветствий к Степану Осиповичу подошел высокий, с окладистой бородой, художник Василий Васильевич Верещагин. Степан Осипович был рад приезду художника, с которым познакомился в болгарском городе Бургас во время русско-турецкой войны 1877-78гг.. Этих двух знаменитых людей объединяли сильные цельные характеры и кипучая энергия.
          В начале пасхальной недели к флагманскому броненосцу "Петропавловск" направились лодки с матросами, отличившимися в схватках с японцами. Состоялось вручение ордена "Георгиевский крест". Степан Осипович, в расшитом золотом парадном мундире со множеством звезд и орденов на широкой ленте, подходил и говорил с каждым матросом. Василий Васильевич, с альбомом в руках, несколькими быстрыми штрихами передавал движения и мимику награжденных.
          Вечером, 30 марта, миноносцы ушли в разведку к островам Эллиот. Ночь была тревожной, вдали виднелись силуэты и огни каких-то судов. На рассвете 31 марта в море вышел крейсер "Баян" и передал сообщение о подходе эскадры противника.
          Вице-адмирал Макаров принял решение отойти с кораблями на внешний рейд и под прикрытием береговых батарей вступить в бой. Степан Осипович и художник Верещагин стояли на мостике флагманского броненосца "Петропавловск". За ними шли броненосцы "Победа", "Пересвет", "Севастополь", "Полтава" и крейсеры - "Баян", "Диана", "Аскольд", "Новик". Из тумана начала выходить японская эскадра. Адмирал Того Хейхатиро находился на броненосце "Миказа". С ним были броненосцы - "Фуджи", "Асахи". "Иошима" и тяжелые крейсеры. Невдалеке патрулировала эскадра адмирала Камимура - броненосные быстроходные крейсеры. Русские корабли поспешили вернуться на рейд Порт-Артура...
          Освещенный утренним солнцем, броненосец "Петропавловск" медленно двигался в 300 саженях от Золотой горы Электрического утеса. Внезапно над правым бортом броненосца высоко в небо поднялся столб черного дыма и раздался двойной взрыв. Корма вышла из воды и огромный корабль исчез с поверхности моря. Броненосец натолкнулся на поставленную японцами минную банку. На корабле взорвались находившиеся в трюме заградительные мины и котлы. Вместе с сотнями моряков погибли два замечательных, талантливых человека - адмирал и художник...
          2 января 1905 года генерал Стессель сдал японцам Порт-Артур. В марте под Мукденом была разбита армия генерала Куропаткина. 27-28 мая 3-я Тихоокеанская эскадра с вице-адмиралом З.П.Рожественским в Цусимском проливе, между Кореей и Японией, была уничтожена объединенным флотом противника. Тяжелораненый вице-адмирал Рожественский попал в плен.
          5 сентября 1905 года был подписан Портсмутский мирный договор между Россией и Японией.
          Утром 24 июня 1913 года в Кронштадте прозвучал артиллерийский салют. На главной площади города-крепости был торжественно открыт памятник погибшему на боевом посту флотоводцу, вице-адмиралу Макарову. На церемонии присутствовала вдова адмирала , Капитолина Николаевна и сын - мичман Вадим.
          Необычно сложилась судьба Вадима Степановича Макарова. Он служил на одном из кораблей Северного флота. Во время революции 1917 года корабли ушли в Англию. Позже Вадим Степанович переехал в Америку и создал фирму: строил катера и яхты.
          В городе Николаеве одна из улиц носит имя вице-адмирала Макарова. Любимый николаевцами бульвар на набережной реки Ингул украшает величественный памятник нашему земляку, прославленному мореплавателю и флотоводцу, вице-адмиралу Степану Осиповичу Макарову.

Любовь Морозова (Николаев).



160 лет назад родился выдающийся художник Василий Верещагин

«Часто в дороге или во время чтения приходит ему в голову какой-нибудь сюжет; он сейчас же неясными штрихами зачерчивает его в карманный альбом. Если сюжет западает ему в голову, то он садится в мастерской в мягкое, низкое кресло перед натянутым полотном, долго смотрит на него, вскочит, черкнет углем какую-то линию, опять сядет, и так несколько раз. Иногда в первый же день, иногда после нескольких таких сеансов уже выясняется в угле самый сюжет, и он начинает приступать к его разработке: собирает этюды, костюмы, подбирает натурщиков и т. д.»

Так создавались, по свидетельству современника, шедевры Василия Васильевича Верещагина.

Верещагин родился в Череповце в семье помещика. Одиннадцати лет мальчик был отдан в морской кадетский корпус, окончил его в чине флотского гардемарина, но карьеры делать не стал. Он год ходил на фрегате «Камчатка» и других кораблях в Данию, Францию, Англию, его пленило сатанинское величие морей. Он поступил в Академию художеств, там его наградили малой серебряной медалью за эскиз «Избиение женихов Пенелопы», академики хвалили композицию. Картин баталиста, сделавших Верещагину бессмертное имя, могло бы и не появиться, если бы даровитый студент доверился опеке академических старцев. Верещагин бросил академию и уехал в Париж. В Ecole des beaux-arts работал под руководством Жана Жерома. Потом зигзаг судьбы забросил его на Кавказ, где он поначалу учил рисованию курсисток в Тифлисе. Те рисунки не обещали будущего мастера – этнографические наброски, не более. Верещагину было на роду написано быть непоседой: вскоре он уехал на Дунай, затем – снова Кавказ, потом – Петербург... Он опять поехал в Париж, пробыл там год и в салоне 1866 года выставил одну из своих картин...

В 1867 году отправился в Туркестан. Телевидения тогда не было, и Верещагин как художник-баталист был прикомандирован к войскам действующей армии на театр военных действий при штабе генерал-губернатора Константина фон Кауфмана. Художник не просто наблюдал картины походной жизни, делал эскизы и наброски, но и участвовал в военных действиях под Самаркандом, наградой был орден Святого Георгия. Почти все его туркестанские картины написаны в Мюнхене. Публика особенное внимание обратила на «После удачи», «После неудачи», «Опиумоеды», а также на фотографию картины, уничтоженной самим художником, «Бача со своими поклонниками».

Коллекция туркестанских картин была выставлена Верещагиным в 1873 году в Лондоне и произвела колоссальное впечатление на зрителей. Через год и Петербург увидел эту коллекцию, где она была выставлена бесплатно. Из-за обвинений в тенденциозности Верещагин снял с выставки и уничтожил три картины из этой замечательной коллекции: «Окружили – преследуют», «Забытый» и «Вошли». Всего в том собрании насчитывалась сто двадцать одна картина – поразительная трудоспособность! Неутомимый путешественник, Верещагин ездил по всему миру. Он дважды посетил Туркестан, участвуя в колониальных походах русских войск, дважды был в Индии, был на войне на Балканах, посетил Сирию и Палестину, США, Филиппины, Кубу, Японию... Путевые впечатления легли в основу бесчисленных этюдов и картин, которые слагались обычно у Верещагина в большие циклы. Этого нельзя было не заметить. В 1874 году совет Академии художеств присвоил Верещагину звание профессора, но художник (в отличие от нынешних «мэтров»), считая все чины, отличия и звания в искусстве никчемными, отказался от почетной мантии. В отместку ареопаг академии вовсе вычеркнул Верещагина из списка ее членов. (И где теперь они, и где Верещагин?)

...В Индии Верещагин пробыл два года, а в 1876 году поселился в Париже, где принялся писать картины по этюдам, привезенным из Индии. Когда началась русско-турецкая война, Верещагин отправился на Дунай; был очевидцем Плевненской битвы и кавалерийского набега на Адрианополь, исполнял даже должность начальника штаба «белого генерала» – Михаила Дмитриевича Скобелева. Верещагина за проявленное им геройство представили к награждению Золотой шпагой, однако он решительно отказался от этого почетного знака отличия. Художник неустанно работал, фиксируя переходы войск через горные перевалы, места сражений, укрепления и бивуаки, братские могилы, фигуры убитых, трупы замерзших – все те жуткие подробности бойни, которые неумолимо взывали к состраданию. «Лишь бы только не струсить в откровенности», – заклинал себя художник... Он изъездил всю Болгарию, вернулся в Париж с огромным тюком этюдов и два года безвылазно сидел в своей мансарде. В 1879 и 1880 годах он устраивал вернисажи обоих циклов картин (индийский и болгарский – сорок пять полотен) в Европе, а затем привез их в Москву и Петербург. Неожиданная точка зрения Верещагина на уродливую физиономию войны оказалась неугодной царившим в русском обществе ура-патриотическим настроениям, вызвала отпор не только придворных, но даже и антиправительственных кругов. Всех обескуражила картина «Апофеоз войны», написанная по возвращении из Туркестана, – груда выбеленных солнцем черепов в безжизненной пустыне. Символика, актуальная поныне! Александр Бенуа тогда писал о нем: «В те времена за границами России из русских художников только его и признавали, в России же многие почитали Верещагина за какого-то мага живописи, до которого всем западным новаторам как до неба...» А Всеволод Гаршин находил в образах картин Верещагина грозное пророчество, считая, что изображенные баталистом ужасы «вспомянутся чрез много лет в день грозных бед!». И ведь как в воду глядел!

...Он был в зените славы, он мог погрязнуть в неге, ему было всего лишь сорок лет. Энергия его поразительна, масштабы подвижничества под стать титанам Возрождения. Казалось бы, пришла пора успокоиться, отдохнуть, оглядеться... Не таков был Верещагин – покой только снился ему, он снарядился на Святую землю – в Палестину, Сирию, он искал первозданных ощущений, хотел своими стопами пройти по пути Спасителя. И – очередной триумф – живописец выставил картины в Вене, Берлине, Лейпциге и Нью-Йорке. Блестящий колорист, Верещагин брал сюжеты картин только из реальной жизни, а если, бывало, интерпретировал их по-своему – преувеличивая что-то, то лишь как протест против ужасов войны. Он люто ненавидел войну во всех ее проявлениях. «Одни, – писал он, – распространяют идею мира своим увлекательным мощным словом, другие выставляют в защиту ее разные аргументы, религиозные, экономические и другие, а я проповедую то же посредством красок». Темную сторону войны он изобличал очень просто: изображал войну такой, какая она есть. Максимальная степень правдоподобия картин Верещагина стоила ему немалого риска. Он был ранен на дунайской миноноске, да и гибель нашла его на борту флагманского броненосца Порт-Артурской эскадры. Новаторство художника было и в том, что он в картинах, посвященных войне, изображал не императоров и полководцев, а простых солдат – ведь именно они играют в битвах определяющую роль.

В картинах на библейские сюжеты он отходит от традиций религиозной живописи. Его выставки в России, Европе и Америке всегда оказывались в центре внимания, статьи о нем составят целую библиотеку. Верещагин и сам обладал сочным пером прекрасного беллетриста, его «Заметки, очерки и воспоминания», «Поездка в Гималаи» запомнились многим его современникам. В журнале «Художник» Верещагин отстаивал свои взгляды реалиста. Незадолго до смерти он писал: «Теперь уже настало время, когда слово «реалист» перестало быть бранным в искусстве, когда реализм, ставши крепко на ноги, завоевавши право гражданственности, перестал быть пугалом консервативных кумушек...»

В 1891 году Верещагин поселился под Москвой – построил в Нижних Котлах по собственному проекту дом-мастерскую. Но и тут неугомонен он. Посещает малую родину – Вологду и ее окрестности, путешествует на барже по Северной Двине и Белому морю, посещает Соловки. В итоге – множество живописных этюдов и два литературных сочинения, одно из которых – «Иллюстрированные автобиографии нескольких незамечательных русских людей». Верещагин одновременно работал и над серией полотен, посвященных войне 1812 года...

Едва разразились события в Порт-Артуре, как Верещагин тут же отправился в самую гущу войны в качестве художника-баталиста и репортера. Там и нашла его смерть. При взрыве на мине броненосца «Петропавловск» погиб адмирал Степан Осипович Макаров, державший свой флаг на этом корабле. С ним ушел в ледяную глубину и Верещагин.

Анатолий ПЕТРОВ.


МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ "РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА"



 

Братья Николай и Александр  Верещагины

В последний год уходящего XX столетия три имени знаменитого семейства Верещагиных вновь привлекают наше внимание. И если имя великого художника всегда у нас на слуху, то к именам его братьев, Николая и Александра, мы обращаемся значительно реже.
 

Незаметно для всех прошел юбилей профессионального военного, талантливого писателя и незаурядного этнографа-любителя Александра Васильевича Верещагина: в мае ему исполнилось ровно 150 лет со дня рождения. Старший брат Николай Васильевич - предприниматель, кооператор и ученый. Но прежде всего Учитель, ибо, по мнению Вологодского земства (январь 1902 года), он "указал нам путь к правильному" рациональному и доходному ведению молочного хозяйства. Николай Васильевич начинал свое Дело, когда ему было чуть-чуть за 20, во времена "великих реформ" 60-х годов. Прежде чем выйти в отставку, молодой мичман Кронштадтского отряда на правах вольнослушателя и с разрешения начальства посещал лекции в Санкт-Петербургском университете. Затем вернулся к отцу в родовое имение Пертовку. Это было в январе 1861 года, когда взбудораженная Россия находилась в ожидании перемен. А в Череповце 4 февраля прошли выборы в городскую управу: впервые городским головой, не получив ни одного "черного шара", стал Иван Андреевич Милютин, удачливый купец 32 лет от роду. Через две недели Александр II подписывает манифест, освободивший крестьян от крепостной зависимости. Однако крепостники из редакционной комиссии решили притормозить "освобождение", подняв выкупные цены на помещичью землю, предназначенную для "освобожденных" крестьян. В результате "реформаторы" получили конфликтную ситуацию в отношениях между помещиками и крестьянами. Для разрешения спорных вопросов и рассмотрения крестьянских жалоб в России была введена должность мирового посредника. Отставной лейтенант Николай Верещагин, стоявший по своим убеждениям на стороне обманутых крестьян, решил, что пришел его час, и он баллотируется, избирается и утверждается сенатом в мировые посредники от 1-го участка Череповецкого уезда. Первое, что делает Николай, став посредником, так это обращается к картофелю, который хорошо рос на огромном пространстве песчаной земли. С помощью земства организовал для крестьян завод по переработке картофеля на крахмал. Появился завод, появились и деньги. Николай договаривается с уездным казначейством, чтобы для его крестьян открыли первую сберегательную кассу. А затем с его же подачи было организовано нечто похожее на общество взаимного кредита для 17 крестьян. За первыми успехами предприимчивого мирового посредника внимательно, как оказалось, наблюдал череповецкий городской голова И. А. Милютин. В деловых бумагах его сохранилась одна любопытная рукопись: "В числе первых появившихся на череповецком горизонте новых хороших людей можно было считать Н.В. Верещагина. Этот молодой человек обладал большими сведениями и был достаточно образован, принадлежал к хорошему роду череповских дворян. Помнится мне, как будто это было вчера. Является в город молодой человек из дворян в дубленом полушубке, опоясанном кушаком, в барашковой шапке, в рукавицах; видели его часто идущим из усадьбы отца 18 верст в город и обратно пешком. После сделанного им почина в деревне (...:) он вошел в среду горожан, много говорил им нового, интересного, хлопотал об общественном собрании для обмена мыслей, чтения и т.п., видимо, искренне желал просвещения и добра Обществу. Горожане (...:) все предложенное и сообщенное Верещагиным хвалили от души, но и только: мысль не перешла на этот раз в дело. Наконец Верещагина видели на базаре, продающим с возу книжки духовного и просто нравственного содержания. В конце концов оказалось, Верещагин женился на крестьянской девушке, чтобы проявить во всей полноте равенство; затем его не стало в Череповском уезде. Эта женитьба его матери, любившей его всем своим существом, нанесла большой удар, как женщине, воспитанной в известных традициях дворянства. Миссия, которую он избрал вначале, вероятно, показалась ему или узкою, или малоплодною: он продал свою часть имения и махнул за границу для изучения сыроварения и вообще молочного дела. Результатом этого и было устройство в Твери школы сыроварения и молочного хозяйства, а с нею и практическое развитие этой важнейшей отрасли сельского хозяйства почти во всех северных губерниях по сю сторону Москвы, где до него было сыроварение в самых мизерных зачатках". Здешние места не зря были так привлекательны для Николая Верещагина, и не только для него. Еще в 1830 году в селе Малечкино открылась первая сыроварня. В ней работали приглашенный швейцарец Лейцингер и два крестьянина из дворовых. Так что мы можем поздравить себя с еще одной круглой датой - со 170-летием череповецкого сыроварения. Швейцарец держал 300 молочных коров и варил до 1000 пудов, конечно же, швейцарского сыра. Цена сыра была в то время 9 руб. ассигнациями, цена же коровы местной породы "среднего достоинства" составляла 9 - 12 рублей. Через три года Лейцингер открывает вторую сыроварню в селе Павловское. Эти две сыроварни и оставались в действии вплоть до 60-х годов. Вообще надо сказать, что в России, наверное, сам Бог велел варить сыр. Это еще Верещагин отмечал в 1865 году. "Я расспрашивал крестьян четырех губерний, - писал он в "СПб. Ведомостях", - Новгородской, Ярославской, Тверской и Вологодской, крестьян, которых местные условия мне более или менее известны, и получил самые положительные ответы, что молока лишнего много; да и не может не быть его, когда у нас 210 постных дней в году; а в постные дни даже грудным детям у нас считают за грех давать молоко". Тридцать лет две сыроварни Лейцингера варили швейцарский сыр в Череповецком уезде, не зная конкуренции. И все-таки в 60-х, несмотря на природную скептичность череповских жителей, вокруг города мало-помалу появляются новые сыроварни. В течение года сыровары забирали у крестьян до 76 тысяч ведер молока. Сыр варили преимущественно жирный швейцарский, сыр-честер и в очень небольшом количестве полужирный. Экономные крестьяне из остающейся после варки сыра сыворотки получали еще и так называемое чухонское масло. Большинство череповецких сыроваров сбывало свою продукцию прямо на месте. Покупатели, а в основном это были петербургские сырные торговцы, сами подъезжали к ним за товаром, и тут же производился расчет. Но бывали и такие сыровары, которые сами возили свой сыр на столичные артельные склады: зимой - гужевым транспортом, летом - по Мариинской водной системе. В Петербурге сыр не залеживался. Его с успехом сбывали за границей, но все большую популярность он обретал у себя дома. Как писал Н. Верещагин, "в России сыр начинают есть за завтраком и за обедом даже небогатые люди". Отрадно было и то, что у крестьян изменилось отношение к буренкам в лучшую сторону. "В обращении со скотом начало проявляться менее грубости, пренебрежения к нему, а более ласки, внимания к его потребностям", - писал новгородский агроном Гедеон Бычков. В конце 80-х годов статистические данные по исследованиям, проведенным в Череповецком уезде комитетом скотоводства под наблюдением председателя комитета Николая Верещагина, стали походить на победные реляции: "...:по собранным нами сведениям, на местах нынешним летом существует около 275 пунктов, на которых принимают молоко, из них 15 сыроварен (10 швейцар., 4 честер, 1 голланд.), 102 маслодельни, 158 отстоечных (пункты), из которых сливки для сбивания из них масла переводятся в маслодельни. На всех пунктах принимается в год молока около 600000 пудов:". И наконец к 1900-м годам председатель Череповецкого уездного земства Н.Н. Сомов приводит три, по его мнению, самых главных достижения своего уезда. Приведен один, для нас самый важный: "2) Уезд покрыт, как сеткой, заводами для выработки сыра и масла и отстоечными заведениями, всего заводов в уезде, вырабатывающих продукты, в настоящее время - 121; масла на них вырабатывается более чем на 2 миллиона рублей". XIX век подходил к концу. Россия вступала в худшее для себя время - время длительного экономического спада. Позорная война с Японией унесла жизнь великого художника Верещагина. Через три года покидает бренный мир великий кооператор Николай Верещагин, уставший объясняться с высокопоставленными доброжелателями, и спустя два года не стало их младшего брата Александра:... Совсем недавно рухнула и ушла под воду старая церковь, охранявшая некогда кладбище близ деревни Пертовка. Печально, но уже ничто не напомнит шекснинским теплоходам, что здесь когда-то, прикрытое вековыми соснами, стояло семейное поместье Верещагиных. Но что может быть крепче той памяти, которую они сами оставили после себя?!
 

Эльвира Риммер, Марк Бородулин


Русско-японская война 1904 - 1905  Боевые действия на море

Эта страничка посвящена военно-морским событиям русско-японской войны 1904-1905 годов. Здесь вы можете получить необходимые знания по данной теме, а также найдете интересные фотографии и репродукции. Страничка создана как дипломный проект IAPT-AK 2002 г.Петрозаводск
http://iatp.projectharmony.ru
 


Президент Рузвельт остался настолько доволен своим портретом, который написал русский художник Верещагин, что заказал последнему портреты еще своей жены и детей.

("Московский Листок" 7 февраля (25 января) 1902 года)